Научная статья на тему 'Уголовно-правовые аспекты исследования коррупции'

Уголовно-правовые аспекты исследования коррупции Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
139
26
Поделиться
Ключевые слова
коррупция / коррупционные преступления / взяточничество / должностное лицо / статистические сведения / латентность взяточничества. / corruption / corruption-related offences / bribery / public service / statistical data / the latency of bribery.

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — С. М. Иншаков, В. А. Казакова

В статье рассматривается уголовно-правовое понятие «коррупция», относимость преступлений к этой категории, а также комментируются критерии их выделения. Подвергаются анализу статистические данные о коррупции. Приводятся сведения о латентности преступлений, связанных со взяточничеством. Формулируется вывод о том, что отсутствие прозрачности и доступности статистических данных о преступлениях облегчает манипулирование ими, искажение реального состояния коррупционной преступности является нарушением прав граждан на информацию.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — С. М. Иншаков, В. А. Казакова

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

CRIMINAL LAW ASPECTS OF CORRUPTION RESEARCH

The article deals with the criminal law concept of corruption, with other crimes of the category «corruption». Statistical data on corruption are analysed. Data on latency of the crimes connected with bribery are given. The article argues that the lack of clarity and availability of statistical data on crimes facilitates their manipulation; the distortion of the real state of corruption is a violation of the rights of citizens for information.

Текст научной работы на тему «Уголовно-правовые аспекты исследования коррупции»

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 343.8

С. М. Иншаков, В. А. Казакова

Иншаков С. М., доктор юридических наук, профессор; профессор кафедры национальной безопасности и правоохранительной деятельности Института международного права и правосудия МГЛУ; e-maiL: ¡nsmi@yandex.ru

Казакова В. А., доктор юридических наук, профессор; заведующая кафедрой уголовно-правовых дисциплин Института международного права и правосудия МГЛУ; e-maiL: vera1313@yandex.ru

УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ КОРРУПЦИИ

В статье рассматривается уголовно-правовое понятие «коррупция», относи-мость преступлений к этой категории, а также комментируются критерии их выделения. Подвергаются анализу статистические данные о коррупции. Приводятся сведения о латентности преступлений, связанных со взяточничеством. Формулируется вывод о том, что отсутствие прозрачности и доступности статистических данных о преступлениях облегчает манипулирование ими, искажение реального состояния коррупционной преступности является нарушением прав граждан на информацию.

Ключевые слова: коррупция; коррупционные преступления; взяточничество; должностное лицо; статистические сведения; латентность взяточничества.

S. M. Inshakov, V. A. Kazakova

Inshakov S. M., Ph. D. in Law, Professor, Department of NationaL Security and Law Enforcement Activity, Institute of International Law and Justice, Professor, FederaL State Budgetary EducationaL Institution of Higher Professional Education «Moscow State Linguistic University»; e-maiL: insmi@yandex.ru Kazakova V.A, Doctor of Law (Dr. habiL.), Professor, Department of CriminaL Law, Institute of InternationaL Law and Justice, Head of department, FederaL State Budgetary EducationaL Institution of Higher ProfessionaL Education «Moscow State Linguistic University»; e-maiL: vera1313@yandex.ru

CRIMINAL LAW ASPECTS OF CORRUPTION RESEARCH

The articLe deaLs with the criminaL Law concept of corruption, with other crimes of the category «corruption». StatisticaL data on corruption are anaLysed. Data on

Latency of the crimes connected with bribery are given. The articLe argues that the lack of clarity and avaiLabiLity of statistical data on crimes facilitates their manipulation; the distortion of the real state of corruption is a violation of the rights of citizens for information.

Key words: corruption; corruption-related offences; bribery; public service; statistical data; the latency of bribery.

Введение

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации, утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 г. № 683 в перечне основных угроз государственной и общественной безопасности (п. 43) называет в числе прочих преступные посягательства, направленные против экономической безопасности, и коррупцию.

Так, согласно Конвенции Организации объединенных наций против коррупции, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 31 октября 2003 г. и ратифицированной Российской Федерацией 8 марта 2006 г., к коррупционным относятся все корыстные преступления, связанные с использованием служебного положения - всего 15 составов преступлений.

Российское законодательство определяет коррупцию как «злоупотребление служебным положением, дачу взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами» [Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ ...].

Основная часть

Конкретный перечень коррупционных преступлений содержится в Указании Генпрокуратуры России № 853/11, МВД России № 5 от 25 декабря 2018 г. «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности» [Указание Генпрокуратуры ... 2018].

Перечень № 23 регламентирует отнесение деяний к преступлениям коррупционной направленности, определенным во исполнение п. 1.3 постановления Координационного совещания руководителей правоохранительных органов Российской Федерации от 06 октября 2009 г. № 1 «О состоянии работы и первоочередных мерах по усилению борьбы с коррупцией в свете реализации Национального плана противодействия коррупции, утвержденного 31 июля 2008 г. Президентом Российской Федерации».

Критериями являются следующие признаки:

- наличие надлежащих субъектов уголовно наказуемого деяния, к которым относятся должностные лица, указанные в примечаниях к ст. 285 УК РФ, лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, действующие от имени юридического лица, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, указанные в примечаниях к ст. 201 УК РФ;

- связь деяния со служебным положением субъекта, отступлением от его прямых прав и обязанностей;

- обязательное наличие у субъекта корыстного мотива (деяние связано с получением им имущественных прав и выгод для себя или для третьих лиц);

- совершение преступления только с прямым умыслом.

Отступление от этих критериев возможно при признании деяния

коррупционным в соответствии с ратифицированными Российской Федерацией международно-правовыми актами и национальным законодательством, а также связанные с подготовкой условий для получения должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуги имущественного характера, иных имущественных прав либо незаконного представления такой выгоды.

По каждому из этих критериев дан список статей УК РФ, куда входят некоторые виды хищений (в основном мошенничество), а также ряд преступлений из числа экономических, должностных, против общественной безопасности, против здоровья населения и общественной нравственности, против правосудия.

Без дополнительных условий в этот перечень входят:

- ст. 1411 «Нарушение порядка финансирования избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума»;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- ст. 184 «Оказание противоправного влияния на результат официального спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса»;

- п. «б» ч. 3 ст. 188 - контрабанда, совершенная должностным лицом с использованием своего служебного положения1;

- ст. 2005 «Подкуп работника контрактной службы, контрактного управляющего, члена комиссии по осуществлению закупок»;

- 2011 «Контрабанда наличных денежных средств и (или) денежных инструментов»;

- ст. 204 «Коммерческий подкуп»;

- ст. 2041 «Посредничество в коммерческом подкупе»;

- ст. 2042 «Мелкий коммерческий подкуп»;

- п. «а» ч. 2 ст. 2261 - контрабанда сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, совершенная должностным лицом с использованием своего служебного положения;

- п. «б» ч. 2 ст. 2291 - контрабанда наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров или аналогов, растений, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, либо их частей, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, инструментов или оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых

1 Статья утратила силу. Федеральный закон от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ.

для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, совершенная должностным лицом с использованием своего служебного положения;

- ст. 289 «Незаконное участие в предпринимательской деятельности»;

- ст. 290 «Получение взятки»;

- ст. 291 «Дача взятки»;

- ст. 2911 «Посредничество во взяточничестве»;

- ст. 2912 «Мелкое взяточничество».

К коррупционным названный документ относит также деяния, которые могут способствовать совершению преступлений коррупционной направленности должностным лицом, государственным служащим и служащим органов местного самоуправления, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации. Эти преступления связаны с подготовкой, в том числе мнимой, условий для получения должностным лицом имущественной выгоды (мошенничество и некоторые преступления в сфере экономической деятельности).

Ежегодно названный документ обновляется, что обусловлено изменениями, вносимыми в УК РФ, а также в уголовную политику.

Этот перечень вызывает замечания среди специалистов. Так, например, п. 4, где речь идет «о подготовке, в том числе мнимой, условий для получения должностным лицом имущественной выгоды», характеризуется как «что-то из разряда "от лукавого" как с точки зрения казуистичности, так и весьма отдаленной связи с понятием "коррупция"» [Дронова 2016, с. 204].

Кроме перечня коррупционных преступлений, названный документ содержит еще ряд списков, среди которых, в частности, перечни экономических, налоговых и должностных преступлений.

Некоторые меры совершенствования уголовно-правового регулирования прямо названы в п. 37 и 39 Указа Президента Российской Федерации «О национальном плане противодействия коррупции на 2018-2020 годы», в которых, в частности, предусмотрены подготовка проекта федерального закона по вопросу расширения понятия «должностное лицо» в примечании к ст. 285 УК РФ.

По сути, разделение преступлений на коррупционные, экономические и должностные условное и зачастую искусственное.

Справедливо рассуждает Л. В. Иногамова-Хегай, называя лишними около двух десятков статей из числа экономических, должностных и против порядка управления. По ее мнению, воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК) и регистрация незаконных сделок с землей (ст. 170 УК) являются частно-специальными нормами по отношению к злоупотреблению должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ). Многие статьи из раздела преступлений против экономической деятельности находятся в такой же связи с подлогом документов (ст. 327 УК) или служебным подлогом (ст. 292 УК), а также злоупотреблением полномочиями (ст. 201 УК) [Иногамова-Хегай 2014, с. 158]. Поэтому недостаток перечней состоит не только в том, что они взаимопересекаются, но и в оперировании авторами документа достаточно размытыми оценочными категориями, которые затрудняют заполнение статистических карточек и служат дополнительным фактором искажения отчетности. За это они справедливо подвергаются критике в литературе и рождают предложения об иных подходах к определению круга коррупционных преступлений, а также о месте и статусе подобного перечня, в том числе в рамках УК РФ. Так, Е. И. Спектор подчеркивает необходимость более определенного уголовно-правового понимания коррупции, иначе «отсутствие единого категориально-понятийного аппарата влечет невозможность установления четких пределов его правового регулирования, в результате чего все усилия по противодействию коррупции в большей степени приобретают «лоскутный», а не системный характер» [Спектор 2015, с. 40].

Изучение вышеназванных источников, дающих перечни коррупционных преступлений, приводит к выводу, неоднократно озвученному в литературе, о том, что «анализ имеющейся нормативно-правовой базы и позиций Верховного Суда РФ свидетельствует об отсутствии единообразного понимания круга коррупционных преступлений» [Дронова 2016, с. 199].

Указание Генеральной прокуратуры дает вполне конкретный перечень коррупционных преступлений. Однако выявить количество таких деяний и их виды практически невозможно, так как статистические данные содержат сведения о квалификации преступления с точностью до части статьи УК РФ. Более точное установление пунктов внутри части и конкретных квалифицирующих признаков состава,

от которых зависит отнесение преступления к коррупционному, по опубликованным статистическим сведениям нельзя. Отсутствие прозрачности и доступности статистических данных о преступлениях облегчает манипулирование ими, искажение реального состояния коррупционной преступности, является нарушением прав граждан на информацию. Недаром в некоторых странах такое деяние специально обозначено в уголовных кодексах как разновидность должностных преступлений. Так, ст. 427 УК Республики Беларусь предусматривает уголовную ответственность за служебный подлог, а ч. 2 в качестве квалифицирующего обстоятельства называет «те же действия, совершенные с целью искажения данных государственной статистической отчетности».

Это существенно затрудняет исполнение п. 21 Указа Президента «О Национальном плане противодействия коррупции на 20182020 годы», который предписывает Правительству Российской Федерации с участием Генеральной прокуратуры Российской Федерации «организовать проведение научных междисциплинарных исследований, по результатам которых подготовить предложения, направленные на совершенствование мер по противодействию коррупции в части, касающейся... унификации форм статистической отчетности о результатах реализации мер по противодействию коррупции в федеральных государственных органах, органах государственной власти субъектов Российской Федерации, органах местного самоуправления и организациях» [Указ Президента ... 2018].

Осуществление этой задачи видится в сборе и опубликовании подробных статистических данных о коррупционных преступлениях на основе статистических карточек о совершенном преступлении. Доступность таких сведений для одного ведомства - Генеральной прокуратуры Российской Федерации - не обеспечит озвученную в Указе междисциплинарность научного анализа, а значит, снизит его объективность и достоверность. Аналогичные подробные данные должны быть опубликованы судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации, так как не менее важной составляющей научного анализа является изучение судимости коррупционных преступников с разбивкой по видам и срокам назначенного наказания, основаниям освобождения от ответственности и наказания, данных о личности осужденных и т. п.

Краткий обзор законодательства, иных документов и доктриналь-ных позиций показывает, что основу коррупционных преступлений по всем источникам составляют деяния, связанные со взяточничеством. Эти преступления по статистике также наиболее многочисленны среди всех коррупционных. Кроме того, они не только, по сути, являются коррупционными, но и нередко стимулируют и детерминируют иные преступления экономического, должностного характера и даже имеющие своим объектом государственную власть, а значит, и национальную безопасность. В этом юридическая общественность единодушна. «Принимая во внимание высочайший уровень латентно-сти взяточничества (по экспертным оценкам, он составляет 97-99 %), можно представить себе, какой неисчислимый ущерб наносит только этот вид экономической преступности безопасности Российской Федерации», - констатируют криминологи [Елфимов 2008, с. 171].

Заключение

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Коррупция чиновников, обладающих широким спектром властных полномочий, способна нанести гораздо больший урон общественным отношениям, чем подрыв авторитета государственной службы. Взяточники высшего эшелона власти - это субъекты большой коррупции, которая способна разрушить государство. Это проблема планетарного масштаба, неотъемлемый признак мировой глобализации, о ней пишут криминологи всего мира [Трунцевский, Гехова, Муратова 2016, с. 52; Муди-Стюарт 1999, с. 65]. Истинные масштабы этой преступности оценить очень сложно. По осторожным оценкам экспертов на высшем уровне совершается порядка 10 % всех коррупционных преступлений, причиняющих государству и обществу вред, соразмерный с ущербом от всех иных фактов коррупции. Эффективных механизмов выявления и пресечения такого рода преступлений в нашей стране нет.

В подавляющем большинстве фигурантами уголовных дел о коррупции становятся представители правоохранительных органов. Помимо этого среди нарушителей - должностные лица муниципальных учреждений, органов местного самоуправления, образования и здравоохранения, а также военные. Анкетирование сотрудников правоохранительных органов дало объяснение повышенной латент-ности коррупции в судебной сфере, так как привлечение к ответственности судей связано с существенными затруднениями проведения

оперативно-розыскных мероприятий ввиду наличия у них так называемого уголовно-правового и уголовно-процессуального иммунитета [Пудаков 2017, с. 604].

Всё чаще в прессе проходит информация о возбуждении уголовных дел против коррупционеров, занимающих высокие должности в государственном аппарате. Но лишь системный подход к противодействию этому может дать ощутимые результаты. Основой же такой деятельности должен стать научно обоснованный план, опирающийся на достоверную информацию, минимально искаженную латентным характером этого негативного явления.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Дронова Ю. А. К вопросу о содержании понятия «коррупционные преступления» // Вестник ТвГУ. Серия «Право». 2016. № 3. С. 196-206. Елфимов О. М. Экономическая преступность как угроза экономической безопасности современной России // Вестник Нижегородской академии МВД России. 2008. № 1(8). С. 168-174. Иногамова-Хегай Л. В. О новой редакции УК РФ в сфере противодействия «экономическим» преступлениям // Уголовное право в эпоху финансово-экономических перемен : материалы IX Российского Конгресса уголовного права. 29-30 мая 2014 г. / отв. ред. В. С. Комиссаров. М. : Юрлитин-форм, 2014. С. 154-158. Муди-Стюарт Дж. Во что обходится обществу коррупция в верхах? // Экономическая наука современной России. 1999. № 1 (5). С. 65-70. Пудаков Е. Р. Характеристика лиц, привлеченных к уголовной ответственности за коррупционные преступления (анализ уголовных дел) // Человек: преступление и наказание. 2017. Т. 25 (1-4). № 4. С. 603-606. Спектор Е. И. Коррупционные правонарушения: проблемные вопросы юридической квалификации // Журнал российского права. 2015. № 8. С. 40-46.

Трунцевский Ю. В., Гехова Д. Х., Муратова О. В. Правопорядок и коррупция: современные вызовы // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2016. № 4. С. 51-66. Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-Ф3 «О противодействии коррупции» // Российская газета. 2008. № 266. Указ Президента Российской Федерации от 29 июня 2018 г. № 378 «О Национальном плане противодействия коррупции на 2018-2020 годы» // Официальный интернет-портал правовой информации. URL : www.pravo. gov.ru

Указании Генпрокуратуры России № 853/11, МВД России № 5 от 25 декабря 2018 г. «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности». URL : www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_292972/

REFERENCES

Dronova YU. A. K voprosu o soderzhanii ponyatiya «korrupcionnye prestupleni-ya» // Vestnik TvGU. Seriya «Pravo». 2016. № 3. S. 196-206.

Elfimov O. M. EHkonomicheskaya prestupnost' kak ugroza ehkonomicheskoj bezopasnosti sovremennoj Rossii // Vestnik Nizhegorodskoj akademii MVD Rossii. 2008. № 1 (8). S. 168-174.

Inogamova-Hegaj L. V. O novoj redakcii UK RF v sfere protivodejstviya «ehko-nomicheskim» prestupleniyam // Ugolovnoe pravo v ehpohu finansovo-eh-konomicheskih peremen : materialy IX Rossijskogo Kongressa ugolovnogo prava. 29-30 maya 2014 g. / otv. red. V. S. Komissarov. M. : Yurlitinform, 2014. S. 154-158.

Mudi-Styuart Dzh. Vo chto obhoditsya obshchestvu korrupciya v verhah? // EHkonomicheskaya nauka sovremennoj Rossii. 1999. № 1(5). S. 65-70.

Pudakov E. R. Harakteristika lic, privlechennyh k ugolovnoj otvetstvennosti za korrupcionnye prestupleniya (analiz ugolovnyh del) // Chelovek: prestuplenie i nakazanie. 2017. T. 25 (1-4). № 4. S. 603-606.

Spektor E. I. Korrupcionnye pravonarusheniya: problemnye voprosy yuridicheskoj kvalifikacii // Zhurnal rossijskogo prava. 2015. № 8. S. 40-46.

Truncevskij YU. V., Gekhova D. H., Muratova O. V. Pravoporyadok i korrupciya: sovremennye vyzovy // Zhurnal zarubezhnogo zakonodatel'stva i sravnitel'nogo pravovedeniya. 2016. № 4. S. 51-66.

Federal'nyj zakon ot 25 dekabrya 2008 g.№ 273-FZ «O protivodejstvii kor-rupcii» // Rossijskaya gazeta. 2008. № 266.

Ukaz Prezidenta Rossijskoj Federacii ot 29 iyunya 2018 g. № 378 «O nacional'nom plane protivodejstviya korrupcii na 2018-2020 gody» // Oficial'nyj internetportal pravovoj informacii. URL : www.pravo.gov.ru

Ukazanii Genprokuratury Rossii № 853/11, MVD Rossii № 5 ot 25 dekabrya 2018 g. «O vvedenii v dejstvie perechnej statej Ugolovnogo kodeksa Rossijskoj Federacii, ispol'zuemyh pri formirovanii statisticheskoj otchetnosti». URL : www.consultant.ru/document/cons doc LAW 292972/