Научная статья на тему 'Выражение категории модальности в русском, немецком и татарском языках'

Выражение категории модальности в русском, немецком и татарском языках Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
636
129
Поделиться
Ключевые слова
СРАВНИТЕЛЬНО-ТИПОЛОГИЧЕСКОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ / ОБЪЕКТИВНАЯ МОДАЛЬНОСТЬ / СУБЪЕКТИВНАЯ МОДАЛЬНОСТЬ / ЯЗЫКОВАЯ УНИВЕРСАЛИЯ / ЯЗЫКОВАЯ УНИКАЛИЯ / COMPARATIVE-TYPOLOGICAL LINGUISTICS / OBJECTIVE MODALITY / SUBJECTIVE MODALITY / LANGUAGE UNIVERSAL / LANGUAGE UNIQUE

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Сибгатуллина Альфия Ашрафулловна

Статья рассматривает категорию модальности в сравнительно-типологическом аспекте с целью выявления сходств и различий в структурах сопоставляемых языков. Объектами сопоставления являются русский, немецкий и татарский языки с разной степенью языкового родства. Деление категории модальности на объективную и субъективную находит отражение в средствах её выражения в сравниваемых языках, которые разделяются автором на грамматические, лексические и интонационные. Основными средствами выражения модальности в статье названы категория наклонения, модальные глаголы и частицы, а также интонация. Каждое из вышеназванных средств проиллюстрировано примерами из трёх языков. Специализированные формы и конструкции, выражающие модальные значения и не совпадающие в сравниваемых языках, вызывают особенный интерес автора и анализируются как уникалии языка.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Сибгатуллина Альфия Ашрафулловна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Category of mood expression in the russian, german and tatar languages

The article considers the category of moodin the comparative typological aspect aiming to educe similarities and differencesin the structures of the comparedlanguages. The objects of comparison are the Russian, German and Tatar languages with different degree of linguistic affinity. The division of the category of mood into objective and subjective finds its reflection in the means of its expression in the compared languages;these means are subdivided by the author into grammatical, lexical and intonational. The article considers the main means of category of mood expressionto be as follows the category of declination, modal verbs and conjunctions and intonation. Each of the above mentioned means is illustrated by the examples from three languages. Special forms and constructions which express modality but don't coincide in the compared languagesare of great interest for the author and analyzed as language uniques.

Текст научной работы на тему «Выражение категории модальности в русском, немецком и татарском языках»

13. Shamne N. L. Semantika nemeckih glagolov dvizheniya i ih russkih ehkvivalentov v lingvokul'turnom osveshchenii [Semantics of German verbs of motion and their Russian equivalents linguocultural lighting]. Volgograd. Publishing house of Volgogr. University. 2000. P. 95.

14. Remarque E. M. Arc de Triomphe. Roman. Mit einem Nachwort von Tilman Westphalen. Köln: Verlag Kiepenheuer & Witsch, 1988. P. 9.

15. Remarque E. M. Der schwarze Obelisk. Geschichte einer verspäteten Jugend. Mit einem Nachwort von Tilman Westphalen. Köln: Verlag Kiepenheuer & Witsch, 1989. P. 410.

16. Ibid. P. 437.

17. See: Dictionary of word-formation elements of the German language. P. 216.

18. See: Remarque E. M. Der schwarze Obelisk. Geschichte einer verspäteten Jugend. P. 222.

19. Ibid. P. 216.

20. See: Slovar' slovoobrazovatel'nyh ehlementov nemeckogoyazyka - Dictionary of word-formation elements of the German language. P. 163.

21. See: Shamne N. L. Op. cit. P. 95.

22. Fleischer W., Barz I. Wortbildung der deutschen Gegenwartssprache. 4. Auflage. Walter de Gruyter GmbH&Co. KG, Berlin/Boston, 2012. S. 423.

23. See: Remarque E. M. Arc de Triomphe. P. 42.

24. See: Shamne N. L. Op. cit. P. 95.

25. See: Remarque E. M. Arc de Triomphe. P. 488.

26. See: Slovar' slovoobrazovatel'nyh ehlementov nemeckogo yazyka - Dictionary of word-formation elements of the German language. P. 127.

27. See: Fleischer W., Barz I. Op. cit. P. 386.

28. See: Remarque E. M. Arc de Triomphe. P. 16.

29. Ibid. P. 36.

30. Ibid. P. 78.

31. Ibid. P. 703.

32. Shakirov K. S. Мэхэббэ дулкыннары: Хикэялэр, очерклар. Kazan: Казан: Татар. кит. нэгир. 2012. P. 60.

33. See: Shamne N. L. Op. cit. P. 341.

34. Baudouin de Courtenay I. A. Izbrannye trudy po obshchemu yazykoznaniyu [Selected works on General linguistics]: in 2 vol. M. Publ. AN SSSR. 1963. 371 p.

35. Kubryakova E. S. Ob otnositel'no svyazannyh (otnositel'no svobodnyh) morfemah yazyka [On a relatively related (relative to free) morphemes of the language] // Voprosyyazykoznaniya - Questions of linguistics. 1964, pp. 95-100.

УДК 8

А. А. Сибгатуллина

Выражение категории модальности в русском, немецком и татарском языках

Статья рассматривает категорию модальности в сравнительно-типологическом аспекте с целью выявления сходств и различий в структурах сопоставляемых языков. Объектами сопоставления являются русский, немецкий и татарский языки с разной степенью языкового родства.

Деление категории модальности на объективную и субъективную находит отражение в средствах её выражения в сравниваемых языках, которые разделяются автором на грамматические, лексические и интонационные. Основными средствами выражения модальности в статье названы категория наклонения, модальные глаголы и частицы, а также интонация. Каждое из вышеназванных средств проиллюстрировано примерами из трёх языков. Специализированные формы и конструкции, выражающие модальные значения и не совпадающие в сравниваемых языках, вызывают особенный интерес автора и анализируются как уни-калии языка.

The article considers the category of moodin the comparative typological aspect aiming to educe similarities and differencesin the structures of the comparedlanguages. The objects of comparison are the Russian, German and Tatar languages with different degree of linguistic affinity.

The division of the category of mood into objective and subjective finds its reflection in the means of its expression in the compared languages;these means are subdivided by the author into grammatical, lexical and intona-tional. The article considers the main means of category of mood expressionto be as follows - the category of declination, modal verbs and conjunctions and intonation. Each of the above mentioned means is illustrated by the examples from three languages. Special forms and constructions which express modality but don't coincide in the compared languagesare of great interest for the author and analyzed as language uniques.

© Сибгатуллина А. А., 2015

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ключевые слова: сравнительно-типологическое языкознание, объективная модальность, субъективная модальность, языковая универсалия, языковая уникалия.

Keywords: comparative-typological linguistics, objective modality, subjective modality, language universal, language unique.

Сравнение - один из основных методов лингвистических исследований. Сравнением широко пользуется сравнительно-типологическое языкознание, объектом которого могут служить любые языки независимо от их степени родства. Его цель - выявление сходств и различий в структурах сопоставляемых языков, в способах выражения одних и тех же значений. В нашей работе анализируются три языка, два из которых (русский и немецкий) являются дальнеродствен-ными языками (русский - славянская группа индоевропейских языков, немецкий - германская группа индоевропейских языков). Татарский язык относится к тюркской группе алтайских языков. Мы рассматриваем средства выражения категории модальности в русском, немецком и татарском языках с целью выявления их сходств и различий и применения полученных знаний при преподавании немецкого языка в русскоязычной и татарскоязычной аудитории.

Модальность является языковой универсалией, принадлежащей к числу основных категорий естественного языка. Понятие «модальность» впервые появилось в «Метафизике» Аристотеля. Он выделил три основных модальных понятия: необходимость, возможность и реальность. На сегодняшний день термин «модальность», который происходит от латинского «modus» - мера, способ, используется различными науками: философией, логикой, языкознанием, литературоведением. Анализируя понятие «модальность» в логике (И. Кант, А. В. Исаев, Ш. Балли, Л. Г. Фридман и др.) [1], ученые исследуют логические связи модальных высказываний. Модальная оценка выражается ими с помощью понятий «возможно», «обязательно», «действительно», «необходимо».

Модальность в языкознании - это функционально-семантическая категория, которую большинство исследователей дифференцируют. Один из аспектов дифференциации - противопоставление объективной и субъективной модальности [2]. Объективная модальность выражает отношение сообщаемого к действительности в плане реальности и ирреальности, она выражается в первую очередь глагольным наклонением. Субъективная модальность, т. е. отношение говорящего к сообщаемому, в отличие от объективной модальности, является факультативным признаком высказывания и реализуется специальным лексико-грамматическим классом слов, введением специальных модальных частиц, при помощи междометий, при помощи порядка слов и другими способами.

Модальность может выражаться грамматическими, фонетическими и лексическими средствами. Основным грамматическим средством выражения модальности в языках является наклонение. Во всех представленных нами языках существует изъявительное, сослагательное и повелительное наклонение, которые используются для выражения соответственно реального действия, нереальности выполнения действия и выражения побуждения к действию. Основное типологическое различие изъявительного наклонения в сравниваемых нами языках в том, что Indikativ немецкого языка, оперируя тремя грамматическими временами (так же как татарский и русский языки), имеет шесть временных форм, в русском же языке их три. Я верну тебе деньги завтра (наст. вр.). - Ich gebe dir das Geld morgen zurück (Präsens). Она (по)смотрела по телевизору любимый сериал (прош. вр.). - Sie sah im Fernsehen ihre Lieblingsserie an (Präteritum). Sie hat im Fernsehen ihre Lieblingsserie angesehen (Perfekt). Sie hatte im Fernsehen ihre Lieblingsserie angesehen, als er nach Hause kam (Plusquamperfekt). Я прочту эту книгу (буд. вр.) - Ich werde dieses Buch lesen (Futur I). Ich werde dieses Buch gelesen haben (Futur II).

Для изъявительного наклонения татарского языка характерно многообразие временных форм. К ним относятся настоящее, прошедшее категорическое, прошедшее результативное, прошедшее незаконченное, преждепрошедшее, прошедшее многократное, будущее категорическое, будущее неопределенное время, будущее-прошедшее время [3].

Йврэге тибэ, лэкин медиклар эйтмешли, пульсы кылдай нечкэ, бик экрен. (настоящее время) (А. Тимергалин) - Сердце у него бьётся, но как говорят медики, пульс на волоске, очень слабый. Баладан кузен алып, Кэримэгэ борылды (прошедшее категорическое). (М. Эмир) - Он оторвал взгляд от ребёнка и повернулся к Кариме. Укып бетергэч, Уфа нефть институтына имтихан бирэ алмаган да, авлына кайтып томастан, Себер ягына сыпырткан. (прошедшее результативное) (Э. Еники) - Окончив школу, он не смог сдать экзамен в Уфимский институт нефти и, не заезжая в свою деревню, подался в Сибирь. Ни хэщэткэ сатадыр иденул щилэкне?(прошедшее незаконченное) (Ю.Эминев) - Зачем ты продавала эти ягоды? Сания кайтырга чыкканда, эле вакыт иртэ булса да, урамнар тып-тын булып калган иде. (предпрошедшее). (М. Эмир) - Когда Сания вышла, чтобы

идти домой, улицы уже опустели, несмотря на то что было ещё рано. Ленар анъщ белэн озак кына свйлэшеп утыра торган иде. (М. Мэндиев) (прошедшее многократное) - Ленар обычно подолгу сидел и разговаривал с ним. Яз килер, карлар эрер, бозлар китэрлэр... (h. Такташ) (будущее неопределённое) - Придёт весна, растают снега, исчезнут льды... Без, бугеннэн башлап, нэр иптэшнец соравына тапшыру саен щавап бирэ барачакбыз. (будущее категорическое) (Х. Сарьян) - С сегодняшнего дня в каждой передаче мы будем давать ответы на вопросы товарищей. Тэрэфес игълан ителде, аннары концерт булачак иде. (будущее-прошедшее время) (Ш. Маннур) - Был объявлен перерыв, затем должен был состояться концерт [4].

Нужно отметить, что повелительное наклонение в сопоставляемых нами языках не имеет форм времени. В немецком языке существует четыре формы императива: 2-е лицо единственного числа, 1-е лицо множественного числа, 2-е лицо множественного числа и вежливая форма. Sag die Wahrheit! (2Ps. Sg) - Говори правду! Warten wir doch auf ihn! (1Ps. Pl.) - Давайте всё же подождем его! Bemüht euch, diese Aufgabe rechtzeitig zu erfüllen! (2Ps. Pl.) - Постарайтесь вовремя выполнить это задание! Sprechen Sie bitte langsam! - (Höflichkeitsform) Говорите, пожалуйста, помедленнее! Помимо стандартных способов образования повелительного наклонения существуют такие способы выражения побуждения к действию, как инфинитив (Warten! - Ждать!), второе причастие (Rauchen verboten! - Курить запрещено!), использование второго лица (Du machst das! - Ты сделаешь это!) и именные части речи (Achtung! - Внимание!). Повелительное наклонение в русском языке имеет формы второго лица единственного и множественного числа настоящего времени. Ты его не брани! Немедленно освободите помещение! Кроме основной формы 2-го лица единственного и множественного числа повелительное наклонение имеет формы, выражающие действие 3-го лица и 1-го лица множественного числа. Формы 3-го лица выражаются аналитически с помощью частиц «пусть, пускай, да». Пусть он не делает вид, что не знает! Кроме того, повелительное наклонение может образовываться с помощью инфинитива (Не шуметь!) и именных форм (Тишина!). В татарском языке выделяют четыре формы повелительного наклонения: формы 2-го и 3-го лица единственного и множественного числа. Бар, Шэяхмет, син тиз генэ тимерчелекэ йвгер (2 л. ед. ч). Щизнигэ эйт, хэзер ук килеп житсен. (3л. ед. ч) (Г. Ибранимов) - Иди, Шаяхмет, беги скорее в кузницу, скажи зятю, пусть он сейчас же придёт сюда. Я, тизрэк булыгыз! (2л. мн. ч) (Г. Бэширов) - Ну, давайте быстрее! Эй, таратсыннар ла! (3л. мн. ч) Белсэлэр, ни булган! (Г. Мвхэммэтшин)- Ну и пусть распространяют! Что из того, что узнают! [5].

Временная система сослагательного наклонения немецкого языка (Konjunktiv) несколько сложнее временной системы индикатива русского языка и включает:

- Одну форму настоящего времени (Präsens Konjunktiv) Es lebe der Frieden in der ganzen Welt! (Präsens Konjunktiv) - Да здравствует мир во всём мире!

- Три формы прошедшего времени (Präteritum, Perfekt, Plusquamperfekt Konjunktiv) Ich ginge gern ins Museum, aber ich bin gerade beschäftigt. (Präteritum Konjunktiv) - Я бы с удовольствием пошёл в музей, но сейчас я занят. Ich tue/tat, als ob ich das Mädchen schon gesehen habe. (Perfekt Konjunktiv) -Я делаю/сделал вид, что уже видел эту девочку/девушку. Wäre ich nur nicht so spät gekommen! (Plusquamperfekt Konjunktiv) - Если бы я только не пришёл так поздно!

- Две формы будущего времени (Futur I Konjunktiv и Futur II Konjunktiv) Jeder Mensch träumt, dass er glückliches Leben haben werde. (Futur I Konjunktiv) - Каждый человек мечтает о том, что его жизнь будет счастливой. Er sagte, dass du gefragt worden sein werdest. (Futur II Konjunktiv) - Он сказал, что тебя спросят.

- Две формы так называемого würde-конъюнктива (Konditionalis I, Kon- ditionalis II). Würdest du hingehen? - Ты пошёл бы туда? Wenn ich gestern Zeit gehabt hätte, würde ich meine Großmutter besuchen haben. - Если бы у меня вчера было время, я бы навестил(а) свою бабушку.

В русском языке сослагательное наклонение выражается глаголами в прошедшем времени с частицей «бы». Типологической особенностью сослагательного наклонения русского языка является отсутствие форм времени. Если каждый человек на куске земли своей сделал бы всё, что он может, как прекрасна была бы земля наша. (А. Чехов) Я бы в лётчики пошёл, пусть меня научат! (В. Маяковский)

Сослагательное наклонение татарского языка имеет специальную форму глагола (на -р иде, -ган булыр иде, -ачак иде, -а иде), которая переводится на русский язык при помощи слова «если». Менэ кайтып, шулар белэр ике куллап бер курешсэгез, олылап бер жылы суз эйтсэгез, сез аларны купме свендерер идегез. (Э. Еники) - Если бы вы вернулись и поздоровались обеими руками, если бы с уважением сказали им тёплое слово, как бы вы их обрадовали) [6].

В отличие от немецкого и русского в татарском языке выделяют также четвёртый вид наклонения: желательное, которое образуется аналитическим путем, часто с прибавлением части-

цы эле. Желательное наклонение имеет форму только 1-го лица единственного и множественного чисел. Оно выражает желание или намерение говорящего совершить действие. Шул турында аз гына, биш - алты суз свйлим эле .. (Г. Тукай) - Дай-ка я расскажу об этом немного, всего пять-шесть слов) [7].

Лексическим средством выражения модальности в представленных языках являются модальные глаголы и модальные частицы. В немецком языке выделяют семь модальных глаголов, которые образуют систему разнообразных значений, охватывающих оттенки модальности: возможность, необходимость, долженствование, пожелание, приказ и др.

Модальные глаголы немецкого языка могут употребляться как с инфинитивом, так и без него. Er kann doch selbst das Auto reparieren. - Он же и сам может отремонтировать машину. Ich mag kein Sauerkraut. Я не люблю кислую капусту. Кроме модальных глаголов для выражения значения модальности существуют, например, такие лексико-синтаксические конструкции, как «haben и sein + zu + инфинитив». Das Buch ist unbedingt zu lesen. - Книга должна быть непременно прочитана. Sie weiß (versteht) immer einen Tipp zu geben. - Она всегда умеет дать хороший совет.

В русском языке модальные глаголы обычно используются с инфинитивом. Среди конструкций, выражающих модальные отношения, выделяют три группы: мочь, сметь, уметь + инфинитив; хотеть, желать + инфинитив; можно, должно, нужно + инфинитив. Ему не нужно больше ехать в этот город! Также выделяют конструкции с безличными глаголами «приходится, стоит, суждено, случается» и конструкции с глаголами, близкими к модальным «любить, опасаться, бояться, ненавидеть», которые выражают модальность действия. Не стоит возвращаться к этой теме разговора!

В татарском языке, в отличие от немецкого и русского, не существует модальных глаголов. Некоторые самостоятельные глаголы в определенных комбинациях выступают в роли модальных глаголов. Они выражают, так же как и в немецком и русском языках, возможность, способность, вероятность, необходимость совершения действия. Нигэ менэ монда да таш кала баш кала булмый? - Нигэ булмасын, бик була! (Г. Ибранимов) - Почему же вот здесь каменный город также не может быть главным? - Почему не может, очень может!) [8]. Кроме этого существуют специализированные формы и конструкции, выражающие модальные значения: например, значение возможности, невозможности - морфологизованная конструкция, состоящая из деепричастия на -а/-й основного глагола и функционально-вспомогательного глагола алу (брать) в положительной или отрицательной форме. Моннан соц инде ул турыдан-туры ауда катнаша алмый иде... - После этого он уже не мог участвовать в охоте [9].

Помимо модальных глаголов средством выражения модальности служат модальные частицы. В немецком языке выделяют три группы модальных частиц: модально-усилительные частицы (doch, denn, schon, nun, (ein)mal), модально-ограничительные частицы (ja, bloß, nur) и частицы, модальные в собственном смысле слова (etwa). Они выражают различные степени модальных отношений. В русском, как и в немецком, существуют также три группы частиц: частицы, выражающие эмоциональную оценку (а, ведь, вот, да, еще и др.), частицы, выражающие волеизъявление (бы, ну, дай, давай, пускай, пусть), и частицы, устанавливающие разнообразные связи и отношения с другими событиями и фактами (вот и, все, да, исключительно, единственно и др.). В татарском языке, в отличие от русского и немецкого, частицы условно разделяют на семь групп по семантическим разрядам [10]. Это частицы указательные (менэ, энэ), определительно-уточня-ющие (нэкъ), ограничительно-выделительные (бары (тик), гына/генэ кына/кенэ, исэ, тик, фэкать), отрицательные (ни, тугел), вопросительные (-мы/-ме, -мыни/-мени), модальные (-дыр-дер,-тыр -тер, эллэ), экспрессивно-эмоциональные (бит, да/дэ, та/тэ, инде, ич, иц, ла/лэ, ла-баса/лэбаса, -сана/-сэнэ, соц, ук^к, хэтта, -чы/-че, эле). ) [11]. Несмотря на то, что эти частицы в составе ответных реплик имеют собственно семантическое значение, большая часть из них в составе эмоционально окрашенных предложений служит для выражения различных модальных значений. Ул эле йокламыйдыр (Г. Бэширов). - Он, наверное, ещё не спит. Сезгэ юлда бернэрсэ дэ эйтмэделэрмени? - Разве в пути вам ничего не сказали? (вопрос, осложнённый оттенками удивления, недоумения) [12].

Интонация является особым средством выражения модальности в языках. В представленных в нашей работе языках она разграничивает модальные типы предложений на повествовательное, вопросительное и побудительное. Стоит отметить, что интонация в немецком языке имеет большие контрасты в темпе произношения. В предложениях наблюдаются резкие спады или подъемы мелодики, а также большие мелодические интервалы. Существуют наиболее резкие различия интонации в вопросительных предложениях немецкого и русского языков. В татарском языке особую роль играют такие интонационные средства, как мелодика, интенсивность, длительность и тембр. Интонация в русском, татарском и немецком языках несет также модальную функцию, которая за-56

ключается в выражении отношения говорящего к собеседнику, к содержанию высказывания, в выражении эмоций и волевых проявлений говорящего.

Таким образом, проведённый нами анализ способов выражения категории модальности в русском, немецком и татарском языках позволяет утверждать, что категория модальности является универсалией языка и имеет как схожие, так и уникальные средства выражения в языках. Сопоставляя русский, немецкий и татарский язык, мы выделили следующие особенности способов выражения данной категории:

1) Наклонение как основной грамматический способ выражения категории модальности наиболее широко представлено временными формами немецкого и татарского языков. В русском языке система времён представлена намного уже. Кроме этого желательное наклонение является уникалией татарского языка, которое в сопоставляемых нами языках выражается будущим временем.

2) Модальные частицы как лексическое средство выражения модальности также являются универсалией. Основным отличием татарского языка является отсутствие модальных глаголов, как группы слов. Модальные значения в татарском языке выражаются аналитическим путём при помощи функционально-вспомогательных глаголов или изменения формы глагола.

3) Интонация является одним из основных способов выражения модальности во всех языках. Представленные в нашей работе языки имеют отличия в интонационном оформлении предложения, которые не могут не найти отражения при выражении категории модальности.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Примечания

1. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. М.: Изд-во иностр. лит., 1955. 416 с.; Исаев А. В. К вопросу о делении суждений по модальности. Логико-грамматические очерки. М.: Высш. шк., 1961. С. 85-96; Фридман Л. Г. О связи модальности и средств ее выражения с целенаправленностью предложений // Некоторые вопросы немецкой филологии. Пятигорск: Пятигор. гос. пед. ин-т иностр. языков, 1971. С. 136-155.

2. Абрамов Б. А. Теоретическая грамматика немецкого языка. Сопоставительная типология немецкого и русского языков: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. М.: Гуманитар. изд. центр ВЛАДОС, 2004. С. 242.

3. Татарская грамматика. Т. II. Морфология. Казань: Тат. кн. изд-во, 1993. 397 с.

4. Там же. С. 100-125.

5. Там же. С. 137-139.

6. Там же. С. 159.

7. Там же. С. 147.

8. Там же. С. 241.

9. Там же. С. 235.

10. Там же. С. 352.

11. Там же. С. 352.

12. Там же. С. 357-358.

Notes

1. Bally Sh. Obshchaya lingvistika i voprosy francuzskogo yazyka [General linguistics and French language issues]. M. Publishing house of foreign. lit. 1955. 416 p.; Isaev A. V. K voprosu o delenii suzhdenij po modal'nosti. Logiko-grammaticheskie ocherki [On the division of judgments according to modality. Logical-grammatical essays]. M. Vyssh. Shk., 1961. Pp. 85-96; Friedman L. G. O svyazi modal'nosti i sredstv ee vyrazheniya s celenapravlennost'yu predlozhenij [On the relation between modality and means of its expression with the focus of sentences // Neko-torye voprosy nemeckojfilologii - Some problems of German Philology]. Pyatigorsk. Pyatigorsk State Ped. Institute of Foreign Languages. 1971. Pp. 136-155.

2. Abramov B. A. Teoreticheskaya grammatika nemeckogo yazyka. Sopostavitel'naya tipologiya nemeckogo i russkogo yazykov: ucheb. posobie dlya stud. vyssh. ucheb. zavedenij [Theoretical grammar of the German language. Comparative typology of German and Russian languages: textbook for students of the high institutions]. M. Humanitarian ed. center VLADOS. 2004. P. 242.

3. Tatarskaya grammatika. T. II. Morfologiya - Tatar grammar. Vol. II. Morphology. Kazan: Tat. book publishment. 1993. 397 p.

4. Ibid. Pp. 100-125.

5. Ibid. Pp. 137-139.

6. Ibid. Pp. 159.

7. Ibid. Pp. 147.

8. Ibid. Pp. 241.

9. Ibid. Pp. 235.

10. Ibid. Pp. 352.

11. Ibid. Pp. 352.

12. Ibid. Pp. 357-358.