Научная статья на тему 'Язык поэзии как способ подсознательной коммуникации'

Язык поэзии как способ подсознательной коммуникации Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
879
105
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГИПНОТИЧЕСКИЙ ЯЗЫК / HYPNOTIC LANGUAGE / ЭРИКСОНОВСКИЙ ГИПНОЗ / HYPNOSIS / СЕМАНТИЧЕСКАЯ ПОЭТИКА / SEMANTIC POETICS / КИНЕСТЕТИЧЕСКАЯ / KINESTHETIC / ВИЗУАЛЬНАЯ / VISUAL / АУДИАЛЬНАЯ ОБРАЗНОСТЬ / AUDITORY IMAGERY

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Жучкова Анна Владимировна

The article reveals a new and unique interpretation of mandelstam’s poetic language peculiarities through a comparison with milton erickson’s techniques of hypnosis. it is proved that the basic provisions of the article on semantic poetics (levin, segal, timenchik and others) which is important for the study of mandelstam correlates with the system of hypnotic speech patterns worked out by m. erickson and developed in works of the nlp founders grinder and bandler.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Poetry as Way of suBconscious coMMunication

The article reveals a new and unique interpretation of mandelstam’s poetic language peculiarities through a comparison with milton erickson’s techniques of hypnosis. it is proved that the basic provisions of the article on semantic poetics (levin, segal, timenchik and others) which is important for the study of mandelstam correlates with the system of hypnotic speech patterns worked out by m. erickson and developed in works of the nlp founders grinder and bandler.

Текст научной работы на тему «Язык поэзии как способ подсознательной коммуникации»

А.в. Жучкова

УДк 81'23

язык поэзии как способ подсознательной коммуникации

В статье рассматривается новый способ анализа поэтического текста, основанный на исследовании его подсознательной составляющей: паттернов гипнотического языка и сенсорных предикатов. Обращаясь к лирике наиболее «темного» поэта ХХ века, О. Мандельштама, мы обнаруживаем, что структура его поэтического языка, во-первых, коррелирует с системой паттернов гипнотической речи, разработанной М. Эриксоном и эксплицированной в трудах основателей НЛП Д. Гриндера и Р. Бэндлера, и, во-вторых, построена на практически чистом кинестетическом коде, то есть репрезентует кинестетическую сенсорную модальность намного полнее и ярче, чем другие модальности.

Ключевые слова: гипнотический язык, эриксоновский гипноз, семантическая поэтика, кинестетическая, визуальная, аудиальная образность.

Anna V. Zhuchkova

The article reveals a new and unique interpretation of Mandelstam's poetic language peculiarities through a comparison with Milton Erickson's techniques of hypnosis. It is proved that the basic provisions of the article on semantic poetics (Levin, Segal, timenchik and others) which is important for the study of Mandelstam correlates with the system of hypnotic speech patterns worked out by M. erickson and developed in works of the NLP founders Grinder and Bandler.

Keywords: hypnotic language, hypnosis, semantic poetics, kinesthetic, visual, auditory imagery.

Из всех искусств поэзия имеет наибольшую связь с музыкой, ее орудийность направлена на создание ритма, упорядоченного чередования звуковых отрезков. Versus (лат. «стихотворная строка, стих») переводится также как «ряд, линия» и «поворот». Пространственно-временное развертывание речи, линейное в прозе, в поэзии постоянно повторяется, возвращается к началу, образуя таким образом не только горизонтальные, но и вертикальные ассоциативные связи. Какие виды повторов мы встречаем в поэзии? Поэтический метр (регулярно повторяющееся фиксированное чередование ударных и неударных слогов в строке, а также строк различной длины, что создает и интонационный, и визуальный эффект), рифма (возможны разные варианты ее чередования, от чего зависит строфическая структура поэтического текста; также значимо чередование рифм мужских, женских, дактилических и др.), ассонанс и аллитерация (фонетические повторы в пределах одной строки, строфы либо всего произведения), синтаксический параллелизм и лексические повторы, выделяющие значимую идею или образ стихотворения, повтор начала или конца стихотворных строк (анафора, эпифора), повтор и середины

poetry as way of subconscious communication

строки, внутренняя рифма, даже нарушения установленной закономерности, например, нарушения метрики (анакруса, спондей, логаэд, пиррихий, дольник и др.), а также строфики, рифмы и т.д. образуют свои чередования. Как видим, альфа и омега поэтической речи - это повтор. Гипнотическое свойство ритмического повтора было замечено еще в глубокой древности, и первые трудовые песни, например, или магические заклинания включали повтор как обязательный элемент композиционной структуры. До сих пор мы видим отражение этого в песенных припевах и троекратных повторах фольклорных сказок. Повтор - доминанта поэтической речи - положен в основу сложной и развернутой терминологической стиховедческой классификации. Однако только повтором магические составляющие языка поэзии не исчерпываются.

Магическое происхождение имеют и такие распространенные средства художественной выразительности, как метафора, метонимия и их частные виды: синекдоха, олицетворение. Метафора происходит от обрядов симильной симпатической магии, основанных на подобии: наскальная живопись, использование фигурок зверей и людей. Метонимия (и синекдоха) - на принципе контагиозной магии, при которой воздействие на объект оказывается через его часть или принадлежавшую ему вещь (волосы, ногти, предмет личного обихода и т.п.) Олицетворение связано с анимизмом, обожествлением объектов и явлений природы.

Язык сохраняет память о древних магических обрядах, но мы часто не осознаем, какое воздействие оказывают на нас речевые формулы. В народе существует поговорка: назови человека сто раз свиньей - он и захрюкает. Магическое воздействие повтора, но в позитивном ключе, применяется в психологии воспитания. Однако в целом классификация гипнотических приемов языковой и поэтической коммуникации разработана недостаточно.

Назовем такие поэтические (и общеязыковые) средства, гипнотическая роль и функциональные особенности которых остаются малоизученными: пауза (наиболее сильный элемент смыслового маркирования); нарушение логической структуры фразы (опущения, искажения, неточности и др.); использование абстрактной лексики и номинализаций (номинализация - языковая трансформация понятия со значением процесса в существительное: бег, шепот, рев, стон); паттерн «стыка» - соединение конкретного, вещественного слова с абстрактным; использование сенсорных предикатов - слов с яркой визуальной, аудиальной, кинестетической модальностью и т.д.

Психолингвистические исследования ХХ века помогают эксплицировать суггестивные особенности поэтической речи.

Теория глубинных и поверхностных структур языка Н. Хомского выявляет подсознательное «ядро» любого предложения речи и описывает процесс, при котором из замысла («глубиной структуры») в ходе психологического и лингвистического моделирования «ядро» трансформируется в звучащую / написанную единицу речи («поверхностную структуру»). Хомский отмечает несоответствие между поверхностной и глубинной структурами, вызванное специфическими особенностями процесса трансформации [Грин 2004]. Знание процессов трансформации, неизбежных при порождении и восприятии любого

высказывания, помогает нам понять и использовать потери / приращения смысла при коммуникации.

Теория уровней семантической абстракции А. Кожибски доказывает, что карта не есть территория и что значения слов существуют в сознании, а не являются объективно данными. Это позволяет освободить мышление от присущего ему со времен Аристотеля стремления к идентификации [Холл 2004]. Кожибски описал механизм гипнотического влияния абстракций: чем выше уровень абстракции слова, тем больше оно гипнотизирует, так как реципиент связывает его значение со своим собственным представлением о понятии. Слова с высокой степенью абстракции, такие как любовь, родина, разлука, наполняются значением только исходя из личного опыта. Если использовать абстрактные слова в соответствующем контексте, с должными паузами для погружения реципиента в бессознательное, то эффект полного взаимопонимания достигается без особых усилий, хотя внутренне репрезентации могут быть совершенно различны. На этом принципе построено стихотворение А.С. Пушкина «Я Вас любил...», где слова с семантикой «любовь / любить» повторяются шесть раз в восьми коротких строках0.

Использование абстрактных слов как способа гипнотического воздействия свойственно официальной пропаганде. В романе Э. Хемингуэя «Прощай, оружие!» показано, как воспринимаются абстрактные слова, лишенные в силу личного жизненного опыта героя подсознательной сакральной коннотации: «Меня всегда приводят в смущение слова "священный", "славный", "жертва"... Мы слышали их иногда, стоя под дождем, на таком расстоянии, что только отдельные выкрики долетали до нас, и читали их на плакатах, которые расклейщики, бывало, нашлепывали поверх других плакатов; но ничего священного я не видел, и то, что считалось славным, не заслуживало славы, и жертвы очень напоминали чикагские бойни, только мясо здесь просто зарывали в землю. Было много таких слов, которые уже противно было слушать, и в конце концов только названия мест сохранили достоинство... Абстрактные слова, такие, как "слава", "подвиг", "доблесть" или "святыня", были непристойны рядом с конкретными названиями деревень... » [Хемингуэй 1959: 311].

Научные доктрины Н. Хомского и А. Кожибски стали базой для создания типологии средств гипнотической коммуникации естественного языка, представленной в работах основателей НЛП Д. Гриндера и Р. Бэндлера. Изучив работу психолога-гипнотизера М. Эриксона, с которым тесно сотрудничал О. Хаксли, а также способы межличностной коммуникации психологов К. Роджерса, Ф. Перлза и В. Сатир, Гриндер и Бэндлер расширили представления трансформационных лингвистов и создали метамодель гипнотического языка для работы с подсознанием.

«Процессы, определяющие, что происходит между глубинной структурой и поверхностной структурой, - это три универсальных процесса человеческого моделирования, правила репрезентации как таковые: обобщение, опущение и искажение» [Бэндлер, Гриндер 2007: 46]. «Нервная система человека, получающая определенные сигналы в периферийных органах чувств, последовательно трансформирует информацию из физического мира, опуская и искажая ее на каждом шаге, пока она не достигает центральной нервной системы» [Гриндер,

Делозье 2005: 23].

Опущение, обобщение и искажение - три универсальных процесса человеческой психики, без которых была бы невозможна работа сознания. Поток информации, поступающий через органы чувств, захлестнул бы нас. Без этих универсальных процессов мы не смогли бы устанавливать связи между объектами, выделять главное и второстепенное, ставить цели и выносить оценки. Опущение, обобщение и искажение - глобальные трансформационные процессы, управляющие созданием наших сенсорных и лингвистических карт.

ОПУЩЕНИЯ

Недостаточно конкретные глаголы: Сьюзен обидела меня.

Глагол «обидела» не является конкретной репрезентацией опыта, так как не реализует свои семантические валентности и не имеет референтного индекса в поверхностной структуре.

Слова с опущенными референтными индексами: У меня есть проблема.

Отсутствует некий объект действительности, с которым можно было бы соотнести высказывание.

Частные случаи отсутствия референтных индексов:

Употребление сравнительной / превосходной степени: Никогда не видел человека смешнее. (Смешнее чем кто?)

Употребление качественных (оценочных) прилагательных / причастий и наречий: Это упражнение скучное. (Скучное для кого?)

Модальные операторы долженствования, возможности: Невозможно любить более одного человека (Для кого невозможно? Кто сказал, что невозможно?).

ИСКАЖЕНИЯ

Номинализация

Номинализация-этолингвистическийпроцесспревращенияпроцессуального слова (глагола) глубинной структуры в существительное поверхностной структуры: печаль, слух, бег, дрожь и т.д. Обратное превращение номинализаций в глаголы помогает понять, что событие, в модели человека завершенное и находящееся вне его контроля, на самом деле представляет собой продолжающийся процесс, который можно изменить: Тоска, печаль (Вы тоскуете из-за чего? Что вас печалит?)

Семантическая неправильность

Семантическая неправильность наблюдается в том случае, когда человек приписывает внешним факторам ответственность за собственные, подконтрольные ему действия: Мой муж ужасно злит меня. (Что вы делаете, чтобы злиться?)

Пресуппозиции

Это та часть фразы, которая должна быть истинной, чтобы утверждение имело смысл. По большому счету, пресуппозиции - это допущения, на которых клиент основывает свою модель мира и в которые верит, уже не подвергая их сомнению.

Недавно я начал понимать, что жена меня не любит.

«Люди, как правило, фокусируют внимание на том, с чем ни могут согласиться или не согласиться, и игнорируют пресуппозицию. Поскольку слушатель не обращает внимания на пресуппозиции, он принимает их и начинает действовать так, как если бы они были истиной» [Андреас 2007: 49].

Утраченный перформатив: Дурно оскорблять чувства других людей.

Высказывания с утраченным перформативом представляют собой обобщения о мире и не соотнесены с личностью говорящего. «Утраченные перформативы звучат как откровения свыше...» [Холл 2004: 119].

ОБОБЩЕНИЯ

Слова с обобщенным референтным индексом: неопределенные и указательные слова и местоимения.

Это. Нечто и др. Я боюсь людей.

Слово «люди» не определяет конкретного индивида или группу индивидов в модели клиента.

Кванторы всеобщности: все, каждый, любой, никто и т.п.

Многопорядковые термины: человечество, любовь, здравомыслие и т.д.

Многие наиболее распространенные и часто используемые нами в повседневной жизни слова являются многопорядковыми терминами с бесконечным количеством значений. «Являясь бесконечнозначными переменными. они всегда неоднозначны» [Холл 2004: 225].

Псевдослова: пространство, бесконечность и др.

В русском языке и многопорядковые термины, и псевдослова называются абстракциями. Хотя, возможно, есть смысл в их разграничении.

Почти в каждом лингвистическом паттерне метамодели присутствуют элементы опущения и, аналогично, в большинстве отличительных признаков метамодели есть обобщения. Трансформационные процессы, указанные выше, происходят не независимо друг от друга, а одновременно, обеспечивая скорость и эффективность работы нашего мышления.

Метамодель Гриндера и Бэндлера позволяет выявлять в речи реципиента признаки неполноты его модели мира. Люди часто попадают под лингвистические ограничения, которые накладывает их собственная модель. Кастанеда писал: «Первое дело учителя - донести идею, что мир, который, по нашему мнению, мы видим, это лишь картина, описание мира. Маги объясняют, что картина мира создана из нашего восприятия, натренированного сосредоточиваться на определенных элементах.» [цит. по: Гриндер, Делозье 2005: 129]. Цель психологической работы с метамоделью - расширить восприятие мира, в результате чего выборов и вариантов решения жизненных проблем становится несоизмеримо больше.

Также метамодель работает и в противоположную сторону. Если мы хотим «загипнотизировать» реципиента, внушить ему нечто, избежав контакта с критической частью его разума, мы используем те же паттерны: семантические неопределенности, обобщения, номинализации, слова, лишенные референтного индекса, кванторы всеобщности и т.д., то есть гипнотические паттерны естественного языка. Поэзия, как материя магическая, характеризуется особой сгущенностью гипнотических паттернов на небольшом пространстве текста.

Выше мы рассуждали о первой части «гипнотического сеанса» - погружении в транс, «создании семантической неопределенности». Какова техника второго этапа - ведения, то есть внушения новой информации, «построения новых смысловых рядов»? Акмеисты, стремясь к выявлению акмэ - высшей степени вещественности объекта или явления, - уже ответили на этот вопрос: суть

внушения - это использование сенсорных образов. Спустя более полувека Гриндер и Бэндлер подошли к выявлению особенностей процесса внушения с научных позиций.

Подсознание - склад информации, поступающей от внешних рецепторов и не осознаваемой человеком. Основные трансформационные процессы опущения, искажения и обобщения проявляются и в том, что одни органы чувств у людей оказываются успешнее, чем другие. Визуальные, аудиальные, кинестетические (осязание и движение), вкусовые и обонятельные образы, минуя сознание, накапливаются в подсознании, формируя чувственный опыт и во многом -мировоззрение человека. При коммуникации человек неосознанно выбирает те речевые средства, которые соответствуют его репрезентативной системе. Нейролингвистическое программирование, всерьез занявшись попытками «договориться» с подсознанием, пришло к выводу, что существуют два обязательных этапа на этом пути: первый - «разжать руки сознания», по образному выражению К. Кастанеды, второй - воздействовать на подсознание с помощью сенсорных маркеров: звук, цвет, запах и т.д., названных нейролингвистами сенсорными предикатами. Сенсорные предикаты - это глаголы, наречия и прилагательные определенной репрезентативной системы. Преобладание в речи предикатов той или иной модальности (визуальной, кинестетической, аудиальной) информирует нас о ведущей репрезентативной системе говорящего. Неприятие ситуации визуал охарактеризует «в черном цвете», аудиал станет говорить о «фальшивых нотах» и «диссонансе», а кинестетик выразит ощущение «горького осадка» или «отвращения». Проведенные нами статистические исследования [Хлыстова 2009] показали, что поэтические предпочтения людей напрямую связаны с их ведущей репрезентативной системой. В общем виде эту закономерность можно представить так: читатель-визуал ценит и понимает творчество поэта с ведущей визуальной модальностью (например, В. Брюсова), читателю-кинестетику ближе поэт-кинестетик (М. Лермонтов, О. Мандельштам) и т.д. При этом в жизни редко встречаются люди с чистым сенсорным кодом, гораздо чаще встречаются ведущая и подкрепляющая репрезентативные системы. Это касается и поэтов. Однако и при комбинаторных модальностях закономерность совпадения модальностей читателя и предпочитаемого поэта сохраняется.

Итак, при гипнотизировании (и поэтическом в том числе) первый шаг - это создание семантической неопределенности, разрушение связности поверхностного высказывания и/или запутывание сознания излишними повторами и подробностями. Когда сознание «разжимает руки», человек обращается к подсознательному опыту, реализованному в виде чувственных образов. Задача коммуникатора - направить ощущения и продуцируемые подсознанием картины, запахи, звуки к созданию желаемого образа и закрепить эти ассоциативные связи.

Из великих поэтов ХХ века, пожалуй, наиболее трудный для осознанного понимания - Осип Мандельштам. На наш взгляд, сложность трактовки произведений Мандельштама связана с тем, что исследования ведутся в плоскости сознания, хотя это противоречит творческой установке поэта, старавшегося выйти на иной уровень взаимодействия с миром и провозглашавшего в статье о Данте приоритет порыва над синтаксисом и интуиции над логикой.

Стихотворение Мандельштама - не повествование, не размышление, не призыв, это вообще не статичное явление, а репрезентация состояния души, запечатленного в движении, в порыве. Стихотворение Мандельштама невозможно воспринимать отстраненно, объективизировать его, как узор на стекле. Оно требует от читателя включения его собственного подсознания, продуцирования личных образов и ощущений. На языке современной психологии смысловой единицей поэзии Мандельштама можно назвать «психическое явление», то есть «факт внутреннего, субъективного опыта.» [Гиппенрейтер 2006: 19], звучащий внутренний «слепок», как говорил поэт. Магия поэтического языка такова, что этот опыт передается от души к душе и никаких остановок в пути не признает. Читая Мандельштама, можно «великолепным образом воспитать в себе человека», пробуждая «чувства добрые» непосредственно в собственном сердце. «В поэзии важно только исполняющее понимание - отнюдь не пассивное, не воспроизводящее и не пересказывающее. Смысловые волны-сигналы исчезают, исполнив свою работу. Внешняя, поясняющая образность несовместима с орудийностью» [Мандельштам 2010, Т. 2: 156].

Благодаря сгущенности паттернов гипнотического языка на небольшом пространстве поэтического текста и насыщенности сенсорными предикатами, речь Мандельштама является особой магической материей, мало доступной обыденной логике, но оказывающей значительное влияние на подсознание читателя.

Согласно нашим исследованиям [Хлыстова 2009], поэзия О. Мандельштама репрезентует мир в координатах кинестетической модальности. Содержание в ней кинестетических предикатов по отношению к предикатам других модальностей составляет 75,3%. Кинестетическая репрезентативная система разнообразна. К ней относятся как телесные ощущения: наружные (озноб, жара) и внутренние (покалывание в сердце), так и переживания (чувство беспокойства, внутреннего роста и т.д.). А. Любимов выделяет в кинестетике три части: тактильные ощущения (собственно осязание), внутренние ощущения (мышечные, ощущения в желудке) и метаощущения (эмоции). Кинестетика - «то, что мы чувствуем, сюда же относятся запах и вкус» [Любимов 2002: 52].

Надо сказать, что наиболее распространенной ведущей репрезентативной системой является визуальная. Мыслят в основном вербально 15-20% людей, мыслят образами, картинками - 75% и поступают в соответствии с возникающими у них чувствами - 0-15% людей. Поэтическая же речь Мандельштама являет практически чистый кинестетический код. Поэтому для читателей-кинестетиков творчество Мандельштама является близким и понятным, чего нельзя сказать об остальной, большей части читателей с иной ведущей репрезентативной системой.

В творчестве Осипа Мандельштама кинестетические предикаты не просто доминируют, а практически вытесняют предикаты всех других модальностей.

Даже некинестетические явления Мандельштам сводит к кинестетическим образам: зрячие персты, звучащий слепок, осязает слух. Визуальная и аудиальная образность в творчестве Мандельштама скудна. Цветовая палитра не превышает 20 тонов, аудиальная гамма еще менее разнообразна.

Мы предполагаем, что именно в силу своей сугубой кинестетичности поэзия Мандельштама воспринимается как «затемненная», в первую очередь визуалами

и аудиалами. Однако ведущая репрезентативная система не является незыблемой данностью, мы можем и должны развивать свои способности, как сознательные, так и подсознательные. Развивая и обогащая модальные каналы и системы, мы полнее и ярче вживаемся в мир, построенный на миллионах созвучий и тонких связей.

Язык вообще, а особенно язык поэзии - это двухуровневая сознательно-подсознательная система. В результате нашего исследования были намечены некоторые способы эксплицирования подсознательного смысла поэтической речи, то есть того, что было принято именовать магией.

Андреас С. Эффективная психотерапия. Паттерны магии Вирджинии Сатир.

- СПб.: Прайм-Еврознак, 2007 - 218 с.

Бэндлер Р., Гриндер Дж. Структура магии. Книга о языке и психотерапии. -СПб.: Прайм-Еврознак, 2007. - Т.1.- 375 с.

Гераклит Эфесский. Фрагменты / Пер. Вл. Нилендера. - М.: Мусагеттъ, 1910. - 98 с.

ГиппенрейтерЮ.Б. Введение в общую психологию. - М.: ЧеРо, 2006. - 336

с.

Грин Дж. Психолингвистика. Хомский и психология. - М.: Едиторивл УРСС, 2004. - 352 с.

Гриндер Д., Бэндлер Р. Структура магии. - СПб.: Прайм-Еврознак, 2004. -Т.2. - 224 с.

Гриндер Дж., Делозье Дж. Черепахи до самого низа. Предпосылки личностной гениальности. - СПб.: Прайм-Еврознак, 2005. - 352 с.

Любимов А. Мастерство коммуникации. - М.: КСП+, 2002. - 336 с. Мандельштам Н.Я. Вторая книга. - М.: Согласие, 1999. - 750 с. Мандельштам О.Э. Полное собрание сочинений и писем в 3-х тт. - М.: Прогресс-Плеяда, 2010. - Т. 2. Проза. - 760 с.

Мандельштам О.Э. Стихотворения // Полное собрание сочинений и писем в 3-х тт. - М.: Прогресс-Плеяда, 2009. - Т.1. - 808 с.

Павлов М.С. Бродский в Лондоне, июль 1991 // Сохрани мою речь. - М.: РГГУ 2000. - С. 12-64.

Хемингуэй Э. Прощай, оружие! // Избранные произведения в 2-х тт. - М.: Гос. изд-во худож. лит-ры, 1959. - Т. 2. - 496 с.

Хлыстова А.В. Магия поэтики О. Мандельштама. - М.: РУДН, 2009. - 209 с. Холл М. Магия коммуникации. Использование структуры и значения языка.

- СПб.: Прайм-Еврознак, 2004. - 352 с.

Chomsky N. Language and mind. - N.Y., 1968. - 190 p.

литература

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.