Научная статья на тему 'Валютный курс советского рубля: опыт «Научного» обоснования. Методология расчета курса рубля к доллару США в послевоенные годы'

Валютный курс советского рубля: опыт «Научного» обоснования. Методология расчета курса рубля к доллару США в послевоенные годы Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
3766
301
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Чуднов Игорь Александрович

Нa основе ранее засекреченных архивных документов ЦК КПСС, Минфина СССР и Госбанка СССР анализируется методология расчета курса рубля к доллару США по различным группам товаров и услуг в СССР, л странах Европы в 1940 1960-е годы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Валютный курс советского рубля: опыт «Научного» обоснования. Методология расчета курса рубля к доллару США в послевоенные годы»

ИСТОРИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА

УДК 336.745.

И.А.Чуднов

ВАЛЮТНЫЙ КУРС СОВЕТСКОГО РУБЛЯ:

ОПЫТ «НАУЧНОГО» ОБОСНОВАНИЯ. МЕТОДОЛОГИЯ РАСЧЕТА КУРСА РУБЛЯ К ДОЛЛАРУ США В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ

...Почему это наш рубль хуже доллара? Что это такое? Надо чтоб напечатали рубль немножко большего размера. Напечатать золотом — золото у нас есть? Есть!.

Н. С.Хрущев

Мы уверены, что советский рубль будет крепнуть и дальше; в соревновании с долларом рублю обеспечена победа, так как наш рубль имеет своей базой растущее социалистическое хозяйство, а эта база попрочнее всякой базы трясущегося в лихорадке капитализма.

Л.М.Каганович

Сегодня курсы доллара и евро - непременный атрибут любого выпуска новостей, а факторы, влияющие на них, повсеместно обсуждаются и известны уже каждому школьнику. Все это появилось сравнительно недавно. Многие годы валютный курс рубля складывался не путем биржевой котировки, а совершенно специфическим способом, весьма далеким от реальных экономических процессов. Особенно интересно проследить его формирование за «железным занавесом». Рассекреченные документы специальных комиссий позволяют сегодня приоткрыть завесу над тайной «самой крепкой валюты в мире».

Некоторая свобода валютного оборота периода НЭПа окончилась очень быстро. Советское государство и Госбанк стремились укреплять курс рубля без затрат валютных резервов. Ставилась задача планомерного, независимого от стихии капиталистического рынка, определения курса. Операции с частными лицами по продаже на червонцы золота и иностранной валюты были прекращены.

В 1926 г. был запрещен вывоз рублей за границу, а через два года и ввоз. Легальный валютный рынок в СССР надолго прекратил существование, что имело двоякие последствия. С одной стороны, «финансовая олигархия капиталистических стран лишилась возможности оказывать путем спекулятивных операций какое-либо влияние на курс советской валюты». С другой - мы сами лишились возможности определять реальный курс своей национальной валюты.

Свободно конвертируемая валюта для Советского Союза при бедном экспорте всегда была проблемой. На рубеже 1928-1929 гг., предвосхищая готовящуюся катастрофу в сельском хозяйстве, на валютном фронте началась паника. Госбанк дает указание о бесперебойном финансировании экспорта, Наркомторг на 20% увеличивает его объем. В 1928 г. пассивное сальдо торгового баланса составило 150 млн. руб. К 1929 г. «общее финансовое положение» требовало «срочных мероприятий по мобилизации внутренних ресурсов».

Г.Л.Пятаков, тогда Председатель Правления Госбанка, организовал агенства по скупке золота у частных старателей в обход концессии «Лена Гольд-фильдс» на ее территории, вступив в конфликт с Нарком-фином, чья политика «дорого обходилась Госбанку».

Он же торговался за каждый процент с эмигрантами - владельцами зарытых при бегстве кладов, которые готовы были из-за рубежа указать место. Госбанк, скрепя сердце, соглашался на 30% комиссионных при государственном транспорте и охране (циркуляр Правления Госбанка №3694 от 17 июля 1929 г.).

В феврале 1929 г. Москва дала указание на места «воздействовать на переводополучателей из-за границы с целью побудить их покупать червонцы взамен нужной нам валюты». Получателей валютных переводов на почте принуждали давать расписку в том, что получение и продажа иностранной валюты не по официальному курсу -преступление, после чего регистрировали номера купюр.

Г.Л.Пятаков рекомендовал

«устанавливать контакт с органами административного воздействия, давая им всякого рода сведения о переводополучателях, упорно не желающих соглашаться на ваши уговоры...». В то же время официальный пресс-релиз Госбанка гласил «Для клиента получение эффективной валюты является лишь источником неудобств...»[1]. С учетом «органов административного воздействия» это действительно было так.

Потрясающее крохоборство под громкие лозунги индустриализации! Так закладывалась основа золото-валютной политики победившего социализма.

С приближением войны валюты требовалось все больше. С 1 октября 1940 г. ежегодные платежи по обязательствам английских обществ «Тетюхе» и «Лена Гольдфильдс» (примерно 50 тыс.£ и 90 тыс.£, соответственно) в порядке ликвидации концессии не переводились за границу, а зачислялись на специальный блокированный счет в Госбанке СССР. В 1942 г. этот порядок был пролонгирован (распоряжение СНК №М-7495 СС от 4 ноября 1942 г.) [2,3].

В 1941 г. были временно приостановлены платежи по советско-шведскому соглаше-

нию об урегулировании взаимных претензий, относящихся к Литве, Латвии и Эстонии. С середины 1942 г. Наркомат обороны прекратил полностью оплачивать импортные поставки, за исключением некоторых видов гражданской продукции (в основном автомобили). По остальным поставкам погашались только комиссионные и транспортные расходы [4]. В итоге к концу 1945 г. задолженность советских внешнеторговых организаций составила 13,3 млрд. руб. [5,6]

После войны некоторое беспокойство вызывали проблемы расчетов с союзниками, в остальном советское руководство чувствовало себя уверенно.

Претензии военного време-

ни, в т. ч. платежи по ленд-лизу в основном были урегулированы или отложены. Вопросами, связанными с расчетами по внешней торговле, размещению советских авуаров за границей, занимался созданный еще в

1944 г. Валютный комитет. Решением Политбюро 12 апреля 1948 г. был утвержден его состав: А.Н. Косыгин (председатель), Л.З.Мехлис (Министерство госконтроля) и В.Ф.Попов (Госбанк) [7].

После войны мы пытались спекулировать на неустойчивом европейском валютном рынке. В 1945 г. СССР предоставил Австрии два займа на 600 млн. трофейных немецких рейхсма-рок.1 Австрия погасила займы своими шиллингами (390 млн.8) в течение 1948-1949 гг. [8] При среднем курсе тех лет 12,5 за 1$ мы выручили 31,2 млн.$, что было совсем неплохо, учитывая, что в ином случае рейхсмарки просто уничтожались.

Несколько омрачила эффект от удачной сделки передача в

1945 г. Австрии 97 тыс. т. различного советского продовольствия для Вены на сумму 48.840,1 тыс.$ в обмен на австрийские промышленные товары. Всего в СССР за 1945-1948 гг. их поступило на сумму

4.430,8 тыс. (9% от суммы контракта). В августе 1948 г. поставки были прекращены, т.к., по мнению австрийской стороны, их продолжение должно было стать предметом переговоров при заключении мирного договора. 31 января 1949 г. австрийское правительство, несмотря на советские напоминания, отказалось от возобновления поставок [9].

В 1945 г., по похожей схеме, СССР предоставил три займа Венгрии в «трофейной венгерской валюте» на 850 млн. пенге. Условия погашения под-

1 200 млн.КМ по решению ГКО от 11 мая 1945 г. и 400 млн. КМ по распоряжению СНК от 5 июня 1945 г.

лежали установлению после окончания войны. Тем временем, Наркомфин пересчитал пенге в доллары США по курсу черного рынка в Будапеште на момент предоставления займа и получил 3.088,2 тыс.$. В феврале 1949 г., в непростой для нас период в валютной сфере, Минфин предложил Совмину начать погашение займа на указанных выше условиях. Венгерской стороне предлагалось на выбор внести платежи любой СКВ или товарами [10].

Схема с захватом валюты побежденного государства, а затем предоставлением ее ему же в виде займа по курсу черного рынка долго работать не могла. Таких стран было не так много.

Какую-то часть материальных потерь войны должны были возместить репарации на относительно небольшую сумму -10 млрд. $., которые взимали промышленным оборудованием. Выплаты в валюте, как полагали, могли растянуться на годы. Считалось также, что немецкое оборудование будет нужнее для истощенной войной промышленности СССР, чем валюта, которую, вероятно, пришлось бы отдать союзникам за военные долги.

Вместе с тем, СССР, соглашаясь на оборудование, ни в коей мере не забывал о валюте и валютных ценностях, но только тех, которые можно было получить быстро. Еще в 1945 г. из Германии было вывезено 174151 кг золота, платины и серебра [11, с.20].

Доходы советских предприятий за границей за 10 месяцев 1948 г. составили 562,5 млн. инвалютных руб [12]. К традиционно скромным советским доходам по экспорту добавились доходы по реэкспорту. Оборудование, демонтировавшееся в Германии и других побежденных странах в счет репараций, не только шло в СССР, но и активно продавалось третьим странам за конвертируемую валюту. Общий объем

этих операций выяснить достаточно трудно. Фонд Главзагра-нимущества в Российском государственном архиве экономики закрыт для исследователей.

Тем не менее, стоимость имущества советских предприятий в Германии на дату перехода в собственность СССР первоначально оценивалась в 2.113,7 млн. марок. Позже, когда выяснилось, что приемка проводилась неквалифицированно, была проведена переоценка до 1.672,8 млн. марок (почти 670 млн.$ по официальному курсу). Годовой план продажи бывшего немецкого имущества третьим странам определялся в среднем в 250 млн. руб. Этот показатель обычно превышал отгрузку в СССР.

За 10 мес. 1947 г. за СКВ было отгружено в третьи страны оборудования на 243,3 млн. руб., что составляло 105,5% годового плана. За тот же период в СССР было отгружено товаров на 195,6 млн. руб. (в т.ч. из Германии - на 46,4 и из Австрии - на 119,3 млн. руб.), что составляло 84% годового плана. Если суммировать продажи оборудования и товаров с советских предприятий и смешанных АО в оккупационных зонах в третьи страны, то за 10 месяцев 1947 г. мы заработали 438,9 млн. руб. - 90,4% годового плана [13].

В отчетах Главзаграниму-щества и сводках Госбанка сумма внешнеторговой выручки оценивалась в рублях (пересчет осуществлялся по официальному курсу 5,30 руб.:1$), что не дает реального представления о величине доходов от реэкспорта.

Оценить стоимость немецкого оборудования, тем более б/у, достаточно сложно. Можно взять за точку отсчета немецкие экспортные цены 1938 г. в рейхсмарках (КМ). Эти цены также не совсем реальны. Германия при Гитлере стимулировала экспортеров дотациями, обычно от 10 до 28%.

Министерство финансов

СССР рассчитало соотношение ИМ к доллару и фунту и получило соотношение 1$:3,65ИМ. Четырехсторонняя комиссия по оценке репараций определила т.н. восстановительную стоимость 1 т. оборудования по внутренним немецким ценам 1938 г. для Западной зоны оккупации. Она равнялась 1543 ИМ (617$). Стоимость 1 т. оборудования на экспорт из Германии в 1938 г. равнялась 1734 КМ (693$). Для подсчетов был сохранен официальный валютный курс, действовавший с 1934 г. - 1$:2,5 ИМ. [14]

По советским оценкам к марту 1946 г. было вывезено оборудования более 4 млн. т. на

2 млрд. $. Соответственно, тонна оценивалась примерно в 500$ [11, с.24] .

Советское имущество за границей пересчитывали много раз. 9 марта 1947 г. Политбюро сформировало комиссию под председательством Н.А. Вознесенского. Она должна была за 4 дня (!-И.Ч.) определить стои-

мость оборудования, технических поставок, авуаров и предприятий за границей по состоянию на 1 января 1947 г. [15]

Итоги подсчета огорчили. Через две недели В.М.Молотов констатировал в «Правде»: «Несомненно, что СССР получил гораздо меньше, чем союзники» [16]. Сетования на то, что нас обделили, не совсем объективны. Фиксированная стоимость оборудования в Германии вполне устраивала. Однако с момента начала демонтажа оно для нас быстро дорожало (демонтаж, перевозка, консервация или восстановление, хранение).

На 1.01.1948 г. на базах временного хранения находилось имущества особых поставок на 4,4 млрд. рублей, без учета отправленного непосредственно на предприятия. Стоимость этого имущества не оце-

нивалась с момента завоза в

1946 г. Надлежащее хранение не было обеспечено. В основном грузы находились под открытым небом. Оценить реальную стоимость полученных по репарациям производственных фондов таким образом, достаточно сложно.

Ухудшение отношений с союзниками и начало холодной войны породили в советском руководстве опасения за вклады и счета в зарубежных банках. К началу 1949 г. Государственный банк СССР располагал свободно конвертируемой валютой на сумму 563 млн. руб. (106,22 млн.$ по официальному курсу Госбанка). Доллары США составляли 242,3 млн. руб. (из них

36,8 в кладовой Госбанка); фунты стерлингов - 123,1; швейцарские франки - 20,4; клиринги с возможностью конвертации -177,2 млн. руб. Данные о вложениях Госбанка СССР в зарубежных банках и финансовых организациях (в млн. руб.)[17] представлены в табл.1 .

В Москве полагали, что в случае дальнейшего ухудшения отношений с США возможно блокирование советских счетов в банках США, поэтому было принято решение уменьшить долларовые резервы за границей и, соответственно, увеличить их в клирингах и фунтах стерлингов. Предпочтительным считалось держать деньги в странах Бенилюкса или Англии, которая не пойдет на дискриминационные меры, т.к. СССР был должен ей около 1104 млн. руб. по кредиту 1941 г.[18,19]

Госбанк предлагал держать в США не более 5 млн.$., а остальные авуары переместить в Европу. При этом вклады в банки скандинавских стран пролонгировались, а в швейцарские увеличивались за счет срочных депозитов (10 млн. SwF на 3 мес.). В Москве планировалось

Таблица 1

США 35,5 Норвегия 26,5 Англия 4,8

Швеция 83,2 Голландия 15,9 Франция 4,8

Бельгия 51,9 Финляндия 26,5 Прочие стр. 8,4

поддерживать постоянный остаток 7-8 млн.$. Шаги по переводу счетов из США рекомендовалось предпринять банкам стран «народной демокра-тии»[20,21]1.

Советские резервы пополнялись, в основном, фунтами, которые на тот момент обслуживали до 40% мировой торговли. Вместе с тем, Великобритания обладала только 4% золотых запасов капиталистических стран. Положение фунта весной 1949 г. уже не казалось столь прочным.

В конце апреля А.Н. Косыгин уведомил И.В. Сталина о возможной девальвации фунта стерлингов. На 1 июля мы успели сократить свои долларовые резервы на 190,2 млн. руб. и увеличить их в фунтах стерлингов до 219,1 млн. руб.

Фунт был девальвирован на 30% 18 сентября 1949 г. Его официальный курс понизился с 4,03$ до 2,80$ за 1£. В тот же день МВФ зафиксировал новое золотое содержание фунта -2,48828 г чистого золота. Понизился и официальный курс фунта к рублю. Ранее за 1£ Госбанк СССР давал 21,36 руб., теперь -14,84 руб.

С целью «покрытия обесценивания фунта стерлингов» цены советских экспортных товаров были подняты на 20-25% или продавались за другие ва-

1 В январе 1950 г. по просьбе Китая была разработана операция вывода китайских авуаров (10 млн.$) из банков США на счета Госбанка СССР и Внешторгбанка СССР. Предполагалось «чтобы не вызвать подозрения американцев. производить перечисления не сразу, а частями в суммах до 1 млн.$...». Народный Банк Китая предупреждали, что «Госбанк будет считать себя ответственным за его средства постольку поскольку счета Госбанка в банках США будут свободны для беспрепятственного распоряжения ими».

люты, которые, однако, были девальвированы вслед за фунтом. Всего в ходе т.н. валютного землетрясения в сентябре 1949 г. было девальвировано более 30 валют разных стран мира. Министр финансов А.Г.Зверев докладывал И.В.Сталину, что в итоге проведенных и предполагаемых девальваций валют Советский Союз будет иметь «значительные курсовые выгоды» [22].

Внимание к ситуации на европейских валютных рынках было связано не только с опасениями за советские авуары. Трудящиеся, пережив потрясение денежной реформы 1947 г., считали, что «замена денег введена по приказу Америки», вполне справедливо полагая, что «наш рубль против американского доллара не имеет никакого авторитета на международном рынке, поэтому потребовалась реформа» [23].

Как «прибавить авторитета рублю»? Этот вопрос в первой половине ХХ века, с коротким перерывом, связывали с золотым содержанием национальной валюты.

До ноября 1935 г. котировка рубля проводилась на основе его золотого содержания, установленного в 1922 г. (0,774234 г золота за 1 рубль.). С 19 апреля 1933 г. 1 рубль стал равен 13,15 французского франка (Б) (1 Б -0,05895 г золота).

Франция с 1933 г. возглавляла т. н. Золотой блок, франк считался в СССР устойчивой и надежной валютой. 14 ноября 1935 г. для неторговых операций был установлен специальный курс обмена наличной иностранной валюты на уровне 1 рубль - 3 Б (вместо 1:13,15 ранее). При этом золотое содержание франка в 1935 г. не менялось.

Этот, на первый взгляд, неожиданный шаг объяснялся исключительно нашими внутренними проблемами, 14 ноября

1935 г. вышло постановление СНК СССР о ликвидации Всесоюзного объединения Торгсин

и передаче его сети Наркомтор-гу. С этого момента на территории СССР прекращались торговля и оказание услуг на иностранную валюту. «В целях развития туризма и привлечения иностранной валюты» Госбанку разрешалось с 1936 г. обменивать наличную валюту и переводы по курсу 1 Б=33,5 коп. или

3 Б=1 руб.

С 1 апреля 1936 г. новый курс был распространен на все операции с иностранной валютой. Госбанку было предложено переоценить имеющиеся на его балансе валютные и золотые резервы. Это означало понижение золотого содержания рубля до 0,176850 г, следовательно, рубль был девальвирован в 4,33 раза. Соответственно, официальная цена золота в СССР была повышена с 1,29 руб. до 5,63 руб. за 1г. Новое соотношение не было законодательно зафиксировано. Таким образом, в 1936-1950 гг. золотое содержание рубля официально не устанавливалось.

Советская политэкономиче-ская наука отрицала связь советских денежных знаков с золотом, как и действие закона стоимости в социалистической экономике. Основной функцией денег считался плановый учет и контроль. Более того, в отсутствии связи с золотом тогда видели принципиальное отличие «социалистических» денег от денег при капитализме. Отсюда и отсутствие четкого объяснения отказа от фиксации золотого содержания в 1937 г. и перехода к исчислению курса рубля на базе доллара США. «В соответствующих учебниках, - констатировал З.В.Атлас, - не дается никакого объяснения этому важному факту» [24]. Для того, чтобы объяснить «этот важный факт», вернемся в 30-е.

Прочность золотого франка оказалась иллюзорной. Золотой блок под воздействием валютного кризиса стал распадаться и вскоре (в 1936 г. ) был ликвидирован. С 1 октября 1936 г. во Франции прекратился размен

соотношение по золотому со- базой валютных паритетов. Содержанию 0,888671:0,1676738 = ответственно и рубль как ос-

Таблица 2

Цены на золото в СССР весной 1949 г. (в рублях за 1 г )

Официальная цена Государственного банка СССР 5,91

Цена Минфина на золото, отпускаемое на производственно-технические цели 20,00

Приемно-расчетная цена от металлургической промышленности 30,00

Цена Дальстроя 43,20

Цена Главспеццветмета СССР 44,60

Цена в скупке 44,57

Цена расчетов со старателями 41,53

Розничная цена в изделиях 120,00

банкнот на золото, а франк девальвирован на 25%.

Госбанк СССР 29 октября

1936 г. повысил курс рубля до 4,25 Б, но это соотношение продержалось недолго. Законом 30 июня 1937 г. параметры золотого содержания франка были отменены, и он потерял связь с золотом. Основной резервной валютой Европы остался фунт стерлингов.

В связи с девальвацией франка и его обесцениванием с 19 июля 1937 г. курс рубля стал определяться по отношению к доллару США в соотношении 1$=5,3 руб. Данная пропорция и вызывала дискуссии среди отечественных экономистов. Некоторые авторы полагали, что это было сделано для упрощения техники расчетов, другие - что это был косвенный способ установления золотого содержания рубля «как действительной основы его валютного парите-та»[24,25].

Между тем, ситуация выглядела достаточно просто. Франк «вышел из доверия», доллар, тем временем, окреп после депрессии. Вполне разумно было определять свой курс по более устойчивой валюте. К моменту перехода 100 руб. равнялись 425Б, что, в свою очередь (по курсу 21 июля 1937 г. 22,9636 Б:1$), соответствовало 18,5$. Соответственно, 100 руб. = 18,5$ или 5,4 руб. за 1$. Разница в 10 коп, с принятым курсом 5,3 руб., объясняется тем, что решение принималось до переоценки золотого запаса Банка Франции. Она производилась на базе низшего предела золотого содержания франка -0,0387 г в курсовом диапазоне от 20,1513 до 22,9639 Б за 1$.

Золотое содержание доллара не менялось с 31 января 1934 г. до 8 мая 1972 г и составляло 0,888671 г. Рубль был девальвирован на 15%, до 0,1676738 г чистого золота.1 Таким образом,

1 Для второй половины 1940-х годов была характерна

5,29 руб., также давало объявленный курс

Официальная цена золота в СССР с ноября 1937 г. устанавливалась 5,91 руб. за грамм. Госбанк брал еще 5 коп за комиссию [26]. Таким образом, английская унция золота (31,1035 г.) стоила 185 руб. 37 коп или 34,97$, при официальной мировой цене 35$.

«Золотой» вопрос

К концу 1940-х годов дальнейшее определение курса рубля по отношению к доллару США означало бы если не подчинение и зависимость от принципов Бреттон-Вудской системы и, в конечном счете, США, то, по крайней мере, открытое признание доллара ведущей мировой валютой.

Это шло вразрез с идеологическими установками тех лет и логикой холодной войны. Кроме того, начала создаваться «социалистическая система»,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

для которой нужна была ведущая валюта, не только не уступающая, а превосходящая американский доллар. Но это в будущем.

Доллар США - основа Брет-тон-Вудской системы был единственной валютой, сохранившей конвертацию в золото. Он стал

тенденция к понижению золотого содержания основных валют и снижению нормы их золотого обеспечения.

новная валюта социализма также должен был иметь золотую базу. Эта позиция была близка вождю. А.И.Микоян отмечал, что Сталин вообще проявлял «особый фетишизм к золо-ту»[19, с.526]. Для реализации намеченной стратегической цели Политбюро ЦК ВКП(б) 5 марта 1949 г. поручает группе сотрудников плановых, финансовых и торговых ведомств представить доклад по вопросу об отказе от установленного курса рубля на базе доллара США и о переводе курса на золотую основу.

Комиссия в составе А.И. Микояна, А.Н.Косыгина, А.Г. Зверева, М.А.Меньшикова (Минвнешторг), В.Ф.Попова (Госбанк СССР), Н. Чечулина, И.Д. Злобина (Минфин), Г.П. Косяченко, В.Н.Старовского (ЦСУ) должна была финансовоэкономическими расчетами обосновать необходимость перевода рубля на золотую базу. Объективной оценки ситуации, в общем, не требовалось [27]. Задача упрощалась тем, что мнение Сталина и, соответственно, Политбюро уже было известно и под это мнение необходимо было подвести базу.

В первом же докладе комиссия заявила, что «Россия как золотодобывающая страна всегда была заинтересована в том, чтобы базировать паритет и курс своей валюты непосредственно на золоте». Доллар для этой цели уже не подходил, т. к. он «обесценился и оторвался от

золотого содержания». Отсюда ставилась задача, не больше не меньше, «превратить рубль в ведущую валюту других стран», что вполне вписывалось в амбициозные планы. Еще 6 августа 1947 г. Политбюро поручает Госплану к 15 января 1948 г. составить Генеральный хозяйственный план на 20 лет, рассчитанный «на решение важнейшей задачи - перегнать главные капиталистические страны в отношении размеров производства на душу населения, и на построение коммунистического общества»[28].

Для выполнения поручения Политбюро по золото-

валютным проблемам предстояло разобраться с добычей, себестоимостью, ценами на золото внутри страны и за рубежом. Последний параметр не представлял какой-либо трудности. Цена на золото на свободном рынке колебалась в пределах 42-50 $ за унцию.

Издержки производства при добыче в золотодобывающих государствах постоянно росли. Так, в Южной Африке они повысились по сравнению с 1940 г. на 35%. Это было связано с ростом цен на средства производства и ростом зарплаты. Золотодобывающая промышленность являлась, наверное, единственной отраслью промышленности в мире, которая не оказывала влияния на цену своей продукции. Действительно, официальная цена золота -35$ не менялась с 1935 г., тогда как издержки производства золота выросли за 1934-1960 гг. примерно в 2,3 раза [29]. В СССР существовало несколько цен на золото [30] (табл.2).

Госбанк оценивал золотопо

5,96 руб. за 1 грамм (5,91 руб. официальная цена Госбанка + 5 коп комиссия) исходя из официальной цены 35$ за унцию и курса 5,30 руб. за 1$.

У старателей государство покупало золото по ценам сложившимся еще в царской России - от 80 коп до 1,77 руб. за грамм, но их снабжение про-

дуктами и товарами осуществлялось по прейскуранту розничных цен в золотом исчислении, которые были в 30,4 раза ниже, чем действующие розничные цены. В 1948 г. один старатель в среднем добыл 418 г золота. Удельный вес старательской добычи составлял по Главспеццветмету 50,8%, по стране в целом - 27%.

Государственными закупочными ценами были недовольны почти все. Минметал-лургпром просил вместо 30 руб. за грамм установить цену 46,30 руб., как единственно покрывающую издержки [31]. Серьезные проблемы стояли перед одним из крупнейших поставщиков - Дальстроем. Если в 1935 г. из одного кубометра песка там добывали 23,86 г золота, то к 1939 г. этот показатель упал до 13,71 г, а к 1949 г. -в четыре раза. Соответственно, падала добыча - с 80 кг в 1940 г. до 43,6 кг в 1948 г. Росла себестоимость с 5,97 руб. в 1940 г. до 28,3 руб. в 1948 г. [32] Золото становилось дороже, что в целом соответствовало мировой тенденции.

Аргументы комиссии в пользу повышения золотого содержания рубля основывались на том, что золотое содержание доллара завышено на 30%; издержки добычи золота у основных производителей выросли также примерно на 3035%, и мировая рыночная цена на золото поднялась на 30-35% (с 35 до 42-50$).

Исходя из этого, комиссия предложила с 1 марта 1950 г. повысить золотое содержание рубля на 32,5% (до 0,222168 г. чистого золота). В соответствии с этим предусматривалось установить новую официальную цену Государственного банка СССР на золото - 4 руб. 45 коп за грамм + 5 коп комиссионных Госбанку. Таким образом, унция золота стоила бы в СССР

139,96 руб., при официальной мировой цене - 35$, что давало соотношение 3,99 руб. за 1$. Мировая среднерыночная цена

золота - 45$ использовалась только для ориентира.

Новая цена не покрывала издержки производства отечественной золотой промышленности. Для нее определялась цена 7 руб. за грамм, с временной дотацией 7 руб. в 1950 г. и 3 руб. в 1951 г. с последующей ликвидацией дотации. Аналогичная цена предлагалась старателям с отменой прейскуранта в золотом исчислении и введением для них ряда льгот.

Ведомства по-разному отнеслись к предложениям комиссии. Министерство внешней торговли предполагаемое увеличение прибыли от импорта в рублях уравняло с убытками по экспорту; общий результат для него оставался неизменным.

Министр внутренних дел С.Н. Круглов считал, что только за счет предполагаемого снижения цен и улучшения организации производства министерство не в состоянии довести себестоимость золота до уровня 7 руб. за грамм, даже с учетом дотации 7 и 3 руб.

К возражениям прислушались, и на тексте проекта появилась традиционная синяя пометка Молотова «старателям - 7 руб., для золотодобывающей промышленности - 8 руб.»[31].

Под новые цифры необходимо было подвести некое экономическое обоснование. Из него должно было следовать, что соотношение 1$:4 рубля логично вытекает из сопоставления индексов цен, покупательной способности и многих других параметров. Цель этой работы не совсем ясна. Или члены Политбюро занимались самообманом, или результаты предназначались для пропаганды.

Делом сопоставления двух валют занялась комиссия, обсуждавшая ранее «золотой вопрос». 22 апреля 1949 г. она направила В.М.Молотову записку «О соотношении покупательной силы советского рубля, доллара США, фунта стерлингов и французского франка».

За короткое время была проведена масштабная работа по сопоставлению уровня цен в СССР и США в 1937, 1943, 1947 и 1949 г. Розничный товарооборот государственной, кооперативной и колхозной рыночной торговли оценивался в советских рублях и долларах. Соотношение стоимости одного и того же количества товаров в двух валютах давало возможность сравнить их покупательную силу. Индекс цен был взят по официальным данным американской статистики.

Такой подход не мог привести комиссию к намеченному результату, доллар выглядел бы явно предпочтительнее, поэтому официальная статистика была дополнена, а кое-где заменена «данными американских профсоюзов». Например, согласно официальным данным, индекс розничных цен в ноябре

1948 г. составил по отношению к 1937 г. 200,8%, а по «данным

профсоюзов» 251,2%.

Еще один параметр подсчетов не может не вызывать удивления. Условно было принято, что качество американских «предметов потребления» на 10% ниже советских товаров [33] (табл.3).

Министерство финансов рассчитало соотношение рубля и доллара по т.н. дипломатическому продуктовому набору. По этому параметру доллар в начале 1947 г. стоил 21 рубль, в 1949 г. 13,78 руб., а в целом по продовольственным товарам - 19,92 и 9,57 руб. соответственно. Расчеты даже по нескольким основным параметрам показали существенную разницу в ценах и структуре питания советских людей и иностранцев (табл.4).

Выигрышным для рубля было соотношение по дотируемой в СССР квартплате (табл.5). Напомним, качество жилья, и нормы площади на человека не учитывались. Особое внимание

Таблица 4

Таблица 5

Таблица 6

в анализе было уделено услугам. Их разделили на платные и бесплатные. Качество не учитывали. Соотношение по всем платным услугам приведено в табл.6 (руб. за долл.).

Бесплатные услуги «условно переоценили в доллары по курсу, получившемуся для платных услуг». В США учли бюджетные ассигнования на просвещение, здравоохранение, ряд других показателей. Качество бесплатных услуг также не учитывалось (табл.7-9).

Общий итог по предметам потребления и услугам, т.е. по всем расходам потребительского бюджета населения, выглядел как показано в табл.10 [34].

Таким образом, члены комиссии почти получили нужную цифру. Оставалось скорректировать всего 79 коп. Это предполагалось сделать сопоставлением цен на средства производства.

Здесь было широкое поле для маневра. Средства производства в СССР, как известно, не являлись товаром и распределялись по т.н. фондам. Промышленность СССР до 1949 г. была убыточной и дотировалась из бюджета. Цены высчитывались с учетом специфически исчисленной себестоимости и дотации. При этом могли использоваться разные цены: т. н. неизменные 1926/27 гг., договорные, расчетные, сметные, текущего года.

Для получения нужного результата комиссия исходила из того, что «уровень цен на средства производства в СССР между 1943 и 1947 гг. практически не изменился.». Затем были добавлены цены 1948 и

1949 гг.

Такая постановка вопроса явно некорректна. Во-первых, по потребительским товарам сравнение шло за период 19371949, а не 1943-1947 гг. Во вторых, Госплан докладывал Бюро Совмина в сентябре 1948 г., что цены на оборудование для металлургии выросли по сравнению с довоенным периодом

Таблица 3

Соотношение по потребительским товарам 1937-1949 гг. (рублей

за доллар)

1937 1943 1947 1949

1 квартал год март

Продтовары 8,06 17,06 17,93 15,82 8,61

Промтовары 12,82 13,27 13,36 12,87 10,67

Итого 9,23 15,85 16,77 15,08 9,22

Продукты Соотношение рублей за $ Удельный вес в (%)

розн. тов. обороте дипл. наборе

Хлеб 6,66 22,4 9,3

Масло 19,29 4,6 9,9

Мясо 6,75 5,8 13,1

Молоч. продукты 14,05 3,7 15,0

1937 1947 1949

Средняя квартплата за 1 м2 в СССР (руб.) 6,23 13,20 12,20

То же в США, в долл. 8,93 14,46 15,27

Соотношение руб./долл. по квартплате 0,84 0,84 0,80

1937 1943 1947 1949 (III)

1,87 2,03 2,58 2,37

Таблица 7

Соотношение стоимости бесплатных услуг в СССР и США в 1937-1949 гг. (в млрд. руб. и долл.)

1937 1943 1947 1949

СССР 23,9 22,0 69,0 80,9

США 13,0 10,1 25,8 32,7

Таблица 8

Соотношение рубля и доллара США по платным и бесплатным услугам 1937-1949 гг. (рублей за доллар)

1937 1943 1947 1949

0,49 0,76 0,71 0,59

Таблица 9

Соотношение рубля и доллара США по железнодорожным тарифам 1937-1949 гг.(за пасс./км, включая трамвай, автобус и метро)

1937 1947 1949 (III)

СССР (в копейках) 3,08 9,26 10,49

США (в центах) 1,11 1,28 1,28

Соотношение рубль/доллар 2,76 7,22 8,18

Таблица 10

Соотношение рубля и доллара США в целом по потребительским расходам 1937-1949 гг. (рублей за доллар)

1937 1943 1947 1949(март)

1 квартал год

4,37 9,09 7,76 7,16 4,79

примерно в 1,5 раза. Средняя цена пассажирского вагона -480 тыс. руб. - значительно превышала довоенную - 95 тыс. руб. То же по тепловозам - 2,2 и

1 млн. руб., турбинам (50 тыс. квт.) - 6 и 2,5 млн. руб., соответственно, и т. д. Подорожали все виды работ в промышленности. Некоторое снижение себестоимости объяснялось в докладе как результат «значительного роста производства и перевыполнения плана по валовой продукции...», т.е. факторами, не являющимися составными частями себестоимости [35].

Для того, чтобы сопоставить данные, продукция тяжелой промышленности СССР была оценена в американских оптовых ценах соответствующих лет. В расчете было учтено повышение советских оптовых цен в 1949 г. Их уровень по отношению к 1948 г. составил 153%. Аналогично уровень американских оптовых цен был принят за 105%. Качество продукции, конкурентноспособ-

ность на мировом рынке, как

лизации для перераспределения средств из деревни в промышленность.

Советские заготовки в натуральном выражении были оценены в фермерских ценах США

1937 г., которые затем переводились в американские цены соответствующих лет по индексам фермерских цен. Они составляли в 1937 г. - 100%; 1947 г. - 228%; 1948 г. - 235%. Итоговые показатели см:. табл.12

[36].

Приведенные комиссией данные, так или иначе, базировались на советских внутренних ценах, которые сегодня в большей части назвали бы виртуальными. Более или менее реальную картину могли дать показатели внешней торговли. По экспорту соотношение рубль/ доллар выглядело как 20,11 к 1, по импорту - 22,84 к 1. Экспорт товаров был посчитан по ценам СССР и сравнен с фактическими ценами внешнего рынка [36]. Аналогичные расчеты

Таблица 11

Соотношение по оптовым ценам тяжелой промышленности 1937-1949 гг. (рублей за доллар)

1937 1943 1947 1949

Без учета дотации 4,69 6,97 4,71 6,05

С учетом дотации 4,77 7,14 5,40 5,08

Таблица 12

Соотношение по заготовкам сельхозпродукции 1937-1949 гг. (рублей за доллар)

1937 1943 1947 1949

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4,79 3,01 2,16 3,05

обычно, в расчет не брались (табл. 11).

Таким образом, по оптовым ценам промышленности выходило соотношение близкое к прежнему, официальному курсу

- 5,30 руб.

Комиссия перешла к анализу, наверное, самого сложного параметра - сопоставления заготовительных цен на продукцию сельского хозяйства. В СССР за основу были взяты заготовительные цены, которые, как известно, не отражали реальных производственных затрат и служили со времен индустриа-

по всем параметрам были проведены с фунтом стерлингов и французским франком (табл. 13)

[37].

Огромная работа, проделанная комиссией, свелась к «научному» и статистическому обоснованию существовавшего курса 5,30 руб. за доллар США (5,26 - по покупательной способности, табл.13) [38], что было само по себе выдающимся достижением. Напомним, что это соотношение было введено 19 июля 1937 г. и не обосновывалось какими-либо внутренними ценовыми параметрами и

Таблица 13

Итоговое сравнительное соотношение покупательной способности рубля и иностранных валют с их официальным курсом (руб. за $ / руб. за £ / руб. за 100 Б)

Валюта 1937 1947 1949

Доллар США Официальный курс 5,30 5,30 5,30

Покупательная способность 4,53 6,36 5,26

Фунт стерлингов Официальный курс 26,19 21,36 21,36

Покупательная способность 21,45 26,26 20,24

Французский франк Официальный курс 21,75 4,45 2,47

Покупательная способность 19,32 4,98 1,98

внешними соспоставлениями. Прошло 12 лет (и каких лет!) и оказалось, что именно это соотношение отвечает реалиям дня.

Задача, однако, стояла другая. Уже 13 мая 1949 г. члены комиссии представили второй доклад, в котором рассматривались вопросы «улучшения курса рубля по отношению к иностранным валютам» и содержались предложения о переводе рубля на золотую основу.

Авторы констатировали, что за 11,5 месяцев 1947 г., т.е. до советской денежной реформы, покупательная способность рубля составила 15,08 руб. за 1$. С учетом бесплатных услуг получалось 6,36 руб. за 1$. Эти параметры нас не устраивали.

В дальнейших подсчетах была изменена методология. Ко второму докладу вдруг выяснилось, что за 1937-1947 гг. покупательная способность франка снизилась в 12, американского доллара - в 2, фунта стерлингов

- в 2,11 раза. В перспективе комиссия видела тенденцию понижения покупательной силы иностранных валют и укрепления рубля.

При расчете индексов цен на Западе учитывались уже поправки не только профсоюзов, но и Оксфордского университета. В СССР, кроме государственных, были учтены и цены колхозного рынка на продтовары. Цены спекулятивной перепродажи товаров в СССР учету не подлежали (табл. 14).

Оптовые цены промышлен-

ности СССР с 1 января 1949 г. повысились на 53%. В результате, при подсчете индексов оптовых цен на средства производства, советские показатели оказывались в невыгодном положении. Поэтому данные по этому параметру были разделены по периодам (таьл.15)[39].

При повторном исчислении покупательной способности валют в официальную американскую статистику были внесены многочисленные поправки. Комиссия посчитала, что американская статистика при-

украшивает действительную стоимость жизни в США.

Что касается поправок на качество продукции, то позиция была несколько скорректирована. В прошлом докладе, как мы помним, «скидка» составляла 10%. Теперь считалось, что «качество товаров у нас в среднем лучше, чем в США, но определить процент скидки на качество затруднительно». Сложно представить, чтобы отечественные потребительские товары нормированного снабжения превосходили по качеству американские, всегда выпускавшиеся в жесткой конкуренции для «общества потребления».

По итогам повторного рассмотрения вопроса комиссия представила сразу несколько обобщающих показателей (табл.16) [40].

Комиссия и во второй раз пришла к цифре 5,26. Теперь, вероятно, это уже не имело определяющего значения. Главный вывод звучал однозначно: «Доказана целесообразность отказа от установленного курса рубля на базе доллара и пере-

Таблица 14

Индексы цен и покупательной способности валют (в 1947 г. по отношению к 1937 г. в %)

Валюты Индексы цен Индексы покупательной способности валют

По официальным данным С поправками ЦСУ

официаль- с поправ-ные ками

Розничные цены на продукты

Доллар 185 230 54 43

Фунт ст. 118 246 85 40

Фр. франк 1207 1448 8 7

Рубль 499 20

Цены на непродовольственные товары

Доллар 181 236 55 42

Фунт ст. 172 216 58 46

Фр. франк 1207 1448 8 7

Рубль 237 42

Таблица 15

Индексы оптовых цен в странах антигитлеровской коалиции (%)

Страна 1949 к 1947 1949 к 1937

США 120 185

Англия 118 221

Франция 246 2236

СССР 153 219

Таблица 16

Покупательная способность рубля по отношению к доллару США

(руб. за $.)

1937 1949

Личное потребление 9,23 9,22

в т. ч. продукты 8,06 8,61

в т. ч. промтовары 12,82 10,67

Платные услуги 1,67 2,37

Средства производства 4,77 6,08

Итого:

Без поправок ЦСУ 7,60

Без бесплатных услуг 5,93 6,68

С б/п услугами, без поправок ЦСУ 6,16

С б/п услугами и поправками ЦСУ 4,53 5,26

вода рубля на золотую базу». Аргументы и доказательства остались совершенно неясными. Очевидным было лишь то, что при умелом использовании «поправок» можно было получить любые показатели.

Кроме вывода, доклад содержал рекомендации по его претворению в жизнь. Авторы видели два пути. Первый заключался в том, чтобы исходя из мировой рыночной цены -45$ за унцию, цену золота установить не 5,91, а 7,6 руб.

В.М.Молотов оставил на этом месте вопросительную пометку «Для кого?». Он сам, как мы помним, был сторонником некоторого увеличения цены для добывающей промышленности.

Второй путь авторы считали более целесообразным: при определении золотого содержания рубля исходить из официальной мировой цены на золото, «что в настоящее время означало бы лишь фиксацию золотого содержания рубля на его современном уровне». Иначе говоря, предлагалось просто зафиксировать существующее золотое содержание рубля, отказавшись по политическим соображениям от определения курса по доллару. После этого необходимо было произвести котировку иностранных валют, исходя из золотого содержания рубля, которое будет установлено законом и золотого паритета иностранной валюты. Аналитики ЦСУ и Госплана считали полезным устранение множественно-

сти цен и отмену льготного курса рубля для дипломатов[41].

Политбюро не прислушалось к «уточнениям» комиссии. Постановление Совета Министров СССР от 28 февраля 1950 г. вводило с 1 марта 1950 г. официальную цену золота 4 руб. 45 коп за грамм. Золотое содержание рубля было повышено на 32,5% и составило 0,222168 г чистого золота [42].

В соответствии с этим, Государственный банк определил паритетный курс рубля к доллару США. Золотое содержание доллара (0,888671 г) было в 3,999995 раз выше золотого содержания рубля (0,222128 г), соответственно, за 1 доллар США Госбанк давал 4 рубля. Унция золота стоила в СССР

139,96 руб., что давало с учетом официальной мировой цены 35$ соотношение 3,98 руб. за 1$.

Курс фунта стерлингов теперь устанавливался в 16 руб. 32 коп вместо 21 руб. 36 коп. За 100 швейцарских франков Госбанк теперь давал 92 руб. 79 коп, тогда как ранее - 122 руб. 90 коп.

Эти курсы были абсолютно нереальными, так же, как и «золотое содержание» рубля. Даже апологеты принятого решения вынуждены были признать, что соотношение «не отражало реальной ценности этих ва-лют...,что усилило затруднения в сфере валютного обмена., отрицательно сказывалось на развитии культурных связей., иностранного туризма, затруд-

няло привлечение иностранной валюты.»[24,с.307]1.

«Прочная золотая основа» не позволяла полностью отгородиться от превратностей мирового валютного рынка. Уже в сентябре 1952 г. А.Г.Зверев обратился в Правительство с запиской «О валютно-финансовой дискриминации, проводимой

США в отношении стран народной демократии». У нас тоже с ними не все было гладко. СССР был должен больше, чем должны ему. Обязательства СССР перед странами «народной демократии» по невыполненным контрактам - 671 млн. руб., вместе с отрицательным сальдо по клирингу - 413 млн. руб., превышали обязательства этих стран СССР на 258 млн. руб. [43]

Для сохранения физического объема товарных поставок на уровне действующих соглашений о товарообороте Минфин внес ряд предложений. Предусматривалось, в частности, в новых контрактах установить, а в текущих - «привести цены в соответствие» с новым курсом рубля.

В связи с новым курсом рубля к доллару с 1 марта 1950 г. менялся объем поставок по неиспользованной части кредитов, а также объем поставок в счет их погашения. 2 Повыше-

1 В 1957 г. был установлен специальный курс обмена иностранной валюты на рубли по нетоварным операциям. Он мог превышать официальный в 2,5 раза. Так, к официальному курсу 4 руб. за 1$ делалась надбавка 6 руб. и спецкурс составлял 10 руб. за 1$. Аналогично оценивался и фунт стерлингов. Так сложились два курса рубля - по товарным (официальный) и по нетоварным (неофициальный) операциям. Эти курсы просуществовали до изменения масштаба цен в 1961 г.

2 Кроме обязательств по кредитам, предоставленным в долларах США.

ние курса рубля обернулось для стран должников тем, что мировые цены, выраженные в рублях, снизились. Это, в свою очередь, увеличило объем поставок в СССР на 32,5% или на 121 млн. руб. (30 млн. $ по новому курсу).

Советское руководство, таким образом, сократило свой долг почти наполовину, проведя несложную операцию вполне в духе мероприятий 1918 и 1947 гг. Удешевление импорта путем «укрепления рубля» продолжалось и позднее.

В первых комментариях западных СМИ на тему «золотого рубля» явно просматривалось непонимание событий, происходивших в СССР. Там вообще не сразу разбирались в наших финансовых преобразованиях. Еще в дни денежной реформы 1947 г., по оценке «Правды», «патентованные гангстеры пера и прорицающие сенаторы проявили себя полнейшими банкротами перед лицом фактов...». «Буржуазные газеты» пытались «извратить и затушевать впечатляющие достижения социализма», но, как обычно, «сели в лужу» [44]. Ситуация повторилась в марте 1950 г., когда рубль «был переведен на золотую основу». Многие действительно «сели в лужу».

«New York post», «Gazette», «Daily mirror» рассуждали о размерах золотых запасов

СССР, о возможности экспорта советского золота. Многие

обозреватели приняли

пропагандистский шаг Москвы за чистую монету, полагая, что в СССР введен золотой

стандарт. В этой связи у них возникали опасения, что некоторые страны могут предпочесть «золотой рубль» доллару.

Журналистов можно

понять, поскольку советская пропагандистская машина

работала на полных оборотах: невероятные темпы

восстановления, «Сталинский

план преобразования природы», поразивший воображение

Запада, шумное перманентное снижение цен. При

невозможности проверить

действительное положение дел за «железным занавесом», можно было поверить во что угодно, в том числе и в золотой стандарт. Все знали, что Сталин был «величайшим мастером смелых революционных

решений и крутых

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

поворотов»[45].

Валютные проблемы не могли не вызывать интерес и в научных кругах. Принятие решения о переводе рубля на «золотую основу» было, вероятно, большой неожиданностью для ученых. В 1950-1951 гг. оформились две основные позиции.

З.В.Атлас, И.Д.Злобин, А.Д. Гусаков и др. считали, что после перевода рубля на золотую основу советские денежные знаки утвердились в положении заместителей действительных денег, стали знаками золота. Сторонники «золотой» позиции считали, что новый закон отразил новые методологические принципы советской экономической науки, вытекающие из признания действия закона стоимости.

Сторонники другой - «антизолотой» позиции - Я. А. Кронрод, В.М.Батырев, В.В. Иконников полагали, что принятие закона о переводе рубля на золотую базу затрагивает только международную сферу. По их мнению, он не имел отношения к природе денег при социализме и не мог служить доказательством связи советских денежных знаков с золотом.

Итогом дискуссии 1951 г., по понятным причинам, стало «всеобщее признание советскими экономистами связи денежных знаков с золотом при социализме». Разногласия, однако, сохранились и углублялись. В середине 1960-х И.И.Конник констатировал, что вопрос о механизме связи золота в функции меры стоимости с ценообразованием в условиях социализма разработан в экономиче-

ской литературе недостаточно, а сама эта связь «малозамет-на»[46].

Каков же был реальный курс рубля к доллару? Наиболее показательный, по мнению

С.Линц, метод перевода долларов в рубли - определение величины репараций и оценка их значения в советской послевоенной экономике на основе информации по ленд-лизу. Автор, ссылаясь на советские источники, говорит о том, что поставки по ленд-лизу составили 4% всех поставок и оценивались в 5 млрд. руб. Американцы считают, что они поставили товаров на 11 млрд. $. Соответственно, получалось соотношение 1$ =

0,5 руб. [47]1.

Данный подсчет выполнен не совсем корректно. С.Линц, вероятно, взяла цифру 5 млрд. руб. из литературы 60-80-х годов, где она указана в новом масштабе цен, после деноминации 1961 г. На самом деле, по советским подсчетам разных лет, по курсу 5,30 руб. за 1$ поставки по ленд-лизу оцениваются в 53-56 млрд. руб. [49] Дело не только в масштабе. Следует различать доллар 1938 г. и доллар 1945 г. Кроме того, оценка размеров репараций в американской литературе также неоднозначна - от 9,1 до 21,2 млрд. $.[50]

В конце 60-х Ф.Хользман взялся за очень сложную задачу сопоставления курсов советской и американской валют, исходя из расчетов по импортноэкспортным операциям начиная с 1929 г. Опора на официальную советскую статистику с учетом внешних и внутренних колебаний цен привела Ф.Хользмана к результату 2,5-3,5 руб. за 1$. Позже, в середине 80-х, его поправит С.Линц, справедливо указав на то, что советские внутренние цены не всегда точно отражают производственные

1 Параметр 4% впервые вводится в оборот Н.А. Вознесенским [48].

затраты. Тем не менее, она считала, что обменные курсы Хользмана служат полезной основой для сравнения [47,51].

Каков же реальный курс рубля? Во внутреннем обращении его мог показать «черный рынок». Постановление СНК СССР от 7 января 1937 г. «О сделках с валютными ценностями и о платежах в иностранной валюте» установило исключительное право Государственного банка СССР на совершение на территории СССР сделок с валютными металлами, а также иностранными валютами. Нарушение закона влекло ответственность по ст.5912 УК РСФСР, но хранение валюты не запрещалось. Правительство для мобилизации средств из валютных «кубышек» использовало специфические методы. Они блестяще описаны М.А.Булгаковым в «Мастере и Маргарите» во сне Никанора Ивановича Босого, у которого, как мы помним, волею Воланда, оперативники нашли в уборной «подброшенные» 400$. «Тайное хранение валюты является бессмыслицей, - убеждали граж-дан-валютчиков, - Использовать ее никто не может, ни при каких обстоятельствах... деньги должны храниться в Госбанке, в специальных сухих и хорошо охраняемых помещениях, а отнюдь не в теткином погребе .»[52].

Правительственные мероприятия не увенчались полным

успехом. Трудящиеся продолжали хранить валюту. В годы войны в Фонды обороны и Красной Армии поступило от населения иностранной валюты более чем на 15 млн. руб. по официальному курсу[53].

После войны валюты на руках прибавилось, но внутренний «черный» валютный рынок в СССР практически отсутствовал. В Москве среди дипломатов и иностранцев 1$ стоил около 50 руб. Американское посольство в Москве меняло для своих сотрудников доллары на рубли по льготному курсу Госбанка СССР для дипломатических представительств 1:12, действовавшему до 16 декабря

1947 г. (после денежной реформы и введения «полноценного рубля», он составил 8 руб. за 1$; по др. валютам: 1 £=32,24 руб., 100 Swf=185,49 руб.) Это, по словам Дж. Стейнбека, вызывало жалобы дипломатов на дорогую жизнь. «Например, если сотрудник посольства устраивает вечеринку, она обходится довольно дорого, по курсу 1:12, в то время как сотрудник одного из латиноамериканских посольств может устроить вечеринку по курсу 1:100 и она, конечно, обойдется значительно дешевле» [54]. За 100 руб. можно было купить доллар в Чехословакии или Польше.

Советская валюта в разных объемах и по разным курсам обращалась на черных рынках

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

практически всех граничащих с нами стран. В начале декабря

1946 г. А.Г.Звереву поступило письмо от бывшего военного, который вернулся из г. Дальний (Квантунский п-ов). Там, по словам автора, на «черной бирже» местное население (китайцы и японцы) торгуют в обширном размере советскими деньгами, причем при официальном курсе 1 рубль - 4 юаня, на рынке 1 рубль котируется 3-3,5 юаня...»[55].

Нелегальные валютные операции не получили в тот период широкого развития: советское общество было замкнутым. Ужесточение законодательства относится к концу 50-х годов. Проблема казалась властям настолько политически актуальной, особенно в год принятия новой программы партии, что в 1961 г. в статью четыре раза вносились изменения. Спекуляция валютными ценностями «в виде промысла или в крупных размерах» влекла за собой лишение свободы от трех до пятнадцати лет с конфискацией имущества или смертную казнь [56].

Это не уничтожило черный валютный рынок. Валютчики и фарцовщики по-своему, просто определяли валютный курс рубля, не углубляясь в сложные подсчеты и не привлекая ученых мэтров.

1. ГАНО.Ф.725. Оп.2. Д.21. Лл. 14,33; Д.23. Лл. 5, 6, 7.

2. РГАСПИ.Ф.82. Оп.2. Д. 774. Л.8.

3. РГАЭ.Ф. 7733. Оп.33. Д.1096. Л.9.

4. Финансовая служба Вооруженных сил СССР в период войны. М.: 1967. - С.74.

5. Кредитно-денежная система СССР. М.,1967. - С.62,65.

6. Зверев А.Г. Записки министра. - С.214

7. РГАСПИ.Ф.17. Оп.3. Д. 1069. Л.14

8. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2. Д. 791. Лл.10.

9. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2. Д.791. Лл.11.

10. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2. Д.791. Лл.12.

11. Кнышевский П.Н. Добыча. Тайны германских репараций. М.,1994.

12. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2.Д.529. Л.185.

13. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2.Д.423. Л.428.

14. РГАЭ.Ф.7733.Оп.33. Д. 1102. Лл.71,80,81,87.

15. РГАСПИ.Ф.17.Оп.3.Д. 1064. Л.18.

16. Правда - 1947 - 23 марта.

17. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2.Д.780. Л.87.

18. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2.Д.780. Л.88.

19. Микоян А.И. Так было. М.:Вагриус, 1999. - Гл.40.

20. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2. Д.780. Лл.90-91.

21. РГАСПИ.Ф.82. Оп.2.Д.791. Лл5-8.

22. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2. Д.780. Лл.101,102,106,104,110.

23. ГАНО.Ф.п-4.Оп.12.Д.62. Л.266.

24. Атлас З.В. Социалистическая денежная система М.,1969 - С.273.

25. Айзенберг И.П. Вопросы валютного курса рубля. М.,1958. - С.137.

26. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2. Д.790. Лл.18-19.

27. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2. Д.790. Лл.17.

28. РГАСПИ.Ф.17.Оп.3.Д. 1066. Л.26.

29. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2.Д.790. Л.20

30. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2.Д.790. Лл.22.

31. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2. Д.790. Л.64-65

32. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2.Д.790. Лл.72-73.

33. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2.Д.790. Л.13.

34. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2.Д.790. Лл.3-7.

35. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2. Д.529. Лл.5-6.

36. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2. Д.529. Лл.7-9.

37. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2.Д.529. Л.11.

38. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2.Д.529. Л.15.

39. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2.Д.529. Л.27.

40. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2.Д.790. Л.29.

41. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2.Д.790. Лл.32-33.

42. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2. Д.791. Лл.66-67.

43. РГАСПИ.Ф.82.Оп.2.Д.791. Лл.21, 136-139.

44. Правда. - 1947. - 21 декабря.

45. Сталин И.В. Краткая биография. - М.,1952. - С.239.

46. Конник И.И. Деньги. - С.42-43.

47. Linz S. World war II and Soviet economic growth 1940-1953 // The impact of World war II on Soviet Union. Univ. of California, 1985. - P.26.

48. Н.А.Вознесенский. Военная экономика СССР в период Отечественной войны. М., 1947. - С.74.

49. Данилов А.А. Пыжиков А.В. Рождение сверхдержавы: СССР в первые послевоенные годы. М.,

2001. - С.122 и др.

50. The impact of World war II on Soviet Union. Univ. of California, 1985. - P.26.

51. Holzman F. The rouble ecxchange rate 8nd Soviet foreign trade. Pricing policies 1929-1961// American economic rewiev. - 4. - Sept. 1968.

52. Булгаков М.А. Романы. М, 1988. - С.536-538.

53. Дьяченко В.П. История финансов. - С.398.

54. Стейнбек Дж. Русский дневник. М., 1989. - С.23-24.

55. РГАЭ.Ф.7733. Оп.32. Д. 1415 Л.100.

56. Закон «Об уголовной ответственности за государственные преступления» от 25 декабря 1958 г. Ст.25 ВВС СССР. - 1959. - №1. - Ст.8.; ВВС СССР. - 1961. - №9,13,21,27.

□ Автор статьи:

Чуднов

Игорь Александрович

- кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.