Научная статья на тему 'Венчурное финансирование в России и за рубежом как направление развития инновационных процессов'

Венчурное финансирование в России и за рубежом как направление развития инновационных процессов Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
1101
118
Поделиться
Ключевые слова
венчурная компания / венчурное финансирование / венчурный фонд / ИННОВАЦИИ / МАЛЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ / мировой опыт / venture company / venture financing / venture fund / Innovations / Small-scale enterprises / INTERNATIONAL EXPERIENCE

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Гаврилова Ж. Л.

В статье раскрывается система венчурного финансирования в России. Рассматриваются созданные на территории РФ и за рубежом венчурные фонды, способы государственной поддержки, формы и история создания венчурных фондов.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Гаврилова Ж. Л.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The article discusses the system of venture financing in Russia, focuses on venture funds created on Russian territory and abroad, analyzes their state support, as well as forms and history of venture funds.

Текст научной работы на тему «Венчурное финансирование в России и за рубежом как направление развития инновационных процессов»

Литература

1. Вступительное слово Б.-А. Лундвалла к статье К. Фримена «Technological Infrastructure and International Competitiveness». Репринт оригинальной статьи для конференции ГЛОБЕЛИКС, размещенный на Интернет сайте http://redesist.ie.ufrj.br/globelics/ pdfs/GLOBELICS_0079_Freeman.pdf

2. Sharif N. Emergence and development of the National Innovation Systems concept //Research Policy 35, 2006, с. 751.

3. Статья «Технологическая инфраструктура и международная конкурентоспособность» была опубликована в 2004 году в журнале «Промышленность и корпоративные изменения» (Industry and Corporate Change 13(3)).

4. Freeman С. Technological Infrastructure and International Competitiveness: Репринт оригинальной статьи для конференции ГЛОБЕЛИКС, размещенный на Интернет сайте http://redesist.ie.ufrj.br/globelics/pdfs/GL0BELICS_0079_Freeman.pdf

5. Sharif N. Emergence and development of the National Innovation Systems concept. С.-750.

6. Edquist С. Systems Of Innovation: Perspectives And Challenges in The Oxford Handbook Of Innovation /ed. J. Fagerberg, D.C. Mowery, R.R.Nelson. Oxford University Press. New York. USA. 2005. С. — 183.

7. Nelson R. National Innovation Systems: A Comparative Analysis. Oxford University Press. New York. USA. 1993. С.4.

8. Edquist С. Systems Of Innovation: Perspectives And Challenges, С.183.

9. Sharif N. Emergence and development of the National Innovation Systems concept. С.750.

10. Lundvall B.-A., Johnson B., Andersen E.Sloth, Dalum B. National Systems Of Production, Innovation And Competence Building // Research Policy 31. 2002. С.215.

11. Собственный перевод автором термина «policy». В данном контексте значение термина наиболее близко к переводу «policy» — система, методика, правила, принципы, нормы, стандарты. Однако, на наш взгляд, правильнее, с точки зрения традиций русского языка, будет употребление понятия «политических кругов» в противопоставлении с «академическими кругами».

12. Edquist С. Systems Of Innovation: Technologies, Institutions And Ogranizations. United Kingdom, London, PINTER. A Cassell Imprint 1997. — Р. 11-12.

13. Naubahar Sharif. Emergence and development of the National Innovation Systems concept. — Р. 752.

14. Lundvall B.-A., Johnson B., Andersen E. Sloth, Dalum B. National Systems Of Production, Innovation And Competence Building // Research Policy 31. 2002. — С. 214.

15. См.: Дынкин А.А., Грачев М.В., Иванова Н.И. Инновационная экономика. — М.: Наука. 2001; Голиченко О.Г. Национальная инновационная система Российской Федерации. Состояния и пути развития. — М.: Наука, 2006; Бекетов Н. Перспективы развития национальной инновационной системы России // Вопросы экономики. — 2007. — № 7 и др.

венчурное ФИНАНСИРОВАНИЕ в РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ КАК НАПРАВЛЕНИЕ РАЗВИТИЯ ИННОВАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ

Ж.Л.Гаврилова,

доцент кафедры управления промышленными предприятиями Иркутского государственного технического университета, кандидат экономических наук gjl@yandex.ru

В статье раскрывается система венчурного финансирования в России. Рассматриваются созданные на территории РФ и за рубежом венчурные фонды, способы государственной поддержки, формы и история создания венчурных фондов.

Ключевые слова. Венчурная компания, венчурное финансирование, венчурный фонд, инновации, малые предприятия, мировой опыт.

УДК 330.332; ББК 65.9 (2Рос)

В сегодняшней конкурентной экономической среде хорошо спланированные слияния и поглощения являются важным залогом успеха и выживания развивающихся инновационных предприятий. Это связано с получением доступа к современным технологиям, к новым рынкам, к современной продукции, а также с экономией за счет роста производства.

Компания, которая объединяется с венчурным предприятием, также приобретает определенные преимущества [1]:

• создает новый бизнес в рамках своей компании путем приобретения другой компании, имеющей необходимые для этого элементы;

• расширяет ассортимент продукции;

• получает возможность для завоевания новых рынков;

• получает подразделение, предназначенное для проведения исследований и разработок и укомплектованное талантливыми, способными и инициативными научными работниками.

По мнению многих аналитиков, именно венчурные фонды способны гарантировать трансформацию российской экономики

из сырьевой в инновационную. Важнейшее влияние на развитие венчурного финансирования призвана оказывать Российская ассоциация прямого и венчурного инвестирования (РАВИ). Ассоциация была создана в 1997 г. В настоящее время в ее состав входят 33 полных и 32 ассоциированных члена. С июня 1997 г. РАВИ стала ассоциированным членом Европейской ассоциации прямого инвестирования и венчурного капитала (ЕУСА) [1].

Новый этап развития венчурного бизнеса начат в августе 2006 г., когда было объявлено об учреждении Российской венчурной компании (РВК) со 100 %-ным государственным капиталом и уставным фондом, который после докапитализации в 2008 г. составляет 28,2 млрд руб. Она должна будет создать в России около 15 венчурных фондов для инвестирования в высокотехнологичные отрасли. Одновременно одной из задач РВК должен также стать анализ эффективности использования государственных средств для развития рынка венчурных инвестиций и определение таких объектов государственной поддержки, которые традиционно не привлекательны для час-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

тного инвестора, но являются важнейшими элементами инновационной инфраструктуры и в конечном итоге обеспечат успех реализации инновационного сценария социально-экономического развития страны[2].

Юридически венчурные фонды с участием РВК будут создаваться как закрытые паевые инвестиционные фонды с капиталом от 1 млрд до 3 млрд руб. Не менее 80% денежных средств должно быть направлено на приобретение долей в ценных бумагах в компаниях, которые находятся на ранней стадии развития. Этих средств должно хватить для того, чтобы запустить в России процесс венчурного инвестирования, по крайней мере профинансировать от 100 до 200 российских малых инновационных высокотехнологических предприятий — «Б1аг1-ир»-компа-ний. Кроме того, эти фонды станут косвенным катализатором создания еще порядка 1000 компаний.

На РВК возложены две основные функции: отбор лучших венчурных управляющих компаний на конкурсной основе и приобретение паев венчурных фондов, создаваемых этими компаниями. Основные критерии отбора: опыт и профессионализм, способность привлекать большие объемы частных инвестиций и эффективно управлять вложениями в высокорисковый, инновационный бизнес, оказывая поддержку молодым российским технологичным компаниям. Каждый победитель конкурсного отбора должен привлечь частные инвестиции в формируемый венчурный фонд в объеме 51% от его общей суммы. Остальные 49% общего объема заявленного к созданию венчурного фонда он получит из средств РВК. Максимальная общая сумма приобретения инвестиционных паев венчурных фондов в рамках первого конкурсного отбора составила 4,8 млрд руб. Размер инвестиций в отдельный венчурный фонд в обмен на 49% от общего числа инвестиционных паев должен составить от 600 млн руб. до 1,5 млрд руб. [2] .

Определить точное число венчурных фондов, присутствующих в настоящее время в России, довольно трудно, в связи с тем что далеко не все из них являются активными. Считается, что количество существующих фондов — от 40 до 80, причем активно действующих из них — не более 20. Вместе с тем общий объем привлеченных фондами средств за последние десять лет вырос с 500 млн до более чем 7 млрд долл. в 2008 г.1 В последнее время растет число управляющих компаний, заявляющих о намерении образовать новые фонды. Постепенно меняется и структура источников. Так, из 1 млрд долл., вновь привлеченных в 2005 г., более 20% были получены из российских источников, что в разы превышает аналогичную цифру за предшествующие периоды. Динамика создания фондов позволяет говорить о наметившейся в последние годы положительной тенденции активизации участия российского капитала в венчурных инвестициях. Так, в 2006 г. его доля во вновь создаваемых фондах достигла 30-35% (в 2004 г. эта доля составляла 24%) [2].

Вместе с тем, несмотря на более чем 10-летний опыт, венчурная деятельность в России еще не достигла надлежащего уровня зрелости. Для инвесторов наиболее привлекательными по-прежнему остаются успешные компании на стадии расширения — т. е. невенчурные вложения. В 2006 г. в России на инвестициях в области высоких технологий специализировалось лишь около 10 фондов. Большинство же инвесторов, как российских, так и зарубежных, продолжали фокусироваться на компаниях поздних стадий нетехнологического профиля. По оценке Российской ассоциации венчурного инвестирования (РАВИ), за прошедшие годы венчурные фонды вложили в малые и средние предприятия всего около 1,5 млрд долл. Причем если на долю малых высокотехнологических фирм в мире приходится приблизительно 85% объема средств рискованного финансирования, то в России всего лишь 5% проинвестированных предприятий можно отнести к инновационным. Большинство источников финансирования — зарубежные инвестиции. Крупнейшим сектором, привлекающим средства фондов, как уже отмечалось, остаются ИТ-сектор — 36% общего объема средств, или 89 млн долл. На втором месте — потребительский рынок (21%) [2].

Цель венчурных фондов — содействие в развитии российского инновационного потенциала, поиск передовых нововведений, коммерциализация научно-технических разработок, продвижение инновационных товаров, услуг и технологий на отечественный и зарубежный рынки и в конечном счете получение прибыли.

К основным задачам, решение которых позволяет реализовать поставленные цели, относятся [1]:

• финансирование венчурных проектов на различных стадиях их развития;

• создание венчурных инвестиционных институтов с российским и зарубежным капиталом;

• доведение инновационных разработок до стадии готового продукта, способного приносить прибыль;

• оказание экспертных услуг по оценке привлекательности проекта;

• содействие в организации малого инновационного предприятия.

Полным членом Российской ассоциации прямого и венчурного инвестирования является Венчурный инновационный фонд (ВИФ) — некоммерческая организация с государственным участием. Фонд создан в целях развития конкурентоспособного технологического потенциала России. Основной целью его деятельности является формирование организационной структуры системы венчурного инвестирования в соответствии с одобренными Правительственной комиссией по научно-инновационной политике основными направлениями развития внебюджетного финансирования высокорисковых проектов. Другая цель ВИФ — организация привлечения инвестиций, включая зарубежные, в высокорисковые наукоемкие инновационные проекты [1].

Основными источниками формирования имущества Венчурного инновационного фонда являются [1]:

• целевой взнос Министерства образования и науки Российской Федерации из средств Российского фонда технологического развития;

• целевой взнос Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (государственный) за счет средств, полученных на возвратной основе;

• добровольные имущественные взносы отечественных инвесторов (фондов, банков и т.п.).

Венчурный фонд «Русские технологии», также являющийся полным членом Российской ассоциации прямого и венчурного инвестирования, был создан в 2003 г. Его целью является развитие коммерческого потенциала многообещающих российских технологических проектов на отечественном и зарубежном рынках.

Приоритетными направлениями инвестирования Фонда являются [1]:

• новые материалы, включая наноматериалы;

• нанотехнологии;

• топливные элементы и термоэлектрические преобразователи энергии;

• биотехнологии;

• лазерная техника для промышленного и медицинского применения;

• сенсоры, системы безопасности и обнаружения;

• информационные технологии.

Венчурный фонд аэрокосмической и оборонной промышленности создан 11 марта 2004 г. по итогам конкурса ВИФ Министерства промышленности, науки и технологий РФ на создание отраслевого (регионального) венчурного фонда с его участием. Победителем конкурса признан проект ОАО «Корпорация «Аэрокосмическое оборудование»« по созданию венчурного фонда аэрокосмической и оборонной промышленности. 9 апреля 2004 г. Фонд принят в действительные члены Российской ассоциации прямого и венчурного инвестирования (РАВИ). Первоначальный объем активов Фонда составил 10 млн долл. США. Один миллион перечислил Венчурный инновационный фонд министерства промышленности, науки и технологий РФ[1].

Венчурный инновационный фонд аэрокосмической и оборонной промышленности учрежден для осуществления инвестиций в авиацию, космонавтику, электронику, оборонную промышленность. Задачами Фонда является содействие в инвестировании и внедрении результатов перспективных разработок, в конверсии и диверсификации предприятий оборонного комплекса.

Венчурное финансирование проектов через Венчурный фонд аэрокосмической и оборонной промышленности может осуществляться в различных формах, в том числе путем [1]:

• приобретения доли в уставном капитале;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

• выделения проекта в отдельный бизнес;

• предоставления предприятиям низкопроцентных (беспроцентных) ссуд;

• оформления лизинга оборудования;

•заключения договоров о совместной деятельности и др.

Более внимательное изучение первоначально объявленной стратегии деятельности РВК показало, что на самом деле участие в конкурсе на получение государственных денег подъемно по ряду параметров пока лишь для крупных инвестиционных групп. Так, подать заявку на получение инвестиций смогут только венчурные фонды, предоставившие залог в размере 20 млн руб. для обеспечения обязательств и подтверждения серьезности намерений. Если сравнить эту сумму с размером инвестиций — от 600 млн до 1,5 млрд руб., она невелика, но для малого венчурного фонда это чувствительно, деньги выдернуты из не такого уж крупного бюджета.

Выполнение следующего условия — наличия закрытого паевого инвестиционного фонда и управляющей компании — также потребует серьезных вложений. Получается, что первыми в очереди к РВК окажутся крупные отечественные инвестиционные компании и венчурные фонды с зарубежным капиталом, а не малые предприятия, хотя именно малые и средние фирмы чаще всего держат в своих портфелях идеи, проходящие стадию НИОКР, в то время как крупные инвестиционные группы предпочитают покупать уже сформировавшийся бизнес и доработанные проекты, готовые для выхода на рынок или уже действующие на рынке[2].

Весной 2007 г. был проведен первый конкурсный отбор среди управляющих компаний, претендующих на управление венчурными фондами с участием средств РВК. В нем приняли участие 13 компаний, но победителями стали только две из них: ВТБ «Управление активами» и «Биопроцесс Кэпитал». Их общий вклад в развитие отечественных высоких технологий составит 6 млрд руб. (по 3 млрд руб.) Половину этой суммы компании получат в управление от государства в лице РВК. В первый венчурный фонд, созданный ВТБ, помимо его собственных средств (30%), вошли средства менеджеров (1%) и Европейского банка реконструкции и развития (20%) [2].

По итогам второго конкурсного отбора, проведенного летом 2008 г., к уже существующим 2 венчурным фондам присоединились 4 новых: «Максвелл Биотех» в объеме 3,061 млрд руб., «Лидер- Инновации» в объеме 3 млрд руб., «Тамир Фишман СиАйДжи» в объеме 2 млрд руб. и «С-Групп Венчурс» в объеме 1,8 млрд руб. (2).

Таким образом, к концу 2008 г. общий объем фондов, сформированных РВК с момента ее образования, достиг 15,9 млрд руб.2

Основными объектами инвестиций первых фондов станут быстро развивающиеся компании в области информационных технологий, индустриальных инноваций, нано- и биотехнологий. Объемы инвестиций в один проект будут находиться в интервале от 50 до 400 млн руб., ожидаемый срок выхода из инвестиций составит от трех до семи лет. При этом ожидается, что полученная прибыль на один рубль государственных вложений составит четыре-пять рублей.

По состоянию на 1 октября 2008 г. уже было профинансировано 13 инвестиционных проектов с общим объемом инвестиций 1,64 млрд руб. [2].

Смещение сферы интересов РВК в сторону компаний ранних стадий даст ей возможность стать тем интегратором рынка, который видит всю технологическую цепочку во времени, связывая посевные компании с венчурными фондами. Это позволит также привлечь к работе по отбору проектов специалистов венчурных компаний, и тем самым быстрее замкнуть технологическую цепочку [2].

В целях поддержки развития высокотехнологичных компаний на фазе роста будут проводиться конкурсы по отбору управляющих компаний с целью создания нескольких венчурных фондов, имеющих менее жесткие ограничения на максимальный размер продаж инвестируемых компаний по сравнению с существующими. Такие инвестиционные фонды могут формироваться с меньшей долей со-инвестирования со стороны РВК по сравнению с правилами, действующими в настоящее время (от 25 до 40%), а также с менее льготными условиями выкупа этой доли [2].

РВК объявила о своей заинтересованности в сотрудничестве с зарубежными, прежде всего с американскими, управляющими компаниями, имеющими большой опыт управления венчурными инвестициями. На сегодняшний день РВК заключила соглашения с тремя американскими компаниями: «Asset Management», «Tamir Fishman» и «Draper, Fisher, Jurvetson». По условиям данных

соглашений инвестиционные фирмы создадут новый отдельный фонд с использованием их собственных средств и средств РВК, причем РВК обеспечивает 49% наполнения фонда. Однако после образования фонда РВК не будет участвовать в управлении активами. Решение о том, в какой проект или компанию вкладывать деньги, будет приниматься американской (или европейской) управляющей компанией [2].

Впрочем, иностранные компании пока не проявляют большого энтузиазма, несмотря на выгодные условия сотрудничества с РВК. И дело здесь не только в традиционных причинах, мешающих привлечению иностранных инвестиций, таких как коррупция, политические риски, слабо развитая практика регулирования и зашиты авторского права. Потенциальные инвесторы в российские технологии осторожничают и опасаются, что их деньгам не найдется достойного применения: в России, по их мнению, не найдется достаточно много интересных инновационных компаний и перспективных проектов. Американские инвесторы, например, жалуются, что в России пока еще мало специалистов, способных увидеть коммерческий потенциал в научной идее и грамотно составить бизнес-план, чтобы представить его инвестиционной компании.

Как свидетельствует мировая практика, национальный венчурный рынок можно считать состоявшимся, если масса денежных средств на этом рынке достигнет 0,4 % от ВВП. По текущему подсчету, для России эта сумма равна порядка 120 млрд руб. Это означает, что возможности российского рынка венчурных инвестиций еще очень далеки от исчерпания, а те денежные средства, которые планируется разместить в рамках РВК, никоим образом не создают конкуренцию для деятельности других крупных венчурных фондов [2].

Судя по динамике увеличения новых инвестиций и открытия новых фондов Россия находится на пороге венчурного прорыва. Параллельно с РВК под контролем Минин- формсвязи РФ создается отраслевой государственный венчурный фонд — Российский инвестиционный фонд информационно-коммуникационных технологий (РИФИКТ). В него государство планирует вложить 1,4 млрд руб. Фонд будет финансировать растущие ИТ-компании и отдавать предпочтение проектам, срок окупаемости которых составит от 1,5 до 3 лет. Предполагается, что объем средств, выделяемых на каждый проект, не должен превышать 100 млн руб. Согласно постановлению правительства, первоначально 100% акций РИФИКТ будет находиться в федеральной собственности. В 2009 г. участие государства в уставном капитале фонда будет снижено до 25% плюс одна акция, а в 2010 г. государство выйдет из него, передав его в частные руки. Фонд сможет привлекать средства путем размещения обыкновенных акций по открытой подписке [2].

Уже в ближайшее время планируется создание других государственных инвестиционных фондов не только на федеральном, но и на региональном уровне.

Целью деятельности региональных фондов является финансовая поддержка, прежде всего субъектов малого предпринимательства в научно-технической сфере. Для достижения поставленной цели фонды используют имущество только для приобретения инвестиционных паев закрытых паевых инвестиционных фондов [2].

На начало 2008 г. на территории Российской Федерации официально зарегистрировано уже более 20 региональных венчурных фондов, находящихся на разной стадии функционирования. Учитывая, что максимально возможные инвестиции в одно малое предприятие ограничены 15% объема региональных венчурных фондов, а по истечении 6 лет с момента формирования закрытого паевого инвестиционного фонда не менее 50% стоимости активов должны быть инвестированы в малые предприятия, управляющие компании смогут обеспечить капиталом не менее 80 малых инновационных компаний [2].

В Москве в конце 2008 г. сформирован уже второй региональный венчурный фонд для финансирования в малые предприятия научно-технической сферы. Как и в первом фонде, созданном годом ранее, общий объем инвестиций составляет 800 млн руб. Половина этой суммы — средства из федерального и городского бюджетов, еще 400 млн руб. вложили частные инвесторы. Управлять средствами фонда будет ВТБ «Управление активами». Инвестиции в один проект могут составить до 120 млн руб. [2].

Популярен у частных предпринимателей банковский кредит: им пользуются 32% участников опроса (среди государственных инновационных предприятий — только 7%).

Желанным венчурное финансирование назвали уже 13%, а не 4% респондентов3. Скорее всего, оно становится не только желанным, но и более доступным.

Вместе с тем и сами инвесторы нуждаются в создании благоприятных условий для своего бизнеса. Так, во всех европейских странах с развитой системой венчурного инвестирования инвесторы полностью или частично освобождаются от уплаты налога с суммы вклада при условии долгосрочного владения паями (т.е. от 3-5 лет). Есть и у нас такой закон, точнее законопроект, но он вот уже несколько лет все никак не может выбраться из недр Госдумы.

Представляется весьма актуальным создание благоприятных условий для деятельности частных «бизнес-ангельских» структур, которые наряду с фондами венчурного капитала принимают все более активное участие в поддержке инновационного процесса.

В России потенциал «бизнес-ангельских» инвестиций также оценивается очень высоко. В настоящее время число «бизнес-ангелов» в России, по некоторым данным, достигает уже почти 50 тыс. Растет количество «бизнес-ангелов» — физических лиц, желающих вложить в инновационные разработки суммы порядка нескольких сотен тысяч долларов. Очень часто «бизнес-ангел» становится для компании не только кредитором и совладельцем, но и менеджером, советчиком и посредником между компанией и потенциальными заказчиками.

В целом, по оценке экспертов, объем «бизнес-ангельского» инвестирования в России сегодня не превышает 3 млрд руб. В то же время потребность в «бизнес-ангельских» инвестициях оценивается в размере 70-80 млрд руб. [2].

Таким образом, несмотря на последние инициативы государства в области венчурного инвестирования, рынок с его навыками и приемами пока только подбирается к инновационному сектору России. В этой ситуации пока еще рано подводить даже предварительные итоги работы РВК и других венчурных структур. Сначала надо дождаться, когда по отобранным для инвестирования проектам начнут совершаться первые сделки. Мировой опыт говорит, что на это в среднем требуется порядка двух лет. Только зная, в какие компании венчурные инвесторы вкладываются, какой технологический продукт собираются производить, можно будет дать какую-то более определенную оценку их работы и эффективности.

По мнению экспертов, венчурные фонды в условиях кризиса становятся единственным инструментом доведения денег до стартующих инновационных компаний, и поэтому интерес рынка, особенно крупного бизнеса, к инновациям на примере начавшегося сотрудничества с РВК проявляется в достаточно серьезной степени.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Кроме того, несмотря на переживаемые трудности, серьезные компании начинают искать возможности, опираясь на государственную поддержку, более эффективного использования пока еще сохраняющегося достаточно крупного научно-технического потенциала. Взять хотя бы доходы в США от продажи лицензий на интеллектуальную собственность, которые составили 33 млрд долл. в 1997 г. и 54 млрд долл. в 2004 г. В России эти цифры были всего 136 млн и 227 млн долл. соответственной.

Можно с уверенностью сказать, что рынок российских наукоемких технологий недооценен. Исследования показали, что при благоприятном развитии высокотехнологичного рынка и при активной роли государства его потенциальный объем в короткие сроки — примерно в течение десяти лет — может достичь 50 млрд долл.4

В этой связи, чтобы наладить нормальную работу венчурного бизнеса и тем самым способствовать росту отдачи инновационного потенциала России, следует осуществить целый ряд мер. Прежде всего, необходимо сконцентрировать усилия государства и бизнеса на создании национальной инновационной системы и разработке эффективной стратегии венчурного инвестирования.

Необходимо создать мотивировку для перетока больших объемов частного капитала в венчурный сектор. Например, посредством льготного налогообложения прибыли, получаемой от вложения средств в малые инновационные компании. Это уже делается в ряде стран.

Среди актуальных законодательных изменений следует прежде всего отметить коррекцию закрытого паевого инвестиционного фонда (ЗПИФ), с учетом которой требуется создавать

венчурные фонды с государственным участием. Важность такой работы признана законодателем и Федеральной службой по финансовым рынкам (ФСФР) и она уже ведется. Необходимо уменьшить объем отчетности, отбросить ряд нормативных требований ФСФР, исключить требование о привлечении независимого оценщика к оценке имущества венчурного ЗПИФ, ввести возможность «commitments» (режима, когда венчурный инвестор вносит в фонд не средства, а обязательства предоставить фонду определенный объем средств в тот момент, когда это потребуется) и формирования инвестиционного комитета фонда, состоящего из представителей инвесторов и способного блокировать решения управляющей компании. Последнее можно сделать через дебюрократизацию созыва общего собрания пайщиков, что позволит проводить его регулярно и без значительных издержек.

Полезным стало бы и создание новых прецедентов регистрации венчурных фондов в виде договоров простых товариществ с целью распространения этой удобной для частных инвесторов формы. Например, через создание нескольких подобных фондов в рамках государственно-частного партнерства.

Хотя венчур и специфический инструмент инвестирования, но в мировой практике он оперирует с традиционными источниками капитала, а именно: банковским, страховым, пенсионным, капиталом крупных производственных корпораций и частных лиц. Так, в США инвестиции банков составляют 25,8% в структуре инвесторов венчурных фондов, страховых компаний — 16,4%, пенсионных фондов — 25%, частных лиц — 4%, государственных структур — 2,2%5.

Инвестиционная политика российских банков в значительной мере предопределялась высокой инфляцией, нестабильностью курса обмена рубля и иностранной валюты и очень высокой доходностью государственных ценных бумаг. В настоящее время банки оказались неподготовлены для долгосрочных инвестиций. Дорогие, краткосрочные, малорисковые займы, которые предлагаются российскими банками их клиентам и на которые российские предприниматели вынуждены соглашаться в сложившейся ситуации, не вдохновляют банки инвестировать в венчурные фонды.

Прецеденты непосредственного участия российских банковских структур в кредитовании наукоемких проектов единичны, да и те касаются в основном не освоения принципиально новых видов продукции и перспективных технологий, а производства традиционной техники — гражданских самолетов, речных и морских судов, медицинского оборудования. В таких проектах участвуют Внешэкономбанк, МДМ-банк, Московский банк реконструкции и развития и ряд других.

Что касается участия российских банков в венчурном инвестировании, то оно осуществляется в основном через дочерние предприятия, в том числе через кэптивные фонды финансовопромышленных групп, холдингов и корпораций. Так, например, выше отмечалась роль финансового консорциума «Альфа-групп» в формировании венчурного фонда «Русские технологии», а также ВТБ в формировании венчурных фондов в рамках РВК. В создании венчурного фонда корпорации «Авиакосмическое оборудование» принимал участие банк «Таврический», а Инвестиционно-венчурного фонда Республики Татарстан — банк «Ак Барс». Венчурные подразделения есть в группах МДМ-банка и «НИКОЙЛ». Аналогичное подразделение «Система-венчур» было организовано в холдинге АФК «Система».

В 2007 г. приступил к работе Банк развития, созданный на базе Внешэкономбанка, Российского банка развития и Росэк-симбанка. Его главная задача — финансирование инфраструктурных проектов, поддержка малого и среднего бизнеса (через рефинансирование кредитующих его банков), высокотехнологичных производств и российского экспорта. По замыслу создателей банка, он должен сыграть роль координатора всех новых финансовых институтов развития, в том числе Российской венчурной компании.

Происходящее расширение прямого финансового участия государства в становлении российского венчурного бизнеса является, на наш взгляд, хорошим стимулом для прихода частного капитала в венчурную индустрию, поскольку государственные средства будут снижать риски частных инвесторов, играть роль катализатора и агитатора по привлечению частных средств. Такая форма государственного содействия на начальной стадии становления венчурной индустрии показала свою эффективность практически во всех странах.

Одним из возможных обстоятельств, сдерживающих активное развитие венчурной индустрии в России, является полное отсутствие на этом рынке средств российских пенсионных фондов и страховых компаний. До сих пор в России не действует ни один фонд, в капитале которого были бы задействованы средства данных стратегических инвесторов.

Возможности пенсионных фондов и страховых компаний участвовать в формировании венчурных фондов на нынешнем этапе довольно ограничены, и, прежде всего, в силу несовершенства российского законодательства, хотя от тесного взаимодействия между ними может быть получена большая выгода для обеих структур. Подобное сотрудничество наблюдается, как уже отмечалось, во многих развитых странах. Неминуемо к такому сотрудничеству должна придти и Россия.

В процессе развития своего бизнеса пенсионные фонды и страховые компании формируют денежные резервы, которые должны быть максимально эффективно приумножены. Как правило, это банковские депозиты, недвижимость, акции, долговые инструменты. Многие инструменты не приемлемы по уровню либо доходности, либо риска или просто ограничены законодательно. Структура активов многих крупных российских институциональных инвесторов из страхового бизнеса на 90% состоит из банковских депозитов и корпоративных облигаций. В свою очередь, венчурная индустрия может предложить альтернативный финансовый инструмент, приемлемый по уровню риска и достаточно интересный по доходности.

Актуальная задача, которая стоит сегодня перед государством, — это обеспечение ликвидности венчурных инвестиций. Для этого должен быть рынок акций высокотехнологичных компаний, который сейчас отсутствует в нормальном виде. Есть лишь робкие попытки организовать отдельные площадки, их иногда называют биржами высоких технологий, но реально там торгуют не высокими технологиями, а пакетами акций высокотехнологичных компаний. Сам смысл венчурного финансирования заключается в том, что инвестор сначала вкладывается в создаваемое предприятие, которое реализует венчурные проекты, а потом через 5-6 лет продает пакет, и на этом получает свою прибыль. Без возможности выхода из проекта ни один частный венчурный капитал не пойдет на рынок. Поэтому наличие свободных российских средств — это еще половина дела, необходимо показать, что эти средства будут работать в России так же, как они работают во всем мире. Отчасти, некоторые управляющие компании, показав хорошие «выходы» и высокие показатели доходности осуществленных инвестиций, продемонстрировали это. Они доказали, что уже есть квалифицированные команды опытных специалистов, способных успешно работать на рынке венчурного капитала. А если есть примеры успеха — сделаны «выходы» в понятных масштабах, — всегда легче доказывать возможность и необходимость инвестирования проектов тем, кто принимает решение о вложении инвестиций.

Стремительное развитие венчурной индустрии в последние годы, сложившаяся внутренняя и внешняя среда, успешные «выходы» из компаний свидетельствуют в том, что при условии сохранения благоприятной среды через 2-3 года капитализация венчурного бизнеса может увеличиться на порядок. Этому будет также способствовать реализация стратегии развития фондового рынка, которая предусматривает законодательные и экономические меры, способствующие развитию института первоначального публичного предложения акций на фондовом рынке и позволяющая осуществить успешный выход из венчурных проектов путем проведения IPO.

В рамках построения инфраструктуры венчурной индустрии и в соответствии с данной стратегией государство будет ока-

зывать поддержку созданию электронных бирж, проведению венчурных ярмарок, организации апробаций торгов акциями высокотехнологичных российских компаний на действующих российских и зарубежных фондовых биржах. С 1 января 2009 г. в рамках РАВИ открывается интернет-портал «Венчурная Россия», который будет помогать налаживанию контактов между партнерами по инновационному бизнесу, обеспечивать представительство участников венчурного сообщества в Интернете и содействовать повышению уровня доверия между ними.

Важнейшим инструментом аккумулирования сбережений и трансформации их в инвестиции является фондовый рынок. Он играет главную роль в инвестировании реального производства в США.

В США этот сегмент фондового рынка регулируется с помощью Системы автоматической котировки Национальной ассоциации фондовых дилеров (NASDAQ), которая работает в режиме специализированной биржевой площадки для продажи акций высокотехнологичных компаний. В Европе этот рынок организован таким образом, чтобы скорее защитить инвестора, чем поощрять его к риску и заинтересовывать в таких компаниях. Одной из попыток преодолеть это положение является создание по инициативе Европейской ассоциации венчурного капитала аналогичной системы в Европе (EASDAQ). Считается, что она будет содействовать повышению конкурентоспособности Европы в мировой экономике.

В настоящее время фондовые рынки в США капитализируются на уровне 5,4 трлн долл., а в Великобритании — 1,3 трлн долл., что делает их наиболее жизнеспособными рынками для венчурного капитала. Более того, в США, например, имеется двухуровневый фондовый рынок: если NASDAQ удовлетворяет потребности быстро растущих технологических компаний, то региональные инвестиционные банки — более мелких нетехнологических компаний, имеющих более ограниченные финансовые потребности. Японский фондовый рынок отличается более строгими правилами регистрации и число компаний, зарегистрированных на нем, составляет лишь девятую часть компаний, зарегистрированных на NASDAQ. При этом японский рынок не стал рынком для малых и средних венчурных предприятий. В основном на нем представлены крупные компании (95 % имеют в своем штате более 1000 сотрудников). Несмотря на то что размеры экономики Германии и Франции соизмеримы с экономиками США и Великобритании, первичный фондовый рынок в этих странах отсутствует. Этим, в частности, объясняется пассивность в них венчурного капитала. Нельзя также не отметить, что некоторые страны слишком малы, чтобы иметь фондовый рынок достаточного размера и ликвидности [2].

Российский фондовый рынок характеризуется многократно заниженным уровнем капитализации, низким рейтингом корпоративных ценных бумаг, спекулятивным характером подавляющей части обращающихся на нем инвестиций. Не создана инфраструктура фондового рынка, которая должна обеспечить высокий уровень сервиса, информационную открытость, гарантии исполнения сделок. Его дальнейшее развитие как важнейшего института рыночной экономики будет зависеть от взаимодействия комплекса внутренних и внешних факторов, но в первую очередь — от стратегии и экономической политики государства в целом и в отношении этого рынка в частности, которые должны основываться на конструктивных реформах в интересах инновационного развития.

Таким образом, необходимо совершенствовать систему венчурного финансирования и с помощью законодательства и развивать инвестиционно-инновационный инструментарий для пополнения оборотного капитала предприятия и выпуска конкурентоспособной продукции на внутренний и мировой рынок.

Литература

1. Инновационный менеджмент: учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по экономическим специальностям / Б.Т. Кузнецов, А.Б. Кузнецов. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009. — 367 с.

2. Инвестиционные аспекты инновационного роста: Мировой опыт и российские перспективы / Е.Б. Ленчук, Г.А. Власкин. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. — 288 с.

1 Российская газета. 2008. 24 дек.

2 STRF.ru 2008. 22 дек.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3 ibk.ru (2006. 9 окт.).

4 Инновации. 2003. № 10. С. 9.

5 Афонин И. В. Инновационный менеджмент: Учебное пособие. М.: Гарда- рики, 2005. С. 78.