Научная статья на тему 'Украинский аспект польского восстания 1863 года: забытые уроки прошлого'

Украинский аспект польского восстания 1863 года: забытые уроки прошлого Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

515
205
Поделиться
Ключевые слова
ПОЛЬСКОЕ ВОССТАНИЕ / МЯТЕЖНИКИ / МАЛОРОССИЯ / УКРАИНОФИЛЬСТВО / ЮГО-ЗАПАДНЫЙ КРАЙ / РУСИФИКАЦИЯ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Ананьев С. В.

Посвящена проблематике национально-освободительного движения, а именно украинскому аспекту польского восстания 1863-1864 гг., который в свете современных событий на Украине имеет предельную актуальность. В исследовании проанализирована деятельность украинских революционеров, а также позиция различных направлений отечественной мысли по польскому вопросу. Отмечается, что польское восстание оказало воздействие на внутриполитический правительственный курс применительно к Юго-Западному краю Российской империи и создало условия для дальнейшей оторванности украинского народа от России.

UKRAINIAN ASPECT IN THE POLISH UPRISING IN 1863: FORGOTTEN LESSON OF THE PAST

The article is devoted to the issues of the national liberation movement, namely the Ukrainian aspect in the Polish uprising of 1863-1864, which is important in the light of the present-day events in Ukraine. The researcher analyses activities of Ukrainian revolutionaries, and various viewpoints of the Russian scientists relating the Polish events. It is noted that the Polish uprising had a serious influence on the internal political policy of the government referring the Southwest regions in the Russian Empire, and created conditions for further isolation of Ukrainian people from Russia.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Украинский аспект польского восстания 1863 года: забытые уроки прошлого»

УДК 07.00.02

С.В. Ананьев

УКРАИНСКИЙ АСПЕКТ ПОЛЬСКОГО ВОССТАНИЯ 1863 ГОДА: ЗАБЫТЫЕ УРОКИ ПРОШЛОГО

Посвящена проблематике национально-освободительного движения, а именно украинскому аспекту польского восстания 1863-1864 гг., который в свете современных событий на Украине имеет предельную актуальность. В исследовании проанализирована деятельность украинских революционеров, а также позиция различных направлений отечественной мысли по польскому вопросу. Отмечается, что польское восстание оказало воздействие на внутриполитический правительственный курс применительно к Юго-Западному краю Российской империи и создало условия для дальнейшей оторванности украинского народа от России.

Польское восстание, мятежники, Малороссия, украинофильство, Юго-Западный край, русификация

S.V. Ananyev

UKRAINIAN ASPECT IN THE POLISH UPRISING IN 1863: FORGOTTEN LESSON OF THE PAST

The article is devoted to the issues of the national liberation movement, namely the Ukrainian aspect in the Polish uprising of1863-1864, which is important in the light of the present-day events in Ukraine. The researcher analyses activities of Ukrainian revolutionaries, and various viewpoints of the Russian scientists relating the Polish events. It is noted that the Polish uprising had a serious influence on the internal political policy of the government referring the Southwest regions in the Russian Empire, and created conditions for further isolation of Ukrainian people from Russia.

Polish revolt, rebels, Malorossiya, ukrainophilism, Southwest edge, russification

Тема национального вопроса в многонациональном российском государстве всегда являлась весьма противоречивой и злободневной. Российская империя в XIX веке не была исключением. После трех разделов Речи Посполитой в 1772, 1793 и 1795 годах западные регионы Российского государства стали постоянным очагом социальных, конфессиональных и национальных противоречий. Территория западных окраин империи утвердилась ареной русско-польской вооруженной и информационной войны. Не готовые мириться со сложившимися историческими обстоятельствами поляки на протяжении XIX века организовали два польских восстания 1830-1831 гг. и 1863-1864 гг. Польская революционная эмиграция предпринимала активные шаги в поиске методов дестабилизации самодержавного режима на территории Северо-Западного и Юго-Западного регионов империи. В связи с этим в начале XIX века возник «польский вопрос» как главный деструктивный фактор в национальной сфере Российской империи.

Польское восстание 1863-1864 гг. всколыхнуло русское общество, вызвало оживление европейской дипломатии и обострило и без того сложный польский вопрос. Однако осложнению ситуации вокруг польской проблемы способствовала долгая и кропотливая работа как польской эмиграции совместно с революционерами внутри Российской империи, так и их последователей в СевероЗападном и Юго-Западном крае.

Еще в 1846-1848 гг. начинается процесс освободительного движения в Познани и Галиции. В Галиции в тот период действовал Краковский комитет, во главе которого стоял магнат А. Сапега. Одновременно в Киеве действовала группа революционных демократов. Имелось тайное студенческое общество Я.Н. Бекмана, М.Д. Муравского и др. [1, с. 110]. В феврале 1860 года оно было разгромлено полицией. В. Синегуб и его сторонники активизируют антирусскую пропаганду в Харьковской, Полтавской губерниях. Синегуб вовлекается в революционную организацию «Малороссийский комитет», которая была связана с революционным комитетом «Земли и воли» и Польским центральным комитетом. Поляки возлагали на Малороссийский комитет определенные надежды.

Имелись и факты распространения революционной пропаганды в войсках подполковником А.А. Красовским, в частности в Житомирском пехотном полку. А.А. Красовский был арестован, однако царь заменил ему смертный приговор 12-летней каторгой на рудниках. Помимо этого, пропаганду среди учеников Киевского военного училища вел студент Е. Моссаковский [1, с. 112]. В Киеве к 1862 году существовал польский провинциальный комитет под руководством С. Бобровского, затем он перешел в Варшавское подполье, и комитет возглавляли А. Юрьевич, В. Василевский. Еще в 1861 году Л. Мерославский разработал программу примирения шляхты с низшими сословиями Польши, Беларуси и Украины. Он отмечал, что необходимо «Открыть ворота за Днепр» [1, с. 116]. Вместе с тем необходимо заметить, что польские революционеры стремились связаться с крестьянством и наладить совместную деятельность с русскими революционерами.

В конце апреля 1863 года поляки поднимают восстание в Юго-Западном крае. Как и в СевероЗападном крае, польские повстанцы применяли методы террора. В данном регионе польское восстание также носило религиозный оттенок. Как правило, атрибутом повстанческого отряда был ксендз. Участились случаи надругательств над православными кладбищами и клиром. Польские инсургенты терроризировали местное население в тех населенных пунктах, мимо которых проходили их вооруженные отряды [16, с. 47]. Польские революционные вожди проводили в жизнь польскую идею под флагом прогресса и заимствования западно-европейских государственных форм. Благодаря этим приемам на их сторону была привлечена и изрядная доля русских общественных деятелей. Внедрялась в сознание мысль о том, что польскоязычное население Юго-Западного края может быть причислено к цивилизованным европейцам в противоположность соседнему варварству русских. Одним из способов вытеснения русского идеологического влияния на данный регион было распространение идей украинофильства.

К данному движению украинофилов с помощью знаменитого украинского поэта Т.Г. Шевченко и известного историка Н.И. Костомарова привлекались деятели культуры и науки. Отечественная историография располагает свидетельствами сотрудничества Н.Г.Чернышевского с Т.Г.Шевченко [18, с. 238]. Усиливались украинофильские настроения. Не все проводники этих настроений также понимали, что это грозит ополячением и окатоличением местного населения. Н.И. Костомаров начал организацию сбора средств по изданию книг на украинском языке. В ответ на данную инициативу вышла статья М.Н. Каткова, где украинофильство приравнивалось к «польской интриге» [10, с. 218] и т.п. Началась активная идеологическая и общественно-политическая борьба за «души» местного населения и за культурное преобладание в данном регионе.

Польская русофобия оказала влияние на формирование образа России в глазах Запада и внесла вклад в развитие украинской и белорусской национальной идеологии [2, с. 4]. У поляков сложи -

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

лась историко-мистическая теория, согласно которой Польша - это край свободы и добра, а Россия -край рабства и зла [6, с. 20]. В польском сознании также складывалась идиллия воображаемой Украины - земли благословенной гармонии.

Культивировалось представление о «Московской варварии». Ф. Духиньский выдвинул тезис о «туранском» происхождении русского народа. Согласно его теории, предками русских являлись угро-финские племена. Другой поляк, Ц. Норвид, входя в спор с теорией Духиньского, полагал, что при любом стечении обстоятельств полякам необходимо придерживаться добрососедских отношений с русскими. Масла в огонь подлил знаменитый польский поэт А.А. Мицкевич, по мнению которого, Белоруссия и Украина являются ареной постоянной борьбы между католичеством и православием [12, с. 119].

Активность в обсуждении данного вопроса проявляла и отечественная революционная эмиграция. Известный публицист той поры П.В. Долгоруков вслед за известным революционным демократом А.И. Герценом высказывался за немедленное отделение Польши и вывод оттуда русских войск. Кроме того, он предполагал возможность и важность создания независимой Украины. В 1863 году он сформулировал новую программу - созыв Земского собора, независимость Польши и право Малороссии, Белоруссии и Литвы на самоопределение, которые оказались тождественными программам «Земли и воли», Н.А. Серно-Соловьевича и Н.П. Огарева. Проект Долгорукова также предполагал ограничение царской власти или и вовсе отказ от самодержавия [9, с. 171-172].

Русская общественная мысль и царская власть не могли не отреагировать на подобные убеждения. Территория Украины в тот период меньше ощущала на себе воздействия польского элемента, чем Северо-Западный край. Тем не менее в 1863 году началось формирование малороссийских казачьих полков в связи с активизацией украинофильства. В данном случае власть пыталась задействовать украинофильство против самих же поляков. Западный край, по сути, являлся полем для расширения либо русского, либо польского национального ядра [7, с. 20]. Поэтому идея «собирания русских земель», служившая обоснованием русской Реконкисты, сделалась вопросом жизни и смерти для имперской государственности. Малороссы мыслились царской властью исключительно внутри идеального русского народа [11, с. 175]. На индивидуальном уровне к малороссам не наблюдалось никакого притеснения в империи, но стоило им образовывать какие-либо группы, их тут же обвиняли в отступничестве, национализме и т.п. Следует заметить, что украинская национальная идентичность формировалась как противостояние проекту строительства «большой русской нации» (причем не только естественным, но и искусственным путем, чтобы предотвратить усиления влияния России на Западе). Первоначально романтическая по своей окраске идеология трансформировалась в оппозиционную. В ответ применялись меры по гибкой ассимиляции, распространению и обучению русскому языку в школах, укреплению связи юго-западного региона с центром страны. Украинцы и белорусы в империи идентифицировались как русины, и им следовало знать русский язык [14, с. 40]. «Украино-фил» в представлении властей был тождественен «украинскому сепаратисту». Солидарные правительству письма были получены от дворян полтавской губернии [5, Л. 64], от малороссийских казаков [5, Л. 64об] и др.

Необходимо отметить позицию славянофилов по данному вопросу. Во-первых, все идеологи этого общественно-политического направления заняли единую позицию протеста по поводу намерения европейских стран вмешаться во внутренние дела Польши. Во-вторых, славянофилы поддержали концепцию «большого русского народа» (русские, украинцы, белорусы), которая противостояла зеркальной польской концепции: поляки, русины, литвины.

Примечательно, но использовались и разные формулировки для одной и той же территории: «возвращенные губернии» - властями и «захваченный край» - поляками. Хомяков А.С. в стихотворении «Киев» обвинял галичан в том, что они оторвались от своего народа, так как их «сманили и пленили поляки». И.С. Аксаков же отметил, что разделить Великороссию, Белоруссию, Малороссию - все равно, что резать по живому телу [17, с. 60].

Один из главных авторов крестьянской реформы 1861 года Н.А. Милютин занял более сдержанную позицию по рассматриваемому вопросу. Он отмечал, что мы (правительство - С.А.) не сможем их заставить мыслить так же, как русские - опыт это доказал. Тысячи католиков белорусов, украинцев, литовцев, будучи по духу русскими, страдают из-за своей религии. Это приводит к обиде на всех русских без исключения.

Польское восстание 1863-1864 гг., как мы видим, возымело обратный эффект - подняло русский национальный дух и укрепило в сознании убеждение, что данный край - русский по своей сути. К тому же оно было подавлено царскими войсками в течение 6 недель. Наместник края А.П. Безак пошел по пути генерал-губернатора Северо-Западного края М.Н. Муравьева - укрепляя русские

начала в Юго-Западном крае. Последствия царской политики как в Северо-Западном, так и в Юго-Западном крае империи были весьма противоречивыми.

Несмотря на форсированную политику по русификации данных регионов, сильная русская культурная среда так и не была создана, чтобы конкурировать с польской средой. К сожалению, образованность шляхты была на более высоком уровне, чем у большинства российских местных чиновников. По этому поводу Н.Е. Врангель в своих воспоминаниях заметил, что «увлекаясь навеянной московскими псевдопатриотами идеей русификации, мы мало-помалу восстановили против себя Литву, Балтийский край, Малороссию, Кавказ» [3, с. 112].

М.Н. Муравьев, который являлся одним из создателей модели русификации окраин империи в XIX веке и инициатором этой политики в ее западных регионах в 60-70-х годах за подавление польского восстания в Северо-Западном крае был удостоен ордена св. Андрея Первозванного. По мнению самого Муравьева, важность этой награды понижалась, так как одновременно с ним ею был удостоен генерал-губернатор Юго-Западного края Н.Н.Анненков (который, к примеру, не считал зазорным даже посещать пикники вместе с польскими дворянами, а по поводу виленского наместника говорил: «я не хочу быть палачом подобно Муравьеву») [13, с. 122]. Муравьев счел такую награду «двусмысленной» [8, с. 640]. Он с возмущением приводил пример, когда в 1863 г. по распоряжению Анненкова на частном киевском пароходе «Кумир» вооруженные польские повстанцы были отправлены в Пинск, которых остановила сельская стража на границе с Минской губернией. Они были возвращены обратно в Киев для надлежащего обыска - но киевский генерал-губернатор при этом не обнаруживает виновных.... [5, Л. 64об]. История показывает, что воздействие его зачастую жестких мер способствовало большей лояльности белорусского населения и его следованию курсом совместно с Россией, нежели чем в случае с Украиной.

С середины 60-х годов польское движение пошло на спад, хотя ходили слухи о новом готовившемся восстании. Некоторое оживление наблюдалось в 1868 году в Галиции [19, с. 65]. В Волынской губернии ходили подобные слухи о войне с Австрией с неблагоприятным исходом для России [4, Л. 13об]. Оживает национально-освободительное движение в связи с русско-турецкой войной, а в 1876 году в той же Галиции создается «Конфедерация польского народа» (В. Кошиц), в 1877 году «Жонд народовый» (А. Сапега).

Необходимо отметить, что национальные движения того периода возникали на волне Великих реформ 1860-1870-х гг., прогресса, либерализации общества. Они носили определенный окрас культурного пробуждения наций. У более развитых наций эти процессы зарождались раньше [15, с. 171].

Подводя итоги, следует отметить, что непоследовательная политика царской власти в регионе (в отличие от политики М.Н. Муравьева и его последователей в Северо-Западном крае) и активная позиция отечественных революционных демократов, которая муссировала тезис о праве отдельных регионов и народов империи на самоопределение, в частности, создала почву для дальнейшей оторванности украинского народа от России. Опыт русско-польских и русско-украинских отношений поможет извлечь важные уроки в рамках одного многонационального государства. Необходимо отказаться от антагонистического противопоставления одного народа другому. Следует строить отношения между народами в виде диалога. Только тогда мы сможем избежать ошибок прошлого.

ЛИТЕРАТУРА

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Барабой А.З. Попытка украинских революционеров организовать помощь польскому восстанию 1863 года / А.З. Барабой // Вопросы истории. 1957. № 1.

2. Бухарин Н.И. Российско-польские отношения в XIX - первой половине XX века / Н.И. Бухарин. М., 1987.

3. Врангель Н.Е. Воспоминания от крепостного права до большевиков / Н.Е. Врангель. М., 2003.

4. ГАРФ. Ф. 109. 3 эксп. Оп. 164. Д. 734.

5. ГАРФ. Ф. 945. Оп.1. Д. 102. Сборник документов к истории польского восстания 1863 года.

6. Гильфердинг А.Ф. За что борются русские с поляками / А.Ф. Гильфердинг. СПб., 1888.

7. Горизонтов Л.Е. Русско-польское противостояние XIX - начала XX века в геополитическом измерении / Л.Е. Горизонтов // Европейские сравнительно-исторические исследования. Вып. 2. География и политика. М., 2006.

8. Граф М.Н. Муравьев. Записки его о мятеже в Северо-Западной России в 1863-1864 гг. // Русская старина. 1882. № 11.

9. Гусман Л.Ю. К вопросу о развитии взглядов П.В. Долгорукова на польский вопрос (эпизод из истории русской либеральной эмиграции 1860-х годов) / Л.Ю. Гусман // Университетский историк. Вып. 7. СПБГУ, 2010.

10. Долбилов М.Д. Русский край, чужая вера / М.Д. Долбилов. М., 2006.

11. Рец. М.Д. Долбилова на кн.: Миллер А.И. «Украинский вопрос» в политике властей и русском общественном мнении (вторая половина XIX века). // Отечественная история. 2002. № 3. СПб., 2000.

12. Крацевич А. Белорусы: нация пограничья / А. Крацевич, А. Смоленчук, С. Токтъ. Вильнюс, 2011.

13. Кренке В.Д. Усмирение польского мятежа в Киевской губернии в 1863 г. / В.Д. Кренке // Исторический вестник. 1883. № 10.

14. Миллер А.И. Украинский вопрос в политике властей Российской империи и в русском общественном мнении во второй половине 1850-1880-х гг. / А.И. Миллер. М., 2000.

15. Рец. Б.Н. Миронова на кн.: Каппелер А. Россия - многонациональная империя. М., 1996. // Отечественная история. 1998. № 3.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16. Павлищев Н.И. Седмицы польского мятежа. 1861-1864 / Н.И. Павлищев. СПб., 1887. Т. 5.

17. Радченко А.А. «Польское восстание 1863-1864 годов в оценке славянофилов» / А.А. Рад-ченко // Общественная жизнь центрального Черноземья России в XVII - начале XX века. Воронеж: ВГУ, 2002.

18. Смирнов А.Ф. Революционные связи народов России и Польши / А.Ф. Смирнов. М., 1962.

19. Снытко Т.Г. Русское народничество и польское общественное движение 1865-1881 гг. / Т.Г. Снытко. М., 1969.

Ананьев Сергей Валерьевич -

кандидат исторических наук, доцент кафедры «Гуманитарные и социальные науки» Саратовского военного института внутренних войск МВД России

Статья

Sergey V. Ananyev -

Ph.D., Associate Professor

Department of Humanities and Social Sciences,

Saratov Military Institute of Internal Forces

Ministry of internal Affairs of Russia

пила в редакцию 21.08.14, принята к опубликованию 25.09.14