Научная статья на тему 'Взаимосвязь динамики вакантных рабочих мест и рабочей силы в России: гендерные особенности'

Взаимосвязь динамики вакантных рабочих мест и рабочей силы в России: гендерные особенности Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
1114
160
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Коровкин Андрей Германович, Королев Иван Борисович

В статье исследуется совместная динамика мужской и женской рабочей силы и вакантных рабочих мест в России. Предлагается модель движения населения и трудовых ресурсов, учитывающая гендерные различия в рабочей силе. Анализируется динамика коэффициентов модели и оценивается эффективность процесса согласования текущего спроса на труд и его предложения на ретроспективном периоде путем декомпозиции влияния отдельных факторов на общее изменение анализируемых показателей. Оцениваются значения коэффициентов модели на перспективу и дается прогноз динамики изменения основных параметров рынка труда, в том числе с учетом гендерных особенностей.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Коровкин Андрей Германович, Королев Иван Борисович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Взаимосвязь динамики вакантных рабочих мест и рабочей силы в России: гендерные особенности»

ТРУД И ЗАНЯТОСТЬ

А.Г. Коровкин, И.Б. Королев

ВЗАИМОСВЯЗЬ ДИНАМИКИ ВАКАНТНЫХ РАБОЧИХ МЕСТ И РАБОЧЕЙ СИЛЫ В РОССИИ: ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

В статье исследуется совместная динамика мужской и женской рабочей силы и вакантных рабочих мест в России. Предлагается модель движения населения и трудовых ресурсов, учитывающая гендерные различия в рабочей силе. Анализируется динамика коэффициентов модели и оценивается эффективность процесса согласования текущего спроса на труд и его предложения на ретроспективном периоде путем декомпозиции влияния отдельных факторов на общее изменение анализируемых показателей. Оцениваются значения коэффициентов модели на перспективу и дается прогноз динамики изменения основных параметров рынка труда, в том числе с учетом гендерных особенностей.

Рынок труда представляет собой непрерывно действующий механизм согласования спроса на рабочую силу и ее предложения. Если взаимодействие спроса и предложения носит результативный характер, то предприятия находят работников на созданные или освободившиеся рабочие места, а люди - новое (или первое) место работы и источник дохода. Если процесс поиска работы заканчивается неудачей, это означает потерю в выпуске для предприятия и продолжение периода безработицы для безработного, что в конечном счете составляет значительные суммарные экономические и социальные издержки общества. Поэтому так ценен положительный результат повышения эффективности процесса поиска работы, который в значительной степени зависит от согласования динамики вакантных рабочих мест и динамики рабочей силы в России. Однако даже в условиях быстрого распространения информации и ее сравнительной общедоступности такой исход не всегда достижим. Задача еще более усложняется для сегментированного рынка труда, где работники объективно обладают различными профессиональноквалификационными качествами и характеристиками; равно как и вакансии, которые могут содержать различные требования к уровню квалификации и другим качествам работника.

Краткая характеристика используемого модельного подхода. Опыт предыдущих исследований (см., например, [1, 2]) показал, что для прогнозноаналитических исследований согласования спроса на рабочую силу и ее предложения достаточно эффективен подход на основе методов, разработанных для описания динамики биологических популяций типа «хищник - жертва» [3].

В работе [1] предложена базирующаяся на данных государственной статистической отчетности модель движения населения и трудовых ресурсов. В ней совместно исследуются процессы изменения числа вакантных рабочих мест (w(t)) и численности потенциальных работников (u(t)), т. е. численность незанятого в экономике РФ населения в трудоспособном возрасте. При этом потенциальные работники отражают текущее предложение труда, а вакантные рабочие места - текущий спрос на труд. В

1 Отдельные фрагменты статьи подготовлены при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 04-02-00098а).

свою очередь численность занятого населения характеризует тождественные величины удовлетворенных спроса на труд и его предложения.

Если предположить, что взаимосвязь потенциальных работников и вакантных рабочих мест, или движение рабочей силы между системой занятости и потенциальными работниками отсутствует (или сальдо этого движения равно нулю), то приросты числа последних du(t) и вакантных рабочих мест за

промежуток времени & будут пропорциональны соответственно и(1) и ^мф, которые рассматриваются как непрерывные дифференцируемые функции, и длине временного интервала, пока последний мал. Таким образом, получаем

Г &и (I) = 8 0 и (I) &, (1)

| (I) = 8 ! м ( ) & ,

где ео, 81 - коэффициенты прироста, выражающие отношение приростов 6и/& и к и и м соответственно.

В зависимости от объекта исследования эти коэффициенты отражают различные явления. На макроуровне коэффициент прироста числа потенциальных работников 8о определяется процессами демографического развития (рождаемость, смертность, миграция). Коэффициент прироста числа вакантных рабочих мест е1 зависит от тенденций изменения спроса, процессов создания новых и ликвидации старых рабочих мест. (Предполагается, что сокращение числа рабочих мест происходит лишь после выбытия работников в результате увольнений по собственному желанию, естественной убыли и по другим причинам.)

В реальной действительности движение населения и трудовых ресурсов, т.е. в данном случае взаимосвязь потенциальных работников и вакантных рабочих мест, оказывает влияние на тот и другой показатель. Это влияние выражается в приращениях Ь\=т\им& и р2=Ц2ин& соответственно для численности потенциальных работников и вакантных рабочих мест. Тогда за время & (с учетом (1)) они изменятся соответственно на

Г 6и = 8ои& + , (2)

[ Зм = 8! + т 2им& .

Уравнения (2) при этом интерпретируются следующим образом: прирост потенциальных работников равен разности прироста трудоспособного населения и прироста занятых, а прирост вакансий - разности прироста числа общих и прироста числа занятых рабочих мест (предполагается, что сокращение рабочих мест происходит прежде всего за счет вакансий).

Для реализации предлагаемого подхода с 1991-1992 гг. статистика предоставляет возможности использовать данные о вакантных рабочих местах, которые отражены в отчетности, предоставляемой в Госкомстат РФ, и данные о заявленной в ФСЗ РФ потребности предприятий в работниках. Эти данные, несколько различающиеся в первые годы существования этой статистики, сближаются в последнее время. Вместе с тем и те, и другие недооценивают реальный текущий спрос на рабочую силу2.

Для периода плановой экономики количество вакантных рабочих мест рассчитано на основе приводившихся в печати данных о дефиците трудовых ресурсов, который находился как разность между численностью рабочих и служащих, определенной по сумме планов предприятий, и их фактической численностью, а также на основе опубликованных данных об оценках вакансий.

Ниже рассматриваются развитие и практическая реализация предложенной в работе [1] модели (2). В ней исследуется взаимосвязь динамики численности потенциальных работников-мужчин и женщин (и1 и и2) и совокупного количества вакантных рабочих мест м> в экономике. В этом случае рассматривается система следующего вида:

ём /& = (е 1 + т 1и1 + т2и2)м

< ёи 1/ & = (8 01 +т 1 м)и1 , (3)

ёи 2 / & = (8 02 + т 2м)и 2

где £1 - коэффициенты прироста вакансий в экономике за счет движения рабочих мест (вследствие тенденций изменения спроса, процессов создания новых и ликвидации старых рабочих мест); е0Ь £02, - коэффициенты прироста

потенциальных работников (мужчин и женщин соответственно) за счет демографических факторов; ц2 - параметры модели, характеризующие

взаимодействие потенциальных работников (мужчин и женщин) и вакантных рабочих мест.

Значения параметров модели определялись на основе имеющейся статистической информации. Параметры е01, £02 приняты равными отношению

2 Попытка совместить два источника информации о вакантных рабочих местах с целью получения более адекватной их оценки предпринята в работе [4].

прироста трудоспособного населения соответствующего пола к численности потенциальных работников. Параметры ц1; ц2 равны отношению прироста занятых в экономике (соответственно мужчин и женщин), взятого с обратным знаком, к произведению численности потенциальных работников и вакантных рабочих мест. Наконец, е1, характеризующий изменение числа вакантных рабочих мест (спрос на рабочую силу), находится как отношение суммы прироста вакантных и прироста занятых в экономике рабочих мест к общему числу вакансий.

Предполагается, что вакансии в экономике гендерно-нейтральны, или универсальны, т. е. любое рабочее место может занять как женщина, так и мужчина. Это не всегда соответствует действительности, однако значительно упрощает модель в части рассмотрения динамики вакансий.

Предложенный подход позволяет описать процесс согласования спроса на труд и его предложения, а также оценить степень его эффективности, учитывая различные характеристики спроса и предложения труда. Так, характеристикой спроса на труд (в данном случае - текущей его составляющей), т.е. вакантных рабочих мест, является, прежде всего, их отраслевая, профессионально-квалификационная или региональная принадлежность. Следует отметить и такую характеристику рабочего места, как предлагаемый уровень заработной платы. Хотя с точки зрения прикладного моделирования данный критерий сложно формализуем, в реальности можно выделить сегменты высоко- и низкооплачиваемых рабочих мест. Среди многообразия других характеристик вакантного рабочего места можно отметить: временный (сезонный) или постоянный характер; сектор, где вакансия возникла (формальный или неформальный, государственный или негосударственный). Как показано в работе [4], в зависимости от принятого определения рабочего места ему может быть поставлен в соответствие еще ряд характеристик, в том числе технико-функциональных. Отдельного упоминания заслуживает и такая из них, как стоимость создания конкретного рабочего места.

Большая часть перечисленных характеристик свойственна и предложению труда. Так, потенциальный работник может принять или отвергнуть предложение занять соответствующую вакансию в зависимости от того, соответствуют его представлениям условия и уровень оплаты труда. В терминах экономической теории это означает, что его решение будет зависеть от того, как соотносится предлагаемый размер заработной платы с уровнем резервной заработной платы для данного индивида. В то же время рабочей силе свойственна дифференциация и по другим признакам, которые непосредственным образом влияют на эффективность ее использования, а также зачастую определяют специфические условия применения труда. Например, существует дифференциация вакантных рабочих мест по требованиям к уровню здоровья кандидатов. При этом требования могут быть выражены как в явной, так и неявной форме (скажем, рассматриваются только те кандидаты, которые прошли срочную военную службу).

К важнейшим признакам рабочей силы относятся ее социально-демографические характеристики, прежде всего, уровень образования, возраст, семейное положение, пол. В процессе согласования спроса на труд и его предложения роль фактора пола проявляется не так явно в сравнении, например, с уровнем образования или возрастом, однако гендерная специфика целого ряда социально-экономических процессов, в том числе в сфере занятости и на рынке труда, очевидна и является предметом активного научного обсуждения (см., например, [5-7]).

Совместная динамика потенциальных работников и вакантных рабочих мест. Динамика вакантных рабочих мест за исследуемый период может быть охарактеризована следующим образом (табл. 1). С 1970 по 1985 г. количество вакантных рабочих мест в экономике возрастает, причем особенно интенсивно к

концу отмеченного периода, когда оно достигает своего максимума [1]. Затем, по данным Росстата, происходит интенсивное их снижение до минимального уровня -350-400 тыс. ед. -

в 1997-1999 гг. В период активного экономического роста наблюдается повышательная динамика вакансий. Их общий объем к 2002 г. увеличился по сравнению с 1998 г. на 60%. В 2002-2004 гг. число вакантных рабочих мест стабилизируется на уровне примерно 600 тыс. ед., что свидетельствует о появлении сдерживающих тенденций динамики спроса на рабочую силу.

Число вакантных рабочих мест в народном хозяйстве РСФСР и экономике России в 1990-2004 гг. составило:

(ощшка) 1995 г. 2000 г. 2001 г. 2002 г. 2003 г. 2004 г.

Вакантные рабочие места, тыс. ед.

в среднем за год 2400 532,8 455,9 554,4 602,0 593,6 588,8

Совместная динамика численности потенциальных работников и вакантных рабочих мест показана на рис. 1.

Вакантные рабочие места

Рис. 1. Совместная динамика потенциальных работников и вакантных рабочих мест

Как видно, до 1985 г. в экономике происходил значительный рост числа вакансий, который затем сменился не менее существенным их снижением. Одновременно с этим (до 1990 г.) сокращалась численность потенциальных работников, причем более интенсивно (почти на 20%), чем уменьшение числа вакантных рабочих мест. После 1990 г. с началом переходного периода резко увеличивается число потенциальных работников. Постоянный их рост в пореформенный период определялся текущей демографической конъюнктурой и низким уровнем вакансий в экономике, так как спрос на рабочую силу сокращался вследствие общего спада в экономике и значительного снижения объема валового внутреннего продукта и инвестиций. Естественным результатом стало значительное увеличение общей безработицы.

Экономический подъем после 1999 г. стимулировал рост числа вакантных рабочих мест, который происходил на фоне дальнейшего увеличения численности потенциальных работников. Это, безусловно, осложняло задачу сокращения безработицы и достижения разрядки на рынке труда при складывавшихся демографических тенденциях.

Чтобы нагляднее отследить изменения в динамике численности потенциальных работников, рассмотрим совместную динамику потенциальных работников и вакансий для случая, когда потенциальные работники представлены двумя отдельными группами: мужчинами и женщинами. Для удобства анализа весь рассматриваемый период разбит на два временных отрезка: до и после 1992 г.

До 1992 г. численность потенциальных работников-мужчин была выше, чем женщин. Анализируя совместную динамику численности потенциальных работников-мужчин и вакантных рабочих мест, можно условно выделить четыре неравнозначных по продолжительности этапа. Первый (1971-1975 гг.) характеризуется быстрым ростом числа вакантных рабочих мест и одновременным, хотя и не столь сильным, увеличением численности потенциальных работников. Второй этап (1976-1979 гг.) отмечен разнонаправленными изменениями численности потенциальных работников при примерно неизменном числе вакантных рабочих мест (на уровне 3,1-3,3 млн. ед.). На третьем этапе (1980-1985 гг.) возобновился рост числа вакантных рабочих мест при почти неизменной численности потенциальных работников-мужчин. Это свидетельствует о том, что возникающие вакансии заполнялись женщинами или оставались незанятыми. В течение последнего этапа усиливаются негативные тенденции динамики показателей рынка труда, что выражается в интенсивном сокращении числа вакантных рабочих мест. Численность потенциальных работников-мужчин в начале медленно сокращается, а в 1990-1991 гг. - растет, причем в последний год особенно резко. В результате на 1991 г. пришелся максимум численности потенциальных работников-мужчин и минимум числа вакантных рабочих мест.

Сравнительный анализ совместной динамики численности вакантных рабочих мест и потенциальных работников женщин и мужчин показывает, что до 1980 г. изменения исследуемых показателей сходны, наблюдается существенный рост вакансий при малых изменениях численности потенциальных работников. Однако затем происходит заметное сокращение численности потенциальных работников-женщин до 1985 г. В итоге за период с 1974 по 1985 г. численность потенциальных работников-женщин уменьшилась почти на 3 млн. и составила в 1985 г. 35% к уровню 1974 г. Такая динамика, на наш взгляд, объясняется демографическими тенденциями и особенностями политики занятости в этот период, ориентированной на вовлечение как можно большего числа женщин в трудовую активность. Эта политика имела положительные результаты и способствовала достижению поставленной цели, однако со временем расширение занятости путем привлечения дополнительных работников становилось все более затруднительным.

В 1985-1989 гг., в период резкого сокращения вакансий численность потенциальных работников-женщин в отличие от мужчин заметно увеличилась. Однако в 1990-1991 гг. такого заметного роста численности женщин, какой наблюдался для мужчин, не произошло. Если потенциальных работников-мужчин стало больше на 1,3 млн., то женщин - на 840 тыс. Численность потенциальных работников-женщин к 1991 г. не восстановилась даже на уровне 1980-х годов.

После 1992 г. в совместной динамике потенциальных работников и вакантных рабочих мест произошли существенные изменения (рис. 2). Диапазон изменения числа вакантных рабочих мест сильно уменьшился, при этом их число продолжало сокращаться. Численность потенциальных работников как мужчин, так и женщин начала стремительно увеличиваться. В большей степени возросла численность потенциальных работников-женщин. В результате, к 1997-1998 гг. контингенты потенциальных работников - мужчин и женщин - практически сравнялись, а в дальнейшем численность потенциальных работников-женщин даже превышала

численность потенциальных работников-мужчин. В конце рассматриваемого периода динамика этих групп потенциальных работников также различается: численность потенциальных работников-женщин вначале увеличивается, затем сокращается, а динамика численности мужчин - противоположна.

Вакантные рабочие места

700 -|

600 -

500 -

400 -

300

3000 4000 5000 6000 7000 8000 9000 10000 11000 12000 13000 Работники

Рис. 2. Совместная динамика вакантных рабочих мест, потенциальных работников-мужчин (--) и потенциальных работников-женщин (—) в 1992-2004 гг.

Таким образом, графический анализ показал наличие существенных различий в совместной динамике вакантных рабочих мест и потенциальных работников обоих полов. Эти различия определяются как демографическими тенденциями, так и взаимодействием потенциальных работников и вакантных рабочих мест, которое в модели (3) отражают параметры ц1 и ц2. Соответственно различная динамика этих параметров определяет и различные состояния рынка труда, на характеристике которых целесообразно остановиться подробнее.

Различное соотношение знаков параметров модели (3) обусловливает характер процессов на рынке труда и динамику занятости населения. В табл. 1 приведены различные варианты для случая, когда влияние демографического фактора элиминировано .

Таблица 1

Особенности развития рынка труда при разных значениях параметров модели (3)

Вариант Еі И-1 т2 Основные особенности варианта

1 + + + Рост структурной безработицы. Уволенные из-за низкой мобильности, не соответствующей квалификации или, недостатка информации не могут заполнить существующие вакансии.

2 + - - Экономический рост. Рост занятости не поглощает всего прироста вакансий

3 Отметим, что выводы на основе табл. 1 могут быть распространены и на общий случай, когда в структуре предложения труда выделяется п сегментов (например, по возрасту, уровню образования и т. д.).

2002 г.

Потенциальные

1992 г

3 + — + Тенденции роста спроса на труд носят неоднозначный характер. Проблема структурной безработицы в большей степени характерна для работников определенного пола.

+ + -

4 - + + Экономический спад. Снижение уровня вакансий идет одновременно со снижением занятости.

5 - - - Увеличившаяся занятость поглощает помимо всех приростных вакансий также и часть существовавших до этого.

6 - + - Процесс согласования спроса на труд и его предложения имеет ярко выраженную специфику для работников определенного пола, их занятость снижается.

- +

Коэффициенты £01, £02, показывают различия в воздействии демографического фактора на потенциальных работников разного пола.

В свою очередь коэффициенты ц1, т отражают гендерную специфику при взаимодействии потенциальных работников и вакансий. В случае, если |ц2|>|ц1|, то это означает, что в ситуации экономического спада характерно большее несовпадение вакансий и потенциальных работников-женщин, т. е. у женщины меньше шансов найти работу. В период подъема это, напротив, свидетельствует о большей мобильности женщин на рынке труда и лучшем использовании ими возможностей экономики по расширению занятости. Разные знаки при коэффициентах т1, |т2 говорят о различной реакции на отдельных сегментах рынка труда на экономическую ситуацию. Например, |т2>0, т1<0 означает неблагоприятную конъюнктуру для женщин - большинство вакансий заполняется мужчинами. В противоположном случае мужчины оказываются в ситуации несовпадения своих профессиональных характеристик и ожиданий с имеющимися вакансиями. Аналогично могут быть рассмотрены все другие случаи соотношения знаков параметров модели.

Следует отметить, что коэффициенты прироста потенциальных работников е0, £01, £02 поддаются лишь косвенному управлению путем воздействия на факторы, определяющие процессы рождаемости, смертности и миграции. Как непосредственным (например, ограничение приема), так и косвенным (изменение значений факторов движения населения и трудовых ресурсов) управляющим воздействиям подвержены параметры т1 и т2. Коэффициент прироста е1 можно варьировать путем изменения политики открытия новых и (или) сокращения старых рабочих мест. Таким образом, именно последний коэффициент потенциально в наибольшей степени зависит от социально-экономической динамики. Более подробно вопрос о параметрах, влияющих на динамику коэффициентов, обсуждается ниже при построении прогнозных оценок динамики параметров сферы занятости и рынка труда.

Оценка динамики параметров модели (3). Проанализируем полученные для экономики России оценки параметров модели (3).

Динамика демографических параметров £01, £02. В рассматриваемый период (1971-2004 гг.) параметр £01 лежал в положительной области (за исключением 1993 и 1999-2000 гг.), соответственно количество потенциальных работников-мужчин увеличивалось (рис. 3). Наряду с параметрами £01 и £02 на рисунке показана также динамика коэффициента £0, который отражает прирост всех потенциальных работников. Для параметра £02 характерны более продолжительные периоды отрицательных значений (1981-1986 гг. и 1991-1995 гг.), а также более высокий их разброс. Отрицательные значения £о2 в период 1981-1986 гг., характеризующие неблагоприятное воздействие демографического фактора на динамику потенциальных работников-женщин, объясняют (наряду с особенностями проводимой политики занятости, о которых было сказано выше) резкое сокращение численности потенциальных работников-женщин в этот период. На наш взгляд, правомерно также говорить о том, что на результатах проведения политики максимального вовлечения

женской рабочей силы в сферу занятости сказалось то, что она проводилась в неблагоприятных демографических условиях. Поэтому даже повышение экономической активности женщин не могло предотвратить роста числа незанятых вакантных рабочих мест.

В конце рассматриваемого периода (к 2004 г.) темпы роста численности потенциальных работников замедляются (более заметно - у женщин).

В целом, в исследуемый период демографический фактор оказывал в основном положительное воздействие на динамику численности потенциальных работников. Негативное его воздействие проявлялось только в отношении потенциальных работников определенного пола, о чем свидетельствуют не совпадающие во времени отрицательные значения исследуемых параметров.

Єо, Єоі, 802

Рис. 3. Ретроспективная динамика параметров £0 (—); £01 (-); £02 (—□—)

Динамика инвестиционного параметра 81. С 1970 г. по 1986 г. параметр положителен, отрицателен - с 1987 г. по 1998 г. Последнее свидетельствует о продолжительном периоде сокращения свободных рабочих мест, т. е. спроса на труд. При этом к 1996 г. уменьшение числа вакансий замедляется и вновь ускоряется в

1997 г., но уже в меньшем масштабе. С 1999 г. параметр вновь находится в положительной области, что характеризует позитивное влияние тенденций изменения спроса на рабочую силу, на динамику вакантных рабочих мест. Вместе с тем в этот период параметр 81 изменяется не монотонно, и вслед за ростом показателя до уровня 1,1-1,26 (наибольшее значение - 1,26 в 2002 г.) следует его снижение.

Динамика параметров движения рабочей силы т и |т2, характеризующих взаимодействие потенциальных работников и вакантных рабочих мест. В период до 1989 г. значения параметров т и т2 были в основном отрицательными (кроме 1980, 1983, 1986 гг. для женской занятости и 1981 г. - для мужской) (рис 4)4. Таким образом, в 1970-1980-х годах совместное движение потенциальных работников и вакантных рабочих мест приводило к росту занятости и сокращению числа как незаполненных рабочих мест, так и потенциальных работников. Затем ситуация изменилась: фактор движения стал оказывать негативное воздействие на процесс

4 Для наглядности на рис. 4 значения параметров умножены на 10000.

взаимодействия спроса и предложения труда, увеличивая численность безработных и число незанятых вакантных рабочих мест. Сказанное практически в равной степени справедливо как для женщин, так и для мужчин. Так, параметр т2 оставался положительным с 1989 по 1998 г., а коэффициент т - с 1993 по 1998 г. Динамика т в период 1989-1992 гг. менее однозначна.

Сравнивая значения параметров т и |т2, можно оценить эффективность совместного движения потенциальных работников различного пола и вакантных рабочих мест.

В 1971-1979 гг. (за исключением 1976 г.) выполнялось неравенство |ц1|<|т2|, т. е. рост занятости и сокращение вакансий происходили в большей степени вследствие притока женщин, что согласуется с рассмотренной ранее динамикой потенциальных работников. С 1980 г. отмеченное соотношение параметров было характерным только для отдельных лет (1981-1982 гг., 1984 г., 1986 г., 1988-1989 гг.). Таким образом, тенденция прироста численности занятых за счет женской рабочей силы стала гораздо менее выраженной, а совместное движение потенциальных работников-женщин и вакантных рабочих мест перестало быть эффективнее аналогичной динамики для мужчин.

Ц1, т2

Рис. 4. Ретроспективная динамика параметров т (—) и т2 (-)

В период экономического спада 1990-х годов, как было показано выше, коэффициенты принимали положительные значения, и совместное движение работников и вакантных рабочих мест усугубляло негативную ситуацию на рынке труда. При этом сохранялось неравенство |т1|<|ц2|. Следовательно, отмеченное негативное влияние в большей степени проявлялось в отношении женской рабочей силы. В 1997-1998 гг., фактор движения продолжал действовать в сторону увеличения численности потенциальных работников и вакантных рабочих мест, однако соотношение абсолютных значений параметров поменялось.

С 1999 г. совместное движение потенциальных работников и вакантных рабочих мест вновь стало приводить к росту численности занятых как мужчин, так и женщин, причем, судя по значениям параметров, более результативно по отношению к женской рабочей силе (по-прежнему сохраняется неравенство

Ы<Ы). Это может быть связано с дальнейшим распространением гибких форм занятости, более приемлемых для женщин. По-видимому, это свидетельствует также и о большей степени соответствия в этот период предложения труда со стороны женщин профилю вакансий в экономике. Отметим, что в 2003-2004 гг. эффективность процесса согласования несколько снизилась.

Таким образом, в развитии рынка труда за исследованный период можно (в соответствии с табл. 2), выделить следующие основные стадии.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1971-1986 гг.: е01 >0, е02>0, е1>0, ц1<0, ц2<0. Данной ситуации соответствует экстенсивный рост экономики, увеличение занятости не поглощает всего прироста вакансий (их рост на рис. 1). Поскольку |ц1|<|ц2|, то сокращение вакансий более интенсивно происходит вследствие привлечения женского труда. В конце рассматриваемого периода данное условие нарушается.

1987-1992 гг.: е01 >0, е02>0, ц1>0 (кроме 1990 и 1992 гг.), ц2>0, е1<0. В этом случае наблюдался экономический спад, при котором сокращение вакансий происходит в начале периода при уменьшающейся, а в конце - при растущей занятости.

1993-1998 гг.: е01>0, е02<0, ц1>0, ц2>0, е1<0, е0 >0. Эта ситуация

интерпретируется как экономический спад при сопутствующем ему сокращении числа вакантных рабочих мест и занятости. При росте общей численности потенциальных работников до 1996 г. отмечаются отрицательные темпы прироста численности потенциальных работников-женщин, кроме того, численность занятых женщин сокращается более быстрыми темпами.

1999-2004 гг.: е02>е01>0, е1>0, ц1<0, ц2<0, 1)^1 |<|т2|. На рынке труда тенденции экономического роста проявляются в увеличении численности занятых женщин. Прирост потенциальных работников также обеспечивается в значительной мере за счет женщин. На фоне экономического роста и расширения занятости обостряются структурные проблемы рынка труда, более актуальные, судя по всему, для мужской рабочей силы.

Проведенный сопоставительный анализ динамики коэффициентов модели в предложенной периодизации оставляет открытым вопрос о раздельном вкладе в изменение рассматриваемых основных параметров рынка труда факторов: демографического, инвестиционного, совместного движения потенциальных работников и рабочих мест.

С этой целью была выполнена декомпозиция влияния отдельных факторов на общее изменение анализируемых параметров. Она показала, что в общем изменении потенциальных работников может быть выделено влияние действия фактора собственно демографического и влияния совместного движения вакантных рабочих мест и потенциальных работников (табл. 2).

Таблица 2

Вклад отдельных факторов в изменение численности потенциальных работников по полу, %

Фактор 1975 г. 1980 г. 1985 г. 1990 г. 1995 г. 2000 г. 2002 г. 2004 г.

Мужчины Демографический 275 70 1008 174 16 -11 131 217

Совместное движение потенциальных работников и вакантных рабочих мест -175 -170 -1108 -74 84 -89 -31 -117

Изменение, всего Женщины 100 -100 -100 100 100 -100 100 100

Демографический Совместное движение потенциальных работников и вакантных 150 14 -92 16 -4 149 107 20

рабочих мест -250 86 -8 84 104 -49 -207 -120

Изменение, всего 100 100 -100 100 100 100 -100 -100

Согласно анализу вкладов факторов в прирост потенциальных работников, на первоначальном этапе исследуемого периода (до 1978 г.) оба фактора оказывали заметное и сопоставимое по силе воздействие на изменение численности потенциальных работников. С 1979 по 1987 г. прирост потенциальных работников был стабильно отрицательным, прежде всего, в связи с сокращением численности потенциальных работников женского пола. По степени значимости влияния на итоговый результат доминирует в этот период фактор движения, который обеспечивал не менее 60% общего изменения значения показателя. Оценка значимости факторов в гендерном разрезе показывает, что на изменение численности потенциальных работников мужского пола большее воздействие оказывает фактор движения, в то время как на изменение численности занятых женщин в этот период (за исключением 1979-1981 гг.) он воздействует слабо.

С 1990 г. доминирует фактор движения, т. е. на изменение численности работников обоих полов в этот период влияет почти исключительно фактор совместного движения потенциальных работников и вакантных рабочих мест. Иначе говоря, социально-экономические факторы довлеют над демографическими. При этом рост численности потенциальных работников в результате воздействия фактора движения, вообще говоря, характеризует это движение как недостаточно эффективное с точки зрения взаимодействия сил спроса и предложения на рынке труда, поскольку на рынке одновременно существуют как неудовлетворенный спрос, так и неудовлетворенное предложение. Только с 1996 г. демографический фактор вновь становится значимым:

в 1996-1998 гг. его вклад в прирост потенциальных работников составил от 25 до 50%. В дальнейшем ежегодный прирост численности потенциальных работников вследствие действия данного фактора составлял не менее 500 тыс. чел.

Наиболее существенно влияние демографического фактора отражалось на численности потенциальных работников-женщин. Наоборот, для потенциальных работников-мужчин вклад фактора движения по сравнению с демографическим фактором мал, следовательно, рост занятости не поглощает прироста потенциальных работников, и их численность увеличивается. Таким образом, в период экономического подъема в начале XXI в. в отечественной экономике увеличение численности занятых происходило, прежде всего, вследствие повышения занятости женщин. В то же время уже в ближайшей перспективе прирост потенциальных работников вследствие демографического фактора станет отрицательным, что резко обострит проблему согласования спроса и предложения на рабочую силу. При ее решении следует учитывать долгосрочный характер отмеченной демографической тенденции.

В целом, по силе и направлению воздействия рассматриваемых факторов на динамику потенциальных работников за рассмотренный период выделяются следующие стадии. На первой из них (условно до 1980 г.) демографический фактор и фактор совместного движения потенциальных работников и вакантных рабочих мест оказывают значимое и разнонаправленное (соответственно положительное и отрицательное) воздействие на динамику численности потенциальных работников. В последующие пятнадцать лет роль демографического фактора снизилась -

разнонаправленный характер его влияния во многом определялся демографическими тенденциями, характерными для женского населения. Воздействие фактора движения в этот период было вначале негативным, а с 1990 г. сменилось на позитивное. Следует отметить отличительную особенность этого этапа, обусловленную тем, что и в демографической составляющей, и в процессе совместного движения потенциальных работников и рабочих мест преимущественную роль играли женщины. С одной стороны, наблюдался прирост потенциальных работников женского пола, с другой - именно для них в экономике сложились неблагоприятные условия, т.е. несоответствие структуры вакансий потребностям потенциальных работников. На следующей стадии (1995-1999 гг.) действие обоих факторов стало однонаправленным: численность потенциальных работников увеличивалась как вследствие очередной демографической волны, так и совместного движения потенциальных работников и вакантных рабочих мест. На заключительной стадии направление действия факторов стало аналогичным началу рассматриваемого периода, т.е. демографический фактор увеличивал численность потенциальных работников, а фактор движения ее уменьшал.

Динамика вакансий также определяется взаимным действием двух факторов: инвестиционного и движения потенциальных работников и рабочих мест: эти факторы оказывали на нее существенное воздействие (табл. 3).

Фактор совместного движения рабочих мест и рабочей силы до 1986 г. оказывал на число вакансий отрицательное воздействие, однако не столь значительное по абсолютной величине, чтобы компенсировать увеличение численности вакантных рабочих мест под действием инвестиционного фактора. Таким образом, в экономике России наблюдалось опережающее по отношению к росту занятости увеличение числа вакансий.

Таблица 3

Вклад отдельных факторов в изменение числа вакантных рабочих мест в отдельные годы, %

Фактор 1975 г. 1980 г. 1985 г. 1990 г. 1995 г. 2000 г. 2002 г. 2004 г.

Инвестиционный Совместное движения потенциальных работников 1514 1846 127 -127 -3676 602 1464 +13186

и вакантных рабочих мест -1614 -1746 -27 27 3576 -502 -1364 -13286

Изменение, всего -100 100 100 -100 -100 100 100 -100

В 1987-1998 гг. инвестиционный фактор действовал в направлении сокращения числа вакантных рабочих мест. При этом до 1990 г. совместное движение работников и вакантных рабочих мест также продолжало приводить к сокращению последних, что усиливало эффект воздействия экономического спада.

В дальнейшем обострилась проблема структурного несоответствия: под влиянием фактора движения численность вакантных рабочих мест стала увеличиваться. Вместе с тем появление на рынке труда несоответствующих структуре предложения труда вакантных рабочих мест не способствовало уменьшению напряженности на рынке труда. С 1999 г. направление влияния обоих факторов стало аналогичным дореформенному периоду: инвестиционный фактор приводит к расширению числа вакантных рабочих мест, а фактор движения - к их уменьшению. Как показывает анализ, результатом

разнонаправленного сильного воздействия являются в последние годы лишь небольшие абсолютные изменения числа вакантных рабочих мест.

Графический анализ позволяет отметить характерную особенность траектории параметров модели, отражающих различные факторы, - их симметричность. На наш взгляд, она объясняется следующим: численность вакантных рабочих мест, являясь важным экономическим индикатором, не имеет самостоятельного социально-экономического значения5, и по этой причине не может быть конечной целью макроэкономической политики. Поэтому возникающая в экономике вакансия должна быть заполнена за счет фактора движения рабочей силы. В условиях, когда падение инвестиционной составляющей ведет к сокращению вакансий, незаполненные рабочие места могут оставаться только в случае несоответствия их характеристикам потенциальных работников.

Для прогнозирования согласованной динамики вакантных рабочих мест и численности потенциальных работников по полу необходим прогноз параметров модели (3) - 801, 81, Ц1, 802, М-2.

В качестве инструментария для такого прогноза использован аппарат регрессионного анализа, показывающий зависимость между тем или иным параметром модели (3) и основными социально-экономическими показателями. При этом для каждого из трех показателей может быть предложен, вообще говоря, свой набор объясняющих переменных. Так, для прогноза перспективной динамики параметров 801 и 802 целесообразно использовать данные демографического прогноза. Анализ показал, что регрессионные зависимости, в которых объясняемой переменной выступают параметры 801 и 802, а объясняющей - темп прироста численности населения в трудоспособном возрасте соответствующего пола, характеризуются удовлетворительными статистическими характеристиками и обладают высокой объясняющей способностью. Таким образом, зная динамику численности трудоспособного населения на перспективу, можно определить прирост потенциальных работников вследствие влияния демографического фактора.

Оценка перспективной динамики других параметров представляется более сложной задачей. Например, прогноз параметра 81 предполагает перспективную оценку тенденций изменения спроса экономики на рабочую силу и динамики вакансий. Опыт моделирования динамики этого параметра для экономики России в целом, отдельных ее регионов и отраслей показал, что в качестве объясняющих переменных может выступать широкий набор социально-экономических переменных, включая такие, как темпы изменения объемов валовой продукции, основных фондов, фонда оплаты труда, инвестиций, темпы изменения производительности труда и др. На уровне народного хозяйства в целом большая часть тенденций изменения спроса экономики на рабочую силу отражается динамикой ВВП. Оценка соответствующей регрессии показывает, что до 75% изменений моделируемого параметра может быть объяснено изменениями динамики ВВП. Влияние фактора инвестиций на изменение моделируемого параметра неустойчиво, поэтому в прогнозных расчетах он не учитывался.

Совместный анализ временной динамики значений параметров модели 81, т и ц2 позволяет сделать вывод о том, что динамику параметров т и |т2 можно объяснить изменениями параметра 81. Как показал анализ полученных статистических зависимостей, параметры модели т и |т2 прогнозируются достаточно хорошо.

5 Вакантное рабочее место не производительно и не приносит дохода ни конкретному предприятию, ни экономике в целом. Более того, оно ведет к потерям, поскольку требует затрат на поддержание.

Вместе с тем, учитывая, что рассматриваемые параметры, характеризующие процессы подвижности рабочей силы, зависят от изменения широкого набора социально-экономических показателей, характеризующих предложение рабочей силы, предпринята попытка учета влияния изменений номинальной заработной платы в качестве объясняющей переменной в дополнение к параметру Єї. Полученные статистические зависимости имеют удовлетворительные, достаточно устойчивые характеристики. При этом заслуживает внимания тот факт, что знак при переменной темпа прироста номинальной заработной платы в уравнении для мужчин отрицательный, а для женщин - положительный.

Таким образом, на каждом шаге прогноза можно получить значения численности потенциальных работников (Ц^)) и числа вакантных рабочих мест ^^)), а зная эти значения - объем занятости в экономике. Соответственно все показатели могут анализироваться как агрегированно, так и в разбивке по полу.

На протяжении всего прогнозного периода численность населения в трудоспособном возрасте обоих полов сокращается. Согласно прогнозу, к 2020 г. она уменьшится более чем на 13 млн. чел., сокращаясь среднегодовым темпом около 1,1% [8]. Темпы сокращения численности женщин в трудоспособном возрасте будут несколько выше, чем мужчин аналогичного возраста, с тенденцией некоторого ускорения снижения в середине прогнозного периода.

Перспективные темпы ВВП определялись в соответствии со сценариями МЭРТ, опубликованными в проекте документа «Долгосрочный прогноз роста российской экономики» [9].

В базовом сценарии (№ 1) при сохранении текущих тенденций и при отсутствии решительных мер государственного макроэкономического регулирования темпы роста ВВП в периоде до 2008 г. прогнозируются на уровне 5,6%, в 2009-2010 гг. снижаются примерно до 5,1% в год, а впоследствии - до 4,9%. На конец прогнозного периода (2015 г.) ВВП в сопоставимых ценах увеличится по данному сценарию в 1,75 раза. Темпы роста номинальной заработной платы по данному варианту плавно снижаются с 15-17% в начале прогнозного периода до примерно 10% в конце. В инновационно-активном сценарии (№ 2) в среднесрочном периоде ВВП России растет темпом 5,8% в год, затем к 2010-2015 гг. экономический рост ускоряется до 6,7%. Прогнозируемые темпы изменения ВВП позволяют к 2015 г. фактически удвоить ВВП по сравнению с 2004 г. Номинальная заработная плата повышается в 2006-2008 гг. (темп роста 15-20% в год), затем снижается и к концу прогнозного периода стабилизируется на уровне около 11,5%. Сценарий № 3 наиболее оптимистичен: темпы роста ВВП на 0,1-0,2%, а темпы роста номинальной заработной платы - на 1-2% выше, чем в инновационно-активном.

Количественные результаты прогнозных расчетов показывают, что численность экономически активного населения в прогнозный период будет уменьшаться, в первую очередь за счет сокращения численности экономически активных женщин (см. Приложение). Численность занятого населения уменьшится к концу прогнозного периода на 3,5-5% в зависимости от сценария. Наибольшее сокращение характерно для сценария № 1. Динамика занятости по полу заметно различается. Численность занятых мужчин растет до 2011 г., а к концу прогнозного периода уменьшается на 0,5-1%. Сокращение численности занятых женщин начнется уже с 2007 г. и к 2017 г. составит

6-8%. Так, в соответствии со сценарием № 1 численность занятых женщин к 2017 г. снизится более чем на 2 млн. Различия в динамике мужской и женской занятости объясняются, по-видимому, особенностями процесса взаимодействия вакантных рабочих мест и потенциальных работников - мужчин и женщин.

Численность безработных сокращается в соответствии со всеми сценариями. По прогнозу, к 2010 г. она составит две трети текущей своей величины. Численность безработных женщин сокращается значительно интенсивнее, и в зависимости от сценария к 2013-2014 гг. достигает нулевых значений. В совокупности с рассмотренным ранее прогнозом занятости такой результат позволяет говорить о перспективном дефиците женской рабочей силы. Мужская безработица сохраняется еще до 2015-2016 гг.

Число вакантных рабочих мест сокращается до уровня 100 тыс. ед. в соответствии со сценариями № 2 и 3, и примерно до 50 тыс. ед. - со сценарием № 1. В условиях, когда темпы сокращения численности занятых опережают темпы уменьшения численности населения в трудоспособном возрасте, на рынке труда будет занята и часть существовавших ранее вакантных рабочих мест (рис. 5). Тенденция к увеличению числа вакантных рабочих мест в конце прогнозного периода связана, как представляется, с тем, что уровень вакантных рабочих мест достигает таких минимальных значений, что дальнейшее его снижение означает застой процесса создания новых рабочих мест и большие потери его эффективности. Для сценария № 1 это нехарактерно из-за относительно низких темпов роста ВВП.

Коэффициент напряженности (численность безработных женщин или мужчин, приходящаяся на общее число вакансий) в первой половине прогнозного периода растет как для женщин, так и для мужчин. Коэффициент напряженности для мужчин достигает в 2009-2013 гг. весьма высоких значений, что объясняется низким числом вакантных рабочих мест, о чем уже было сказано. В дальнейшем коэффициент быстро сокращается. Максимальное его значение для женщин будет достигнуто в 2009 г., когда на одну вакансию придется 10-11 безработных женщин. После 2009 г. безработица сокращается быстрее, чем число вакансий, и коэффициент напряженности на рынке труда падает.

Тыс. ед

Год

0

Рис. 5. Прогноз вакантных рабочих мест в экономике России по сценариям:

-О- 1; — 2; ---- 3

Результаты прогнозных расчетов позволяют дать содержательную,

качественную оценку перспективной динамики основных показателей сферы занятости и рынка труда в России. Полученная с учетом гендерных особенностей перспективная динамика численности безработных согласуется с ранее опубликованными нами результатами оценок дефицита рабочей силы в РФ, ее

6

регионах и отраслях .

В прогнозный период численность безработных, в том числе по полу, стремительно сокращается. В условиях отсутствия каких-либо ограничений и постепенного вовлечения все новых контингентов безработных в сферу занятости безработица фактически исчезает. Формальный ее переход в отрицательную область (см. рисунок в Приложении) означает фактический дефицит рабочей силы. Как показало настоящее исследование, при использовании аналогичных сценариев социально-экономического развития и сходных гипотезах об экономической активности населения, временн>е рамки наступления дефицита рабочей силы в значительной степени совпадают.

Возвращаясь к оценке ограничений на переход безработных в состав занятых, нельзя не остановиться на вопросе значительного объема структурной безработицы на рынке труда. Насущные проблемы дефицита рабочей силы и структурной безработицы в современной России тесным образом взаимосвязаны [13]. С одной стороны, наличие структурной безработицы фактически усугубляет дефицит рабочей силы, так как на рынке труда остаются не вовлеченные в сферу занятости люди. Кроме того, обостряются сопутствующие дефициту рабочей силы проблемы, как, например, резкое опережающее производительность труда повышение оплаты труда, особенно в отдельных секторах. С другой стороны, недостаток рабочей силы усиливает структурные дисбалансы на рынке труда, что влечет за собой необходимость их скорейшего смягчения и устранения. Очевидно, что для этого потребуются значительные усилия, привлечение существенных материальных ресурсов, в том числе ценой ограничения или свертывания других направлений деятельности, переориентации программ социально-экономического развития.

Полученные результаты выявленной гендерной специфики динамики основных параметров сферы занятости и рынка труда в прогнозный период, которая, в частности, особенно заметна на примере рассмотренных в предыдущем пункте проблемах дефицита рабочей силы и структурной безработицы, позволяют говорить о том, что проблема дефицита в первую очередь коснется женской рабочей силы. Численность безработных женщин сокращается гораздо интенсивнее, чем численность безработных мужчин. В зависимости от сценария дефицит женской рабочей силы наступает на два-три года раньше. Существование структурной безработицы на рынке труда обусловливает появление дефицита женской рабочей силы не в 2013-2014 гг., а раньше (см. рисунок в Приложении). Проиллюстрируем это на простом примере.

Пусть объем структурной безработицы составляет 70% сегодняшней ее величины, т. е. примерно 4 млн. чел. Тогда, если структурная безработица в равной степени актуальна для обоих полов, на рынке труда находятся 2 млн. структурных безработных мужчин и 2 млн. женщин. Без проведения специальных (дорогостоящих и длительных) мероприятий вовлечение их в сферу занятости не представляется возможным. Если принятые предпосылки верны, то тогда (как видно на рисунке в Приложении), экономика уже должна была испытать дефицит женской рабочей силы. Косвенным свидетельством этого служило бы резкое замедление темпов роста численности женской занятости, исчерпание тенденции снижения безработицы. На практике этого не наблюдается. На наш взгляд, именно в такой ситуации проявляется гендерная особенность рабочей силы, в данном случае - специфика адаптации мужчин и женщин к состоянию рынка труда. Ситуация свидетельствует в пользу большей адаптивной способности женщин. Здесь уместно вспомнить, что популярная в начале пореформенного периода дискуссия о «женском» лице безработицы возникла в значительной степени по той причине, что, адаптируясь к новым для себя условиям, женщины регистрировались на бирже труда. Мужчины же проявили к этому меньшую склонность и отдавали предпочтение другим каналам поиска работы.

В результате, в структуре официально зарегистрированных безработных преобладали женщины, хотя структура общей безработицы (и соответственно более достоверный «портрет» безработицы) была значительно более сбалансированной по полу (табл. 4).

6 См. также статьи «Занятость и рынок труда в России: проблемы и ограничения» и «Дефицит рабочей силы в экономике России: макроэкономическая оценка» в работах [10, 13] и работы [11, 12]

Таблица 4

Удельный вес женщин и мужчин в общей численности безработных и уровень безработицы в группировке по полу в экономике России, %

Показатель 1992 г. 1995 г. 2000 г 2001 г. 2002 г. 2003 г. 2004 г.

Удельный вес в общей численности безработных мужчины 52,3 53,9 54,0 54,1 54,0 52,9 50,3

женщины 47,7 46,1 46,0 45,9 46,0 47,1 49,7

Удельный вес в общей численности зарегистрированных безработных мужчины 27,9 37,5 31,1 32,0 32,5 32,5 33,7

женщины 72,1 62,5 68,9 68,0 67,5 67,5 66,3

Уровень безработицы* мужчины 5,2 9,7 10,2 9,3 9,1 8,4 8,2

женщины 5,2 9,2 9,4 8,5 8,2 7,8 8,4

Уровень зарегистрированной безработицы* мужчины 0,4 2,3 0,9 1 1,1 1,4 1,7

женщины 1,2 4,3 2,1 2,2 2,6 3,1 3,5

* Процент к численности экономически активного населения.

Отчасти приведенный тезис оспаривает ранее высказанное предположение о равной (или пропорциональной) численности структурных безработных обоих полов. Однако учитывая отсутствие объективных статистических данных и принципиальную сложность оценки данной величины, сделать другие, более содержательные предпосылки не представляется возможным.

Выявленные различия в динамике занятости по полу позволяют говорить о различии процессов согласования спроса и предложения рабочей силы для мужчин и женщин. В данной работе это проявилось, например, при оценке влияния, которое оказывает рост номинальной заработной платы на эффективность процесса согласования спроса на рабочую силу и ее предложения: для мужчин она растет, для женщин падает. Иначе говоря, чем выше величина заработной платы, тем больше потенциальных работников-мужчин будет заполнять вакантные рабочие места, и тем меньше потенциальных работников-женщин трудоустраиваться. Причины такой реакции на изменение одного из ключевых индикаторов рынка труда не вполне ясны. Может быть, с ростом заработной платы у мужчин и у женщин появляется возможность оставить работу без значительного снижения семейного дохода. Другим объяснением может также быть сложившаяся структура занятости населения, с «мужскими» и «женскими» отраслями. Для «женских» отраслей (доля женщин среди занятых в отрасли выше, чем удельный вес женщин среди занятых в экономике) характерен, за редким исключением (например, финансы и кредит), значительно более низкий уровень оплаты труда. Возможно, даже существенное его повышение не создает необходимых стимулов для потенциальных кандидатов на вакантное рабочее место. Для более детального анализа процесса согласования спроса на труд и его предложения целесообразно исследовать этот процесс и на отраслевом уровне. В этом случае в модель (3) дополнительно включаются уравнения, описывающие динамику формирования вакантных рабочих мест в выделенных отраслях экономики.

Различия в макроэкономической динамике, обусловленные сценарными условиями, оказывают заметное воздействие на состояние основных параметров рынка труда, особенно в долгосрочном периоде. В пределах более короткого прогнозного горизонта различия не носят принципиального характера. Исходя из дальнейшей динамики, сценарий № 1 характеризует пессимистичный вариант развития сферы занятости и рынка труда. Сценарии № 2 и 3 сходны и детерминируют, на наш взгляд, консервативную динамику исследуемых процессов.

Использование модели (3) позволило проанализировать процесс согласования спроса на рабочую силу и ее предложения, причем динамика потенциальных работников и вакансий декомпонирована на составляющие - демографический и инвестиционный факторы, а также фактор взаимодействия вакантных рабочих мест и потенциальных работников.

Важной отличительной особенностью модели является возможность проводить анализ раздельно для женской и мужской занятости. Единственным ограничением является единая структура вакансий. Однако гендерно-нейтральная структура может существовать только при доступности вакансий для обоих полов. Для женщин такая доступность должна означать практическую возможность реализовать свои планы как по созданию семьи, рождению детей, так и по развитию профессиональной карьеры. Пока наблюдается ситуация, когда наибольший вклад в существование незаполненных вакансий вносит именно нерезультативное взаимодействие вакантных рабочих мест и потенциальных работников женского пола, т. е. несоответствие в движении вакансий и потенциальных работников проявляется особенно сильно в отношении женской рабочей силы.

Резюмируя, можно предложить принципы политики занятости, направленной на скорейшую реализацию превентивных мер и предотвращение накопления негативных тенденций. Очевидно, что дефицит рабочей силы будет препятствовать экономическому росту, поэтому необходимо задействовать недоиспользуемые по причине несбалансированности производственный потенциал и трудовые ресурсы. Результаты проведенного исследования дают основание полагать, что одной из мер смягчения дефицита женской рабочей силы может выступить увеличение срока выхода на пенсию по старости для женщин.

Несоответствие профессионально-квалификационной структуры вакансий существующему предложению на рынке труда может вести к длительному воспроизводству структурной составляющей безработицы. Из этого следует необходимость социальных издержек, например на социальную помощь и адаптацию, для тех, кто длительное время не может найти работу. Если текущее несовпадение есть результат запаздывания реакции рынка труда на изменения характеристик рабочей силы, то необходимо проводить следующие мероприятия политики занятости: дополнительный мониторинг состояния рынка труда

(например, в части профессиональной структуры вакансий), работу по профессиональной ориентации обратившихся в службу занятости; переобучение, переквалификацию или стимулирование получения дополнительной квалификации. Если инвестиционный спрос в экономике мал для генерирования достаточного количества вакансий требуемого уровня, то должна применяться политика как прямого, так и косвенного стимулирования спроса на рабочую силу. Последнее, как правило, менее дорого и более перспективно, однако недостаточно эффективно в краткосрочной перспективе; в то время как меры прямого регулирования требуют существенных затрат, однако при всех издержках политики занятости необходимо учитывать, что содействие более эффективному использованию ценных трудовых ресурсов обеспечивает преодоление препятствий к стабильному и поступательному экономическому развитию.

Литература

1. Коровкин А.Г. Динамика занятости и рынка труда. Вопросы макроэкономического анализа и прогнозирования. М.: МАКС Пресс, 2001.

2. Коровкин А.Г. Согласование динамики вакантных рабочих мест и рабочей силы в России // Проблемы прогнозирования. 1999. № 2.

3. ВольтерраВ. Математическая теория борьбы за существование. М.: Наука, 1976.

4. Кузнецов С.Г. Рынок рабочей силы: проблемы регулирования. М.: Современная экономика и право, 2004.

5. Гендер и экономика: мировой опыт и экспертиза российской практики / Отв. ред. и состав. кэ.н. Е.Б. Мезенцева. М.: ИСЭПНРАН — МЦГИ «Русская панорама», 2002.

6. Баскакова М.Е. Экономическая эффективность инвестиций в высшее образование в современной России: гендерный аспект. М.: Гелиос АРВ, 2002.

7. Коровкин А.Г., Королев И.Б. Динамика и структура занятого населения России по полу: опыт макроэкономической оценки //Проблемы прогнозирования. 2003. № 3.

8. Предположительная численность населения Российской Федерации до 2025 года. Стат. бюлл. М.: Федеральная служба государственной статистики, 2005.

9. ммм. economy.gov.ru. Сайт Министерства экономического развития и торговли российской Федерации.

10. Коровкин А.Г., Долгова И.Н., Королев И.Б., Подорванова Ю.А., Полежаев А.В. Занятость и рынок труда в России: проблемы и ограничения // Проблемы прогнозирования. 2005. № 4.

11. Спрос и предложение на рынке труда и рынке образовательных услуг в регионах России // Сб. докладов по материалам Второй Всероссийской научно-практической Интернет-конференции (26-27 октября 2005 г.). Кн. I. Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2005.

12. Коровкин А.Г., Долгова И.Н., Королев И.Б. Современные демографические тенденции как предпосылка возникновения дефицита рабочей силы на российском рынке труда. Социальная и демографическая политика. М.: Издательский Дом ПАНОРАМА. 2006. № 4.

13. Коровкин А.Г., Долгова И.Н., Королев И.Б. Дефицит рабочей силы в экономике России: макроэкономическая оценка //Проблемы прогнозирования. 2006. № 4.

Тыс. чел.

34000

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

33500

33000

Приложение

Прогноз численности занятых мужчин (а) и женщин (б) в экономике РФ

Тыс. чел.

а)

б)

Прогноз численности общей безработицы среди мужчин (а) и женщин (б) в экономике РФ

Тыс. чел. Тыс. чел.

Год

а)

б)

Прогноз коэффициента напряженности для мужской (а) и женской (б) безработицы в РФ

Год

а)

б)

Рисунок. Варианты прогнозов до 2017 г.: ------------ 1; _ 2; -— 3

%

%

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.