Научная статья на тему 'Украинские слова-символы русалии и русалка в контексте других лингвокультур славянского и средиземноморского ареалов'

Украинские слова-символы русалии и русалка в контексте других лингвокультур славянского и средиземноморского ареалов Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
520
151
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СЛОВО-СИМВОЛ / ЛИНГВОКУЛЬТУРА / ПРОИСХОЖДЕНИЕ / РУСАЛИИ / РУСАЛКА / РОЗАЛИИ / LINGUOCULTURE / ORIGIN / ROSALIA / SYMBOLIC WORD / RUSALII / RUSALKA

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Левко Александр Вадимович

В статье исследуется происхождение слов-символов украинской культуры русалии и русалка, рассматривается праздник русалий в восточнославянской традиции в сопоставлении с древнеримскими Розалиями, анализируется символическое значение русалий и русалок в украинской лингвокультуре в контексте мифологических представлений других индоевропейских народов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

UKRAINIAN SYMBOLIC WORDS RUSALII AND RUSALKA IN THE CONTEXT OF OTHER LINGUOCULTURES OF SLAVIC AND MEDITERRANEAN AREAS

The article investigates the origin of such symbolic words of the Ukrainian culture as rusalii and rusalka, examines the festival of rusalii in the East Slavic tradition in comparison with the Ancient Roman Rosalia, and analyzes the symbolic meaning of rusalii and rusalka in the Ukrainian linguoculture in the context of mythological conceptions of other Indo-European peoples.

Текст научной работы на тему «Украинские слова-символы русалии и русалка в контексте других лингвокультур славянского и средиземноморского ареалов»

Я • 7universum.com

vEL UNIVERSUM:

/Yv\ ФИЛОЛОГИЯ И ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

УКРАИНСКИЕ СЛОВА-СИМВОЛЫ РУСАЛИИ И РУСАЛКА В КОНТЕКСТЕ ДРУГИХ ЛИНГВОКУЛЬТУР СЛАВЯНСКОГО И СРЕДИЗЕМНОМОРСКОГО АРЕАЛОВ

Левко Александр Вадимович

канд. филол. наук, ассистент кафедры общего языкознания и классической филологии Киевского национального университета имени Тараса Шевченко,

Украина, г. Киев Е-mail: alexanslos@gmuil.com.

UKRAINIAN SYMBOLIC WORDS RUSALII AND RUSALKA IN THE CONTEXT OF OTHER LINGUOCULTURES OF SLAVIC AND MEDITERRANEAN AREAS

Levko Alexandr

candidate of Philology sciences, assistant of General Linguistics and Classical

Philology Department, Kiev National University named after Taras Shevchenko,

Ukraine, Kiev

АННОТАЦИЯ

В статье исследуется происхождение слов-символов украинской культуры русалии и русалка, рассматривается праздник русалий в восточнославянской традиции в сопоставлении с древнеримскими Розалиями, анализируется символическое значение русалий и русалок в украинской лингвокультуре в контексте мифологических представлений других индоевропейских народов.

ABSTRACT

The article investigates the origin of such symbolic words of the Ukrainian culture as rusalii and rusalka, examines the festival of rusalii in the East Slavic tradition in comparison with the Ancient Roman Rosalia, and analyzes the symbolic

Левко А.В. Украинские слова-символы русалии и русалка в контексте других лингвокультур славянского и средиземноморского ареалов //

Universum: Филология и искусствоведение : электрон. научн. журн. 2014. № 7 (9) . URL: http://7universum.com/ru/philology/archive/item/1453

meaning of rusalii and rusalka in the Ukrainian linguoculture in the context of mythological conceptions of other Indo-European peoples.

Ключевые слова: слово-символ, лингвокультура, происхождение, русалии, русалка, Розалии.

Keywords: symbolic word, linguoculture, origin, rusalii, rusalka, Rosalia.

Среди названий праздников в украинском народном календаре присутствуют слова латинского происхождения. Более того, сами праздники подверглись изменениям под влиянием древнеримской лингвокультуры или даже имеют древнеримские корни. Прежде всего, это — русалии, которые проводятся во время зеленых праздников.

Русальная неделя (ее еще называют зеленой) выпадает перед христианским праздником Троицы. Согласно украинским народным верованиям, в этот период восстают мертвецы и выходят из воды русалки [6, с. 145]. Празднование русалий в Украине в XIX в. сопровождали разные обрядовые действия: переодевание одной из девушек в русалку, плетение венков, опоясывание перевяслом из травы или колосьев, хороводы с танцами, пение русальных песен. Русальная неделя заканчивалась «проводами русалок» — изгнанием русалок или «русальными игрищами», т. е. завершением гуляний и забав русалок.

Зеленая неделя у многих славянских народов имеет название, сходное с украинским русалн: у россиян — русалии, у болгар — русалъницы, у хорватов — rusalji, у словенцев — risale, у словаков — rusadje, у чехов — rusadle. Слово русалии (укр. русалИ) происходит от латинского Rosaria, Rosalia, которое имеет значение «праздник роз» и по-другому еще называется dies Rosationis, dies Rosarum [20, с. 377—379; 8, т. 5, с. 46]. Макс Фасмер высказывает предположение, что слово русалии заимствовано из латинского через среднегреческое pouoalia «праздник Троицы» [18, с. 520].

Праздник русалий не только имеет название латинского происхождения, но и древнеримские корни. Исследователи отмечают, что «Розалии у римлян были праздником предков в начале лета. От римлян этот праздник был заимствован на Балканы и распространился среди фракийцев. Из Фракии праздник роз перешел и к нам на Украину, а с принятием христианства он был соединен с праздником Троицы» [6, с. 145].

У древних римлян праздник Rosalia назывался также Parentalia, что означает «праздник предков» (от лат. pater «отец»), или Lemuria — «праздник душ умерших» (от лат. Lemures «духи умерших»). У римлян был распространен культ предков, могилы которых они украшали венками из роз во время этих праздников. В украинской народной традиции также сохранился поминальный характер русалий. В субботу русальной недели поминали всех умерших, даже утопленниц и самоубийц. По мнению исследователя, «поминальный характер русалий лежит в основе верований в русалок: на души умерших перешло название праздника» [6, с. 174].

Об античных Розалиях известно, что они праздновались в период цветения роз (в начале мая в Кампании, в середине мая — в Риме, в начале июня — на Апеннинах, в середине мая — в горных районах Италии). Балканские и славянские русалии соединились с троичным праздничным циклом, народную основу которого составляют поминальные обеды и ритуалы, связанные с зеленью. По мнению Л. Виноградовой, общие признаки празднования русалий (одинаковое название, связь с весенне-летним периодом, поминальный характер, растительная символика) составляют тот стержень, который объединяет разные формы русальных обрядов у разных народов [5, с. 198].

Памятники Киевской Руси свидетельствуют о существовании и широкой распространенности русалий. В частности, русалии были кульминационной точкой народных языческих празднований. Все виды искусства проявлялись во время русалий в полной мере: и музыка, и пение, и танцы, и военные игры, и театрализованные действия. Участники русалий делились на зрителей

и специальных людей, которые исполняли основные моменты игры-обряда [14, с. 96]. Дохристианское происхождение русалий подтверждается первым упоминанием о них в летописи под 1067 годом как о причине Божьего гнева и нашествия половцев: «Диавол льстит, превабляя ны от Бога трубами и скоморохи, гуслъми и русалъи» [15, с. 728]. В Ипатьевской летописи о празднике русалий упоминается под 1174, 1177, 1195 и 1262 годами. В постановлениях Стоглавого собора употребляется название русали для обозначения праздников перед Ивановым днем: «Русали о Иванове дни и в навечерии Рождества Христова и крещения сходятся мужи и жены и девицы на нощное плещеванне, и на бесчинный говор, и на бесовские песни, и на плясание, и на скакание, и на богомерзкие дела. И бывает отроком осквернение и девам растление» (Стоглав, глава 41, вопрос 24). Среди решений Стоглавого собора сохранилось описание русальных игрищ накануне христианской Троицы: «В троицкую субботу по селом и по погостом сходятся мужи и жены на жальниках и плачутся по гробом с великим кричанъем. И егда начнут играти скоморохи гудци и прегудницы, они же, от плача преставше, начнут скакати и плясати и в долони бити и песни сотонинские пети, на тех же жальниках обманщики и мошенники» (Стоглав, глава 41, вопрос 23).

Русалии занимали значительное место не только в украинском народном календаре. Н. Велецкая отмечает, что «данные средневековых источников, македонской, сербской, болгарской, румынской фольклорной традиции, албанской, литовской, греческой лексики свидетельствуют о широкой распространенности праздника русалий среди славянских и даже неславянских народов Восточной Европы и Балканского п-ова» [3, с. 165].

Согласно свидетельству Л. Нидерле, «русалии на Руси праздновались летом и были наполнены вакхическими мотивами. Женские фигуры, которых чествовали во время этих праздников, получили название русалок, а отсюда это название распространилось на души умерших женщин, девушек и младенцев» [11, с. 272—273]. У южных славян от русалий возник праздник дружичало, а у россиян — радуница (от гр. родшут «праздник роз»). Основным

мотивом балканских и восточнославянских русалий и их вариантов является обряд вождения переодетой девушки-русалки и театрализованное действие, которое сопровождалось танцами, песнями и символическими битвами [11, с. 296].

С древнерусским праздником русалий тесно связан культ русалок. Слово русалка некоторые ученные связывали со словами русло и русый, а также выводили от названий рек Росса и Руса [16, с. 5; 2, с. 15, 20]. Д. Зеленин возражает против этих взглядов и высказывает мнение, что слово русалка происходит от названия древнерусского русалие [9, с. 142—143]. Античные Розалии совпали на Руси с древним языческим праздником в честь покойников. Поэтому русалки отождествлялись с покойницами, которых поминали на Русальной неделе. Как отмечает Д. Зеленин, у русского народа существуют и другие народные названия русалок: купалка, водяница или водяная, шутовка, чертовка, хитка, лешачиха, лобаста [9, с. 144].

Отдельно нужно рассматривать украинские слова нявка, мавка, лоскотуха. Это не синонимы слова русалка, а названия разных видов русалок. Мавка, нявка — «ребенок женского пола, который умер некрещеным и превратился в русалку» [7, с. 395]. Слово нявка происходит от древнерусского слова навь «мертвец» [13, с. 588]. Лоскотуха — это молодая русалка, которая может защекотать свою жертву до смерти (от укр. лоскотати «щекотать»).

А. Афанасьев утверждает, что русалки — это души младенцев, которые умерли некрещеными, а также утопленниц и вообще всех женщин и девушек, которые покончили жизнь самоубийством. Похожие верования имеют литовцы. У них девушки-утопленницы превращаются в ундин [1, с. 241—242]. Научная этнография утверждает, что русалки — это души всех предков независимо от того, как они умерли. Все умершие объединялись в один разряд манов (manes). В древнегреческой культуре, например, среди умерших не было различия [19, с. 16]. Но Д. Зеленин утверждает, что «в древнерусской мифологии представления о русалках как о душах женского пола, умерших преждевременной и неестественной смертью, заслуживают глубокого доверия» [9, с.155].

По мнению А. Веселовского, М. Сумцова, А. Афанасьева, русалки — это души умерших предков [4, с. 261—287; 17, с. 295; 1, с. 241]. Д. Зеленин внес уточнение к интерпретации образа русалок, считая их душами «заложных» женщин [9, с. 141]. Э. Померанцева утверждает, что «этим не исчерпывается характер этого сложного образа, в котором присутствует и явная связь с природой, лесом, водою, весенне-летними обрядами, культом плодородия» [12, с. 76]. Похожие взгляды высказывает Б. Рыбаков, утверждая, что «русалии связаны с плодородием полей, молениями о дожде и рождением нового колосья» [14, с. 101].

В образе русалок нельзя не увидеть сходные черты с древнегреческими сиренами. Явные следы влияния древнегреческих представлений на формирование образа русалки проявляются в следующих признаках: 1) рыбоподобный хвост у сирен и русалок; 2) пение, которое околдовывает слушателей. Сиреноподобные русалки также имеют отдельные названия: фаляроны и мемозины [9, с. 216].

В мифологии многих европейских народов существуют женские образы, имеющие сходные черты с восточнославянскими русалками. В Германии это водяные нимфы (wasser-nymphe) и дунайские девы, в Англии — морские девы (seamaid, Water-Nymph), в Литве — дугны вунданы, вилии (от названия реки Вилия) и нимнянки (от Ниман), в Сербии — вилы, в Польше — свитезянки (от названия озера Свитязь) и дзиваны [6, с. 169—170]. Скандинавская мифология насчитывает девять разных водяных нимф: Himiuglofa, Dufa, Hadda, Hefridg, Udur, Hroun, Bylgia, Bara, Kolga [10, с. 390].

Средоточие образа восточнославянской русалки составляют представления о ее сезонном появлении вместе с обилием трав и растений (ср. древнегреческие представления о Персефоне), а также некоторые представления, которые сближают русалку с тюркским мифическим женским образом Албастою (расчесывание волос возле воды, щекотание, большая грудь и т. д.). Весь комплекс верований о появлении русалок из потустороннего мира во время наибольшего изобилия растений и их возвращение назад

по завершении этого периода сохраняет черты архаических культов сезонных божеств, известных в разных земледельческих цивилизациях Средиземноморья. Все эти признаки сближают среднеазиатские праздники цветов, античные розалии и русальные поверья южных и восточных славян [5, с. 217].

Таким образом, в результате исследования было установлено, что русалии в украинской лингвокультуре стали символом пробуждения сил природы (русальные игры), символом связи прошлых поколений с будущими (культ предков), символом душевной печали и тоске о земной жизни (культ русалок). Название праздника русалии (укр. русалп) происходит от латинского Rosalia «праздник роз» через посредничество среднегреческого роиоаХш «праздник Троицы». Для мифологий многих европейских народов свойственны женские образы, которые имеют общие черты с восточнославянскими русалками.

Список литературы:

1. Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу: Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований в связи с мифическими сказаниями родственных народов. Том 3. — М.: Современный писатель, 1995. — 416 с.

2. Буслаев И.Ф. О влиянии христианства на славянский язык. Опыт истории языка по Остромирову Евангелию. — М., 1848. — 211 с.

3. Велецкая Н.И. Языческая символика славянских архаических ритуалов. — М.: Наука, 1978. — 240 с.

4. Веселовский А.Н. Генварские русалии и готские игры в Византии // Веселовский А.Н. Разыскания в области русского духовного стиха. — СПб.: Типография Императорской Академии Наук, 1889. — с. 261—287.

5. Виноградова Л.Н. Народная демонология и мифо-ритуальная традиция славян. — М.: Издательство «Индрик», 2000. — 432 с.

6. Воропай О. Звича!' нашого народу: Етнографiчний нарис. — Т. 2. — К.: Обер1г, 1991. — 448 с.

7. Гршченко Б. Д. Словарь украшсько!' мови. — К., 1908. — Т. 2. — 573 с.

8. Етимолопчний словник украшсько!' мови: В 7 т. / АН УРСР. 1н-т мовознавства ïm. О.О. Потебнц Редкол. О.С. Мельничук (головний ред.) та ш. — К.: Наукова думка, 2006. — Т. 5. — 703 с.

9. Зеленин Д.К. Избранные труды. Очерки русской мифологии: Умершие неестественной смертью и русалки. — М.: Издательство «Индрик», 1995. — 432 с.

10. Мифы народов мира: Энциклопедия: В 2-х т. / гл. ред. С.А. Токарев. — М.: Советская Энциклопедия, 1982. — Т. 2. — 720 с.

11. Нидерле Л. Славянские древности. — М.: Издательство Иностранной литературы, 1956. — 453 с.

12. Померанцева Э.В. Мифологические персонажи в русском фольклоре. — М.: Наука, 1975. — 192 с.

13. Преображенский А.Г. Этимологический словарь русского языка. — М., 1910—1914. — Т. 1. — 674 с.

14. Рыбаков Б.А. Русалии и бог Симаргл-Переплут // Советская археология. — 1967. — № 2. — с. 91—116.

15. Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. — М.: Наука, 1987. — 790 с.

16. Снегирев И.М. Русские простонародные праздники и суеверные обряды. Вып. 4. — М.: Въ Университетской Типографш, 1839. — 200 с.

17. Сумцов Н.Ф. Русалки // Энциклопедический словарь. Ф.Ф. Брокгауза и И.А. Ефрона. — СПб, 1899. — Т. 27. — с. 295.

18. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4 т. / пер. с нем. и доп. О.Н. Трубачева. — М.: Прогресс, 1987. — Т. 3. — 832 с.

19. Фюстель-де-Куланж И.Д. Гражданская община древнего мира. — СПб.: Типография Б. М. Вольфа, 1906. — 459 с.

20. Tomaschek W. Über Brumalia und Rusalia // Sitzungsberichte der phil.-hist. Classe der Kayserlichen Akademie der Wissenschaften. 60. — Wien 1869. — S. 351—404.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.