Научная статья на тему 'Внутрирайонное неравенство в доходах и потреблении товаров и услуг: масштабы, факторы, последствия'

Внутрирайонное неравенство в доходах и потреблении товаров и услуг: масштабы, факторы, последствия Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
301
37
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МУНИЦИПАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ / ДОМОХОЗЯЙСТВА / ПОТРЕБИТЕЛЬСКИЙ РЫНОК / ДОХОДЫ НАСЕЛЕНИЯ / ПОТРЕБЛЕНИЕ / НЕРАВЕНСТВО / ИНДЕКС ТЕЙЛА

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Капелюк С.Д., Брякотнина Е.А., Гурьянов Т.И., Заяц Е.Ю.

В статье отмечается, что внутрирегиональная дифференциация это одна из наиболее острых проблем социально-экономического развития России. Вопрос о том, какой вклад в нее вносит внутрирайонное неравенство, остается в значительной степени малоисследованным. Проведено обследование домохозяйств в одном из районов Новосибирской области, и выявлено сравнительно высокое неравенство в пределах муниципального района.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Внутрирайонное неравенство в доходах и потреблении товаров и услуг: масштабы, факторы, последствия»

СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА

УДК 316.344.2

внутрирайонное неравенство в доходах и потреблении товаров и услуг: масштабы, факторы, последствия

с. д. капелюк,

кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики потребительской кооперации E-mail: skapelyuk@bk. ru

е. а. брякотнина, аспирант кафедры экономики потребительской кооперации E-mail: briakotnina@yandex. ru

Т. И. ГУРЬЯНОВ, аспирант кафедры экономики потребительской кооперации E-mail: hotdogi@mail. ru

е. ю. заяц,

аспирант кафедры экономики потребительской кооперации E-mail: euzayats@mail. ru сибирский университет потребительской кооперации

В статье отмечается, что внутрирегиональная дифференциация - это одна из наиболее острых проблем социально-экономического развития России. Вопрос о том, какой вклад в нее вносит внутрирайонное неравенство, остается в значительной степени малоисследованным. Проведено обследование домо-хозяйств в одном из районов Новосибирской области, и выявлено сравнительно высокое неравенство в пределах муниципального района.

Ключевые слова: муниципальное развитие, домохозяйства, потребительский рынок, доходы населения, потребление, неравенство, индекс Тейла.

Одной из проблем социально-экономического развития России остается высокий уровень террито-

риального неравенства. Изучение масштабов неравенства, а также факторов, способствующих его наличию имеет важнейшее значение для определения основных приоритетов государственной политики по сглаживанию указанного явления. Вместе с тем в публикациях российских авторов присутствуют противоречия в оценке того, какой уровень вносит наибольший вклад в социально-экономическое неравенство. Так, например, В. А. Литвинов - один из наиболее известных исследователей социальной политики в России - утверждает, что основную долю в общероссийском неравенстве составляет межрегиональное неравенство и при корректировке на огромную региональную асимметрию фактическая

РЕгионАльнАяэкономикА: теория и практика

39

дифференциация становится значительно ниже [8]. С другой стороны, А. Александрова и Е. Гришина на основе анализа данных Росстата по 4 регионам России выявили значительное внутрирегиональное расслоение [1].

Имеющиеся расхождения главным образом обусловлены тем, что масштабы, факторы и последствия внутрирегионального неравенства мало изучены. В большинстве исследований оно оценивается на основе агрегированных данных по муниципальным районам, что не позволяет учесть диспропорции в развитии отдельных населенных пунктов внутри района. В основном это обусловлено скудной статистикой по населенным пунктам. Так, известный статистик, член-корреспондент РАН И. И. Елисеева отмечает: «До сих пор в нашей стране нет городской статистики. Публикуются только данные о городах с такой-то численностью населения. Но при этом мы не знаем, как живут люди в городах разных типов...» [6]. В еще большей степени это относится к поселкам городского типа и сельским населенным пунктам. Имеющаяся статистика позволяет оценить неравенство по социальной и транспортной инфраструктуре, численности населения. Однако, на взгляд авторов, наиболее полно характеризуют степень неравенства денежные доходы и уровень потребления населения района. В связи с отсутствием статистики по данным показателям авторами проведено обследование домохо-зяйств нескольких населенных пунктов одного из районов новосибирской области.

Объектом исследования выступил Коченевский район новосибирской области, а именно районный центр районное поселение коченево, районное поселение Чик и село Прокудское.

По классификации поселков городского типа, предложенной Ю. А. Симагиным [14], Коченево относится к районным центрам, Чик - к центрам пищевой промышленности.

Период исследования: март-апрель 2011 г.

Единицей исследования были выбраны домохозяйства, которые в современных условиях рассматриваются как один из ведущих секторов экономики региона [9].

Обследование проводилось в 488 домохозяйс-твах Коченевского района Новосибирской области, из них 315 домохозяйств находятся в районном центре р. п. Коченево и 173 - в р. п. Чик и селе Прокудское. На взгляд авторов, расположенные поблизости населенные пункты следует рассмат-

ривать как единую социально-экономическую систему (даже если административно они входят в различные муниципальные образования района). В связи с этим авторы объединили данные по населенным пунктам Чик и Прокудское, поскольку они фактически слились.

В исследованных населенных пунктах, по данным переписи 2010 г., проживает 27,6 тыс. чел., или 62,9 % от всего населения района (табл. 1). Населенные пункты располагаются на Транссибирской железной дороге в относительной близости от областного центра.

В качестве основного индикатора экономического развития используются денежные доходы [8, 19, 20]. Рассчитанные статистические показатели денежных доходов домохозяйств представлены в табл. 2.

Среднедушевые денежные доходы по всем обследованным домохозяйствам составили примерно 10 тыс. руб. в месяц. Это значительно ниже, чем в

Таблица 1

Основные характеристики населенных пунктов

Показатель Коченево Чик и Прокудское В том числе

Чик Прокудское

Численность населения, тыс. чел. 16 352 11 453 5 214 6 239

Расстояние до областного центра, км 50 35 35 35

Расстояние до районного центра, км 0 15 15 15

Расстояние до железной дороги, км 0 0 0 0

Таблица 2 Денежные доходы домохозяйств

Показатель Общая выборка (п = 477)* Коченево (п = 312) Чик и Прокудское (п = 165)

Месячные доходы домохозяйства, руб. 26 274,6 25 028,9*** 28 630,3***

Размер домохозяйства, чел. 2,84 2,93** 2,68**

Среднедушевой месячный доход, руб. 10 044,8 9 388,3*** 11 250,3***

* п - число домохозяйств (оно может не совпадать с общим числом обследованных домохозяйств, потому что на некоторые вопросы респонденты затруднились (или не пожелали) ответить).

** Значимая разница на уровне 5 % (р = 0,05).

*** Значимая разница на уровне 1 % (р = 0,01) (выборочные

средние здесь и далее сравнивались с помощью ^критерия

Стьюдента).

среднем по Новосибирской области (14 694,7 руб. -в I кв. 2011 г. [5]), однако значительно выше среднего значения по муниципальному району (6 600 руб., по данным администрации района в 2010 г. [7]).

Сравнение населенных пунктов по рассчитанным показателям проведено с помощью статистических методов. Поскольку выборочное обследование охватывает небольшую часть домохозяйств исследуемой территории, необходимо определить возможность распространения выявленных в выборке закономерностей на всю совокупность.

Возможно ли то, что найденные различия между поселками не существуют на самом деле, а появились в результате ошибки выборки? Статистические методы не позволяют однозначно ответить на данный вопрос, однако они предоставляют возможность дать ответ с определенной вероятностью. В подобных исследованиях, как правило, используют следующие значения уровня значимости: 10, 5 и 1 %. Чем ниже уровень значимости, тем выше вероятность, что выявленное территориальное различие наблюдается не только среди обследованных домохозяйств, но и среди домохозяйств, не вошедших в выборку.

Для сравнения выборочных средних авторы использовали ^критерий Стьюдента. При анализе показателей (см. табл. 2) была выявлена статистически значимая разница (на уровне 1 %) в денежных доходах населения между населенными пунктами, т. е. среднедушевой денежный месячный доход с вероятностью 99 % в населенных пунктах Чик и Прокудское выше, чем в Коченево. На взгляд авторов, более высокие доходы связаны с тем, что, Чик и Прокудское расположены ближе к областному центру. Отмечена также разница в количестве чело-

век в домохозяйстве, хотя вероятность ее наличия в генеральной совокупности несколько ниже.

Неравенство в доходах внутри населенных пунктов оценивалось авторами с помощью показателей дифференциации (табл. 3).

С одной стороны, значения рассчитанных показателей свидетельствуют о том, что неравенство доходов семей в границах исследованных населенных пунктов менее выражено, чем в целом по региону или России (коэффициент Джини в Новосибирской области в 2010 г. соответствовал 0,408, в России -0,421 [12]). С другой стороны, рассчитанные значения показателей выше общенациональных значений во многих развитых странах. Это свидетельствует о том, что вклад в весьма высокое общероссийское неравенство вносят не только межрегиональное неравенство, неравенство внутри крупных городов и между региональными центрами и периферией, но и внутри малых населенных пунктов. В районном центре неравенство доходов несколько выше, но оценка статистической значимости различий в значениях коэффициента Джини и индекса Тейла (при помощи бутстрапа), а также в распределении домохозяйств по 20 %-ным группам (на основе критерия хи-квадрат) не выявила значимой разницы на приемлемом уровне.

С точки зрения оценки факторов внутрирайонного неравенства наибольший интерес из всех рассчитанных показателей представляет индекс Тейла. Несмотря на то, что он не так популярен у отечественных исследователей, как коэффициент Джини или коэффициент фондов, он имеет важное преимущество в связи с возможностью декомпозиции, т. е. разложения по отдельным составляющим [17].

Таблица 3

Показатели дифференциации денежных доходов домохозяйств

Показатель Общая выборка Коченево Чик и Прокудское

(п = 477) (п = 312) (п = 165)

Среднедушевой месячный доход на одного члена домохозяйства, 10 044,8 9 388,3 11 250,3

руб.

Среднеквадратическое отклонение среднедушевого дохода, руб. 5 590,2 5 255,3 5 989,1

Распределение доходов домохозяйств по 20 %-ным группам:

- первая группа (с наименьшими доходами) 7,99 7,98 8,20

- вторая группа 13,18 13,15 13,82

- третья группа 17,77 17,88 18,76

- четвертая группа 23,93 23,24 23,37

- пятая группа (с наибольшими доходами) 37,14 37,75 35,85

Коэффициент Джини 0,293 0,295 0,277

Коэффициент фондов 6,29 6,36 6,10

Коэффициент вариации 0,557 0,560 0,532

Индекс Тейла 0,139 0,141 0,127

Индекс Тейла рассчитывается следующим образом:

71;

IV yf V; = - > ¿г ■ In £)), nZ_i v у

: = 1

где n - число домохозяйств;

у. - денежный доход на душу населения в i-м домохозяйстве;

у- - среднее значение денежного дохода на душу населения во всех домохозяйствах [18]. В целях декомпозиции индекс Тейла можно представить в виде суммы двух составляющих, первая из которых отражает внутригрупповое неравенство, т. е. взвешенное по доходу неравенство внутри населенных пунктов, а вторая - межгрупповое неравенство, т. е. неравенство между населенными пунктами:

,

где Twithin - внутригрупповое неравенство, T, , - межгрупповое неравенство.

between г

Внутригрупповое неравенство определяется на основе значений индекса Тейла в каждом населенном пункте и доли доходов населения данного населенного пункта в суммарных доходах населения:

Т

within

_ v й' Ъ

к f>'

где т - число населенных пунктов;

Т. - индекс Тейла в.-ом населенном пункте;

- доля денежных доходов населения в .-ом населенном пункте в сумме денежных доходов населения в исследованных населенных пунктах. В нашем случае внутригрупповое неравенство составило:

_ 0,1+1-60,5+0,127 -35,5

t fi i n

100

= ; :5E

Соответственно, межгрупповое неравенство представляет собой разницу между индексом Тейла и внутригрупповым неравенством (0,139 - 0,135 = = 0,004). Таким образом, доля неравенства между населенными пунктами в общем неравенстве оказалась незначительной (0,004 / 0,139 ■ 100 = 2,9 %). Основной вклад в общее неравенство вносит неравенство внутри отдельных населенных пунктов.

Таким образом, проведенные расчеты показали, что неравенство внутри даже малых населенных пунктов может быть значительным. Перейдем к рассмотрению факторов дифференциации.

Одним из основных факторов дифференциации выступают источники получения доходов. Исследо-

вания сельских домохозяйств России показывают, что диверсификация источников доходов способствует росту благосостояния домохозяйств [13]. В данном исследовании авторы выделили 6 видов денежного дохода:

• заработная плата;

• доходы от личного подсобного хозяйства;

• доходы от предпринимательской деятельности;

• доходы от собственности;

• социальные выплаты (пенсии, пособия, стипендии и т. п.);

• кооперативные и прочие выплаты. Каждый из 6 видов денежного дохода авторами

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

считается одним источником независимо от того, сколько членов его получают (например, если домохозяйство состоит из 3 неработающих человек: 2 пенсионеров, каждый из которых получает пенсию, и студента, имеющего стипендию, то у данного домохозяйства один источник дохода - социальные выплаты). Подчеркнем также, что рассматривались исключительно денежные поступления: доходы от личного подсобного хозяйства засчитывались только в том случае, если хотя бы часть продукции подсобного хозяйства реализуется на рынке. Если вся продукция потребляется в домохозяйстве, то подсобное хозяйство не может считаться источником денежного дохода. Результаты группировки домохозяйств по числу источников представлены в табл. 4.

Примерно половина домохозяйств имеет диверсифицированные источники денежного дохода, однако лишь небольшая часть располагает 3 и более источниками. Населенные пункты имеют схожую группировку домохозяйств по числу источников денежного дохода. Выборочные доли авторами сравнивались с помощью критерия хи-квадрат. Сравнение выявило статистически значимую разницу на уровне 10 % только по числу домохозяйств с 2 источниками дохода, по остальным разница находится в пределах ошибки выборки.

Таблица 4 Группировка домохозяйств по числу источников денежного дохода, %

Число источников дохода Общая выборка (n = 480) Коченево (n = 312) Чик и Прокудское (n = 168)

1 54,0 56,1 50,0

2 33,8 31,1* 38,7*

3 и более 12,3 12,8 11,3

Итого... 100,0 100,0 100,0

* Значимая разница на уровне 10 % (р = 0,1) (выборочные доли здесь и далее сравнивались с помощью критерия хи-квадрат).

Группировка домохозяйств по основному источнику - занимающему наибольшую долю в денежных доходах - позволила выявить как общие закономерности, так и статистически значимые различия (табл. 5).

Большинство домохозяйств в обследованных населенных пунктах основным источником дохода имеет заработную плату, что соответствует общероссийской тенденции. Вторым по распространенности источником выступают социальные выплаты (главным образом, пенсии). Высокая доля социальных выплат в доходах населения приводит к негативным последствиям: сокращаются возможности бюджета по поддержке бизнеса, развитию социальной инфраструктуры, стимулируются иждивенчество и патернализм в поведении домохозяйств [15]. Доходы от личного подсобного хозяйства преобладают над другими источниками денежных доходов только у 3,3 % домохозяйств.

Остановимся на выявленных различиях между населенными пунктами. В первую очередь отметим отсутствие статистически значимой разницы в суммарном удельном весе домохозяйств с основным источником дохода в виде заработной платы или социальных выплат (89,4 % в Коченево и 89,3 % в населенных пунктах Чик и Прокудское). Напротив, по каждой из этих групп в отдельности наблюдается статистически значимая разница (на уровне 1 %). Так, удельный вес домохозяйств с заработной платой (основной источник дохода) существенно выше в районном центре Коченево в отличие от удельного веса домохозяйств с основным источником дохода в виде социальных выплат. Также отмечена статистическая значимость разницы в удельном весе подсобного хозяйства как основного источника

Таблица 5

Группировка домохозяйств

по основным источникам денежного дохода, %

Основной источник дохода Общая выборка (п = 480) Коченево (п = 312) Чик и Прокудское (п = 168)

Заработная плата 69,3 74,3** 60,1**

Личное подсобное хозяйство 3,3 2,3* 5,4*

Социальные выплаты 20,0 15,1** 29,2**

Предпринимательская деятельность 7,1 8,3 4,8

Прочие 0,2 0,0 0,6

Итого... 100,0 100,0 100,0

* Значимая разница на уровне 10 % (р = 0,1). ** Значимая разница на уровне 1 % (р = 0,01).

дохода, который существенно выше в населенных пунктах Чик и Прокудское.

В целом по обследованным населенным пунктам 17,2 % домохозяйств получают денежные доходы благодаря подсобным хозяйствам (табл. 6), но только 19 % из них (т. е. 3,3 % домохозяйств из всей выборки) назвали данный источник основным. Это подтверждает гипотезу, что личное подсобное хозяйство для большей части населения малых населенных пунктов служит только дополнительным источником дохода.

Итоговая сумма по столбцам в табл. 5 превышает 100 %, поскольку домохозяйство может иметь несколько источников дохода. Проведенный анализ выявил, что различия в доходах между населенными пунктами могут быть обусловлены различиями в источниках их получения. При этом наибольшее значение имеет не конкретный источник получения, а их количество.

Последствия неравенства в доходе можно оценить с помощью количества товаров и услуг, которые можно приобрести на этот доход. Если денежный доход недостаточен для удовлетворения базовых потребностей, то домохозяйство попадает в категорию бедных. Для исчисления показателя бедности среднедушевые денежные доходы сравниваются с порогом бедности. В качестве порога бедности авторы использовали прожиточный минимум для всех групп населения в Новосибирской области в I кв. 2011 г. (6 709 руб.). В отдельную категорию авторы выделили семьи с доходом на 1 человека в размере от 100 до 200 % прожиточного минимума. Данный доход позволяет удовлетворить базовые потребности домохозяйства, но потребности более высокого уровня остаются неудовлетворенными (табл. 7).

В обследованных населенных пунктах показатель бедности достаточно высокий: примерно 30 % опрошенных домохозяйств имеют среднедушевые доходы

Таблица 6

Доля семей, имеющих данный источник

денежного дохода, в общем числе семей, %

Источник дохода Общая выборка (п = 480) Коченево (п = 312) Чик и Прокудское (п = 168)

Заработная плата 79,1 81,8* 74,2*

Личное подсобное хозяйство 17,2 16,2 19,0

Социальные выплаты 42,5 38,5** 49 7**

Предпринимательская деятельность 11,1 11,1 11,0

* Значимая разница на уровне 10 % (р = 0,1). ** Значимая разница на уровне 5 % (р = 0,05).

Таблица 7

Группировка домохозяйств по соотношению среднедушевых доходов и прожиточного минимума, %

Таблица 8

Потребительские расходы домохозяйств

Соотношение Общая выборка (п = 477) Коченево (п = 312) Чик и Прокудское (п = 165)

Ниже прожиточного 29,7 33,3* 23,0*

минимума

В том числе ниже 3,6 4,6 1,8

50 % прожиточного

минимума

От 100 до 200 % про- 47,2 47,6 46,7

житочного минимума

Выше 200 % прожи- 23,1 19 1** 30,3**

точного минимума

Итого... 100,0 100,0 100,0

• Значимая разница на уровне 5 % (р = 0,05). ** Значимая разница на уровне 1 % (р = 0,01).

ниже прожиточного минимума. В районном центре уровень бедности выше. В крайней нищете, т. е. на доходы менее половины прожиточного минимума, проживает 3,6 % опрошенных домохозяйств. Отметим также очень высокую долю домохозяйств с доходами от 100 до 200 % прожиточного минимума на 1 чел.

Показатели доходов дают неполное представление о социально-экономическом развитии, поскольку они характеризуют только возможности домохозяйств в сфере потребления. Фактический уровень потребления оценивается с помощью анализа суммы и структуры потребительских расходов. Авторы выделили 3 группы потребительских расходов:

• на продовольственные товары;

• на непродовольственные товары;

• на платные услуги.

Данные о сумме и структуре потребительских расходов представлены в табл. 8.

По данным исследования, среднемесячные потребительские расходы в населенных пунктах Чик и Прокудское превышают аналогичный показатель в Коченево на 482,1 руб., но это различие статистически незначимо на приемлемом уровне, прежде всего из-за значительной вариации расходов между домохозяйствами. Для исследованных домохозяйств характерна высокая доля продовольственных товаров в структуре потребительских расходов (более 50 %), что свидетельствует о неудовлетворительной структуре потребления домохозяйств.

Сумма месячных потребительских расходов домохозяйств заметно уступает месячным дохо-

Показатель Общая выборка (п = 436) Коченево (п = 292) Чик и Прокудское (п = 144)

Месячные потреби- 4 796,6 4 638,5 5 110,6

тельские расходы на

1 члена домохозяйс-

тва, руб.

Удельный вес в пот-

ребительских расхо-

дах, %:

- расходы на продо- 54,31 53,64 55,65

вольственные товары

- расходы на не- 22,83 23,36 21,74

продовольственные

товары

- расходы на платные 22,86 22,99 22,61

услуги

Итого... 100,0 100,0 100,0

дам. Даже с поправкой на то, что не все расходы домохозяйства относятся к потребительским, полученные данные указывают на высокую склонность домохозяйств к сбережениям. Можно выдвинуть следующие гипотезы:

- в районе более ярко выражена характерная в последние годы для региона тенденция к снижению удельного веса потребительских расходов в доходах (по данным Новосибстата, удельный вес расходов на покупку товаров и услуг в денежных доходах в 2009 г. сократился до 74,4 % по сравнению с 86,0 % в 2008 г. [4]);

- в последние годы отмечен быстрый рост доходов населения (например, в 2009 г. по сравнению с предыдущим годом среднедушевые денежные доходы в районе увеличились на 30,3 % по сравнению с предшествующим годом [7]), который пока не привел к соответствующему увеличению потребления;

- высокая доля сбережений в данном квартале носит краткосрочный характер и вызвана сезонными (откладывание крупных покупок до лета) или циклическими колебаниями;

- для потребительского рынка района характерен дисбаланс между товарным предложением и покупательским спросом.

Исходя из задач исследования, наибольший интерес представляет последняя гипотеза, поскольку данный дисбаланс может быть следствием внутрирайонного неравенства. Проверить гипотезу можно с помощью оценки масштабов потребления товаров и услуг, анализа частоты поездок в областной центр за покупками и изучения мнений респондентов о

широте ассортимента товаров на местном рынке.

Общие масштабы потребления можно оценить с помощью агрегированных показателей. Для этого распространим данные о потребительских расходах на генеральную совокупность. Приблизительная сумма расходов населения исследованных населенных пунктов на продовольственные и непродовольственные товары Р1 рассчитана авторами по следующей формуле:

где р± - среднедушевые денежные месячные расходы на продовольственные и непродовольственные товары, руб.; ^ - число месяцев в периоде (12); Ч- численность населения данных населенных пунктов, чел. В нашем случае:

Р1 = 3 722,43 ■ 12 ■ 27 805 = 1 242,0 млн руб. Предельная ошибка репрезентативности выборки составляет 5,6 % при уровне доверительной вероятности 0,9. Отсюда доверительный интервал с вероятностью 0,9 составит 1 242 ± 69,6 млн руб., т. е. годовые потребительские расходы жителей исследованных населенных пунктов заключаются в пределах от 1 172,4 до 1 311,6 млн руб.1.

Приблизительная сумма расходов населения исследованных населенных пунктов на все виды услуг Р2 рассчитывается по следующей формуле:

Р2 = рг ■ г ■ Ч, где р2 - среднедушевые денежные месячные расходы на все виды услуг, руб.; ^ - число месяцев в периоде (12); Ч- численность населения данных населенных пунктов, чел. В нашем случае:

Р2 = 1 074,17 ■ 12 ■ 27 805 = 358,4 млн руб. Предельная ошибка репрезентативности выборки составляет 5,4 % при уровне доверительной вероятности 0,9. Отсюда доверительный интервал с вероятностью 0,9 составит 358,4 ± 19,4 млн руб., т. е. годовые потребительские расходы жителей исследованных населенных пунктов заключаются в пределах от 339,0 до 377,8 млн руб.2.

Оценить приблизительные масштабы расходов населения на покупку товаров и услуг за пределами района можно с помощью изучения частоты поездок. В связи с этим респондентам был задан вопрос о том, как часто совершаются поездки, ответы на который представлены в табл. 9.

Обследование выявило регулярность поездок населения с целью покупок за пределы района: более 50 % респондентов в исследуемых населенных пунктах совершают их как минимум 1 раз в месяц. Как и следовало ожидать, чаще совершают поездки жители населенных пунктов Чик и Прокудское, которые расположены ближе к областному центру (хотя при сравнении доли домохозяйств, совершающих поездки чаще 1 раза в месяц, разница лежит в пределах статистической погрешности).

Постоянные выезды жителей за покупками приводят к оттоку денежных средств в областной центр из малых населенных пунктов, замедляя их экономическое развитие и усиливая внутрирайонное неравенство. В связи с этим целесообразно выявить причины поездок, а также качественную характеристику потребления на основе оценки удовлетворенности населения предлагаемыми на рынке продовольственными и непродовольственными товарами (табл. 10). В таблице указаны товарные группы, по которым респонденты наиболее часто отмечали нехватку.

Наиболее часто домохозяйства сообщали о нехватке непродовольственных товаров, особенно по таким группам, как одежда, обувь и ткани. Любопытно, что процент удовлетворенности населения продовольственными товарами на местном рынке высок, при том, что, по данным исследований в других регионах России (например в Кемеровской области [2]), потребление продуктов питания в

Таблица 9

Группировка домохозяйств по частоте поездок за пределы района, %

1 При более строгих требованиях к репрезентативности (повышение вероятности до 0,95) предельная ошибка составит 6,8 %, а искомый показатель будет находиться в границах от 1 157,6 до 1 326,5 млн руб.

2 При более строгих требованиях к репрезентативности (повышение вероятности до 0,95) предельная ошибка составит 7,1 %, а искомый показатель будет находиться в границах от 333,0 до 383,8 млн руб.

Частота поездок Общая выборка (п = 468) Коченево (п = 306) Чик и Прокудское (п = 162)

1 раз в неделю или чаще 28,6 27,5 30,9

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1-2 раза в месяц 27,1 28,1 25,3

1-2 раза в квартал 11,1 9,2* 14,8*

1-2 раза в год 13,7 12,7 15,4

Поездки не совершаются 19,4 22,5** 13,6**

' Значимая разница на уровне 10 % ^ = 0,1). " Значимая разница на уровне 5 % ^ = 0,05).

Таблица 10

Удельный вес респондентов, отметивших нехватку товаров данной товарной группы в местной торговой сети, %

Товарная группа Общая выборка (п = 480) Коченево (п = 312) Чик и Прокудское (п = 168)

Мясо и мясопродукты 8,1 7,7 8,9

Рыба и морепродукты 26,3 24,0 30,4

Фрукты и ягоды 15,6 13,1* 20,2*

Сахар и кондитерские 5,4 1 9 *** 11 9**

изделия

Овощи 7,9 10,6** 3,0**

Одежда, обувь и ткани 41,9 45,5* 35,1*

Бытовая техника 27,1 25,1 31,0

Строительные 21,0 13,8** 34,5**

материалы

Предметы для отдыха 15,6 14,7 17,3

Транспортные 14,2 12,8 16,7

средства

Мебель 19,6 15,7** 26,8**

Предметы гигиены 9,6 9,3 10,1

и фармацевтические

средства

* Значимая разница на уровне 5 % (р = 0,05). ** Значимая разница на уровне 1 % (р = 0,01).

России не соответствует физиологическим нормам. Отметим также статистически значимые различия: в Коченево домохозяйства чаще заявляли о нехватке овощей, одежды, обуви и тканей, реже - о нехватке фруктов и ягод, сахара и кондитерских изделий, строительных материалов, мебели. Высокая частота поездок в областной центр, несмотря на удовлетворенность многими товарными группами, может быть вызвана тем, что поездки, совершаемые жителями в областной центр, носят инерционный характер, т. е. отражают сложившиеся несколько лет назад детерминанты потребления в условиях слаборазвитого потребительского рынка района.

отдельно оценивалась степень удовлетворенности услугами (табл. 11).

По результатам исследования можно сделать вывод, что удовлетворенность объемом и качеством предоставляемых услуг в целом ниже, чем ассортиментом предлагаемых товаров. По всем видам услуг средний показатель неудовлетворенности составляет не менее 15 %. Наиболее часто респонденты высказывали недовольство медицинскими и жилищно-коммунальными услугами. При этом по большинству видов услуг отмечены значимые различия между населенными пунктами. Наиболее существенные различия наблюдаются по таким

Таблица 11

Удельный вес респондентов, не удовлетворенных предоставляемыми на местном рынке услугами, %

Вид услуги Общая выборка (п = 468) Коченево (п = 305) Чик и Прокудское (п = 163)

Жилищно- коммунальные услуги 44,1 39 1 *** 53 9***

Медицинские услуги 60,6 57,7* 65,9*

Торговля, общественное питание 18,8 14,4*** 27,0***

Связь 15,5 9 0*** 28,0***

Образовательные услуги 35,3 36,9 32,2

Бытовые услуги 23,4 21,8 26,5

Банковские услуги 17,1 13,6*** 23,6***

Туристские и экскурсионные услуги 19,1 22,7** 13,2**

Страхование 17,9 19,2 15,8

Пассажирский транспорт 39,8 44,0*** 31,5***

Культура 33,5 32,6 35,1

Физическая культура и спорт 22,0 22,4 21,1

Юридические услуги 29,5 30,8 27,2

* Значимая разница на уровне 10 % (р = 0,1). ** Значимая разница на уровне 5 % (р = 0,05). *** Значимая разница на уровне 1 % (р = 0,01).

видам услуг, как жилищно-коммунальные, торговля и общественное питание, услуги связи, банковские услуги и услуги пассажирского транспорта.

Таким образом, гипотеза о наличии дисбаланса на местном рынке подтвердилась. Вместе с тем основной причиной дисбаланса нельзя считать недостаточно широкий ассортимент товаров, так как только по одной товарной группе (одежда, обувь и ткани) респонденты часто отмечали нехватку товаров. В большей степени неудовлетворенность вызвана такими характеристиками, как качество и цена. В особенности это подтвердилось при анализе удовлетворенности населения услугами. Выводы о низком качестве услуг подтверждаются и другими исследованиями рынка услуг в регионе [10, 11].

Проведенное исследование позволило выявить, насколько сильно выражено неравенство между населенными пунктами в пределах района, внутри малых населенных пунктов и соответствует ли оно линии «центр - периферия»3. Исследования других ученых показывают, что внутрирегиональное неравенство во

3 См. характеристику внутрирегионального неравенства «центр - периферия» в работе [3].

многом обусловлено удаленностью районов от центра региона [3, 16]. В ходе исследования обнаружено, что социально-экономическое развитие поселков городского типа может различаться даже в пределах одного муниципального района, при этом не всегда отличие идет по линии «центр - периферия». Выявлено, что неравенство в доходах приводит к высоким значениям уровня бедности, при этом между населенными пунктами уровень бедности существенно различается. Как показала статистическая оценка достоверности результатов, найденные различия в обследованных домохозяйствах можно на высоком уровне значимости распространить на все домохозяйства обследованных населенных пунктов. Исследованный район по многим показателям (структура экономики, собственные доходы местного бюджета, состояние инфраструктуры) представляет собой типичный муниципальный район, таким образом, сделанные выводы будут во многом справедливы и для многих других муниципальных образований России.

В основе значительного территориального неравенства лежат более сложные процессы, доступная исследователям статистика не представляет возможности в полной мере оценить масштабы, динамику и причины неравенства. В связи с этим исследования такого рода необходимы для сбора статистической информации и учета ее в экономической политике.

Список литературы

1. Александрова А., Гришина Е. Неравномерность развития муниципальных образований // Вопросы экономики. 2005. № 8. С. 97-105.

2. Березнев С. В., Кудреватых Н. В. Оценка уровня удовлетворения физиологических потребностей населения в продуктах питания // Региональная экономика: теория и практика. 2011. № 36 (219). С. 54-62.

3. Буфетова А. Н. Неравномерность пространственного развития: региональные центры и региональная периферия // Регион: экономика и социология. 2009. № 4. С. 55-68.

4. Денежные доходы и расходы населения Новосибирской области. 2010: статистический сборник / Территориальный орган ФСГС по Новосибирской области. 2010. С. 23.

5. Динамика денежных доходов / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Новосибирской области. 2011. URL: http://www. novosibstat. ru/digital/region3/ DocLib/region3_1.htm.

6. Елисеева И. Российская статистика на современном этапе // Вопросы экономики. 2011. № 2. С.75-92.

7. Комплексная программа социально-экономического развития Коченевского района на 2011-2025 гг. URL: http://www. nso. ru/priorities/ territory/pasport/Documents/0_Коченевский_РAЙOH. pdf С. 76-77.

8. Литвинов В. А. Проблемы уровня жизни в современной России. М.: Изд-во ЛКИ. 2008. С. 96, 224.

9. Марганова О. Н., Бурдейный А. А. Вклад домашних хозяйств в региональную экономику // Региональная экономика: теория и практика. 2010. № 36 (171). С. 62-67.

10. Молчанова Е. Ю. Оценка качества бытового обслуживания с применением модели SERVQUAL // Вестник Белгородского университета кооперации, экономики и права. 2011. № 3. С. 349-361.

11. Разомасова Е. А. Сфера услуг и ценовой паралогизм с чашкой кофе // ЭКО. 2011. № 2. С. 152-160.

12. Регионы России: социально-экономические показатели. 2011: Стат. сб. / Росстат. М. 2011. С.162-163.

13. Серова Е., Лерман Ц., Звягинцев Д. Диверсификация источников дохода сельских домохозяйств и альтернативная занятость: результаты обследования // Вопросы экономики. 2008. № 6. С. 84-97.

14. СимагинЮ. А. Экономическая дифференциация и перспективы развития поселков городского типа России // Региональная экономика: теория и практика. 2010. № 3 (138). С. 87-94.

15. Туманянц К. А. Доходы населения и социальная политика в Волгоградской области: сравнительный анализ // Региональная экономика: теория и практика. 2011. № 48 (231). С. 42-46.

16. ШитоваЮ. Ю., ШитовЮ. А., Митрошин А. А. Сравнительный анализ социально-экономического положения районов Московской области // Региональная экономика: теория и практика. 2011. № 43 (226). С. 2-9.

17. Campano F., Salvatore D. Income Distribution. Oxford University Press. 2006. С. 81.

18. Foster J. An Axiomatic Characterization of the Theil Measure of Economic Inequality // Journal of Economic Theory. 1983. № 31. C. 105-121.

19. Lucas R. On the Mechanics of Economic Development // Journal of Monetary Economics. 1988. № 22. C. 3-42.

20. Ray D. Development Economics. Princeton University Press. 1998. Р. 9.

региональная экономикА: теория и практика

47

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.