Научная статья на тему '«Вечерний звон» И. И. Козлова: специфика бытования в общественном обиходе'

«Вечерний звон» И. И. Козлова: специфика бытования в общественном обиходе Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
1126
16
Поделиться
Ключевые слова
КОЗЛОВ / ФОЛЬКЛОР / ПЕСНЯ / РОМАНС / ЛИРИКА / ЭСТРАДА / КИНО

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Грапп Анна Павловна

Статья посвящена определению особенностей варьирования стихотворения И.И. Козлова «Вечерний звон» в общественном обиходе: в устном бытовании, в песенниках, на эстраде и в кино. К анализу привлечены архивные материалы, аудиои видеозаписи (всего более 80 единиц). По итогам проведённого исследования отмечено, что специфика содержания текста способствовала сужению сфер бытования. Исполнение «Вечернего звона» в крестьянской среде в целом не характерно. Это подтверждается и тем фактом, что все информаторы узнали песню из общения с сельской интеллигенцией.

Похожие темы научных работ по искусствоведению , автор научной работы — Грапп Анна Павловна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему ««Вечерний звон» И. И. Козлова: специфика бытования в общественном обиходе»

УДК 008

Грапп Анна Павловна

аспирантка кафедры истории русской литературы и фольклора Института филологии и журналистики Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского ann-byshkina@yandex.ru Anna P. Grapp

graduate student of department of history of the Russian literature and folklore institute of philology and journalism

of the Saratov state university of N. G. Chernyshevsky ann-byshkina@yandex.ru

«ВЕЧЕРНИЙ ЗВОН» И.И. КОЗЛОВА:

СПЕЦИФИКА БЫТОВАНИЯ В ОБЩЕСТВЕННОМ ОБИХОДЕ

«EVENING BELLS» I. I. KOZLOV: the SPECIFICITY of the existence of PUBLIC GOODS

Аннотация. Статья посвящена определению особенностей варьирования стихотворения И.И. Козлова «Вечерний звон» в общественном обиходе: в устном бытовании, в песенниках, на эстраде и в кино. К анализу привлечены архивные материалы, аудио- и видеозаписи (всего более 80 единиц). По итогам проведённого исследования отмечено, что специфика содержания текста способствовала сужению сфер бытования. Исполнение «Вечернего звона» в крестьянской среде в целом не характерно. Это подтверждается и тем фактом, что все информаторы узнали песню из общения с сельской интеллигенцией.

Ключевые слова: Козлов, фольклор, песня, романс, лирика, эстрада, кино.

Annotation. The article is devoted to the definition of features varying poems I. I. Kozlov, "Evening bells" public goods: oral existence, in song, on stage and in film. Been subjected to analysis of archival materials, audio and video recordings (more than 80 units). According to the results of the survey indicated that the specificity of the content of the text contributed to the narrowing of the spheres of existence. The performance of "Evening bells" in the rural environment is not typical. This is confirmed by the fact that all informants had learned the song from communication with the rural intelligentsia.

Keywords: Kozlov, folklore, songs, song, lyrics, stage, and cinema.

«Вечерний звон», пожалуй, самое известное стихотворение поэта И.И. Козлова. Написанное предположительно в конце 1827 года и опубликованное в альманахе «Северные цветы» за 1828 г., оно было положено на музыку А.А. Алябьевым и уже в 1831 г. вошло в фортепианную фантазию Л. Лангера, фортепианное переложение неизвестного автора в «Музыкальном альбоме» на 1831

г., а затем неоднократно аранжировалось композиторами. Так, с XIX века до сегодняшнего дня «Вечерний звон» звучит из уст и профессиональных исполнителей, и любителей пения. Однако сфера функционирования текста не ограничивается только так называемым песенным обиходом, она гораздо шире. «Вечерний звон» звучит не только на эстраде, в опере, в церковном хоре. Исполнение произведения является важным композиционным элементом кинофильмов, частотны публикации стихотворения и его вариантов в песенниках, стихотворных сборниках. А словосочетание «Вечерний звон» приобрело чуть ли не нарицательное значение.

Произведение Козлова, проникнув во многие сферы жизни общества, превратилось в своеобразный культурный феномен. Пользуясь терминологией Н.Н. Трубицына, можно сказать, что произведение стало функционировать в общественном обиходе. Трубицын писал «О народной поэзии в общественном и литературном обиходе первой трети XIX века» (Пб.,1912), понимая под общественным обиходом все то, что соотносится с культурной жизнью общества: журналы, альманахи, другие периодические издания, песенники, окультуренный быт и др. Мы ставим себе цель определить специфику варьирования стихотворения Козлова «Вечерний звон» в общественном обиходе: в устном бытовании, в песенниках, на эстраде, в кино.

Козлов, видимо, не считал «Вечерний звон» романсом или песней: жанровое обозначение стихотворения отсутствует. Однако музыкальность текста является выдающейся. Образ вечернего звона вынесен в заглавие и звучит лейтмотивом на протяжении всех трех строф. Мы буквально слышим умиротворяющий звон колоколов, призывающих задуматься о своей жизни, вспомнить «отчий дом», тех, кого «нет теперь в живых» [2, с.125] и ощутить бренность своего существования. Но, несмотря на печальные ноты, в целом произведение имеет светлую тональность. Козлову удалось преодолеть границы личного бытия и выразить радостную истину о неиссякаемости жизни в целом. Глубина мысли и чувства, мелодичность произведения не оставили равнодушными многих композиторов, положивших текст на музыку, и позволили произведению остаться в памяти многих поколений. На сегодняшний день «Вечерний звон» иногда воспринимается даже как народная песня. В некоторых песенниках стихотворение Козлова помещено в раздел «Народные песни», даже фигурирует как «русская народная». Любовь народных масс к произведению отметила и видный фольклорист А.М. Новикова, поместив стихотворение в раздел «Народные песни литературного происхождения» сборника «Русские народные песни» [5, с.371]. Популяризации произведений и превращению их в песни в значительной степени способствуют «Собрания стихотворений» и песенники. «Вечерний звон» публиковался в сборниках стихотворений Козлова, начиная с 1833 года (по меньшей мере - 15 раз). Частотно помещение текста в песенники (по указаниям В.Е. Гусева, с 1830-х гг. [4, с.612]) и собрания песен литературного происхождения. Нам удалось выявить 28 публикаций в песенниках (1936-2014 гг.). В подавляющем большинстве случаев (за исключением 5, о которых будет сказано далее) мы обнаружили полный текст стихотворения (с указанием автора и даже посвящения). Это объясняется тем, что произведение

было широко известным и можно было легко найти литературный первоисточник.

Правдивую картину фольклоризации нам позволяют увидеть варианты произведения, записанные «с голоса». В архиве УЛ «Кабинет фольклора им. Т.М. Акимовой» ИФиЖ СГУ им. Н.Г. Чернышевского мы имеем 7 единиц текста. Они были зафиксированы во второй половине XX в. Информаторами были женщины в возрасте 48-70 лет, в основном малограмотные, услышавшие произведение в церковном хоре или на концерте в сельском клубе. На первый взгляд кажется странным, что такой «растиражированный» текст редко фиксировался в народной среде (всего 7 записей за более чем 50 лет в Саратовской области, в других региональных сборниках фольклора мы вовсе не обнаружили упоминаний о тексте (например: Песни русского народа. Собраны в губерниях Вологодской, Вятской и Костромской в 1893 году. СПб, 1899; Песни и сказки Воронежского области / под ред. Ю.М. Соколова и С.И. Минц. Воронеж, 1940; Сказки и песни Вологодской области/ сост. С.И. Минц и Н.И. Савушкина. Вологда, 1955; Бахтин В.С. Песни Ленинградской области. Запись 1947-1977 гг. Л., 1978; Сказки и песни Белозерского края: Сборник Б. и Ю. Соколовых: В 2 кн. СПб, 1999 (первое издание в 1915 г.); Вечерочные и хоровые песни Красноярского края/ Авт. и сост. И.Н. Горев. Красноярск, 2009.)). Однако если учитывать мотивно-тематические особенности произведения, становится понятно, почему «Вечерний звон» не был чрезвычайно распространен: мотив смерти лирического героя, звучащий в стихотворении, препятствовал отождествлению певца с тем, о ком поется (страшно или по меньшей мере неприятно петь о собственной смерти), а сложный религиозный подтекст оказался чужд народной среде советского времени, воспитанной в атеистической традиции. Поэтому, войдя в песенный обиход, текст первоисточника был сильно сокращен (иногда даже до 4-6 строк). Прежде всего, он был «освобожден» от этих «лишних», «мешающих» элементов. Так, почти никогда не воспроизводятся стихи: «Лежать и мне в земле сырой».

В большинстве архивных вариантов ключевой осталась тема памяти, воспоминаний, поэтому почти всегда пропевается первая строфа (иногда с небольшими изменениями). В народных редакциях все же звучит мотив смерти, но по указанным причинам он не акцентируется и не проецируется на лирического героя: «И многих нет теперь в живых, / Тогда веселых, молодых!» ^Запи-сано в 1957 г. от Свинолуповой М.И.; от Фроловой М.Н.; в 1997 г. от Жижченко А.П.; в 2005 г. от Катаевой А.П..) В авторском варианте - «сколько», но народная редакция склонна к конкретизации. Звучат рефреном и замыкают композицию первые строки, выделяя мотив размышлений.

Перед нами уже не стихотворение Козлова. Это песня о невозвратном прошлом, полная эмблематичных для народной лирики образов. Лирический герой одинок, все радостное и счастливое осталось позади. Но все же в печальном тоне повествования чувствуется нечто светлое - это нежность и теплота, с которыми вспоминается покинутый отчий дом.

Такой вариант исполнения «Вечернего звона» был зафиксирован 4 раза в архивных материалах и 3 раза в песенниках (Песенник лирических русских пе-

сен «Миленький ты мой». М., 1956; Популярные песни и романсы. М., 1995. С.10-11.; Ах, эти черные глаза/ Сост. Ю.Г. Иванов. Смоленск, 2004 (цит по: http://a-pesni.org/popular20/vetchzvon.htm)).

Интересной и по-своему уникальной редакцией является песня, записанная в 1957 г. от Свинолуповой М.И., 48 лет, малограмотной (Впервые на текст обратила внимание саратовский фольклорист Е.В. Киреева). Свинолупова М.И. была участницей церковного хора и, видимо, там познакомилась с произведением. Однако она поняла «Вечерний звон» как любовную песню: «И как я с ней навек простясь, //Я слышал звон в последний раз».

Более широкое распространение, нежели среди народа, «Вечерний звон» получил в среде интеллигенции и на профессиональной сцене. На музыку текст положили более 15 композиторов. По указаниям В.Е. Гусева, самым известным напевом, распространенным до настоящего времени, считается мелодия Алябьева, которая была популярна в начале 1830-х гг. [3, с.1010]. Во второй половине XX в. большую популярность приобрела обработка А. Свешникова [4, с. 613]. Наряду с указанными интерпретациями функционирует песня на музыку малоизвестного автора В. Зиновьева.

Воспользовавшись возможностями сети Интернет, мы собрали и расшифровали 24 аудиозаписи (П. Бабаков, А. Баянова, Г. Бородо, Л. Иванова, А. Ведерников, С. Захаров, Ю. Зиганшина, И. Козловский, Т. Лаврова, П. Лещенко, Б. Минжилкиев, М. Минцаев, Е. Нестеренко, Н. Никитский, Г. Нэлепп и А. Клещева, А. Пирогов, К. Плужников, И. Ребров, Б. Рубашкин, З. Тутов, Э. Хиль, Б. Штоклов, Государственный академический русский хор под управлением А.В. Свешникова) и 20 видеозаписей (YouTube) (помимо названных: Н. Бабкина, Е. Беляев, Ж. Бичевская, Н. Гедда, Е. Дятлов, М. Капуро, В. Леонтьев, И. Петров и монастырские хоры). К сожалению, установить время записи каждого выступления не удалось, однако в целом (учитывая, в том числе, годы жизни артистов) можно сказать, что «Вечерний звон» исполнялся указанными певцами со второй половины XX в. и исполняется до сегодняшнего дня. Интерес к произведению проявляется довольно высокий: при поисковом запросе «Вечерний звон» И. Козлов» видеохостинг «YouTube» выдает 360 результатов.

Вопреки ожиданиям, интерпретация Алябьева сейчас не является самой популярной (всего 3 записи: исполнение Л. Ивановой, Ю. Зиганшиной, Г. Нэлеппа и А. Клещевой). Она явно выделяется на фоне всех остальных своей трагической, скорбной интонацией, что, вероятно, обусловлено печальной судьбой композитора. Данная мелодия предполагает исполнение всего текста. Причем певцы делают акцент на самых грустных мотивах (вторая и третья строфы). Такая интерпретация - это элегический романс.

Полностью текст исполняется также на мелодию А. Гречанинова (в исполнении А. Пирогова). С первых нот создается тревожная атмосфера. Скорбное напряжение нарастает, кульминацией становятся стихи: «И крепок их могильный сон...», после которых следует спад, голос исполнителя становится тише, мелодия - ровно-печальной. Примечательно, что со стихов: «Другой певец по ней пройдет...» в произведение проникают мажорные ноты (словно

нежные струны арфы). Такая интерпретация соотносится с пониманием текста самим Козловым.

Самым же распространенным является исполнение текста «Вечернего звона» на мелодию некоего В. Зиновьева (более 20 записей). Об авторе музыки известно мало и нельзя назвать эти сведения вполне достоверными. Василий Зиновьев родился в 1874 г. в семье дьякона в Ярославской губернии. С 1896 г. началась его служба в храме при Николаевском детском приюте. Кроме того, отец Василий был регентом архиерейского хора Успенского кафедрального собора Ярославля, преподавал пение и сочинял музыку. В статье Л. Зуммер (Интернет-журнал «Православие.Ял») [1], подробно описавшей биографию священника, сведений о «Вечернем звоне» не содержится. По сути, мы не обнаружили ни нот, написанных Зиновьевым, ни авторитетных подтверждений его авторства. Тем не менее, основываясь на сведениях статьи, мы принимаем версию о том, что отец Василий был создателем популярного напева.

Текстуально исполняемые под мелодию Зиновьева варианты воспроизводят только первую строфу (8 аудиозаписей) или совпадают с самой распространенной народной редакцией (6 аудиозаписей), о которой было сказано при анализе архивных записей. Исходя из текстовых особенностей «Вечернего звона» на мелодию Зиновьева, можно назвать эти варианты песнями (в связи со смысловым и интонационным упрощением).

Заметное место среди музыкальных интерпретаций «Вечернего звона» занимает уже упомянутая хоровая обработка А. Свешникова (9 записей), в которой усилен мотив «звонов». Заметим, что во всех музыкальных интерпретациях наблюдается общая тенденция: подчеркивать мотив звона. Так, иногда звучат церковные колокола (Б. Рубашкин), балалайка (наряду с церковном звоном - символ русского народа) (А. Ведерников, Э. Хиль). В обработке Свешникова (8 записей) «Вечерний звон» исполняется преимущественно церковными хорами (Хор Духовенства СПб Митрополии, Мессионерский хор московской духовной семинарии, Хор Свято-Покровского монастыря и др.). Хотя следовало бы ожидать от прицерковной среды более бережного отношению к исходному тексту, музыкальная трактовка Свешникова не предполагает воспроизведения всего произведения: поется первая строфа (3 записи) или вариант народной редакции (5 записей).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Именно в интерпретации Свешникова слышим «Вечерний звон» в фильме В. Шукшина «Калина красная» (1973 г.). Прозвучавшая из уст заключенных песня о юных днях и родном доме звучит неоднозначно. С одной стороны, чувствуется иронический подтекст: на какие «думы» из прошлого наводит звон «зэков»? Но одновременно с этим звучащая в начале картины песня создает тюремную жалостливо-тоскливую атмосферу и словно утверждает право заключенных на прошлое, на воспоминания, на любовь, дружбу и т.д.

Вполне серьезно, но без трагизма, «Вечерний звон» звучит в киноленте Л. Быкова «В бой идут одни «старики» (1973 г.). Бойцы исполняют первые четыре строки на репетиции художественной самодеятельности. Здесь слышим песню о родном доме, светлое воспоминание о котором придает сил на войне.

Наряду с лирическим включением произведения в кинокартины, обнаруживаем и другие режиссерские интерпретации. В иронически-саркастическом ключе введен «Вечерний звон» в экранизацию Л. Гайдая романа И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев» (1971 г.): отец Федор (благодаря атеистическому мировоззрению советского человека - фигура нелицеприятная) несколько раз напевает эту песню. Как случилось, что серьезное произведение стало звучать с комической интонацией? Возможно, в 1960-1970-е гг. - пик популярности произведения - «Вечерний звон» так часто слышался из радиоприемников, что «популяризовался», «опошлился», и слушатель перестал вдумываться в слова, воспринимать смысл произведения? Этот эффект «не понимаю, но пою», видимо, оказался очень стойким: например, в 1990-е гг. В. Леонтьев, польстившись на узнаваемость словосочетания «Вечерний звон», перепел песню в поп-стиле под танцевальный ритм.

Среди вариантов «Вечернего звона», исполняемых профессиональными певцами, особенно выделим один. И. Козловский исполняет первую строфу и, пропустив вторую, поет последние четыре стиха. В такой интерпретации произведение приобретает иной смысл, нежели в других редакциях. Здесь акцентирован литературно-авторский мотив бесконечности бытия. Однако по смысловому наполнению он все же уже первоисточника: не затрагивая тему личной бренности, говорит преимущественно о вечности искусства. Исполнение романса Козловским звучит особенно убедительно, проникновенно, интонация, взгляд - все помогает зрителю и слушателю настроиться на постижение глубинного смысла произведения. Показательно, что певец исполняет романс в преклонном возрасте (наиболее популярны записи 1980-х гг. - у нас их 3), словно на самом деле в последний раз слышит вечерний звон и передает свое призвание, талант потомку.

Итак, мы выделили несколько сфер бытования стихотворения «Вечерний звон». Во-первых, это крестьянская среда. И хотя в ней произведение не было популярным, оно сохранилось в памяти исполнителей на долгое время. Однако текст подвергся сокращению, содержание было упрощено, даже единожды переведено в любовное русло. С 2005 года по нынешнее время фольклорные экспедиции не фиксировали бытование произведения в Саратовской области. Мы тоже попытались разыскать современные варианты исполнения произведения и провели небольшой опрос среди своего окружения (преимущественно учителя и учащиеся саратовской гимназии №3). Оказалось, что большинство педагогов знают о существовании произведения, но не поют его и не могут воспроизвести текст полностью (за некоторым исключением ограничиваются первыми 2-4 стихами). Опрошенные молодые люди зачастую не слышали ни о песне, ни о стихотворении.

Постепенно происходит все большее забвение текста, что в некоторой степени кажется удивительным, поскольку само словосочетание «Вечерний звон» все же у многих на слуху. Кроме того, легкодоступны многочисленные источники, где можно посмотреть текст (частотны публикации в песенниках, очень просто прочитать текст в Интернете). Любители пения имеют широкие возможности пополнить свой репертуар, однако из-за ложного ощущения зна-

ния текста, не делают этого. Былая популярность произведения обернулась для него забвением.

Специфика содержания текста способствовала сужению сфер бытования. Исполнение «Вечернего звона» в крестьянской среде в целом не характерно. Это подтверждается и тем фактом, что все информаторы узнали песню из общения с сельской интеллигенцией.

Известно, что произведение исполнялось в священнической среде (протоиерей Михаил Воробьев рассказывал, что в студенчестве (90-е гг. XX в.) пели «Вечерний звон» в кругу друзей (сообщила Е.В. Киреева).

Наиболее распространено произведение на эстраде: в среде профессиональных исполнителей. Здесь на текст непосредственно влияет музыкальная обработка. Пик популярности пришелся на 70-80-е. гг. XX в. В это время «Вечерний звон» входил в репертуар и советских, и иностранных певцов (например, шведского тенора Н. Гедды, гастролирующего в СССР в 1980-е. гг., немецкого певца И. Реброва, эмигрантов Гриши Бородо (Франция, Израиль), Б. Рубашкина (Австрия) и др.). Современные певцы также и сейчас исполняют это произведение (Е. Дятлов). Однако и в этой среде, наряду с серьезными, глубокими интерпретациями обнаруживаем примеры, где идейная схожесть с литературным первоисточником утрачена, предложена своя, упрощенная, интерпретация (А. Баянова, В. Леонтьев).

Мощным стимулом популяризации произведения в 70-80-е стало исполнение «Вечернего звона» в кино. Здесь интерпретация произведения зависела от замысла режиссера. Так, в фильме Шукшина оно звучит сентиментально и является важным композиционным узлом, подготавливающим зрителя к просмотру кинокартины. Но в фильме Гайдая роль песни сведена до насмешки. В настоящее время этот канал (кино), пусть и слабо, но помогает поддерживать жизнь произведения в общественном обиходе, в котором от первоначального «Вечернего звона» осталось очень мало.

С другой стороны, все же к произведению до сих пор наблюдается живой интерес: статьи в газетах и Интернет-журналах об авторстве «Вечернего звона», подробная, достоверная статья о стихотворении в свободной энциклопедии «Википедия». «Вечерний звон» остается приметной частью культурной жизни современного общества, поскольку являет собой символ России, символ отчего дома, тихого родного края.

Литература:

1. Зуммер Л. Духовный композитор отец Василий Зиновьев// Православие.Ru, 25.03.2009 URL: http://www.pravoslavie.ru/jurnal/29775.htm (дата обращения: 24.08.2013 г.)

2. Козлов И.И. Полное собрание стихотворений / вступ. ст., подготовка текста и прим. И.Д. Гликмана. - Л.: Сов.писателъ, 1960. (на протяжении всей статьи стихотворение цитируется по данному изданию)

3. Песни и романсы русских поэтов / вступ. ст. В.Е. Гусева. - М.- Л.: Сов. писатель, 1963.

4. Песни русских поэтов: в 2 т. / вступ. ст., подгот. текста, биогр. справки и примеч. В.Е. Гусева. Т. 1. М., 1988.

5. Русские народные песни / Вст. ст., сост. и прим. А.М. Новиковой. - М.,

1957.

Literature:

1. Buzzer L. spiritual father composer Vasily Zinoviev // Pravoslavie.Ru, 25.03.2009 URL: http://www.pravoslavie.ru/jurnal/29775.htm (date accessed: 08/24/2013 g)

2. Kozlov II Complete Poems / introd. Art., preparation of the text and comment. ID Glickman. - L .: Sov.pisatel, 1960. (Throughout the paper the poem quoted in this publication)

3. Songs and Romances Russian poets / introd. Art. VE Gusev. - M.-L .: Sov. writer, 1963.

4. Songs of Russian poets: in 2 vol. / Introd. Art., podgot. text, biographical. Help and annotated. VE Gusev. T. 1. M., 1988.

5. Russian folk songs / TSA. Art., comp. and approx. AM Novikova. - M., 1957.