Научная статья на тему 'Влияние "Пражской весны" 1968 года на дальнейшее развитие СССР и стран социалистического блока в Восточной Европе'

Влияние "Пражской весны" 1968 года на дальнейшее развитие СССР и стран социалистического блока в Восточной Европе Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1743
178
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Контентус
Область наук
Ключевые слова
"PRAGUE SPRING" / SOVIET UNION / HUNGARY / ROMANIA / GDR / WARSAW PACT / SOCIALISM

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Изергина Вера Павловна, Изергина Нина Ивановна

В данной статье анализируются изменения в развитии Советского Союза и восточноевропейских социалистических стран, произошедшие под влиянием событий «Пражской весны» 1968 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Влияние "Пражской весны" 1968 года на дальнейшее развитие СССР и стран социалистического блока в Восточной Европе»

УДК 32:94(4-11-47+57) Политические науки

Изергина Вера Павловна, кандидат политических наук, доцент кафедры всеобщей

истории, политологии и регионоведения МГУ им. Н.П. Огарева Изергина Нина Ивановна, доктор политических наук, профессор кафедры всеобщей истории, политологии и регионоведения МГУ им. Н.П. Огарева (vera.ivp@yandex.ru, ninaini@vandex.ru)

ВЛИЯНИЕ «ПРАЖСКОЙ ВЕСНЫ» 1968 ГОДА НА ДАЛЬНЕЙШЕЕ РАЗВИТИЕ СССР И СТРАН СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО БЛОКА

В ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ

Аннотация. В данной статье анализируются изменения в развитии Советского Союза и восточноевропейских социалистических стран, произошедшие под влиянием событий «Пражской весны» 1968 г.

Ключевые слова: «Пражская весна», СССР, Венгрия, Румыния, ГДР, Организация Варшавского договора (ОВД), социализм.

Izergina V.P., candidate ofpolitical sciences, associate Professor of the Department of General history, political science and regional studies, National Research Mordovia State University named by N.P. Ogarev. Izergina N.I., doctor ofpolitical science, Professor of the Department of General history, political science and regional studies, National Research Mordovia

State University named by N.P. Ogarev. (vera.ivp@yandex.ru, ninaini@yandex.ru)

THE INFLUENCE OF "PRAGUE SPRING" IN 1968 TO FURTHER DEVELOPMENT OF THE USSR AND THE SOCIALIST BLOC COUNTRIES

IN EASTERN EUROPE

Annotation. This article analyzes the changes in the development of the Soviet Union and Eastern European socialist countries, which occurred under the influence of the events of the "Prague spring" in 1968.

Key words: «Prague spring», the Soviet Union, Hungary, Romania, GDR, Warsaw pact, socialism.

Интерес к событиям «Пражской весны» 1968 г. актуализируется в связи с тем, что в 2018 году исполняется 50 лет либеральным реформам в Чехословакии, проведенным Александром Дубчеком. Не менее значим, и становится все более злободневным в современном контексте, геополитический аспект чехословацких событий [11, с. 114-121.]. События «Пражской весны» оставили заметный след в истории многих европейских стран, особенно региона Восточной Европы, но отношение к ним было разным: от официального осуждения попыток проведения реформ с целью создания «социализма с человеческим лицом» до одобрения в среде интеллигенции и студенчества социалистических стран.

Отметим, что и сегодня продолжают существовать разные точки зрения по данной проблеме. В частности продолжается дискуссия по вопросу вооруженной акции Советского Союза и четырех его союзников (Болгарии, Венгрии, ГДР и Польши) в Чехословакии. Вместе с тем настроения, возникшие в ходе реформ, повлияли на дальнейшее развитие Советского Союза и социалистических стран, хотя после августа 1968 г. многие догматические политики полагали, что осуществлена нормализация ситуации в социалистическом лагере [8, с. 32].

Тема «Пражской весны» находится в поле постоянного внимания исследователей, прежде всего историков. В их работах представлены разные оценки данных событий [7, с. 76-100; 8, с. 32-42; 5, с. 33-38.]; предприняты попытки их новой исторической оценки [11, с. 114-121]. Представляют несомненный интерес исследования реформ социализма, в том числе в плане сравнения их в Чехословакии и СССР [4, с. 37-47; 2, с. 163-180; 14, с. 26-29; 13]. Однако следует согласиться с тем, что современные представления о событиях «Пражской весны» «в целом не могут быть признаны удовлетворительными» [11, с. 116].

Целью исследования в данной статье является определение влияния «Пражской весны» 1968 г. на дальнейшее развитие основных стран

социалистического блока в Восточной Европе и показ эволюции социалистического блока после данных событий. Исходя из поставленной цели, предполагается решить следующие задачи: 1) проследить влияние «Пражской весны» на развитие Венгрии; 2) проанализировать воздействие «Пражской весны» на развитие Румынии; 3) осветить позицию ГДР по проблеме «Пражской весны»; 4) рассмотреть реакцию на «Пражскую весну» в СССР.

В Венгрии после подавления восстания 1956 г. против просоветского режима обстановка в стране довольно быстро стабилизировалась. По мнению венгерского реформатора Режё Ньерша, в Чехословакии не удалась реформа цен, предприятиям не были предоставлены достаточно широкие права, на задний план отошло сельское хозяйство, сузилась сфера маневра во внешней торговле. Однако, по его наблюдениям, это вовсе не означало, что Праге требуется новая реформа. Ота Шик, чехословацкий экономист, один из лидеров Пражской весны, и другие экономисты считали, что необходимо последовательно осуществлять ранее принятые партийные решения. Но для этого нужна была единая политическая воля. Об опасениях, существовавших в Будапеште, свидетельствует замечание Яноша Кадара (генерального секретаря Венгерской социалистической рабочей партии с 1956 по 1988 годы) на одном из заседаний Политбюро в начале «Пражской весны»: эксперимент в Чехословакии или поможет венграм, или, наоборот, осложнит их положение. Венгерское руководство и элита размышляли о всеобъемлющей экономической реформе. Но предполагалось действовать постепенно и осторожно [8, с. 35].

Участники протестных выступлений венгерской интеллигенции считали, что венгры могли не участвовать в совместной военной акции стран ОВД и называли действия Кадара преступлением. Но сам Кадар после 21 августа 1968 года говорил: «Мы могли влиять на эти события, только оставаясь в рамках союзнической системы...» [8, с. 37]. Комментируя эти слова Кадара, современный исследователь тех событий В.Л. Мусатов отмечает, что ввод союзнических войск в ЧССР был грубым, типично имперским шагом, но для такой крупномасштабной военной операции жертвы были минимальными. Было решено влиять на

население, не объявлять чрезвычайное или военное положение. В стране формально работали высшие органы власти. Протесты чехословацкого общества превзошли все ожидания организаторов совместной акции. Для того чтобы не вызвать усиление протестов чехов и словаков, в Москве было принято решение не задействовать войска ГДР в военной акции. От ГДР в ней участвовали только штабные офицеры [8, с. 38].

Режё Ньерш в 2004 г. так оценивал события того времени и занятую руководством Венгрии позицию: «Это был трагический шаг, в моральном смысле не хочу его оправдывать. Но сомневаюсь, что в политическом смысле у нас был другой выбор. Советский Союз располагал сценарием действий на случай отрицательной венгерской позиции. Южная группа войск находилась в отмобилизованном состоянии. Консолидация демократического социалистического строя в Чехословакии дала бы импульс непредсказуемым процессам не только в странах-сателлитах, но и в советских республиках. Но в итоге с разгромом "Пражской весны" осталась неиспользованной последняя историческая возможность для реформ в направлении демократического социализма во всем социалистическом содружестве» [8, с. 38].

Общественные настроения в Венгрии характеризовались критическими выступлениями в среде гуманитарной интеллигенции. Впервые после общественно-политической консолидации 1957-1958 гг. выступления против отдельных решений Венгерской социалистической рабочей партии (ВСРП) приобрели открытый характер. Участники этих выступлений распространяли листовки и другие печатные материалы, подвергавшие критике политику ВСРП, в основном по внутренним вопросам. По оценке МВД Венгрии, в 1980 г. насчитывалось 1500-2000 человек активных оппозиционеров [8, с. 38, 39].

После 21 августа 1968 г. в партийном руководстве Венгрии разворачивались дискуссии о политическом курсе. Они касались проблем проведения реформ, породивших много тяжелых диспропорций, в том числе отрыв роста зарплаты от роста производительности труда, увеличение социальных контрастов и т.д. Неудача функционирования социалистической экономики на рыночных

принципах, введенных в ходе реформы, обусловливалась неизменностью форм собственности. На этом фоне высказывались мнения об утрате руководящей роли ВСРП в стране, а реформа политических структур, дальнейшее расширение демократии откладывались. С 1974 г. венгерская реформа значительно изменилась, «но в целом ее семена попали в хорошую почву, что проявилось в 1989 - 1990 гг. при смене общественного строя» [8, с. 40].

В Румынии Николае Чаушеску решительно и последовательно проводил линию на дистанцирование от Советского Союза. Он выступил с инициативами одновременного роспуска Варшавского договора и НАТО, вывода иностранных войск из Европы в пределы своих национальных территорий. В конце июля 1968 г. на заседании Совета обороны получили положительную оценку развитие обстановки в Чехословакии и эволюция ее внешней политики в направлении укрепления суверенитета, независимости и обеспечения равноправия внутри командных структур Варшавского договора. Также обсуждались меры по борьбе с проникновением советских агентов. Отношение к пражским событиям лидера Румынии определялось двумя моментами: 1) ограничить вмешательство СССР во внутренние дела Румынии и добиться большего равенства в ОВД и СЭВ; 2) укрепить режим личной власти [8, с. 40, 41].

По мнению чешского историка И. Гоппе, Румыния также как и Албания, и Югославия перестала признавать Москву центром мирового коммунизма. Во внешней политике Румыния переориентировалась на Китай, Югославию, Францию и США [6, с. 23]. В румынских СМИ развернулась «прочехословацкая кампания, основным тезисом которой стало утверждение о специфичности развития отдельных стран и исключительной ответственности каждой компартии за ситуацию в государстве» [6, с. 25].

Запад всячески поддержал политику Чаушеску, в том числе кредитами. Вместе с тем лавирование во внешней политике и противоречие во внутренней политике, приведшей к установлению режима личной диктатуры и обнищанию населения, вызвали неприятие румынского общества. В декабре 1989 г. с диктатурой Чаушеску было покончено [8, с. 41, 42]. Общедемократический

характер Румынской революции 1989 г. выражался в ее программных тезисах: плюралистическое общество, гражданские и политические свободы, рыночная экономика, обеспечение материальных и социальных нужд народа, гарантии прав национальных меньшинств, миролюбивая внешняя политика. На первом месте стояло отрицание партийной диктатуры. Румыния является единственной страной Восточной Европы, где социалистический режим был свергнут в результате народного восстания, а бывший лидер был казнён [12].

Позиция лидера ГДР Вальтера Ульбрихта, по утверждению А.Р. Богуславского, менялась в процессе развития событий «Пражской весны». Во время встречи с Дубчеком 18 февраля 1968 г. в Праге Ульбрихт советовал заменить догматиков реформаторами в системе управления страной. При этом в качестве примера для реформаторов чехословацкой экономики он предлагал проведение экономических преобразований по примеру ГДР, где с 1963 г. на предприятиях внедрялась система хозрасчета, сокращались плановые показатели, спускаемые «сверху». Устраивало лидера ГДР также стремление нового чехословацкого руководства уйти от слепого копирования опыта КПСС в развитии социализма [1, с. 25, 26].

По мере развития реформаторской ситуации в ЧССР позиция Ульбрихта изменилась. Он стал придерживаться «жесткой линии», исходя из влияния «Пражской весны» на безопасность социалистических стран. В апреле 1968 г. во время встречи с советским послом П.А. Абрасимовым высказывался о «целесообразности оказания коллективной помощи... вплоть до применения "крайних мер", если обстоятельства этого потребуют» [1, с. 29]. В мае 1968 г. в Москве на встрече руководителей стран ОВД он солидаризовался с позицией Брежнева, который охарактеризовал чехословацкую ситуацию как контрреволюционную, хотя еще надеялся ее исправить политическими методами. И 18 августа 1968 г. на совещании руководителей «братских партий» поддержав решение о необходимости оказания военной помощи, Ульбрихт основной для скорейшей нормализации обстановки в Чехословакии считал политическую работу. Последовательное отстаивание Ульбрихтом своих взглядов привели к

усилению недоверия со стороны Брежнева, а в 1971 г. с согласия последнего он был смещен с поста руководителя ГДР [1, с. 37, 38].

События «Пражской весны» повлияли на общественную и политическую жизнь Советского Союза. Позицию части советской творческой интеллигенции отразил Е. Евтушенко в своем известном стихотворении «Танки идут по Праге»: «Танки идут по солдатам, сидящим внутри этих танков» [5]. Однако из воспоминаний участников операции «Дунай-68» следует, что они были уверены в возможности осуществления интервенции в Чехословакию странами Запада, в существовании угрозы социализму и необходимости помочь чехословацкому народу. Поэтому возвращались домой с чувством «успешно выполненного долга». Правда, в конце 1980-х гг. они «стали смотреть на эти события по-другому. » [5]. По некоторым воспоминаниям, советские солдаты «не понимали, что происходит». Вероятно, это было обусловлено и тем, что «сами жители страны не имели единого понимания событий. чехословацкое общество было расколото, люди дезориентированы» [5]. Следует согласиться, что пережитое советскими солдатами в августе 1968 года в Чехословакии ждет дальнейшего исследования на документальной основе.

В политическом плане после «Пражской весны» и ввода советских войск в ЧССР в СССР усилилась политическая цензура. Наряду с сотрудниками КГБ, опытные сотрудники Главлита готовили для ЦК информацию о культурной и общественной жизни страны, мнениях и настроениях среди интеллигенции, их отражении в зарубежной прессе [3, с. 96]. Цели усиления контроля за творческой жизнью служило постановление ЦК КПСС «О повышении ответственности органов печати, радио, телевидения, кинематографии, учреждений культуры и искусства за идейно-политический уровень публикуемых материалов и репертуара» от 7 января 1969 г. В соответствии с ним всю предварительную цензуру осуществлял редакторский состав. Это концентрировало в руках партии контрольно-регулирующие функции в идеологической области, за государственными цензурными органами осталась вторичная функция последующего контроля.

«Пражская весна» повлияла также на работу местных органов политической цензуры в Советском Союзе. Из-за политических событий в Чехословакии работа цензоров, курировавших библиотеки и книготорговую сеть, включала браковку литературы, связанной с этими событиями или их участниками [3, с. 96, 97]. Важно отметить рост оппозиционных настроений в СССР после попытки подавления военной силой демократизации в Чехословакии.

Итак, сегодня события «Пражской весны» в основном представляют интерес для историков как попытка обновления социализма, придания ему демократических, более гуманных и привлекательных черт, которая была задавлена совместным выступлением армий пяти стран во главе с Советским Союзом, опасавшихся развала Варшавского договора, утраты влияния правивших компартий и поражения концепции реального социализма. В результате итоге потерпела крах попытка реформирования созданного в послевоенные годы социалистического общества. Страны восточноевропейского региона, прежде всего Венгрия, Чехословакия и Югославия, утратили возможность «прорыва государственного социализма в рыночный социализм» [8, с. 42].

Вопрос о том, могли ли быть такие преобразования возможны при условии отсутствия внешнего подавления, остается дискуссионным и в наши дни. С одной стороны, в 1989 г. в ходе демократических революций надежды на социал-демократический вариант развития не оправдались ни в странах Центрально-Восточной Европы, ни в СССР. Некоторые исследователи причины этого видят в том, «прежняя общественно-политическая и экономическая система исторически исчерпала себя» [8, с. 42]. Существует также точка зрения, что потенциал социализма до конца не был использован, а у руководства страны не было четкого плана его преобразования, что привело к выходу ситуации из-под контроля и распаду СССР.

Представляется, важный методологический вывод из практики реформирования социализма заключается в том, что нет единого для всех стран и народов, без учета национальной специфики, пути развития и способа реформирования политического и экономического строя. Об этом говорят данные

социологических исследований, проводимых в современной России, восточноевропейских странах и странах развитых западных демократий. Так, россияне критично настроены в отношении современной политико-экономической системы, именуемой демократией, а весьма вероятной демократизацию уже в ближайшие годы считают 27% опрошенных. Похожие процессы наблюдаются в восточноевропейских странах: Венгрия «постепенно отворачивается от всего того, что было достигнуто в период смены государственного строя в 1989-1990 гг., а именно - от демократии. плюрализма в интеллектуальной жизни» [10, с. 10, 11]. По данным социологических опросов в США, 46% американских респондентов в октябре 2016 г. заявили, что они либо «никогда не имели», либо имели, но «потеряли» веру в американскую демократию [10, с. 11]. Речь идет о том, что путь демократизации, на который пытались встать и Венгрия, и Чехословакия и др. страны в 1960-е гг., не представляется сегодня безальтернативным.

«Пражская весна» повлияла на развитие международных отношений.

Позициям Советского Союза в мировой политике был нанесен серьезный ущерб. Осложнились его отношения с Западом. Затормозилась ратификация Договора о нераспространении ядерного оружия, было отложено начало переговоров об ограничении стратегических вооружений. Ввод войск ОВД в Чехословакию укрепил значение, авторитет и позиции НАТО в Европе, способствовал сплочению этого блока. Были заморожены планы сокращения вооруженных сил в Западной Европе. Выросли военные бюджеты стран НАТО [9, с. 44].

Доктрина «ограниченного суверенитета» Леонида Брежнева стала успешно применяться в виде «гуманитарных интервенций», навязывания демократии западного типа со стороны США. В мировой политике наблюдается тяга к применению силовых решений, что проявляется в отдельных случаях и в решениях ООН. Рост антиглобалистских выступлений, активность движений «зеленых» и экологистов наших дней уходят корнями в события 1968 г. [8, с. 42].

Многие сравнивают эффект от событий в Чехословакии с эффектом XX съезда КПСС и видят в Пражской весне истоки «бархатных революций» [11, с. 117].

Существует точка зрения, что «Пражская весна» явилась идеологическим прикрытием для очередной попытки пересмотра послевоенного устройства мира силами агрессии капиталистического блока, отводившими Чехословакии роль плацдарма [11, с. 119].

Глубокие и необратимые последствия поражения Пражской весны 1968 г. ощутили международное коммунистическое движение и мировая социалистическая система. По словам А. Дубчека, интервенция подорвала доверие к советской политике. Она оставила глубокий след и в Советском Союзе. Решение о военном вторжении в Чехословакию усугубило внутренние разногласия в СССР и в восточноевропейском обществе в целом. Лишь в конце 1989 г. Советским Союзом были признаны ошибочность и необоснованность вооруженного вторжения в августе 1968 г. Были пересмотрены оценки тех событий. Советское руководство признало: «То, что были опрокинуты попытки обновления Чехословакии в 1968 г., обернулось крупным стратегическим просчетом, который негативно сказался и на развитии Советского Союза» [9, с. 45]. Идеи «демократического социализма», плюрализма, гласности, объявленные в ЧССР в 1968 г. в контексте «левых» политических теорий, получили развитие в СССР в период «перестройки» [13].

Таким образом, «Пражская весна» 1968 г. оказала сильное влияние на страны Восточной Европы, входившие в социалистический блок. СССР постепенно стал терять доверие среди этих стран и, как следствие, лидерские позиции в ОВД. Требование реформ социалистической системы стало очевидно, как и то, что СССР не знал, как провести эти реформы. Из-за этой неуверенности Восточная Европа обратилась в дальнейшем к западному (капиталистическому) образцу демократии, недовольство которым в настоящее время демонстрируют элиты и значительное число населения. Кстати, только 16 % россиян импонирует западная модель демократии (такая как в США и Европе), а 46% считают, что России

нужна «совершенно особая, соответствующая национальным традициям и специфике страны демократия» [10, с. 13].

Библиографический список

1. Богуславский А.Р. «Пражская весна»: взгляд из Восточного Берлина / А.Р. Богуславский // Новая и новейшая история. 2012. № 4. С. 25-38.

2. Задорожнюк Э.Г. Модификация социалистической идеи. К 95-летию со дня рождения Александра Дубчека / Э.Г. Задорожнюк // Запад-Восток. 2017. № 10. С. 163-180.

3. Козлов А.А., Яковлева Г.Н. Влияние «Пражской весны» на работу местных органов политической цензуры в СССР / А.А. Козлов, Г.Н. Яковлева // IX Машеровские чтения. Материалы международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. Витебский государственный университет / И.М. Прищепа (главный редактор). Витебск, 2015. С. 96-97.

4. Коровицына Н.В. Чешское общество и демократический процесс / Н.В. Коровицына // Новая и новейшая история. 2013. № 5. С. 37-47.

5. Кузьмин Ю.М. Взгляд советского солдата на «Пражскую весну» и на её подавление [Электронный ресурс] / Ю.М. Кузьмин // Европа, Россия, Азия: сотрудничество, противоречия, конфликты. Материалы II Международной научно-практической конференции. Министерство образования и науки Российской Федерации; Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина. 2017. С. 33-38. Режим доступа: http://elibrary.ru/item.asp?id=28917468 (дата обращения: 16.05.2018).

6. Марьина В.В. Пражская весна 1968 года: к вопросу о международном резонансе (по опубликованным в Чешской республике документам и материалам чешского журнала "Soudobe dejiny") / В.В. Марьина // Славяноведение. 2008. № 3. С. 22-40.

7. Мурашко Г.П. Человек «Пражской весны». Воспоминания Честмира Чисаржа / Г.П. Мурашко // Славяноведение. 2008. № 3. С. 76-100.

8. Мусатов В.Л. Венгрия и Румыния: два взгляда на пражскую весну /

B.Л. Мусатов // Новая и новейшая история. 2011. № 2. С. 32- 42.

9. Орлик И.И. Поражение «Пражской весны»: международный аспект / И.И. Орлик // Мир перемен. 2008. № 3. С. 30- 45.

10. Петухов В.В. Демократизация российского общества: возможна ли вторая попытка? / В.В. Петухов // Полис. 2017. №5. С. 8-23.

11. Рачипа А.В., Алексеева А.В., Бурьков В.В., Байлов А.В. К новой исторической оценке чехословацких событий 1968 года / А.В. Рачипа, А.В. Алексеева, В.В. Бурьков, А.В. Байлов // Общество, культура, наука: проблемы конвергентного развития. Сборник научных трудов профессорско-преподавательского состава, аспирантов и магистрантов Института управления в экономических, экологических и социальных системах ЮФУ. / Под редакцией доктора технических наук, профессора В.В. Петрова. Ростов-на-Дону, 2014.

C. 114-121.

12. Румынская революция 1989 года [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/Рvмынская революция (1989) (дата обращения: 16.05.2018).

13. Федоров Б.А. Реформы социализма в Чехословакии и СССР в исторической ретроспективе (1968, 1991 гг.) [Электронный ресурс] / Б.А. Федоров // Молодежь и наука. 2016. № 3. С. 92. Режим доступа: http://eHbrary.ru/item.asp?id=26289959 (дата обращения: 16.05.2018).

14. Яшкова П.С., Цветков В.Ж. Концепция «социализма с человеческим лицом» в перестроечной идеологии СССР / П.С. Яшкова, В.Ж. Цветков // Апробация. 2016. № 10 (49). С. 26-29.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.