Научная статья на тему 'Проблемы согласования спроса на рабочую силу и ее предложения на российском рынке труда'

Проблемы согласования спроса на рабочую силу и ее предложения на российском рынке труда Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
3256
445
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Коровкин Андрей Германович

В статье рассматриваются проблемы и особенности развития российского рынка труда, исследуется процесс согласования спроса на рабочую силу и ее предложения, выявляются и анализируются детерминирующие развитие этого процесса факторы. Обсуждаются возможности учета структурных характеристик спроса и предложения, а также динамики заработной платы при анализе процесса их согласования на российском рынке труда. Даются прогнозные оценки динамики его основных параметров.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Коровкин Андрей Германович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Проблемы согласования спроса на рабочую силу и ее предложения на российском рынке труда»

ПРОБЛЕМЫ СОГЛАСОВАНИЯ СПРОСА НА РАБОЧУЮ СИЛУ И ЕЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ НА РОССИЙСКОМ РЫНКЕ ТРУДА

В статье рассматриваются проблемы и особенности развития российского рынка труда, исследуется процесс согласования спроса на рабочую силу и ее предложения, выявляются и анализируются детерминирующие развитие этого процесса факторы. Обсуждаются возможности учета структурных характеристик спроса и предложения, а также динамики заработной платы при анализе процесса их согласования на российском рынке труда. Даются прогнозные оценки динамики его основных параметров.

Согласование спроса на рабочую силу и ее предложения - ключевой процесс на рынке труда, что определяет необходимость его всестороннего изучения, в том числе как неотъемлемой части всего комплекса народнохозяйственных взаимосвязей. В настоящей работе под процессом согласования понимается поиск соответствия между количественными и качественными характеристиками спроса на рабочую силу и ее предложения, которые рассматриваются на макроэкономическом уровне. Спрос и предложение рабочей силы существуют в экономике в удовлетворенном и неудовлетворенном (текущем) состоянии. Численность занятого в экономике населения характеризует удовлетворенный, а число вакантных рабочих мест - неудовлетворенный (текущий) спрос на рабочую силу, в целом они составляют совокупный спрос на рабочую силу. Аналогично в совокупном предложении рабочей силы выделяется часть, тождественно равная удовлетворенному спросу на рабочую силу, и часть, соответствующая неудовлетворенному (текущему) предложению - численность безработного населения. Поскольку в российской статистике под численностью безработного населения может пониматься как официально зарегистрированная в органах службы занятости численность, так и исчисленная по методологии Международной организации труда (МОТ), в настоящей работе под текущим предложением рабочей силы понимается именно последняя (если не оговорено иное). Отметим также, что потребность работодателей в работниках, заявленная в государственные учреждения службы занятости, также может пониматься как «официально зарегистрированная» часть текущего спроса на рабочую силу. Следовательно, есть проблема определения истинной (вероятно, более высокой) величины текущего спроса на рабочую силу, в том числе с помощью экспертных оценок.

Для отдельных сегментов рынка труда стоит задача наиболее полного учета факторов, влияющих на процесс согласования спроса на рабочую силу и ее предложения, что требует проведения более детального исследования. Но ограничения по доступной статистической информации детерминируют как контуры такого анализа и границы использования существующего прогнозно-аналитического инструментария, так и направления его совершенствования.

Структурные изменения и дисбалансы, характерные для двадцатилетнего периода существования современного российского рынка труда, остаются его ключевой проблемой [1, 2]. Они обусловлены несовпадением количественных и качественных характеристик спроса на рабочую силу и ее предложения. Формально набор рассматриваемых характеристик может быть настолько широким, что полное их совпадение становится невозможным. Однако если различия не так значительны, то спрос и предложение на рынке труда соответствуют друг другу. Несовпадения качественных характеристик спроса и предложения принципиального характе-

ра создают ситуацию, когда на рынке труда одновременно наблюдаются неудовлетворенные спрос и предложение [2].

Для оценки эффективности процесса согласования спроса на рабочую силу и ее предложения необходимо учитывать различные их характеристики. Так, характеристикой текущего спроса на труд, т.е. вакантных рабочих мест, является, прежде всего, их отраслевая, профессионально-квалификационная или региональная принадлежность. Вакантные рабочие места различаются также по требуемому от кандидатов уровню образования. Опыт работы, дополняя перечисленные характеристики, имеет и самостоятельное значение. Важна и такая характеристика рабочего места, как предлагаемый уровень заработной платы. Хотя с точки зрения прикладного моделирования данный критерий сложно формализуем, в реальности можно выделить сегменты высоко- и низкооплачиваемых рабочих мест. Среди многообразия других характеристик вакантного рабочего места следует отметить: временный (сезонный) или постоянный их характер; сектор, где вакансия возникла (формальный или неформальный, государственный или негосударственный). Как показано в работе [3], определенному рабочему месту может быть поставлен в соответствие ряд других характеристик, в том числе технико-функциональных. Отдельного упоминания заслуживает стоимость создания конкретного рабочего места.

Большая часть перечисленных характеристик свойственна и предложению труда. Так, потенциальный работник может принять (отвергнуть) предложение занять соответствующую вакансию в зависимости от того, соответствует (или нет) она его представлениям об условиях и уровне оплаты труда. В терминах экономической теории это означает, что его решение будет зависеть от того, как соотносятся предлагаемый и резервный уровни заработной платы для данного индивида. В то же время рабочей силе свойственна дифференциация и по другим признакам, которые непосредственным образом влияют на эффективность ее использования, а зачастую определяют специфические условия применения труда, например, требования к уровню здоровья кандидатов. При этом такие требования могут быть выражены как в явной, так и неявной форме (скажем, рассматриваются только те кандидаты, которые прошли срочную военную службу).

Масштабы рассогласования спроса на рабочую силу и ее предложения в России. Эти масштабы значительны, однако их достаточно трудно точно определить, поскольку при учете различного набора качественных характеристик спроса и предложения рабочей силы возможна и различная степень структурной несбалансированности на рынке труда.

Сравнение абсолютных показателей спроса на рабочую силу и ее предложения -наиболее очевидный индикатор их соотношения (табл. 1). Однако при этом возникает проблема точного определения значений этих показателей. Так, при оценке величины спроса на рабочую силу возникает проблема учета реального объема затрат труда. В условиях существования скрытой безработицы среднегодовая численность занятого населения не может быть адекватным измерителем затрат труда, и, следовательно, полноценно использоваться при расчетах величины спроса на рабочую силу. Понятно, что особенно актуальной для российской экономики эта проблема была во второй половине 1990-х годов, когда сдерживался процесс массового высвобождения работников. Практика увольнений в условиях кризиса 20082009 гг. показала, что соответствующие механизмы адаптации к кризисным условиям сохранились при более явной роли государства как «социального гаранта». Существование вторичной, третичной и т. д. занятости затрудняет использование величин численности занятого населения при определении спроса на рабочую силу.

Таблица 1

Динамика показателей спроса и предложения на рабочую силу в 2000-2009 гг.

Изменения за

Показатель 2000 г. 2001-2005 гг., 2006-2007 гг., 2008-2009 гг., 2009 г.

тыс. % тыс. % тыс. %

Число вакантных рабочих мест*, тыс. ед. 805 111 13,8 298 32,5 -205 -16,9 1009

Доля текущего спроса в общей величине совокупного спроса на рабочую силу, % 1,2 8,2 27,9 -15,3 1,4

Среднегодовая численность занятого населения, тыс. чел. 65070 3099 4,8 2401,6 3,5 -1286 -1,8 69285

Численность безработных по методологии МОТ, тыс. чел. 7700 -2437 -31,6 -674 -12,8 1784 37,2 6373

Доля текущего предложения в общей величине совокупного предложения рабочей силы (уровень безработицы), % 10,5 -2,90 -1,50 2,30 8,4

Численность официально зарегистрированных безработных, тыс. чел. 1070 777 73 -287 -16 524 37 2084

Доля текущего предложения в общей величине совокупного предложения рабочей силы (уровень официально зарегистрированной безработицы), % 1,62 62,6 -17,8 38,8 2,92

* Потребность работодателей в работниках, заявленная в государственные учреждения службы заня-

тости населения, в среднем за год.

С точки зрения международного опыта все формы «внутренней» гибкости рынка труда (частичная безработица, деление рабочего времени и др.), несмотря на все издержки, в социальном и экономическом отношении предпочтительнее «внешней» гибкости (массовых увольнений, застойной безработицы, деквалификации и социальной деградации больших масс людей). Скрытая безработица позволяет снизить остроту социальной напряженности, «растянув» во времени процесс высвобождения рабочей силы.

Острота проблемы несбалансированности на рынке труда определяется направлением и интенсивностью структурных сдвигов в численности занятого и безработного населения, числе вакантных рабочих мест, а также изменениями в структуре важнейших макроэкономических факторов, их определяющих. Для количественной оценки таких сдвигов могут быть использованы соответствующие индексы;. Они отражают общую интенсивность структурных сдвигов исследуемых показателей - применительно к рынку труда, как правило, пространственной или иной структуры - и, таким образом, позволяют проводить межвременной сопоставительный анализ направлений и интенсивности структурных сдвигов. Так, анализ динамических аспектов сдвигов в отраслевой структуре основных факторов производства (валовых выпусков, основных фондов, фондов оплаты труда, занятости) показывает обострение в 1990-е годы структурных диспропорций между отраслями и секторами экономики, что обусловливает необходимость согласования динамики изменения основных факторов производства. Значения индекса 1Е, рассчи-

1 Эти индексы неоднократно использовались нами в анализе состояния и динамики основных показателей российского рынка труда (см. [1, 6, 7]). Среди них: индекс 1е, характеризующий разброс приростов значений составляющих элементов того или иного показателя [1]; индекс Гатева 1а [4]; индекс I&, характеризующий угол между двумя структурами [5].

танные за период 1980-2004 гг. для названных макроэкономических показателей экономики РФ, приведены на рис. 1.

Ед.

Рис. 1. Динамика значений индекса отраслевых структурных сдвигов 1Е в основных факторах производства:

—♦— занятость; —■— валовой продукт; —О— основные фонды; —•— фонд оплаты труда

Оценка интенсивности сдвигов в структуре занятости по видам экономической деятельности для экономики России в 2000-е годы невысока относительно ее уровня в 1990-е годы (рис. 2).

Ед.

Рис. 2. Динамика значений индексов структурных сдвигов (1Е) , в численности занятых по видам экономической деятельности

В 2000-2005 гг. изменения значений индекса 1Е были скачкообразными, хотя и с очень небольшой амплитудой, а в 2006-2009 гг. проявляется их слабая тенденция к росту.

Структурные изменения текущего спроса на рабочую силу и ее предложения в основных макроэкономических факторах многообразно сказываются на рынке труда и структуре занятости. В случае заметного рассогласования эти изменения приводят к важнейшему результату - структурным дисбалансам на национальном и локальных рынках труда. Для их измерения может быть использован индекс структурной безработицы [1, 2, 8], показывающий, в какой мере существующая на рынке труда безработица объясняется несоответствием качественных характеристик спроса и предложения рабочей силы.

Анализ, например, динамики региональной структурной безработицы на основе месячных данных о заявленной в службу занятости потребности предприятий в работниках и об официально зарегистрированной численности безработных показывает, что изменение значений уровня структурной безработицы имеет ярко выраженный сезонный характер (рис. 3).

Ед.

Рис. 3. Динамика индекса региональной структурной безработицы (/„), исчисленного по данным официально зарегистрированных в службе занятости безработных

Пики значений региональной структурной безработицы и численности безработного населения совпадают во времени. Затем уровень региональной структурной безработицы падает и достигает своих минимальных значений, как правило, в мае-сентябре каждого года. В 2008 г. значение исследуемого показателя снизилось к сентябрю до 31,6% общей величины официально регистрируемой безработицы. Затем уровень региональной структурной безработицы увеличивался, достигнув в феврале 2009 г. максимального за 2001-2009 гг. значения (40,5%). В марте-июле 2009 г. наблюдалось сокращение уровня региональной структурной безработицы. При этом сложившийся к июлю 2009 г. ее уровень был даже ниже, чем в аналогичный период в 2007-2008 гг. Таким образом, экономический кризис стимулировал как относительное, так и (с учетом роста численности зарегистрированных безработных) абсолютное увеличение региональной структурной безработицы. В январе-сентябре 2010 г. значение индекса структурной безработицы постоянно снижалось от максимального уровня в январе до минимального - в сентябре. Подобные оценки укрепляют общую тенденцию к снижению данного вида структурной безработицы. Они приближаются по своим значениям к порогу, когда должно наступить сезонное их увеличение, характерное для последних предкризисных лет.

Проведенные расчеты индекса структурной безработицы позволяют определить регионы, где структурные дисбалансы особенно сильны [9, 10]. Например, максимальные дисбалансы характерны для московского рынка труда, где большое число вакантных рабочих мест соотносится с небольшим числом официальных безработных. В табл. 2 приведен соответствующий перечень регионов, в которых в сентябре 2010 г. и в феврале 2009 г. были зафиксированы минимальный и максимальный уровни структурной безработицы за 2001-2010 гг.

Реальный вклад структурной компоненты в российскую безработицу, вероятно, выше приведенных оценок. Связано это с тем, что на рынке труда, наряду с региональными, есть и отраслевые (по видам экономической деятельности), профессиональные, квалификационные, образовательные асимметрии.

Таблица 2

Регионы с наибольшими структурными дисбалансами на рынке труда, проц. п.*

Регион (год) (и/и)-(у/у) > 0 Регион (и/и)-(у/у) < 0

2009 г. (февраль)

Респ. Дагестан 2,8 Сахалинская обл. -0,4

Алтайский край 2,7 Кировская обл. -0,5

Респ. Ингушетия 2,4 Калужская обл. -0,9

Челябинская обл. 2,4 Красноярский край -1,0

Свердловская обл. 2,3 Тюменская обл. -1,1

Респ. Башкортостан 1,7 Камчатский край -2,0

Пензенская обл. 1,6 Краснодарский край -2,6

Кабардино-Балкарская Респ. 1,5 г. Санкт-Петербург -2,8

Забайкальский край 1,4 Московская обл. -5,2

Ставропольский край 1,3 г. Москва -23,4

2010 г. (сентябрь)

Респ. Ингушетия 3,9 Ростовская обл. -0,5

Респ. Дагестан 3,1 Новосибирская обл. -0,8

Алтайский край 2,1 Ленинградская обл. -0,8

Свердловская обл. 1,9 Приморский край -1,0

Челябинская обл. 1,3 Нижегородская обл. -1,5

Респ. Татарстан 1,2 Московская обл. -1,5

Респ. Северная Осетия-Алания 0,9 Тюменская обл. -1,6

Ставропольский край 0,8 Краснодарский край -3,8

Пермский край 0,8 г. С.-Петербург -3,8

Кабардино-Балкарская Респ. 0,7 г. Москва -8,5

* и-безработица; у-вакантные рабочие места, і-индекс региона.

На предкризисной фазе экономического роста в 2007-2008 гг. этот вклад, на наш взгляд, вплотную приближался к 100% (при сокращении общей численности безработных до 4 млн. чел. к маю 2008 г.). В среднесрочной перспективе, если исходить из сложившегося тренда, это может стимулировать повышение «естественного уровня безработицы» на российском рынке труда и затруднить сокращение безработицы до «докризисного» уровня. В этих условиях без реализации мер по борьбе со структурной безработицей и причинами ее возникновения, в том числе путем создания новых рабочих мест в регионах с напряженной ситуацией на рынке труда ((^■/^-(^■/^>0), трудно ожидать существенного снижения численности безработных в ближайшей перспективе.

Задачи выхода из кризиса, дальнейшего реформирования экономики, ее структурной перестройки для экономического подъема особенно остро ставят проблемы согласованного развития основных факторов производства. Решение согласования должно быть направлено на обеспечение эффективной занятости населения страны и ее регионов, характеризующейся соответствием между спросом населения на рабочие места и их наличием, между спросом производства на рабочую силу и ее предложением, согласованностью процессов формирования занятости и ее структур с демографическим развитием и динамикой системы профессионального образования.

Масштабы несоответствия спроса и предложения на рабочую силу определяют резервы роста эффективности процесса согласования спроса на рабочую силу и ее предложения. Эти резервы заключаются в обеспечении максимального согласования количественно и качественно этих показателей. Решение этой задачи требует проработки текущих и перспективных проблем развития занятости при проведении экономической политики. В противном случае в структурах занятости и на рынке труда могут возникнуть устойчивые регрессивные процессы. Поэтому прогнозирование занятости населения и ее структур, динамики рынков труда должно занимать важное место в деятельности федеральных и региональных органов управления, что в свою очередь требует разработки

соответствующего прогнозно-аналитического инструментария. Как показывает накопленный нами опыт, в качестве такого инструментария могут выступать одно- и многосекторные модели согласования спроса на рабочую силу и ее предложения [1, 11].

Развитие прогнозно-аналитического инструментария. В названных моделях исследуется совместная динамика числа вакантных рабочих мест (ИХ)) и численности потенциальных работников (и(Х)), под которой понимается, например, все незанятое в исследуемой системе население в трудоспособном возрасте. В качестве потенциальных работников могут быть рассмотрены и безработные, исчисленные по методологии МОТ. В частности, односекторные модели позволяют осуществлять прогнозно-аналитические расчеты для экономики России или ее региона в целом. В свою очередь многосекторные модели используются для изучения структур занятости населения: отраслевой, по видам экономической деятельности, территориальной, профессионально-квалификационной (по видам занятий), образовательной, гендерной и др.

Применительно к односекторной модели система уравнений, описывающая взаимосвязанное изменение численности потенциальных работников (текущего предложения рабочей силы) и количества вакантных рабочих мест (текущего спроса на рабочую силу) в экономике, выглядит следующим образом:

Г&и / & = 8 0и + и, и 1 0 . (1) [&//& = 81V + и 2 т

Введенное определение потенциальных работников позволяет наметить подход к решению задачи согласования спроса экономики на рабочую силу и ее предложения, поскольку дает возможность упростить в модели взаимосвязи с демографическими процессами. Применительно к модели (1) к потенциальным работникам относятся следующие группы населения: неработающие инвалиды 1-й и 2-й групп, занятые в домашнем хозяйстве, служащие в армии, нуждающиеся в трудоустройстве и др.

Коэффициент в уравнениях (1) характеризует интенсивность общего движения рабочей силы, а коэффициент ц2 - интенсивность общего движения вакантных рабочих мест вследствие движения рабочей силы. Допустимо предположить, что М 1=М 2=М, так как увольнение работника ведет к увеличению на единицу числа потенциальных работников и вакансий, а прием потенциального работника на вакантное рабочее место - к уменьшению на единицу числа тех и других. Коэффициент м характеризует изменение численности потенциальных работников (и соответственно вакантных рабочих мест) за счет их взаимодействия.

Коэффициент прироста потенциальных работников 80 поддается лишь косвенному управлению путем воздействия на факторы, определяющие процессы рождаемости, смертности и миграции. Как непосредственным (например, ограничение приема), так и косвенным (изменение значений факторов движения рабочей силы) управляющим воздействиям подвержен параметр |М. Коэффициент прироста 81 можно варьировать путем изменения политики открытия новых и/или сокращения старых рабочих мест.

Такой подход открывает значительные возможности для рассмотрения более общих случаев. Например, когда вместо совокупного количества вакансий V рассматривается множество И\, и2,..., Ип, где п - число секторов экономики (видов экономической деятельности (отраслей), регионов, иных объектов классификации вакансий).

Пусть 81, 82 ,..., 8п - коэффициенты прироста вакансий в каждом секторе за счет движения рабочих мест. Динамику численности потенциальных работников (7) необходимо описать отдельно по аналогии с односекторной моделью. Тогда рассматриваемая система примет вид:

^/ & = (8 ■ + и 7, ■ = 1, п

" . (2) &7/&Х = (8 0 + ^ и j V j )и

1=1

Если множество вакантных рабочих мест в экономике, рассматриваемое в базовой многосекторной модели [1, 11], дополнить вакантными ученическими местами по уровням системы профессионального образования (СПО), то такой вариант модели позволяет проводить анализ процесса согласования спроса на рабочую силу и ее предложения с учетом динамики рынка образовательных услуг [12]. Тогда VI, v2 ,..., Vп -множество рабочих и ученических вакантных мест, где п - число секторов экономики, включая уровни СПО. Под численностью потенциальных работников (и(Х)) понимается общая численность незанятого в экономике и на очном обучении в СПО населения РФ. Здесь при аналогичных базовой модели (2) гипотезах 80, 8j -коэффициенты прироста, выражающие отношение приростов &и/& и ^■/& к значениям и и vj соответственно, а и - коэффициенты, характеризующие отношение приростов численности занятых в секторах экономики и на очной форме обучения в СПО к произведению величин и и vj с обратным знаком.

Таким образом, численность учащихся очных отделений в СПО (по уровням) рассматривается в качестве самостоятельной переменной, как и численность занятых в экономике и ее секторах. Численность потенциальных работников определяется как численность незанятого в экономике и на учебе в СПО населения в трудоспособном возрасте. Число вакантных рабочих мест в экономике определяется в модели как сумма собственно числа вакантных рабочих мест в секторах, регистрируемых службой занятости или службой государственной статистики, и числа работников, принятых на работу в экономику и ее секторы.

Под вакантными ученическими местами в системе образования (аналогично вакантным рабочим местам в экономике) в свою очередь понимаются свободные места для очного обучения, на которые претендуют абитуриенты и которые возникают вследствие движения учащихся внутри системы образования (например, перехода студента из одного вуза в другой). Таким образом, прием в СПО за год - это вакантные ученические места для желающих получить очное образование того или иного уровня.

Учет фактора образования при согласовании спроса на рабочую силу и ее предложения возможен и на основе более сложных построений. Так, в работе [13] рассматривается несколько групп потенциальных работников. Решается задача оценки процесса согласования спроса на рабочую силу и ее предложения не только с учетом развития системы образования, но и структуры спроса экономики на рабочую силу по уровням образования. В этом случае с учетом принятых ограничений и допущений модель (2) позволяет исследовать взаимодействие отраслей экономики и системы образования в динамике, анализировать его результаты с точки зрения взаимосвязанного развития сферы занятости и системы образования по ее уровням.

Применение модели к процессу согласования спроса и предложения рабочей силы в рамках профессионально-квалификационной (точнее по видам занятий) и образовательной структур занятости имеет статистические ограничения, связанные с отсутствием данных о структуре и динамике вакантных рабочих мест в профессионально-квалификационном и образовательном разрезах в динамике. Для преодоления этих ограничений может быть предложен следующий подход. Рассматривается двухсекторная модель согласования спроса на рабочую силу и ее предложения (2). В ней выделяются один - любой из анализируемых - сектор (сектор X) и «все остальные». Например, если в качестве сектора X рассматривается численность занятого в экономике населения с высшим профессиональным образованием,

то сектор «все остальные» определяется как разность между численностью всех занятых в экономике РФ и занятых с высшим профессиональным образованием. Накладываются определенные ограничения на соотношение параметров используемой модели (2) с учетом оценок параметров односекторной модели (1). Далее полученная система решается относительно неизвестного параметра - числа вакантных рабочих мест в секторе X. Затем процедура повторяется для каждого из всех остальных рассматриваемых секторов, а полученные оценки корректируются с учетом известных величин общей численности регистрируемых вакантных рабочих мест и объемов движения рабочей силы.

Другое направление развития модели (1) связано с тем, что вместо общего числа потенциальных работников рассматриваются их группы, сформированные по определенному критерию (например, полу, возрасту, уровню образования).

Пусть е01, е02 ,..., е0т - коэффициенты прироста потенциальных работников в каждой их группе за счет движения рабочей силы. Динамику численности вакантных рабочих мест V необходимо описать отдельно по аналогии с односекторной моделью. Тогда рассматриваемая система примет вид:

Л71 /& = (8 01 + и ■ v)Ui, 1 = 1, п

т , (3)

Лу / л = (81 + ^ и 71) V

1=1

где п - число рассматриваемых групп.

При анализе гендерных особенностей согласования спроса на рабочую силу и ее предложения п равно двум, при изучении возрастных особенностей - числу выделяемых возрастных групп. При исследовании образовательных особенностей п равно числу выделяемых уровней образования или подготовки (в наиболее простом случае (п=2) вся рабочая сила делится на квалифицированную и неквалифицированную).

Так, предполагая, что вакансии в экономике гендерно-нейтральны, получим следующую систему, позволяющую исследовать динамику предложения рабочей силы по полу [1]:

Л\/& = (81 + и 1и1 + и 2 и 2) V < &и1 / & = (8 01 + и1 v)u1 , (4)

Ли 2 / & = (8 02 + и 2 v)u 2

где 81 - коэффициент прироста вакансий в экономике за счет движения рабочих мест вследствие тенденций изменения спроса, процессов создания новых и ликвидации старых рабочих мест (далее - инвестиционно -производственный параметр, или параметр спроса на рабочую силу); 80ь 802, - коэффициенты прироста потенциальных работников (мужчин и женщин соответственно) за счет демографических факторов; Ц1, ц2 - параметры модели, характеризующие взаимодействие потенциальных работников (мужчин и женщин) и вакантных рабочих мест (параметры движения рабочей силы).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Значения параметров модели (4) определяются на основе имеющейся статистической информации. Параметры 801, 802 приняты равными отношению прироста населения в трудоспособном возрасте соответствующего пола к численности потенциальных работников. Параметры Ц1, ц2 равны отношению прироста занятых в экономике (соответственно мужчин и женщин), взятого с обратным знаком, к произведению численности потенциальных работников и вакантных рабочих мест. Наконец, 81, характеризующий изменение числа вакантных рабочих мест (спрос на рабочую силу), определяется как отношение суммы прироста вакантных рабочих мест и прироста численности занятых в экономике к общему числу вакансий.

Еще одно возможное направление развития предлагаемого подхода к моделированию динамики рынка труда - исследование взаимосвязи соотношения спроса на рабочую силу и ее предложения и динамики заработной платы. В этом случае2 рассматривается гипотеза о том, что изменение заработной платы пропорционально расхождению между спросом (&), который может быть измерен количеством вакантных рабочих мест, и предложением (5) рабочей силы:

М / м = а[(Л - 5)/ 5] (5)

где а - параметр скорости адаптации («настройки»); м - номинальная начисленная заработная плата; М - ее прирост.

Соотношение (5) Липси назвал «функцией настройки». Даже если конкретная форма функции настройки известна, это не «проясняет» факторов, определяющих неравновесное состояние на рынке труда [14]. Их выявление, классификация и анализ - предмет специального исследования, результаты которого затем используются для более детального изучения поведения функции (5) [15].

Применение рассмотренных выше подходов к анализу и прогнозированию динамики занятости и рынка труда позволяет получить комплексную оценку результативности процесса согласования спроса на рабочую силу и ее предложения, а также его важнейших особенностей, учитывающую воздействие на этот процесс основных социально-экономических факторов.

Ретроспективный анализ динамики коэффициентов модели (1). Анализ показывает, что несогласованность развития системы рабочих мест и динамики населения и трудовых ресурсов в условиях экстенсивного роста экономики наблюдалась с начала 1970-х годов [1, 16]. Проявление рассмотренных тенденций имело свою региональную и отраслевую специфику. Количество вакантных рабочих мест тогда оценивалось на основе данных о дефиците трудовых ресурсов в СССР, который рассчитывался как разность между численностью рабочих и служащих, определенной по сумме планов предприятий, и их фактической численностью. Например, число вакантных рабочих мест в промышленности СССР принималось равным отношению дефицита кадров в ней к среднему по отрасли коэффициенту сменности. Полученные результаты частично отражены в табл. 3.

Таблица 3

Оценка прироста численности потенциальных работников и вакантных рабочих мест в промышленности СССР, % к 1970 г.

Год Прирост потенциальных работников Прирост вакансий

1975. 9,6 21,4

1980 17,0 55,3

1985 18,8 88,3

Оценка числа вакантных рабочих мест в РФ для периода плановой экономики достаточно условна, так как при определении величины дефицита трудовых ресурсов не оценивается истинная потребность отрасли в кадрах. Однако, как показали дальнейшие расчеты, полученные оценки позволяли неплохо описывать динамику текущего спроса на рабочую силу в зависимости от экзогенных переменных. Использование оценок числа вакантных рабочих мест в СССР приводит к тому, что рассчитываемые для соответствующего периода параметры модели (1) также носят оценочный характер. Модель (1) может быть использована в аналитических целях, например, при оцен-

2 Фактически проверяется гипотеза Липси, который установил, что и уровень безработицы (и), и прирост уровня безработицы (и) сильно влияют на величину М / м [14].

ке числа вакантных рабочих мест на ретроспективном периоде. Пусть стоит задача оценки числа вакантных рабочих мест в 1970-1989 гг., тогда этот период можно рассматривать как «прогнозный».

По данным за 1990-2009 гг. оцениваются эконометрические зависимости, описывающие динамику параметров модели (1). При этом временная ось направлена в обратную сторону: за первую точку принимаем 2009 г., а значения 1990 г. - последняя точка перед прогнозным периодом. Соответственно рассматривается и динамика объясняющих факторов. Если численность населения в 1990-1995 гг. росла, то в 1995-1990 гг. она сокращается3. Результаты апробации предложенного подхода свидетельствуют, что он позволяет получить адекватные, по крайней мере на уровне тенденций, оценки изменения числа вакантных рабочих мест. Так, например, по сравнению с 1990 г. численность вакантных рабочих мест к 1985 г. возрастает почти в 2,3 раза. В 1985-1975 гг. число вакантных рабочих мест заметно колебалось, оставаясь тем не менее на достаточно высоком уровне. В 1975-1970 гг. соответствующий уровень заметно ниже. Таким образом, полученные результаты согласуются с ранее полученными выводами о том, что после 1975 г. в экономике началось увеличение вакантных рабочих мест. Результаты апробации позволяют предположить, что данный подход, в принципе, может быть применен на основе соответствующего инструментария и для оценки ретроспективной динамики других социально-экономических показателей.

Как показано на рис. 4, до 1985 г. в экономике России происходил значительный рост числа вакансий, который затем сменился не менее существенным их снижением.

П отенциал ьные работники, тыс. чел.

Вакансии, тыс. ед.

Рис. 4. Совместная динамика потенциальных работников и вакантных рабочих мест за 1970-2009 гг.

Одновременно с этим (до 1990 г.) сокращалась численность потенциальных работников, причем более интенсивно (почти на 20%), чем уменьшалось число вакантных рабочих мест. После 1990 г. число потенциальных работников резко увеличивается. Постоянный их рост в этот период определялся текущей демографической конъюнктурой и низким уровнем вакансий в экономике, так как спрос на рабочую силу уменьшался вследствие общего спада в экономике и значительного снижения

3 Например, если в 1991 г. по сравнению с 1990 г. показатель вырос на 5%, (с 1 до 1,05), то при формировании динамического ряда «вспять» при переходе от 1991 г. к 1990 г. происходит сокращение на 4,8% (с 1,05 до 1).

объема ВВП и инвестиций в основной капитал. Естественным результатом этого стало значительное увеличение общей безработицы.

Экономический подъем после 1999 г. стимулировал рост числа вакантных рабочих мест, который происходил на фоне дальнейшего увеличения численности потенциальных работников, обусловленного сложившимися демографическими тенденциями. Это, безусловно, осложняло задачу сокращения безработицы и достижения разрядки на рынке труда. Таким образом, в развитии рынка труда за последние 40 лет можно выделить следующие основные периоды.

Первый период - 1971-1986 гг. : е0>0, ех>0, ц<0. Данной ситуации соответствует экстенсивный рост экономики, увеличение занятости не поглощает всего прироста вакансий (см. рис. 4). Сокращение вакансий более интенсивно происходит за счет привлечения женского труда. В конце рассматриваемого периода данное условие нарушается.

Второй период - 1987-1992 гг.: е0 >0, ц>0 (кроме 1988-1989 гг.), еа<0. В этом случае наблюдался экономический спад, при котором сокращение вакансий происходило в начале периода при уменьшающейся, а в конце - при растущей занятости.

Третий период - 1993-1998 гг.: е0>0, ц>0, ех<0. Эта ситуация интерпретируется как экономический спад при сопутствующем ему сокращении числа вакантных рабочих мест и занятости. Общая численность потенциальных работников растет вследствие как демографического фактора, так и фактора движения рабочей силы.

Четвертый период - 1999-2008 гг. : е0>0, ех>0, ц<0. Тенденции экономического роста проявляются в увеличении численности занятого населения и снижении безработицы. Вместе с тем это увеличение не поглощает всего прироста вакантных рабочих мест. На фоне экономического роста и расширения занятости обостряются структурные проблемы рынка труда.

Пятый период - 2009 г.: е0<0, ех<0, ц>0. Тенденции экономического кризиза проявляются в увеличении безработицы и снижении численности занятого населения. Число вакантных рабочих мест снижается.

Проведенный сопоставительный анализ динамики коэффициентов модели в предложенной периодизации ставит вопрос о вкладе в изменение рассматриваемых параметров рынка труда основных факторов: демографического, инвестиционнопроизводственного, взаимодействия (совместного движения потенциальных работников и вакантных рабочих мест).

Оценка основных доминант изменения спроса на рабочую силу и ее предложения. Прирост как потенциальных работников, так и вакансий в рамках рассматриваемой модели может быть разложен на две его составляющие: во-первых, на демографическую (е0и) и составляющую взаимодействия (движения) (цму); и во-вторых - на инвестиционно-производственную (е^) и взаимодействия (движения).

Декомпозиция влияния отдельных факторов на общее изменение анализируемых параметров показала, что изменение численности потенциальных работников происходит под влиянием собственно демографического фактора и фактора движения рабочей силы (табл. 4). Знак общего изменения в таблице показывает, увеличилось или сократилось общее число потенциальных работников. Отрицательное значение вклада фактора означает, что он действует в направлении снижения числа потенциальных работников. Отметим, что сокращение числа вакантных рабочих мест в результате действия фактора движения рабочей силы означает расширение занятости, т. е. такое направление действия фактора следует считать положительным с экономической точки зрения. Согласно анализу вкладов факторов в прирост потенциальных работников, в 1970-1980-е годы оба фактора оказывали заметное и сопоставимое по силе воздействие на изменение численности потенци-

альных работников. До 1987 г. прирост потенциальных работников был стабильно отрицательным. По степени значимости влияния на итоговый результат в этот период доминирует фактор движения рабочей силы, который обеспечивал не менее 60% общего изменения значения показателя.

Таблица 4

Вклад отдельных факторов в изменение численности потенциальных работников в отдельные годы, %

Фактор 1975 г. 1980 г. 1985 г. 1990 г. 1995 г. 2000 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г.

Демографический Движения рабочей 1000 192 -37 38 13 268 1327 54 48 112 -434

силы -1100 -292 -63 62 87 -168 -1227 -154 -148 -212 534

Изменение, всего -100 -100 -100 100 100 100 100 -100 -100 -100 100

В период экономического спада в основном доминирует фактор движения рабочей силы, который действует в сторону увеличения числа потенциальных работников. Спад в экономике сопровождался сокращением численности занятого населения.

Иными словами, социально-экономические факторы довлеют над демографическим. При этом рост численности потенциальных работников в результате воздействия фактора движения, вообще говоря, характеризует это движение как недостаточно эффективное с точки зрения взаимодействия сил спроса и предложения на рынке труда, поскольку на рынке одновременно существуют как неудовлетворенный спрос, так и неудовлетворенное предложение. Демографический фактор вновь становится значимым только во второй половине 1990-х годов. Например, в 1995 г. он определял только 13% прироста потенциальных работников. В 1996-1998 гг. его вклад в прирост численности потенциальных работников составил от 25 до 50%. С 1999 г. демографический фактор стал доминирующим. При этом на рынке труда наблюдалась ситуация, когда воздействие демографического фактора приводило к увеличению числа потенциальных работников, а совместное движение работников и рабочих мест только часть этого прироста превращало в прирост числа занятого в экономике населения. В дальнейшем ежегодный прирост численности потенциальных работников вследствие действия демографического фактора составлял не менее 400 тыс. чел. С 2006 г. ситуация изменилась. Сокращение численности российского населения в трудоспособном возрасте приводит к тому, что увеличение числа потенциальных работников происходит в гораздо меньших масштабах, что вызывает необходимость все более широкого использования труда иностранных работников. В свою очередь расширяющаяся занятость «поглощает» весь «демографический» прирост потенциальных работников, а также часть потенциальных работников, составлявших эту категорию в предыдущие периоды. Соответственно на этой стадии развития рынка труда могут возникать локальные проблемы нехватки рабочей силы. В продолжительной перспективе такая динамика показателей рынка труда свидетельствует о его постепенном «перегреве». Изменения в соотношении силы и направления воздействия рассматриваемых факторов в кризисный период становятся заметными только к 2009 г.

Динамика вакансий также определяется взаимным влиянием двух факторов: инвестиционно-производственного и фактора совместного движения потенциальных работников и рабочих мест (движения рабочей силы) - эти факторы оказывали на нее существенное воздействие (табл. 5).

Фактор движения рабочей силы до 1986 г. отрицательно влиял на число вакантных рабочих мест. Однако это влияние было не столь значительным по абсолют-

ной величине, чтобы компенсировать увеличение численности вакантных рабочих мест под действием инвестиционно-производственного фактора. Таким образом, в экономике России наблюдалось опережающее по отношению к росту занятости увеличение числа вакансий. В 1987-1998 гг. число вакантных рабочих мест под действием инвестиционно-производственного фактора уменьшалось. Так, в 1990 г. по сравнению с 1985 г. направление действия обоих факторов сменилось на противоположное, при этом по абсолютной величине вклады факторов остались неизменными. При этом до 1990 г. совместное движение работников и вакантных рабочих мест также продолжало приводить к сокращению последних, что усиливало эффект воздействия экономического спада.

Таблица 5

Вклад отдельных факторов в изменение числа вакантных рабочих мест в отдельные годы, %

Фактор 1975 г. 1980 г. 1985 г. 1990 г. 1995 г. 2000 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г.

Инвестиционнопроизводственный Движение рабочей силы Изменение, всего 1514 -1614 -100 1845 -1746 100 127 -27 100 -127 27 -100 -3812 3712 -100 864 -764 100 1369 -1269 100 577 -477 100 737 -637 100 782 -682 100 -329 229 -100

В дальнейшем обострилась проблема структурного несоответствия: под влиянием фактора движения рабочей силы численность вакантных рабочих мест стала увеличиваться. Вместе с тем появление на рынке труда не соответствующих структуре предложения труда вакантных рабочих мест не способствовало уменьшению напряженности на рынке труда. С 1999 г. направление влияния обоих факторов стало аналогичным дореформенному периоду: инвестиционно-производственный фактор приводит к расширению числа вакантных рабочих мест, а фактор движения рабочей силы - к их уменьшению. Как показывает анализ, результатом разнонаправленного воздействия обоих факторов являются в последние годы лишь небольшие абсолютные изменения числа вакантных рабочих мест. Это косвенно говорит в пользу повышения интенсивности процессов взаимодействия спроса на рабочую силу и ее предложения. Вклад инвестиционно-производственного фактора был больше, чем вклад фактора движения. В 2006-2009 гг. абсолютные значения вкладов резко менялись, отражая переход от экономики, в которой все более расширяется спрос на рабочую силу, к экономике, в которой происходит его сокращение.

В настоящее время для нормализации ситуации в сфере занятости населения необходима целенаправленная и организованная политика, учитывающая динамику численности населения и потенциальных работников, динамику производственных и инвестиционных процессов на региональном и федеральном уровнях и взаимодействие потенциальных работников и вакантных рабочих мест.

Комплексное моделирование сферы рынка труда сталкивается с трудностями, связанными с многообразием вариантов перспективного развития экономики в целом. В рамках изложенного подхода предложен инструментарий, позволяющий оценивать параметры равновесных состояний рынка труда [1]. Использование эконометрических зависимостей дает возможность получать отвечающие этим параметрам величины управляющих переменных (темпов прироста валового выпуска, основных фондов, реальной заработной платы и др.).

Вместе с тем вышеописанные модели позволяют строить прогнозы перспективной динамики занятости и основных показателей рынка труда в зависимости от

прогнозных сценариев развития экономики как на федеральном, так и на региональном уровнях.

Проведенный анализ процесса согласования спроса и предложения на российском рынке труда позволяет учитывать особенности этого процесса в прогнозном периоде. Одно- и многосекторные модели согласования спроса на рабочую силу и ее предложения неоднократно использовались нами для получения прогнозных оценок динамики основных параметров рынка труда (см. [1, 10, 11, 13]). На первом этапе необходим прогноз параметров 80, 81, ц. При практической реализации модели (1) и многосекторных ее вариаций используются уравнения множественной регрессии, показывающие зависимость между тем или иным параметром модели (1) и основными макроэкономическими показателями (валовая продукция, основные фонды, фонд оплаты труда, отклонение средней заработной платы в отрасли от средней заработной платы в экономике в целом и др.). Вместе с тем при прогнозных расчетах можно принять определенные гипотезы о перспективной динамике параметров модели, зафиксировав, например, их на уровне последнего года.

С учетом опыта предыдущих исследований [1, 10, 11] для оценки инвестиционно-производственного параметра (£1) строилась эконометрическая зависимость, где этот параметр по экономике в целом выступает как зависимая величина, а темпы роста ВВП, инвестиций в основной капитал использовались в качестве объясняющих переменных. В результате получена модель, в которой инвестиционно-производственный параметр в экономике положительно зависит от темпов изменения совокупного спроса в экономике и отрицательно - от темпов изменения инвестиций (последнее, вероятно, предполагает существование трудосберегающих инвестиций, тенденцию к замещению труда капиталом).

В прогнозных расчетах многосекторных моделей согласования спроса на рабочую силу и ее предложения необходимо использовать более широкий набор объясняющих факторов. Так, например, динамика инвестиционно-производственного параметра (ег) может быть частично объяснена изменениями значений индекса промышленного производства, тем более что промышленность - один из основных «потребителей» квалифицированных кадров в экономике России. При моделировании динамики инвестиционно-производственного параметра в многосекторной модели с учетом динамики рынка образовательных услуг необходимо также использование дополнительных факторов, которые объясняли бы изменения в структуре спроса экономики на рабочую силу по уровню образования. Например, опережающее развитие таких секторов, как наука и образование, может привести к росту спроса на рабочую силу с высшим профессиональным образованием. На теоретическом уровне может быть выявлен достаточно широкий набор факторов, способный оказывать воздействие на структуру спроса экономики на рабочую силу и в целом, на процесс согласования спроса и предложения труда, динамику развития системы образования. Однако для проведения практических расчетов требуется набор перспективных сценариев, включающих показатели, отражающие влияние этих факторов в прогнозном периоде, что связано с серьезными ограничениями возможности использования большого количества таких факторов.

Накопленный опыт показывает, что динамика £0 может быть адекватно объяснена изменениями в темпах роста численности населения трудоспособного возраста. Это подтверждает и достаточно высокий коэффициент детерминации (Я2 = 0,9) соответствующего уравнения. В свою очередь параметр ц может быть представлен как функция £1. Опыт построения соответствующей зависимости за 2000-2009 гг. показывает, что 98% вариации ц объясняется динамикой значений £1. Таким обра-

зом, рассмотренные эконометрические зависимости позволяют моделировать перспективное изменение параметров модели.

Ретроспективный анализ показывает, что влияние факторов, воздействующих на динамику и структуру занятого населения, неодинаково. Так, до 2006 г. численность населения в трудоспособном возрасте росла, что создавало дополнительную напряженность на рынке труда. Разное по направлению и силе воздействие соответствующих факторов сохранится и в прогнозном периоде.

Перспективные оценки состояния национального рынка труда и динамики занятости. Для проведения практических расчетов необходимо рассмотреть различные сценарии динамики основных социально-экономических параметров, влияющих на параметры модели. Так, перспективное поведение основных демографических параметров определяется различными вариантами демографического прогноза Росстата [17]. Демографические тенденции останутся определяющим фактором развития сферы занятости и рынка труда в прогнозный период.

В соответствии со средним вариантом демографического прогноза Росстата общая численность населения России в среднесрочном периоде (2010-2015 гг.) сохранится практически неизменной, увеличившись лишь на 0,2%. В долгосрочной перспективе тенденция стабилизации и небольшого увеличения численности населения вновь сменится тенденцией его снижения. В результате к 2030 г. население России сократится на 2%, или почти на 3 млн. чел. Численность населения в трудоспособном возрасте в соответствии со средним вариантом демографического прогноза снизится к 2015 г. на 5,3%. После 2017 г. темпы сокращения численности населения в трудоспособном возрасте становятся менее интенсивными. В конце исследуемого периода (2025-2030 гг.) можно говорить практически о стабилизации численности населения в трудоспособном возрасте (темпы роста - 99,8-99,9%). Тем не менее к 2030 г. численность населения в трудоспособном возрасте по сравнению с 2010 г. сократится на 13,4%, или на 11,8 млн. чел.

Высокий и низкий варианты демографического прогноза отражают соответственно оптимистические и пессимистические представления о перспективной динамике численности населения в России. Согласно высокому варианту демографического прогноза Росстата, численность населения страны увеличивается: к 2015 г. -на 1,1%, к 2030 г. - на 4%, или почти на 4 млн. чел. Численность населения в трудоспособном возрасте в период до 2024 г. сокращается, а затем растет. Но поскольку сокращение численности населения было более интенсивным и продолжительным, за 2010-2030 гг. численность населения в трудоспособном возрасте сокращается почти на 10%.

Низкий вариант демографического прогноза Росстата предполагает постоянное сокращение численности населения возрастающим темпом: к 2015 г. на 1,2%, а к 2030 г. - на 10,4%. Этому варианту прогноза Росстата соответствуют и наиболее высокие темпы сокращения численности населения в трудоспособном возрасте (на 18%).

Сценарные условия изменения макроэкономических параметров, в том числе используемых нами при проведении прогнозных расчетов темпов роста ВВП и инвестиций в основной капитал, традиционно разрабатывает МЭР России на вариантной основе на среднесрочный период. Все варианты прогноза базируются на относительно консервативных оценках внешних условий и различаются качеством экономического роста. В настоящей работе за основной принят консервативный вариант прогноза, предполагающий стабильные темпы прироста ВВП на уровне 3,5-4,5% на всем прогнозном периоде. Темпы роста инвестиций в основной капитал в среднесрочном периоде достаточно высоки и достигают 10%, но в долгосрочной перспективе снижаются до 7-8% в год.

В рамках рассмотренного сценария были приняты предположения о динамике численности основных групп, формирующих экономически неактивное население. В соответствии с демографическими тенденциями численность соответствующих контингентов снижается. Так, численность учащихся старше 16 лет в период до 2015 г. сокращается на 5%. Более существенное уменьшение численности учащихся будет, вероятно, сдерживаться ростом спроса населения на платные услуги образования, прежде всего высшего, усилением внимания к проблемам развития начального и среднего профессионального образования (или того уровня образования, который будет содержательно соответствовать начальному и среднему профессиональному образованию после проведения реорганизации системы профессионального образования). Несколько сокращается численность неработающих инвалидов 1-й и 2-й групп, получающих пенсию на льготных условиях пенсионеров.

Предполагается, что численность остальных категорий незанятого населения в трудоспособном возрасте также сократится. Численность занятых в домашнем хозяйстве уменьшается вследствие общей тенденции к повышению уровня экономической активности, а также, вероятно, в результате более инициативного распространения новых форм занятости, дистанционных видов работы, режима неполного дня и неполной недели. Предполагается, что численность вооруженных сил также несколько уменьшится. Это предположение вполне согласуется с реализуемыми и анонсированными планами по реформированию вооруженных сил, увольнению офицеров, сокращению числа прапорщиков, замещению призванных на военную службу приглашенными служить по контракту и т. д. Можно предположить, что число лиц, находящихся в местах лишения свободы, также будет снижаться. Этому будет способствовать распространение новых форм наказания, не связанных с лишением свободы, более активное назначение наказаний в условной форме или в форме штрафов.

В свою очередь численность трудовых ресурсов в России будет все больше пополняться за счет работающих подростков и пенсионеров. Если первая группа в общероссийских масштабах достаточно малочисленна, то работающие пенсионеры будут становиться все более заметным ресурсом рабочей силы на российском рынке труда. Это объясняется, во-первых, демографическими причинами: в пользу лиц старше трудоспособного возраста меняется возрастная структура населения страны. Во-вторых, у этой категории населения есть экономические стимулы оставаться на рынке труда: размер выплачиваемых пенсий по старости не обеспечивает достаточного уровня дохода, а уровень заработной платы, на который они могут претендовать, в условиях дефицита высококвалифицированных кадров достаточно высок. Кроме того, общая тенденция к ухудшению здоровья населения активных трудовых возрастов также повышает для пенсионеров возможности трудоустройства.

С течением времени на российском рынке труда будет постоянно увеличиваться численность работающих иностранцев. В рамках проведенных расчетов рассматривалось несколько гипотез относительно их перспективной динамики (табл. 6).

Таблица 6

Предположительная численность работающих в России иностранцев при различных гипотезах об их перспективной динамике, тыс. чел.

Гипотеза 2008 г. 2009 г. 2010 г. 2011 г. 2012 г. 2015 г. 2018 г. 2020 г.

Прирост численности 3% в год 1% в год 0% -1% в год 2546 2546 2546 2546 2346 2346 2346 2346 2417 2370 2346 2323 2489 2393 2346 2300 2564 2417 2346 2277 2801 2491 2346 2209 3061 2566 2346 2143 3248 2618 2346 2101

В целом все они могут быть охарактеризованы как достаточно умеренные, что согласуется с тенденцией сокращения квот на привлечение иностранной рабочей силы и предпосылками повышения уровня производительности труда. При наиболее интенсивных темпах роста на уровне 3% в год численность иностранных работников увеличивается к 2020 г. (по сравнению с 2009 г.) почти на 1 млн. чел.

В табл. 7 представлена динамика основных параметров российского рынка труда в соответствии с четырьмя сценариями социально-экономического развития:

- сценарий 1 - высокий вариант демографического прогноза и прирост численности иностранных работников на 3%;

- сценарий 2 - средний вариант демографического прогноза и сохранение неизменной численности иностранных работников;

- сценарий 3 - средний вариант демографического прогноза и прирост численности иностранных работников на 1%;

- сценарий 4 - низкий вариант демографического прогноза и нулевой прирост численности иностранных работников.

Сценарии различаются между собой предположениями относительно динамики численности населения, числа работающих в экономике России иностранцев4; макроэкономические условия идентичны и заданы соответствующим сценарием МЭР. Расчеты показывают, что использование других макроэкономических сценариев, если только они не носят радикального характера, не меняет принципиальных выводов о динамике рынка труда.

Для всех сценариев в перспективе сохраняется тенденция увеличения численности занятого населения. В наибольшей степени она проявляется для сценария 1, где в предпосылках заложен высокий вариант демографического прогноза. Вместе с тем различия в прогнозных оценках по разным сценариям становятся существенными только к концу прогнозного периода. В значительной степени это является следствием того, что динамика численности населения в трудоспособном возрасте по разным вариантам демографического прогноза Росстата имеет сходные тенденции и различается только масштабами сокращения соответствующей численности.

В этих условиях специфику варианта в большей степени определяет гипотеза об изменении числа иностранных работников. Это видно, например, по прогнозным оценкам динамики численности безработного населения. Сценарий 1 предполагает более пессимистическую динамику численности безработного населения. Согласно этим оценкам, численность безработного населения выше, чем в других вариантах, и в 2012 г. будет, скорее всего, превышать докризисный уровень 2008 г. Можно предположить, что увеличение численности безработных в период кризиса привело к долговременному повышению уровня безработицы. В результате, заметного падения уровня безработицы следует ожидать только после 2015 г.

По оценке, величина совокупного спроса экономики на рабочую силу, определяемая как сумма удовлетворенной его части (численности занятого в экономике населения) и неудовлетворенного спроса на рабочую силу (числа вакантных рабочих мест), растет.

Показатель коэффициента напряженности в представленных оценках носит во многом иллюстративный характер. До 2012 г. для всех рассмотренных сценариев он остается довольно высоким. В долгосрочной перспективе, если тенденция роста неудовлетворенного спроса на рабочую силу сохранится, коэффициент напряженности уменьшается до весьма низких значений. В то же время сохраняется акту-

4 Разрабатываемые Росстатом варианты демографического прогноза включают в себя предположения об объемах внешней миграции, которые влияют на численность населения страны. Наши предположения о динамике численности работающих иностранцев дополняют соответствующие гипотезы в части изменения численности занятого населения.

альность проблемы структуры спроса на рабочую силу, повышения в ней доли высокотехнологичных рабочих мест за счет снижения удельного веса ручного труда, рабочих мест с опасными и вредными условиями деятельности.

Таблица 7

Перспективная динамика основных показателей российского рынка труда для различных сценариев

Показатель 2008 г. 2009 г. 2010 г. 2011 г. 2012 г. 2015 г. 2018 г. 2020 г.

Макроэкономические условия

ВВП, темп роста, % 105,2 92,1 104 104,2 103,9 104,5 104,5 104,5

Инвестиции в основной капи-

тал, темп роста, % 109,8 83,8 102,5 110,1 103,5 107,4 107,4 107,4

Сценарий 1

Занятое население, тыс. чел. 68474 67343 67649 67881 68113 68637 69072 69594

Численность безработных,

тыс. чел. 4791 6300 5983 5686 5317 4333 3607 3391

Экономически активное насе-

ление (ЭАН) 73265 73643 73632 73567 73431 72970 72678 72985

Уровень безработицы, % к ЭАН 6,5 8,6 8,1 7,7 7,2 5,9 5,0 4,6

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вакантные рабочие места (служ-

ба занятости), тыс. ед. 1010 809 851 893 959 1091 1736 1736

Коэффициент напряженности, ед. 4,7 7,8 7,0 6,4 5,5 4,0 2,1 2,0

Сценарий 2

Занятое население, тыс. чел. 68474 67343 67648 67872 68084 68468 68640 68936

Численность безработных,

тыс. чел. 4791 6300 5966 5634 5226 4127 3330 3080

ЭАН 73265 73643 73615 73506 73310 72595 71971 72016

Уровень безработицы, % к ЭАН 6,5 8,6 8,1 7,7 7,1 5,7 4,6 4,3

Вакантные рабочие места (служ-

ба занятости), тыс. ед. 1010 809 851 894 963 1119 1844 1844

Коэффициент напряженности, ед. 4,7 7,8 7,0 6,3 5,4 3,7 1,8 1,7

Сценарий 3

Занятое население, тыс. чел. 68474 67343 67648 67874 68090 68496 68705 69029

Численность безработных,

тыс. чел. 4791 6300 5966 5632 5220 4099 3266 2987

ЭАН 73265 73643 73615 73506 73310 72595 71971 72016

Уровень безработицы, % к ЭАН 6,5 8,6 8,1 7,7 7,1 5,6 4,5 4,1

Вакантные рабочие места (служ-

ба занятости), тыс. ед. 1010 809 851 894 962 1114 1826 1826

Коэффициент напряженности, ед. 4,7 7,8 7,0 6,3 5,4 3,7 1,8 1,6

Сценарий 4

Занятое население, тыс. чел. 68474 67343 67648 67867 68068 68357 68347 68480

Численность безработных,

тыс. чел. 4791 6300 5942 5547 5067 3733 2726 2343

ЭАН 73265 73643 73590 73414 73135 72090 71073 70823

Уровень безработицы, % к ЭАН 6,5 8,6 8,1 7,6 6,9 5,2 3,8 3,3

Вакантные рабочие места (служ-

ба занятости), тыс. ед. 1010 809 851 895 965 1135 1908 1908

Коэффициент напряженности, ед. 4,7 7,8 7,0 6,2 5,3 3,3 1,4 1,2

Полученные результаты позволяют предположить, что в перспективе в рамках заданных сценариев социально-экономического развития отмеченные проблемы и особенности развития российского рынка труда сохранят свое значение. Это определяет следующие направления и содержание государственной социально-экономической политики на среднесрочную и долгосрочную перспективу:

- активная демографическая политика государства, нацеленная на сохранение и укрепление семьи как важнейшего института, на стимулирование рождаемости и снижение смертности, особенно мужчин в трудоспособном возрасте;

- миграционная политика, включающая в себя меры по стимулированию и упорядочению внутрироссийской межрегиональной и внешней миграции населения и трудовых ресурсов, а также меры по обоснованию и регулированию числа и профессионально-квалификационной структуры иностранной рабочей силы;

- региональная политика по снижению региональных дисбалансов в сфере занятости и на рынке труда путем стимулирования и упорядочения внутренней миграции, с одной стороны, и создания новых рабочих мест в регионах с напряженной ситуацией на рынке труда - с другой;

- структурная политика, направленная на смягчение структурных проблем рынка труда, предупреждение и сокращение дефицита квалифицированной рабочей силы, повышение эффективности использования рабочей силы;

- политика занятости, стимулирующая повышение экономической активности, рост производительности труда, создание новых (современных) и повышение качества существующих рабочих мест;

- политика доходов, направленная на сглаживание дифференциации в уровне оплаты труда по регионам и сферам деятельности, в том числе на основе повышения уровня окладов в бюджетном секторе;

- политика в сфере образования, ориентированная на решение задачи согласования структуры потребности в рабочей силе и структуры подготовки кадров в системе образования, а также повышения качества подготовки специалистов на всех уровнях профессионального образования.

Практическая реализация этого комплекса согласованных на федеральном, региональном и муниципальном уровнях мер государственной социально-экономической политики должна быть поддержана также мерами активной государственной промышленно-инвестиционной, бюджетно-налоговой, финансово-кредитной политики. Активное и результативное участие государства в регулировании социально-экономических процессов является не только предпосылкой успешного развития страны в долгосрочной перспективе, но и залогом более полной реализации возможностей других субъектов экономических отношений.

Литература

1. Коровкин А.Г. Динамика занятости и рынка труда. Вопросы макроэкономического анализа и прогнозирования. М.: МАКС-Пресс, 2001.

2. Коровкин А.Г. Структурная асимметрия // Отечественные записки, 2003. №3.

3. Кузнецов С.Г. Рынок рабочей силы: проблемы регулирования. М.: Современная экономика и право, 2004.

4. ЕфимоваН.Р., Бычкова С.Г. Социальная статистика. М.: Финансы и статистика, 2003.

5. Спасская О.В. Макроэкономические методы исследования и измерения структурных изменений. Сборник научных трудов: Ин-т народнохозяйственного прогнозирования РАН. М.: МАКС-Пресс, 2003.

6. Ахундова О.В., Коровкин А.Г., Королев И.Б., Подорванова Ю.А. Безработица на российском рынке труда: отраслевой аспект //Научные труды: Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН. М. МАКС-Пресс, 2004.

7. Коровкин А.Г., Долгова И.Н., Королев И.Б., Подорванова Ю.А., Полежаев А.В. Рынки труда стран СНГ: опыт макроэкономической оценки // Научные труды: Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН. М. МАКС-Пресс, 2004.

8. Jackman R., Roper S. Structural Unemployment // Oxford Bulletin of Economic and Statistics. 1987. V. 49. № 1.

9. Коровкин А.Г., Долгова И.Н., Королев И.Б. Структурная безработица и динамика системы профессионального образования в России // Спрос и предложение на рынке труда и рынке образовательных услуг в регионах России: Сб. докладов по материалам Шестой Все российской научно-практической Интернет-конференции (28-29 октября 2009 г). — Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2009.

10. Коровкин А.Г., Долгова И.Н., Королев И.Б. Состояние и динамика развития национального и региональных рынков труда в России. В книге Социально-экономические риски: диагностика причин и прогнозные сценарии нейтрализации / Под ред. В.А. Черешнева, А.И. Татаркина. Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2010. - 1200 с.

11. Коровкин А.Г. Согласование динамики вакантных рабочих мест и рабочей силы в России // Проблемы прогнозирования, 1999. № 2.

12. Коровкин А.Г., Королев И.Б. Макроэкономический анализ взаимосвязи динамики отраслевых рынков труда и системы образования // Проблемы прогнозирования. 2005. № 4.

13. Коровкин А.Г., Долгова И.Н., Королев И.Б. Анализ и моделирование взаимосвязанной динамики рынка труда и системы образования в экономике РФ // Научные труды: Ин-т народнохозяйственного прогнозирования РАН, М.: МАКС-Пресс, 2010.

14. Берндт Р.Э. Практика эконометрики: классика и современность. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2006.

15. Коровкин А.Г., Королев И.Б. Моделирование динамики заработной платы в условиях рассогласования спроса на рабочую силу и ее предложения. Системное моделирование социально-экономических процессов: труды 31-й Международной научной школы-семинара, Воронеж, 1-5 октября 2008 г. /Под ред. В.Г. Гребенникова, И.Н. Щепиной, В.Н. Эйтингона; Воронежский государственный университет. Воронеж: издательско-полиграфический центр ВГУ, 2008.

16. Коровкин А.Г. Движение трудовых ресурсов: анализ и прогнозирование. М.: Наука, 1990.

17. Предположительная численность населения Российской Федерации до 2030 года (статистический бюллетень). Росстат. М.: 2010.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.