Научная статья на тему 'Виртуальная «Цивилизация досуга» Российской провинции'

Виртуальная «Цивилизация досуга» Российской провинции Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
1782
321
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СОЦИОЛОГИЯ ДОСУГА / ПОТРЕБЛЕНИЕ УСЛУГ ДОСУГОВЫХ СЕРВИСОВ / РАЗВЛЕЧЕНИЯ / ИЗМЕНЕНИЯ В СФЕРЕ ДОСУГА / СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Понукалина Оксана Викторовна

В статье анализируются изменения, наблюдаемые в сфере досуга российской провинции, произошедшие под воздействием социокультурных трансформаций смены ценностных установок, коммерциализации досуговой инфраструктуры, по-явления новых информационных технологий. Исследуются причины сближения и взаимопроникновения практик досуга и потребления, выявляются реальные и пред-почитаемые способы проведения досуга жителями провинции.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Виртуальная «Цивилизация досуга» Российской провинции»

С. А. Белановского. - М. : Академ. проект, 2002. - С. 15.

9 См.: Атаманчук, В. Г. Теория государственного управления : курс лекций /

В. Г. Атаманчук. - М., 1997. - С. 48.

10 См.: Мертон, Р. Социальная теория и социальная структура / Р. Мертон. - М. : АСТ : ХРАНИТЕЛЬ, 2006. - С. 567.

11 См.: Парсонс, Т. О социальных системах / Т. Парсонс ; под ред. В. Ф. Чесноковой и С. А. Белановского. - М. : Акад. Проект, 2002. - С. 569.

12 Осипова, Г. В. Система социальная / Г. В. Осипова // Российская социологическая энциклопедия. - М. : НОРМА-ИНФА, 1998. - С. 99-100.

13 См.: Парсонс, Т. О социальных системах / Т. Парсонс ; под ред. В. Ф. Чесноковой и С. А. Белановского. - М. : Акад. Проект, 2002. - С. 565.

14 См.: Парсонс, Т. Общетеоретические проблемы социологии / Т. Парсонс // Социология сегодня : проблемы и перспективы. - М., 1965. - С. 25-67.

15 См.: Бондаренко, Т. А. Социальные механизмы формирования престижа службы в Вооруженных Силах России / Т. А. Бондаренко, В. Е. Талынев // Социология образования. - 2007. - № 5. - С. 89.

16 Там же. - С. 89.

17 См.: Парсонс, Т. О социальных системах / Т. Парсонс ; под ред. В. Ф. Чесноковой и С. А. Белановского. - М. : Акад. Проект, 2002. - С. 16-20.

18 Луман, Н. Общество как социальная система / Н. Луман ; пер. с нем. А. Антоновского. - М. : Логос, 2004. - С. 146.

19 Там же. - С. 106.

20 См.: Мертон, Р. Социальная теория и социальная структура / Р. Мертон. - М. : АСТ : ХРАНИТЕЛЬ, 2006. - С. 183.

О. В. Понукалина

ВИРТУАЛЬНАЯ «ЦИВИЛИЗАЦИЯ ДОСУГА» РОССИЙСКОЙ

ПРОВИНЦИИ

В статье анализируются изменения, наблюдаемые в сфере досуга российской провинции, произошедшие под воздействием социокультурных трансформаций -смены ценностных установок, коммерциализации досуговой инфраструктуры, появления новых информационных технологий. Исследуются причины сближения и взаимопроникновения практик досуга и потребления, выявляются реальные и предпочитаемые способы проведения досуга жителями провинции.

Ключевые слова: социология досуга, потребление услуг досуговых сервисов, развлечения, изменения в сфере досуга, свободное время.

В концепциях общества постмодерна сфера досуга рассматривается как важнейшая подсистема. Направленность на развлечения, игру, гедонизм приводит к росту спроса и предложений в сфере сервиса, досуга и туризма. Как результат - сфера досуга во многих странах мира, в том числе и в России становится одним из крупных секторов экономики, сферой вложения капитала, получения прибыли и больших дивидендов.

Многие годы ценность досуга ставилась в зависимость от того, способствует ли он эффективному труду или нет. Вся жизнедеятельность, выходящая за рамки

труда, не наделялась самостоятельным статусом, выполняя вспомогательные функции. Однако, уже начиная с 60-х годов ХХ столетия, западные исследователи, фиксируя коренные изменения в образе жизни современников, дискутируют вопрос о возникновении «цивилизации досуга». По мнению Дюмазедье рождение этой цивилизации датируется 1960-1970-ми годами. Смысл концепции «цивилизации досуга» как модели постиндустриального общества заключается в следующем: начиная с определенного уровня экономического развития досуг приобретает все большую автономию от труда и становится самостоятельной ценностью1. По данным социологов в России уже в 90-е годы свыше 80 % молодежи оценивали важность своего труда и досуга равнозначно, либо отдавали приоритет последнему2.

Идеи «цивилизации досуга», фиксирующие качественные изменения в пространстве свободы, получили значительное распространение в западной социологии. Среди отечественных исследователей однозначного мнения относительно провозглашения «цивилизации досуга» в России не выработано. При этом некоторые исследователи выделяют ряд тревожных тенденций. Разрушение традиционных норм и ценностей, преобладание потребительских настроений, распространение элементов упрощенной массовой культуры существенным образом трансформируют пространство досуга, делая досуговые практики россиян порой бессодержательными, а иногда и социально опасными. Процессы стандартизации досуга, коммерциализации культурно-досуговых учреждений, с одной стороны, развитие средств массовой коммуникации и усиление влияния средств массовой информации с другой делают досуг формой потребления институционально произведенных продуктов.

Если кардинальные трансформации в сфере досуга крупных российских мегаполисов тщательно исследуются и осмысливаются социологами, то исследовательского внимания проблематике досуга провинциальной России уделяется значительно меньше. Сравнительный анализ показывает, что сфера досуга российских мегаполисов скорее приближена к досуговым сферам других мегаполисов мира, чем провинциальной России3.

Разная оснащенность культурно-досуговой сферы столичных и провинциальных городов, полярность их образовательных и социокультурных потенциалов существенно расширяют возможности выбора досуга жителей одних городов и сужают других. С другой стороны, практически все жители России подвержены активному влиянию СМИ, стирающих местное своеобразие и культурные традиции, транслирующих единые для всех приоритетные образцы поведения и потребления. Как совершенно справедливо отмечают исследователи: «если у жителя Москвы всегда есть выбор пойти в консерваторию, музей или на фильм «Ночной дозор», у жителя провинциального города зачастую такого выбора нет, скорее ему будет доступен только «Ночной дозор»4.

Основателем теории «цивилизации досуга» Ж. Дюмазедье выделены и проанализированы три основные функции досуга: отдых, развлечения и саморазвитие лич-ности5. Это взаимосвязанные между собой, хотя и несколько противостоящие друг другу функции. Выполняться они могут как последовательно, попеременно, так и слитно, дополняя друг друга. С точки зрения Дюмазедье, европейская культура второй половины ХХ века способствует реализации обозначенных функций в полной мере. Именно возможность реализации потребности личности в рекреации, развлечении, развитии и творчестве в досуговой сфере обусловливает провозглашение «цивилизации досуга».

Как и в каком соотношении реализуются основные функции досуга в российских условиях, стала ли для россиян (или способна стать) культурно-досуговая сфе-

ра пространством личностной и творческой реализации? Однозначные ответы вряд ли возможны уже в силу сильнейшей дифференциации российского социума в дихотомии «столица / провинция» или «богатые / бедные». Кроме того, безусловно, выбор досуга зависит не только от институциональных ресурсов - наличия или отсутствия объектов культурно-досуговой сферы, но и от предпочтений людей, их вкусов (в свою очередь зависящих от культурных, интеллектуальных, поло-возрастных характеристик самих индивидов). В то же время предрасположенности людей к тому или иному выбору досуга обусловлены и предопределены не только личными склонностями, но и объективными предпосылками, такими, как пространственная организация и оснащенность сферы досуга.

Организации социально-культурной и культурно-досуговой сферы являются проводниками государственной и региональной культурной политики. Услуги учреждений досуга и культуры можно дифференцировать на культурно-развлекательные и культурно-просветительные. К культурно-просветительным относятся услуги музеев, библиотек, выставочных залов; через эти учреждения удовлетворяются потребности в интеллектуальном и духовном развитии. Большая часть таких услуг предоставляется государственными учреждениями.

Развлекательные услуги не несут глубокого интеллектуального содержания и смысла. С точки зрения социальных исследователей «их положительное влияние для социума заключается не в привлечении к духовному развитию, а в отвлечении от антикультурных проявлений - таких, как пьянство и наркотики, или деструктивных психологических изменений, которые могут вызвать социальная заброшенность, скука, депрессия». Даже в свои лучшие годы сфера досуга не была средством, которое вполне было способно обеспечить потребности в самореализации или созидательной деятельности. В условиях рыночных отношений «самодеятельность человека даже в свободное время сведена к минимуму, крайне ограничены возможности критической мысли, в эпоху заполняющей все рекламы для творчества не осталось места, социальное пространство и время заполняются потребительством»6.

Если сравнивать представленность и масштабность учреждений культурноразвлекательной и культурно-просветительной направленности, то первые, несомненно, превалируют над вторыми во многих крупных российских городах. В пользующиеся особой популярностью у молодежи развлекательные заведения активно инвестируется частный капитал. Среди прочих досуговых сервисов (максимально представленных в крупных нестоличных городах) - кафе-бары-рестораны, казино, ночные клубы, игровые клубы и интернет-кафе, кинотеатры, фитнес-центры - это лидеры по предложениям индустрии досуга. Горожане, решая, как проводить свободное время, часто оказываются в ситуации «выбор без выбора»: альтернативой казино становятся рестораны, альтернативой кинотеатрам - игровые клубы.

Государственный сектор учреждений культуры и досуга теснится частным сектором, централизованное регулирование которого не ведется, что приводит к несбалансированному развитию и «уплощению» досугового пространства. С одной стороны растет количество предложений со стороны индустрии досуга, с другой - практически все предложения осуществляются с целью коммерческой прибыли, несут развлекательный, рекреационный характер.

Индустрия досуга через репрезентации в СМИ производит потребность в развлечениях и праздном образе жизни. Изначальное ее предназначение - дать возможность человеку отдохнуть, расслабиться, повеселиться - перерастает в нечто большее, смыслосодержащее и смыслообразующее. Справедливо утверждение, что «с определенного момента эта отрасль приобретает независимость от вызвавших ее к

жизни потребностей и начинает диктовать обществу искусственно созданные образ-

7

цы и стили поведения» .

Ценностный сдвиг обеспечивается, в основном, благодаря информационному влиянию, оказываемому на сознание аудитории опосредованно через СМИ, различные медиа-ресурсы, т. к. для многих россиян, имеющих невысокий прожиточный минимум, услуги индустрии досуга оказываются не по карману. Для провинциальной России вырисовывается не реальная, а виртуальная «цивилизация досуга», при которой реальность замещается различными образами. Не имея возможностей самим в полной мере потреблять услуги развлекательных досуговых сервисов (по материальным соображениям и / или в связи с отсутствием таковых сервисов в малых городах), многие жители нестоличных городов оказываются во власти стереотипов и эмоциональных реакций, активно конструируемых СМИ по поводу того, как лучше проводить досуг. Средства массовой коммуникации и медиа-ресурсы, с одной стороны, продуцируют представления о предпочтительных формах досуга, с другой -сами выступают в качестве способа заполнения свободного времени. Телевидение, компьютерные игры, общение и развлечения в сети Интернет, тиражированная печатная продукция - потребление этих ресурсов выступает абсолютной доминантой в проведении досуга. При этом творчество, саморазвитие вообще уходят на дальний план, перестают рассматриваться как возможная досуговая практика.

К таким выводам мы приходим, сопоставляя теоретическую и эмпирическую базу, созданную российскими социологами, изучающими проблематику досуга и свободного времени, с результатами собственных исследований. Под руководством автора статьи в течение 2006-2008 гг. была осуществлена серия социологических исследований, направленных на выявление приоритетов досуговой активности жителей г. Саратова, Самары, Волгограда. В ходе сбора эмпирического материала применены методы анкетирования (2050 респондентов), неформализованного интервью, кейс-стади, наблюдения, использованы визуальные инструменты исследования. Исследования также проводились в малых городах (в 8 городах) - районных центрах, численностью населения от 25 до 50 тыс., расположенных на территориях Саратовской, Самарской и Волгоградской областях (950 респондентов). На основе сравнительного анализа полученных данных сделаны выводы о переменах, происходящих в повседневной жизни жителей провинции в сфере досуга.

Как показали исследования, существует достаточно большой разрыв между тем, как люди проводят свое свободное время, и тем, как хотели бы его проводить. Чаще и больше всего респонденты на досуге смотрят телевизор (62 % респондентов тратят на это 2-3 часа в сутки). 76 % респондентов указало на то, что при наличии соответствующих ресурсов они хотели бы почаще путешествовать, заниматься туризмом. 78 % респондентов в возрасте 18-35 лет хотели бы чаще посещать (в среднем 2 раза в неделю) различные досуговые заведения - кафе-рестораны, ночные клубы, концерты эстрадных исполнителей, казино. Реально же с периодичностью 2 раза в неделю посещают данные сервисы 4,5 % опрошенных респондентов. Немногие из опрошенных респондентов имеют возможность проводить свой отпуск, отправляясь в туристические поездки на зарубежные (10,5 % респондентов) и российские (23 % респондентов) курорты. Как показало исследование, для жителей глубокой провинции (малых городов) иногда СМИ становятся единственным институциональным способом проведения досуга.

В целом, результаты исследования свидетельствуют о том, что приоритетным, желательным способом проведения досуга в сознании многих респондентов представляются развлечения, покупаемые как услуги досуговых и туристических серви-

сах. При этом большая часть респондентов проводит свое свободное время дома (79 %) потребляя виртуальные развлечения и экзотические путешествия с помощью СМИ. Туризм также превращается в индустрию «квантированных» удовольствий, предполагающих не столько культурные, сколько чисто физиологические аспекты потребления. Основным мотивационным фактором развития туризма в феноменологическом плане следует считать не стремление приблизиться и постичь мир иной культуры и иной социокультурной и экологической реальности, а обретение адекватности той культурной гиперреальности, которая создается телевизионной рекламой и статьями в популярных журналах в ярких обложках8.

Сравнительный анализ практик развлечений предлагаемых досуговыми сервисами различной направленности (туризм, ресторанный бизнес, ночные клубы), позволяет выявить общие особенности, характерные для развлечений современной эпохи. Для того чтобы развлечься необходимо присутствие другого, способного к этому и наделенного правом развлекать. В этом состоит потребительский, пассивный характер развлечений: современный человек становится приученным, чтобы его развлекали, что, в свою очередь, приводит к снижению творческой поисковой активности и самостоятельности, самодеятельности в сфере досуга. Это закрепляется не только в росте разнообразия предлагаемых институционализированных развлечений, но и в востребованности специалистов-профессионалов, социальных проводников человека в мир развлечений. Например, аниматор - специалист по развлечениям детей и взрослых - новая востребованная профессия на рынке труда.

Персонал сервисных организаций создает мир, центрированный на клиентах (или иллюзию этого мира), в котором потребитель оказывается, по выражению Ж. Бодрийяра, «окружен чудовищной услужливостью, повязан сговором преданности и доброжелательства». «В потреблении человеческих отношений, стандартизированных в форме услуг» происходит потребление лишь только «знаков этой заботы, даже более важных для человека, чем биологически необходимое питание». Вместе с тем происходит «утрата непосредственной, взаимной символической человечности в отношениях, что и составляет основной факт наших обществ»9. Ж. Бодрийяр указывает на огромное противоречие в системе услуг, ставшей, по сути дела, системой производства: всякая услуга - это, с одной стороны, забота, обходительность, с другой - прикрываемое услужливостью принуждение, «совращение» к потреблению. В игре «потребитель-продавец» первый не всегда осознает свою ведомость, второй же - обученный профессионал, вооруженный знаниями психологии клиента и приемами манипулятивных продаж.

Престижность потребления услуг досуговых сервисов, так же, как потребление товаров, нагруженных брендом производителя, оказывается удобным материалом для создания идентичности, и поэтому потребитель, приобретая «символически» нагруженные услуги, ведет себя вполне рационально, не пытаясь сопротивляться системе манипулятивных продаж. Отличительной особенностью реализации товаров от услуг становится большая акцентуация на значимости качества обслуживания для последней. Реализация услуги, как правило, предполагает более персонализированное общение с клиентом, чем продажа товара в магазине (хотя, безусловно, продажа товаров - тоже услуга и квалификация персонала в ней также важна). Если СМИ закрепляют приоритетность роли потребителя на уровне массового сознания, то на персональном уровне с той же целью срабатывают технологии продаж, реализуемые персоналом во взаимодействии с потребителями.

Осталось ли в этих условиях место для досуга вне поля потребления? Традиционные для заполнения свободного времени занятия, такие, как любительский спорт,

рыбалка и охота, общение с друзьями могут обходиться и без потребления. Результаты нашего исследования свидетельствуют о том, что и эти занятия становятся все больше опосредованы потребительскими практиками. Культ совершенствования тела приводит к тому, что традиционные спортивные секции превращаются в элитную и прибыльную отрасль фитнес-индустрии и тренажерных залов. Помимо услуг, любительские спортивные занятия обслуживаются индустрией товаров для спорта. В ходе исследования было выявлено, что лишь 9 % респондентов пользуются услугами финтес-центров, спортивных комплексов, бассейнов; хотели бы потреблять эти услуги больше половины респондентов (56 %). А вот самостоятельно регулярно занимаются оздоровительными спортивными занятиями - такими, как зарядка, бег, атлетические упражнения, - 7,5 % респондентов.

Рыбная ловля традиционно является одним из популярных способов проведения досуга. Эта деятельность частично институционализирована и также все больше оказывается опосредована процессами потребления. В крупных городах работают масса магазинов, специализирующихся на продаже рыболовного снаряжения. Выходят периодические издания для рыболовов - от незамысловатых газет до глянцевых журналов, телевизионные форматы транслируют передачи для целевой аудитории (например, «Диалоги о рыбалке»), популяризирующие не только этот вид отдыха, но и сопутствующие товары и услуги. Действуют многочисленные сайты, посвященные рыбалке. На берегах рек и озер, расположенных близ крупных городов, функционируют рыбацкие базы и гостиницы для рыбаков. То же самое можно сказать и об охоте.

При этом СМИ активно встраивают в сознание аудитории «правильность» образа жизни, основанного на потреблении товаров и услуг, цена которых выходит далеко за рамки их функциональности. Например, спиннинг ценой в несколько тысяч долларов вряд ли когда-либо окупит себя в виде улова. Мало того, вопрос об окупаемости может искренне оскорбить рыбака, ведь, с его точки зрения, нельзя измерить удовольствие от самого процесса ловли с помощью именно дорогостоящего оборудования и / или престижа обладания данной вещью в глазах других рыбаков.

Рациональные аргументы в пользу выбора товаров и услуг уступают место их презентациям как символа определенного жизненного стиля. Практически многое из того, что сегодня продается, отнюдь не служит удовлетворению естественных потребностей, формируя искусственные желания, навязанные извне. Товар / услуга создается не только руками, но и определенным мифотворчеством, социальным воображением, причем как воображением создателя, так и покупателя, который не просто пользуется приобретением, но уверен, что обладает некоей символической ценностью.

Общение на досуге с друзьями, приятелями может осуществляться вне контекста практик потребления. Однако, являясь важной составляющей досуга, потребность в общении успешно эксплуатируется организаторами досуговых сервисов. Обширные сети кафе, пивных баров, ресторанов удовлетворяют потребность не столько в пище, сколько в общении в комфортной обстановке без бытовых проблем. Общение превращается в объект потребления, покупаемый как право посидеть в уютном месте за чашкой кофе или обедом и пообщаться. Другой распространенной практикой в общении является использование современных средств коммуникации. Революция в средствах коммуникации меняет привычные практики общения. Возникает новое информационное пространство, в котором формируются и разворачиваются коммуникации на различных уровнях: родственных, дружеских, профессиональных. Практики общения перемещаются в сети Интернет и / или систему сотовой связи, трансформируясь в платную услугу провайдера. Особенно это актуально для молодежи.

Таким образом, выявленные особенности состояния сферы досуга в современных российских условиях рассмотрены сквозь призму сближения и взаимопроникновения потребительских и досуговых практик. Ж. Бодрийяр убедительно продемонстрировал, что логика потребления, определяемая как манипуляция знаками, не содержит «символической ценности созидания, символического отношения внутреннего характера, она целиком ориентирована на внешнее»10. С точки зрения исследователей в области социологии досуга, все многообразие видов досуговой деятельности можно представить в виде структуры, соответствующей прогрессивному усложнению ее содержания. В досуговой деятельности выделяют следующие уровни: потребление, творчество, экстериоризация. В данной иерархии потребление определяется как первый уровень досуговой деятельности. Актуализация потребностей в созидании пробуждает творчество, которое присуще всем тем занятиям на досуге, когда человек из субъекта потребления превращается в субъект созидания. Уровень экстериоризации наблюдается при переходе от творчества к уровню социальной отдачи, когда результаты творческой деятельности выносятся вовне и происходит включение человека в систему широких общественных связей11. Как показало наше исследование, социокультурные условия, в которых разворачиваются досуговые практики большинства россиян, создавая максимально комфортную почву для потребления, купируют выходы на более высокие уровни досуговой деятельности информационно и институционально.

Безусловно, выбор досуга индивидом осуществляется не только исходя из внешних объективных условий. Например, чем богаче культурный потенциал индивида, тем больше альтернативных путей проведения свободного времени открыты для него, тем более доступны практики, требующие серьезной подготовки (получение эстетического удовольствия от посещения картинных галерей, концерта симфонической музыки, чтения классической литературы). В рамках одних и тех же возможностей часто актуализируются совершенно разные потребности и формируются разные желания и вкусы, оформляются разные жизненные стили людей. Между тем, предрасположенности к выбору формируются под структурным давлением - это детально исследовал и доказал П. Бурдье. Вкус и предпочтения порождаются в рамках имеющихся возможностей, поэтому выбор способов проведения досуга в обществе, где активно культивируется «принцип удовольствия» и «императив потребления» для многих оказывается предопределен.

Выводы. Повышенный интерес к социологическому исследованию досуга определяется изменениями содержания и структуры досуга под воздействием социокультурных трансформаций, произошедших в стране, - смены ценностных установок, развитием досуговой инфраструктуры, появлением новых информационных технологий.

Просветительская модель культуры сменяется гедонистической концепцией, согласно которой культура должна доставлять удовольствие, развлекать, снимать стресс. Не только индустрия досуга, но и производство культуры преобразуется сегодня в отрасль экономики. Массовая культура утверждает тождественность материальных и духовных ценностей, в равной степени выступающих как продукты массового потребления.

В российском социуме досуговые практики практически полностью сопряжены с потреблением. Многие исследователи при анализе различных процессов понятия ‘досуг’, ‘потребление’, ‘развлечения’ используют как тождественные. Потребительские ценности социально конструируются на уровне массового сознания через СМИ (виртуально) и закрепляются на межличностном уровне через паттерны взаимодействия «продавец-покупатель», оформленные как технологии продаж.

Большинство досуговых практик есть процесс потребления услуг в чистом виде - посещение ресторанов, ночных клубов, заведений игорного бизнеса. Другие виды досуга, реализация которых традиционно осуществлялась вне поля потребления, сейчас все больше оказываются опосредованными процессами потребления.

Сфера досуга многих российских городов, по сути дела, выступает лакмусовым индикатором наблюдаемого сегодня в обществе противостояния «потребительства -духовному развитию», «развлекательности - просветительству». Развитие средств массовой коммуникации делает досуг формой потребления институционально произведенных информационных и культурных продуктов, формируя представления аудитории о том, что лучший способ времяпрепровождения - это развлечения, наслаждение экзотикой и роскошью, «гламурный» образ жизни. В результате, если для западного мира «цивилизация досуга» наступает во второй половине ХХ столетия, то для России начала XXI века характерна лишь виртуальная «цивилизация досуга», в которой утрачивается потенциал досуга как пространства творческой активности и саморазвития. Наблюдается существенный разрыв между реальными досуговыми практиками и идеальным образом виртуально сконструированного досуга.

Примечания

1 См.: Дюмазедье, Ж. На пути к цивилизации досуга / Ж. Дюмазедье // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12, Социально-политические исследования. - 1993. - № 1. - С. 83-88.

2 См.: Мурзин, А. Э. Актуально ли изучать свободное время? / А. Э. Мурзин // Соци-ол. исслед. - 1993. - № 11. - С. 97.

3 См.: Культурно-досуговая сфера Москвы в оценках населения. - М. : Серебряные нити, 2006. - 125 с.

4 Культурно-досуговая сфера Москвы в оценках населения. - М. : Серебряные нити, 2006. - С. 15.

5 См.: Дюмазедье, Ж. На пути к цивилизации досуга / Ж. Дюмазедье // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12, Социально-политические исследования. - 1993. - № 1. - С. 86.

6 Культурно-досуговая сфера Москвы в оценках населения. - М. : Серебряные нити, 2006. - С. 17.

7 Захаров, А. В. Развлечения sub specia социологии / А. В. Захаров // Социол. исслед. - 2008. - № 1. - С. 111.

8 См.: Покровский, Н. Е. Российское общество в контексте американизации : (Принципиальная схема) / Н. Е. Покровский // Социол. исслед. - 2000. - № 6. - С. 8.

9 Бодрийяр, Ж. Общество потребления / Ж. Бодрийяр. - М. : Республика, 2006. -

С.205.

10 Там же. - С. 150.

11 См.: Понукалина, О. В. Досуг в пространстве современного города : монография / О. В. Понукалина. - Саратов : Сарат. гос. техн. ун-т, 2007. - 100 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.