Научная статья на тему 'Влияние национального и международного подходов в определении критериев социального государства'

Влияние национального и международного подходов в определении критериев социального государства Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
428
68
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА / ДОКТРИНА ПРАВА / СОЦИАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО / СОЦИАЛЬНАЯ НАПРЯЖЕННОСТЬ / LEGAL POLICY / LAW DOCTRINE / SOCIAL STATE / SOCIAL TENSION

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Клюкина Юлия Васильевна, Губанкова Татьяна Николаевна

Рассмотрены вопросы влияния национального и международного подходов в определении критериев социального государства. Отстаивается позиция, согласно которой при оценке сущности социального государства необходимо включать комплекс различных социально-правовых, политических и экономических критериев, которые могут складываться на базе национальных и международных стандартов. Сделан вывод о том, что эти правовые категории являются определяющими в системе социальной защиты населения России в современный период. Принимаемые законы и иные нормативно-правовые акты в сфере социальной защиты населения должны в максимальной степени учитывать отечественный и мировой опыт решения социальных проблем, ориентироваться на восстановление реальных социальных гарантий, действовавших в советский период, на основе выработки конструктивной социально-экономической политики государства на долгосрочную перспективу. Функционирование социального государства должно быть ориентировано на утверждение принципа социальной справедливости, а правовое регулирование социальной защиты населения – на создание и поддержание достойного уровня жизни во всей полноте его содержания для всех нуждающихся в такой защите категорий населения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Влияние национального и международного подходов в определении критериев социального государства»

УДК 321.01

ВЛИЯНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО И МЕЖДУНАРОДНОГО ПОДХОДОВ В ОПРЕДЕЛЕНИИ КРИТЕРИЕВ СОЦИАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА

© Юлия Васильевна КЛЮКИНА

Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина, г. Тамбов, Российская Федерация, аспирант, кафедра теории государства и права, e-mail: ruslanlaw@mail.ru © Татьяна Николаевна ГУБАНКОВА Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина, г. Тамбов, Российская Федерация, аспирант, кафедра теории государства и права, e-mail: qubankova@mail.ru

Рассмотрены вопросы влияния национального и международного подходов в определении критериев социального государства. Отстаивается позиция, согласно которой при оценке сущности социального государства необходимо включать комплекс различных социально-правовых, политических и экономических критериев, которые могут складываться на базе национальных и международных стандартов. Сделан вывод о том, что эти правовые категории являются определяющими в системе социальной защиты населения России в современный период. Принимаемые законы и иные нормативно-правовые акты в сфере социальной защиты населения должны в максимальной степени учитывать отечественный и мировой опыт решения социальных проблем, ориентироваться на восстановление реальных социальных гарантий, действовавших в советский период, на основе выработки конструктивной социально-экономической политики государства на долгосрочную перспективу. Функционирование социального государства должно быть ориентировано на утверждение принципа социальной справедливости, а правовое регулирование социальной защиты населения - на создание и поддержание достойного уровня жизни во всей полноте его содержания для всех нуждающихся в такой защите категорий населения.

Ключевые слова: правовая политика; доктрина права; социальное государство; социальная напряженность.

При оценке сущности социального государства необходимо включать комплекс различных социально-правовых, политических и экономических критериев, которые могут складываться на базе национальных и международных стандартов.

Особенностью национального стандарта можно считать влияние критериев национального характера. В России к ним можно отнести качество решения комплекса задач, стоящих перед государством, с учетом их социальной важности и сложности, закрепленных нормативно-правовыми актами на краткосрочную и долгосрочную перспективы. К ним причисляются социальные программы, направленные на: а) поддержание доступного уровня жизни членов общества; б) уменьшение остроты социальной напряженности, предотвращение социальных расколов и конфликтов; в) соблюдение гуманитарных нормативов цивилизованного общежития; г) реализацию нравственных предписаний и моральных установок, развивающих

принципы гуманизма, милосердия и благотворительности.

Международный подход в содержании оценки социального государства основывается на показателе уровня социально-экономического имиджа государства, который в современном мире основывается на культе экономических, социальных и культурных прав. Этот показатель нами применяется относительно правовой науки впервые, поэтому констатируем, что в теории права данная категория не использовалась, в основном состояние государства оценивали экономисты, опираясь на внутренние экономические показатели хозяйственной деятельности той или иной страны. В расчет не принимались такие критерии, как правовые гарантии развития экономики и социальной деятельности государства. В мировой практике долгое время развитие территорий оценивалось преимущественно такими показателями, как валовой внутренний продукт (ВВП), валовой внутренний продукт на душу населения, ин-

декс промышленного производства и т. д. В настоящее время развитие стран и регионов включает в себя еще одну значимую категорию, такую как социальная сфера. Сюда же можно добавить критерий качества правового обеспечения (гарантий) экономической и социальной деятельности в государстве. При этом экономическая и социальная сферы тесно связаны между собой и влияют друг на друга.

Развитие критерия «социально-экономический имидж государства» позволит определить качество социально-экономического и правового обеспечения. Этот критерий можно закрепить набором рейтингов, характеризующих положение обследуемых стран относительно друг друга. Одним из значимых элементов названного рейтинга является качество нормативно-правового обеспечения (соответствия правового обеспечения, тестируемого государства международным стандартам). Предлагается ввести соответствующие мировым стандартам критерии нормативно-правового обеспечения социального государства, выделив в качестве приоритетных уровень федеральных и региональных документов, регламентирующих развитие социальной сферы. К таким показателям можно отнести закрепление данного принципа в конституции страны с указанием конкретных целей социального государства и подробным перечнем социальных прав, как предлагает А.И. Бобылев [1, с. 21].

Примером может служить социальное законодательство Российской Федерации: основные положения социального государства закреплены в Конституции РФ, которые конкретизируются в социальном законодательстве, в действующей Конституции РФ одна треть статей посвящена правам и свободам человека и гражданина, в т. ч. социальным [2].

Проведенный анализ конституций стран, закрепивших норму социального государства в той или иной формулировке, а также не имеющих такого закрепления, но относимых к типу стран с социальной рыночной экономикой, показывает, что среди принципов и функций, традиционно относимых к сфере социального государства, наиболее разработаны: социальная направленность экономической политики, включая социальную роль бюджета; социальная ответственность госу-

дарства; социальное партнерство; национальная солидарность.

В частности, в Конституции Австрии 1920 г. и в ее последующих редакциях такого понятия нет, но описан механизм реализации конституционной формулы или приоритетов социальной политики, которая выражается в строгом разграничении полномочий федерального центра и земель в социальной сфере, сфере экологии и образования (ст. 10 в ред. ФКЗ от 2 марта 1983 г. и ст. 11-14а, независимая Коллегия народной правозащиты, раздел 7) [3].

В Конституции Бельгии 1994 г. и в ее последующих редакциях понятие «социальное государство» не употребляется, но ст. 24 декларирует, что «каждый имеет право вести жизнь, соответствующую человеческому достоинству», и гарантирует экономические, социальные и культурные права: право на труд и свободный выбор профессиональной деятельности в рамках общей политики занятости, направленной, помимо прочего, на обеспечение достаточно стабильного и по возможности высокого уровня занятости; право на справедливые условия труда и вознаграждение; право на социальное страхование, охрану здоровья, социальную, медицинскую и юридическую помощь; право на достойное жилище; право на здоровую окружающую среду; право на культурное и социальное процветание.

В нормативных документах Германии в 1949 г. были сформулированы основные постулаты, главным считался тезис о том, что ФРГ «является демократическим и социальным Федеративным государством» (ст. 20). «Конституционный строй земель должен соответствовать основным принципам республиканского, демократического и социального правового государства» (ст. 28). Механизм реализации проявляется, прежде всего, в наличии Социального кодекса и системы социальных судов [4, с. 71].

Датой включения концепта социального государства в Конституцию Испании стал 1978 г. В ст. 1 Испания определяется как «правовое, социальное и демократическое государство». В ст. 138 государство гарантирует эффективное осуществление принципа солидарности, «наблюдая за установлением адекватного и справедливого экономического равновесия между различными частями

испанской территории». Механизм реализации конституционной формулы или приоритетов социальной политики прослеживается в следующем: к исключительному ведению государства относится регулирование «основных условий, обеспечивающих равенство всех испанцев в осуществлении ими своих конституционных прав» (ст. 149); согласно ст. 128 «все виды богатства страны в своих различных формах, независимо от собственника, служат общим интересам»; ст. 130 обязывает власти заботиться «о модернизации и развитии всех отраслей экономики... в целях выравнивания уровня жизни всех испанцев». Это прослеживается и в отдельной гл. 3 «О руководящих принципах социальной и экономической политики». В ст. 40 на публичные власти возложено «создание благоприятных условий для социального и экономического прогресса и для наиболее справедливого распределения региональных и личных доходов в рамках политики экономической стабильности». Ст. 47 декларирует, что «все испанцы имеют право на пользование благоустроенным жильем», публичные власти способствуют созданию для этого необходимых условий. Кроме того, ст. 50 гарантирует «престарелым гражданам достойное экономическое существование путем предоставления им соответствующих пенсий, размеры которых периодически пересматриваются». Кроме того, социальные службы призваны осуществлять наблюдение за здоровьем, жилищными и культурными условиями престарелых граждан и их досугом [5, с. 154].

В Конституции 1983 г. Нидерландов понятия социальной справедливости нет, однако заложены основные социальные функции государства. Прописан механизм реализации: «Государственные органы должны заботиться «о содействии обеспечению достаточной занятости населения» (ст. 19); «об обеспечении средств к существованию и справедливом распределении богатства» (ст. 20); «о сохранении населения, защите и улучшении окружающей среды» (ст. 21); «об обеспечении населению достаточного жизненного уровня»; «принимать меры по защите здоровья населения» (ст. 22) и «содействовать социальному и культурному развитию общества и развитию сферы досуга и отдыха» (ст. 22).

С 1997 г. Польша позиционируется как «демократическое, правовое государство, осуществляющее принципы социальной справедливости» (ст. 2). В ст. 20 закреплено, что основой экономического строя служит «социальное рыночное хозяйство, опирающееся на свободу хозяйственной деятельности, частную собственность, а также на солидарность, диалог и сотрудничество социальных партнеров». В качестве механизма осуществляется закрепление политики, направленной «на полную производительную занятость посредством осуществления программ борьбы с безработицей, включая организацию и поддержку профессионального консультирования и обучения, а также публичных работ или интервенционного труда» (ст. 65). Публичные власти проводят политику, благоприятствующую удовлетворению жилищных нужд граждан, в частности, противодействуют бездомности, поддерживают развитие социального строительства, а также поощряют действия граждан, направленные на приобретение собственного жилища (ст. 75) [3].

Конституция России 1993 г. в ст. 7 определяет РФ как «социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Согласно ст. 37 «каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены; на вознаграждение за труд, без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы».

Несмотря на юридическое закрепление в России положения о социальном государстве и декларированных условиях достойной жизни, многие исследователи скептически относятся к признанию нашей страны социальным государством. Политические формы в ней ориентированы на идеальное правосознание, а следовательно, не адекватны правосознанию реальному, уровень которого на сегодняшний момент остается достаточно низким. Поэтому в рамках конкретно-реальной, идеальной и оптимальной формы реализации идеи социального государства Россия не может быть признана социальным государством [6, с. 144].

В большинстве европейских стран социальное законодательство выражено не так

ярко, но по-существу значительное количество социальных программ там решаются на высоком качественном уровне.

Например, в конституциях Нидерландов и Швеции - стран, которые обоснованно считаются образцовыми в постановке дела социального обеспечения, нет подробной регламентации социальных услуг, которые должны предоставляться органами и учреждениями государства.

В экономической модели Швеции первостепенную роль играет социальная политика, которая призвана создавать нормальные условия воспроизводства рабочей силы - обстоятельство исключительной важности для Швеции, если иметь в виду специфику ее развития и место в международном разделении труда. В свою очередь, это является инструментом ослабления социальной напряженности, нейтрализации классовых антагонизмов и конфликтов. В шведской модели социальная политика способствует преобразованию отношений в духе социальной справедливости, выравниванию доходов и сглаживанию экономического неравенства.

Важнейшим компонентом социальной политики Швеции и стержневым элементом шведского «государства всеобщего благосостояния» является система социальной защиты. Когда в конце 70-х гг. XX в. в ряде экономически развитых стран мира был проведен опрос среди молодых людей о том, что они считают наибольшим достижением своей страны и общества, доля тех, кто выбрал в этом качестве систему социальной защиты, распределилась следующим образом: Швеция - 60 %, Англия - 45 %, Западная Германия - 30 %, Швейцария - 25 %, США - 24 % и Франция - 11 %. Значение социальной защиты в Швеции может быть проиллюстрировано и статистическими данными. Если принимать в расчет только доход в форме зарплаты (в среднем около 2,5 тыс. долл. в месяц), то 36 % населения страны можно было бы отнести к разряду бедных (наивысший показатель в группе промышленно развитых стран мира). Однако после перераспределения совокупного общественного дохода через систему налогов и социальных выплат (1/3 госбюджета уходит на социальные нужды, также прибавляются социальные статьи расходов муниципальных бюджетов и выплаты из пенсионных и иных страховых

фондов) в категорию бедных попадает всего лишь 5,6 % населения. Сравнимые аналогичные показатели для США составляют соответственно 27 и 17 % [7, с. 79].

В отличие от американской и других схожих с ней систем социальной защиты основополагающим принципом шведской социальной модели является ее универсальность, т. е. охват всех слоев населения. Вторым по важности принципом, характерным для многих европейских «социальных экономик», в наибольшей степени реализованным в Швеции, является принцип солидарности, состоящий в том, что все граждане равным образом и вне зависимости от их социального статуса принимают участие в финансировании системы социальной защиты, внося соразмерный своим доходам вклад. Наконец, необходимым элементом в такой системе выступает государство, берущее на себя функции перераспределения социальных благ от обеспеченных к наиболее уязвимым категориям населения. Дороговизна подобной системы (уровень налогообложения в Швеции составляет около 67 %, он является одним из самых высоких в мире) в полной мере компенсируется высокой степенью социальной защищенности населения, отсутствием шокирующих контрастов между богатством и бедностью и, соответственно, высокой политической и социальной стабильностью.

Обобщая практику конституционного закрепления принципа социального государства и его реализации, можно констатировать, что социальным является не то государство, которое провозгласило себя таковым, а лишь то, где его деятельность направлена на регулирование социальной, экономической и других сфер жизнедеятельности общества, на установление в нем социальной справедливости и солидарности.

Несмотря на то, что термин «социальное государство» недавно основательно укоренился в социально-правовых науках, в научный оборот понятие «социальное государство» вошло в 1850 г., и ввел его знаменитый немецкий правовед и экономист Лоренц фон Штейн, чья теория социального государства сложилась под влиянием философии Гегеля, французских социалистических доктрин, а также в результате анализа развития капитализма и классовой борьбы в Германии.

В процессе развития названная категория постепенно видоизменялась и дополнялась. Особое внимание в 50-е гг. XX в. было привлечено к сущности, типологии и содержанию модели социального государства. В это время утвердилась классификация основных типов моделей социального государства. Появились работы, в которых обозначались три основных модели общества всеобщего благосостояния. К первой было отнесено «позитивное государство социальной защиты», ко второй - «государство социальной защиты», к третьей - «социальное государство всеобщего благосостояния». В отличие от приведенной классификации в немецкой политической социологии выделялись либеральное, консервативное и социал-демократическое социальные государства, которые отличались друг от друга по целому ряду индикаторов.

Сравнительный анализ приведенных классификаций позволяет выявить некоторое сходство позитивного государства социальной защиты и либерального социального государства, государства социальной защиты и консервативного государства, социального государства всеобщего благосостояния и социал-демократического социального госу-дарства1. При всех различиях названных моделей у них обнаруживается единая сущность, что учитывают приверженцы разных методологических подходов при изучении феномена социального государства.

Обобщение вышеперечисленных точек зрения позволяет сделать вывод о том, что социальное государство возникает на основе государственной политики, направленной на развитие социальных институтов. Этот процесс интенсифицируется в условиях гражданского общества, развитых социальных и профсоюзных движений. Они стимулируют социализацию государственной власти и социальную адаптацию капитализма. Такое государство начинает осуществлять активную и адресную социальную политику в интересах всех категорий граждан на основе открытости и демократизма власти, гражданского мира и социального партнерства и согласия.

1 К первой категории стран в обеих теориях относят США и Великобританию, ко второй - Германию, Францию и Италию, к третьей - Швецию, Норвегию, Данию и другие страны.

Постепенно теория социального государства приобретала новых приверженцев и оппонентов. Широкая дискуссия о кризисе социального государства и его будущем развернулась в зарубежной литературе в 80-90-е гг. XX в.

В ходе дискуссии было обращено внимание на то, что в основе процессов, послуживших причиной обострения проблем социального государства, лежат цикличность и неравномерность экономического развития, подверженность экономики и социальной сферы воздействию событий внешней и внутренней политики. Мировой экономический кризис уничтожил иллюзию гармонии между экономическим ростом и всерасши-ряющейся практикой централизованного распределения социально-экономических благ, показал невозможность бесконечной эксплуатации дешевого импортного сырья. При этом надо иметь в виду историчность принципа социального государства, состоящую в том, что государство может позволить себе решать соответствующие задачи, лишь достигнув определенного уровня экономического развития. Так, для обеспечения принципа социального гуманизма необходимо иметь развитую материально-производственную базу, т. е. ресурсы, достаточные для перераспределения и изъятия собственности у части общества.

Новый виток дискуссии о кризисе и перспективах социального государства последовал вслед за разрушением социализма в странах Восточной Европы, экономическими трудностями ФРГ, вызванными освоением присоединенных восточногерманских земель и дальнейшим расширением Европейского Союза. Эти глобальные геополитические и экономические сдвиги показали несостоятельность упрощенной социальной модели, основанной на пассивном, подчиненном положении общества и активной интервенционистской политике государства.

Главной сферой регулирования взаимодействия государства и общества является установление оптимального соотношения между производством и распределением. При этом главное противоречие социального государства составляет противоречие между развитием и реализацией социальных программ и проектов и экономическими возможностями государства.

Именно эти вопросы до сих пор являются предметом теоретических споров сторонников экономической свободы и защитников государственного вмешательства в экономику.

Для того чтобы эффективно и своевременно осуществлять социальную поддержку, необходима гармония между личностью и государством. Развитие социального государства в данном контексте может быть интерпретировано как процесс социализации частных потребностей, когда экономические ресурсы личности, ее здоровье и потребности в жилье переходят в категорию общественных проблем.

Еще одним поводом для дискуссий о кризисе социального государства служит разрастание, дублирование и бюрократизация государственного и административного аппарата, что ведет к росту расходов на государственную службу, снижению оперативности в оказании социальной помощи, а в итоге - к потере эффективности государственной поддержки.

Развивая тему значения социального государства в современном мире, мы вынуждены констатировать, что в теории обозначенного вопроса возникает противоречие при сравнении категории социальное и правовое государство. Некоторые исследователи формулируют проблему социальных прав как «прав» в кавычках, т. к. в действительности большинство из них представляют собой привилегии (льготы и преимущества) для социально слабых слоев населения. Подобные привилегии, по их мнению, состоят в том, что общество в социальном правовом государстве делится на тех, в чью пользу перераспределяется национальный доход, и тех, за чей счет он перераспределяется. Поэтому принцип социального государства базируется на несправедливости и уравниловке. Более того, принцип социального государства прямо противоположен принципу правового государства, т. н. правовому (формальному) равенству индивидов, равенству общих правовых статусов. Часть исследователей уверены, что в основе теоретической конструкции социального государства лежит институт прав и свобод человека в сфере социально-экономических отношений. В связи с этим теоретическое исследование сущности социального государства в отрыве от изуче-

ния эволюции и содержания института прав и свобод человека не может быть объективным.

По нашему мнению, под социальным государством следует понимать политико-правовую организацию общества, основанную на принципах формального равенства, свободы и социальной справедливости, приоритетом которой являются социальные права и свободы человека и гражданина, законодательно закрепленные, обеспечиваемые юридическими гарантиями. В этой связи сущность социального государства проявляется в его способности и возможностях реа-лизовывать социальные программы в соответствии с экономическим базисом государства. Уровень социальных услуг всегда может совершенствоваться до бесконечности.

Исходя из ранее озвученного тезиса о юридическом закреплении в правовых документах социальных программ или направлений, полагаем, что большинство зарубежных стран не имеют развитого социального законодательства в отличие от России. В то же время внутренняя социальная политика и нормативно-правовое выражение основных социальных позиций являются для государства приоритетными. Отсутствие конституционно закрепленных социальных прав в некоторых странах, скорее всего, связано с трезвой оценкой законодателя государственных материальных (экономических) и иных ресурсов, которыми государство может распоряжаться, чтобы реально выполнять социальные обязательства.

В числе основных направлений совершенствования современной модели социального государства зарубежные ученые предлагают установление новых принципов взаимоотношений экономики и политики, поиск иных механизмов соединения закономерностей рыночной экономики с растущим спросом на благосостояние, отказ от метафизического понимания принципа равенства как парадигмы общественной деятельности, а также повышение личного вклада потребителей социальных благ в их производство. В данной работе мы разделяем подобную точку зрения и считаем ее наиболее сбалансированной и обоснованной.

Формирование многообразных национальных моделей государства способствовало изменению понимания сущности социального государства, что, в свою очередь,

позволило выделить его системообразующие свойства. Это повлияло на толкование содержания социального государства в ином контексте. В основу этого толкования были положены социальные качества государства, находящиеся в развитии, по-разному проявляющиеся во многих странах, при разнообразных политико-правовых режимах, но имеющие в своей основе единый набор принципов, которые во многом влияли на уровень социальной политики на различных этапах государственного строительства.

В современных международных правовых актах различных уровней заложена идея, связанная с юридической обязательностью как гражданских и политических, так и социально-экономических прав, их взаимосвязи и нераздельности. Это касается любых признанных и гарантируемых государством в законодательном порядке прав, свобод и обязанностей, которые не должны противопоставляться или трактоваться в ущерб другим правам и свободам, поскольку в своей совокупности они образуют правовой статус человека. В то же время складывается ситуация, позволяющая констатировать, что реализация социально-экономических прав людей связана с долговременной целенаправленной государственной политикой, конституционным строем, способным связывать общество с государственной властью, рациональным характером государственности. Исходя из сказанного, можно сделать заключение, что современный человек остается заложником различных властных структур, поэтому его бытие напрямую зависит от социальной политики государства.

Исполнение государством функций, связанных с социальными гарантиями, на сегодняшний день является одной из наиболее острых проблем в России. Формально Конституция РФ зафиксировала основные социальные права граждан, но в ней не содержится положений относительно механизма осуществления социальных гарантий кроме ссылок на судебную защиту.

Конституция РФ построена по принципу «государство для человека», но этот принцип для большинства населения, пока не осуществляется. Коренные вопросы, определяющие формы и механизмы реализации идеи социального государства, место и роль структур гражданского общества в организа-

ции социальной защиты населения, не нашли своего законодательного решения, в теории права образовался пробел, связанный с отсутствием концепций взаимоотношений государства и гражданина.

В настоящее время в Российской Федерации активно формируется законодательство, регламентирующее социальную защиту различных категорий граждан. На уровне федерации приняты десятки законов о занятости населения, о статусе военнослужащих, о ветеранах, о беженцах и др. Отношения в сфере социальной защиты населения являются показателем зрелости государства. В то же время это разновидность общественных отношений, поэтому на их правовое регулирование распространяются те же основные принципы, которые используются при регулировании общественных отношений в целом. Особенностью этого регулирования является то, что оно осуществляется в двух сегментах: 1) в правовом регулировании организации социальной защиты; 2) в правовом регулировании социальной защиты.

В последние годы одним из направлений законотворческой деятельности российской власти стала разработка принципов правового регулирования социальной защиты населения. Это подтверждается федеральным законом «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации», вышедшем в свет в 1995 г., и законом «Об основах обязательного социального страхования», появившимся в 1999 г. и др. По сути, эти законы отражают стремление государства реализовать социальную функцию в максимальном приближении к мировым стандартам. Но качество и механизм реализации названных законов оставляют желать лучшего.

Таким образом, рассмотрение правовых форм деятельности социального государства и правового регулирования социальной защиты населения приводит к выводу о том, что эти правовые категории являются определяющими в системе социальной защиты населения России в современный период. Принимаемые законы и иные нормативно-правовые акты в сфере социальной защиты населения должны в максимальной степени учитывать отечественный и мировой опыт решения социальных проблем, ориентироваться на восстановление реальных социальных гарантий, действовавших в советский

период, на основе выработки конструктивной социально-экономической политики государства на долгосрочную перспективу. Функционирование социального государства должно быть ориентировано на утверждение принципа социальной справедливости, а правовое регулирование социальной защиты населения - на создание и поддержание достойного уровня жизни во всей полноте его содержания для всех нуждающихся в такой защите категорий населения.

1. Бобылев А.И. Теория и практика формирования правового и социального государства // Право и политика. 2003. № 3.

2. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. // Российская газета. 1993. 25 дек.

3. World Wide Constitutions. URL: http://concourt. am/wwconst/constit/consts2l.htm#B (accessed: 30.09.2013).

4. Государство социального гуманизма - от теории к практике / Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования. М., 2008.

5. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: общая часть. М., 1999.

6. Каргалова М.В. Социальное государство: концепция и сущность // Современная Европа. 2004. № 2.

7. Антропов В.В. Шведский опыт социального обеспечения // Современная Европа. 2007. № 1.

Поступила в редакцию 3.10.2013 г.

UDC 321.01

INFLUENCE OF NATIONAL AND INTERNATIONAL APPROACHES IN DEFINITION OF CRITERIA OF SOCIAL STATE

Yuliya Vasilyevna KLYUKINA, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation, Post-graduate Student, Theory of State and Law Department, e-mail: ruslanlaw@mail.ru

Tatyana Nikolayevna GUBANKOVA, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation, Post-graduate Student, Theory of State and Law Department, e-mail: qubankova@mail.ru

The research of questions of influence of national and international approaches in definition of criteria of the social state is considered. The position according to which the essence at an assessment of the social state needs to include a complex of various social and legal, political and economic criteria which can develop on the basis of national and international standards is defended. It is concluded that these legal categories are defining in system of social protection of the population of Russia during the modern period. The adopted laws and other normative legal acts in the sphere of social protection of the population have to consider domestic and world experience of the solution of social problems in the maximum degree, be guided by restoration of the real social guarantees operating during the Soviet period on the basis of development of constructive social and economic policy of the state on long-term prospect. Functioning of the social state has to be focused on the statement of a principle of social justice, and legal regulation of social protection of the population, on creation and maintenance of a worthy standard of living in all completeness of its contents for all categories of the population needing such protection.

Key words: legal policy; law doctrine; social state; social tension.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.