Научная статья на тему 'Уголовно-правовая оценка общественно опасного деяния невменяемого лица'

Уголовно-правовая оценка общественно опасного деяния невменяемого лица Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
149
15
Поделиться
Ключевые слова
НЕВМЕНЯЕМОСТЬ / ОБЩЕСТВЕННО ОПАСНОЕ ДЕЯНИЕ / КВАЛИФИКАЦИЯ / КРИТЕРИИ НЕВМЕНЯЕМОСТИ / INSANITY / SOCIALLY DANGEROUS ACT / QUALIFICATION / CRITERIA OF INSANITY

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Галкин Владимир Викторович

Освещаются вопросы, возникающие при квалификации общественно опасных деяний невменяемых лиц. Дается характеристика объективных признаков поведения невменяемого лица. Формулируются правила квалификации при различном соотношении сознательно-волевых процессов, образующих содержание субъективной стороны деяния невменяемого лица. Обращается внимание на формальный подход к установлению психологического критерия невменяемости и возникающие в связи с этим ошиби в судебно-следственной практике при оценке деяний невменяемых. Сформулированы предложения по внесению изменений в действующее уголовное законодательство и иные нормативные правовые акты.

Criminal Law Estimate of the Socially dangerous Act performed by the Insane

The paper dwells on the issues caused by classification of socially dangerous acts preformed by the insane. Objective features of insane behaviour are given. The author formulates the rules for classification due to different correlation of conscious-volitional processes which constitute the content of the subjective side of the action performed by the insane. The focus is made on the formal approach to establishing the psychological criterion of the insane state and consequent miscarriages of justice and investigation when the actions of the insane are estimated. The author shares his suggestions as to the changes in the current criminal legislation and other normative legal acts.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Уголовно-правовая оценка общественно опасного деяния невменяемого лица»

УДК 343.225.1 © В. В. Галкин, 2018

Уголовно-правовая оценка общественно опасного деяния невменяемого лица

В. В. Галкин, Управление Федеральной службы судебных приставов России по Тюменской области.

E-mail: vova.galkin20@mail.ru

Освещаются вопросы, возникающие при квалификации общественно опасных деяний невменяемых лиц. Дается характеристика объективных признаков поведения невменяемого лица. Формулируются правила квалификации при различном соотношении сознательно-волевых процессов, образующих содержание субъективной стороны деяния невменяемого лица. Обращается внимание на формальный подход к установлению психологического критерия невменяемости и возникающие в связи с этим ошиби в судебно-следственной практике при оценке деяний невменяемых. Сформулированы предложения по внесению изменений в действующее уголовное законодательство и иные нормативные правовые акты.

Ключевые слова: невменяемость; общественно опасное деяние; квалификация; критерии невменяемости.

Criminal Law Estimate of the Socially dangerous Act performed by the Insane

V. V. Galkin, the Directorate of the Russian Federal Bailiff Service in Tyumen region. E-mail: vova.galkin20@mail.ru

The paper dwells on the issues caused by classification of socially dangerous acts preformed by the insane. Objective features of insane behaviour are given. The author formulates the rules for classification due to different correlation of conscious-volitional processes which constitute the content of the subjective side of the action performed by the insane. The focus is made on the formal approach to establishing the psychological criterion of the insane state and consequent miscarriages of justice and investigation when the actions of the insane are estimated. The author shares his suggestions as to the changes in the current criminal legislation and other normative legal acts.

Keywords: insanity; socially dangerous act; qualification; criteria of insanity.

Признание лица невменяемым и применение к нему на этом основании принудительных мер медицинского характера, предусмотренных ст. 99 УК РФ, зависит, в том числе, от правильной уголовно-правовой оценки его поведения, обеспечивающей гарантии прав и свобод человека. На необходимость юридической оценки поведения лица при установлении невменяемости обращено внимание в п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 г. № 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера». В то же время квалификация деяний невменяемого затруднена тем, что нормы уголовного закона в части описания признаков общественно опасных деяний в Особенной части ориентированы на вменяемых лиц.

Уголовно-правовая оценка поведения невменяемого лица с учетом его объективных и субъективных признаков имеет свои особенности.

Объективные признаки поведения невменяемого лица (объект, объективная сторона) аналогичны признакам состава преступления, за исключением признака «деяние», под которым применительно к поведению невменяемого следует понимать внешнее проявление поведения человека в виде телодвижений, совокупности телодвижений (действие) либо в отсутствии телодвижений (бездействие), выраженных в неисполнении обязанностей, возложенных законом.

Применительно к деянию невменяемого признаки осознанности и волимости не являются обязательными и могут отсутствовать, что не исключает

наличия состава общественно опасного деяния невменяемого. В свою очередь, возможны ситуации, когда лицо не осознает общественную опасность деяния при осознании его фактического характера и (либо) наличия возможности руководить им. В этом случае может иметь место возможность фактического контроля совершаемых действий и (или) проявления воли.

Наличие в поведении лица признаков рефлекторных и импульсивных действий независимо от причин их возникновения (например, возникших в силу психического расстройства) исключает уголовную ответственность на общих основаниях, вне зависимости от признака вменяемости. Помимо этого, нет оснований для признания лица невменяемым, когда осознанность и волимость отсутствуют по причинам, не связанным с болезненным состоянием психики (непреодолимая сила, физическое принуждение, исключающее применение воли, и т. п.).

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Сомнительной считаем позицию ученых относительно отсутствия уголовно-правового значения бездействия невменяемого лица.

В частности, Р. И. Михеев, Б. А. Протченко в обоснование такого подхода указывают, что обязывать психически больного к чему-либо бесцельно и к тому же он «сам не совершает конкретного опасного деяния, не причиняет вреда обществу» [1, с. 205], а «его пассивность вызвана психическим заболеванием, лишившим его способности осознавать окружающую действительность или руководить своими действиями» [1, с. 205], обращая при этом внимание на отсутствие причинной связи между его поведением и наступившим вредом. В. Б. Первомайский отмечает, что бездействие как уголовно наказуемое деяние «не находится в физической причинной связи с возникающими негативными последствиями, а предусматривает лишь психическую причинную связь. При бездействии нет соответствующих телодвижений, причиняющих указанные негативные последствия либо направленных на их предотвращение» [2, с. 174].

Относительно причинно-следственной связи при бездействии невменяемого считаем, что говорить о наличии психической связи спорно, поскольку причинно-следственная связь является признаком объективной стороны и развивается по объективным законам, которые не зависят от психического состояния деятеля. С точки зрения юридической обязанности, деяние (бездействие) лица находится в причинной связи с наступившими последствиями,

так как создает условия наступления общественно опасного результата.

Признание лица совершившим общественно опасное деяние в форме бездействия в состоянии невменяемости достаточно распространено в судебно-следственной практике '.

Примеры судебной практики позволяют сделать вывод, что суды и органы предварительного расследования рассматривают бездействие невменяемых лиц как деяние, обладающее объективной общественной опасностью, не зависящее от психического состояния деятеля, а психическое расстройство, исключающее сознательно-волевое поведение, воспринимается не как обстоятельство, освобождающее от исполнения возложенных на лицо обязанностей, а как критерий невменяемости.

Существенное влияние на уголовно-правовую оценку поведения невменяемого лица оказывают субъективные признаки. Субъективная сторона общественно опасного деяния невменяемого включает совокупность внутренних психологических процессов, характеризующих это деяние.

Установление признаков субъективной стороны в поведении невменяемого лица позволяет определить конкретную статью уголовного закона, за нарушение которой лицо привлекалось бы к ответственности, если было бы вменяемым, что необходимо для предварительной квалификации содеянного и включения лица в уголовно-правовые отношения в целях последующего признания его невменяемым.

Как представляется, внутреннее отношение невменяемого лица к содеянному можно свести к трем видам, отражающим комбинацию сознательно-волевых процессов.

Во-первых, лицо не осознает фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия). При таком соотношении вряд ли можно говорить о наличии желания наступления определенных последствий, и квалификация в данном случае должна осуществляться по фактически наступившим последствиям на основе стандартов поведения ««среднеразумного» человека» [3, с. 3-21].

В качестве примера можно привести следующее дело. У складского помещения между К. и потерпевшим на почве имевшихся неприязненных отношений произошла ссора, в ходе которой К. нанес удар кулаком по лицу и в височную область головы потерпевшего, от чего последний упал на землю, а К. с места преступления скрылся. Через неделю потерпевший от полученных повреждений скончался

1 Постановление мирового судьи судебного участка № 4 Богородского района Нижегородской области от 26.09.2012 по делу № 1-50/12 // Судебные и нормативные акты РФ. URL: http://sudact.ru/ (дата обращения: 17.07.2017) ; Постановление Промышленного районного суда г. Ставрополя от 26 февраля 2016 г. по делу № 1-263/2016. URL: http://sudact.ru/ (дата обращения: 17.07.2017).

в больнице. Органами предварительного следствия К. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Суд с указанной квалификацией не согласился и переквалифицировал действия К. по признакам предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ преступления, совершенного в состоянии невменяемости, мотивировав свою позицию следующим.

В отличие от неосторожного причинения смерти преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК РФ, предполагает совершение виновным умышленных действий, направленных на причинение вреда здоровью. Только при таком положении последующее наступление смерти, при условии наличия причинной связи с действиями виновного и его неосторожной вины в отношении этого результата, может рассматриваться как квалифицированный вид причинения тяжкого вреда здоровью. Если у виновного не было умысла на причинение тяжкого вреда здоровью (о чем могут свидетельствовать фактические обстоятельства дела), но в результате его неосторожных действий наступила смерть потерпевшего, содеянное надлежит квалифицировать по ст. 109 УК РФ. В данном случае фактические обстоятельства дела свидетельствуют о том, что у подсудимого не было умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему. Кроме того, в силу своего хронического психического расстройства у подсудимого не могло быть умысла на причинение тяжкого вреда здоровью, так как он не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими 2.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Данный подход суда представляется правильным, поскольку отсутствовало осознание лицом фактического характера совершенных действий. При осознании фактического характера поведения суду надлежит учитывать направленность поведения лица и тот результат, к которому оно стремится.

Во-вторых, лицо осознает фактический характер своих действий (бездействия), но не осознает общественной опасности содеянного вследствие искаженного психическим расстройством сознания (например при бредовом расстройстве психики или параноидной шизофрении, лицо, страдающее манией преследования и необоснованно убежденное в том, что некий человек его преследует и собирается напасть, лишает его жизни, думая, что совершает общественно полезные действия). Данная ситуация не исключает желания наступления тех или иных последствий.

В-третьих, лицо осознает фактический характер и общественную опасность своих действий (бездей-

ствия), но не может руководить ими. В этом случае лицо также может желать наступления определенных последствий. В то же время, во втором и третьем случае фактически возможно любое отношение к последствиям.

Применительно ко второму и третьему случаям квалификация содеянного осуществляется с учетом направленности действий лица. Их направленность определяется на основе комплексного анализа поведения лица, в основу которого положены не только признаки объективной стороны посягательства, но и иные факторы, в том числе поведение, предшествующее совершению общественно опасного деяния, а также посткриминальные поступки.

Анализ изученных нами экспертных заключений показывает, что их формулировки, с указанием на то, что лицо лишено возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не в полной мере соответствуют психологическому критерию, описанному в ст. 21 УК РФ, так как эта норма не предусматривает одновременное наличие интеллектуального и волевого признаков психологического критерия. В тексте статьи эти признаки разделены союзом «либо», поэтому подобная формулировка экспертов не соответствует тексту закона.

Применительно к ч. 1 ст. 21 УК РФ установление невозможности лица руководить своими действиями (бездействием) может иметь место только при отсутствии интеллектуального признака психологического критерия невменяемости, а при наличии последнего установление волевого момента лишено правового смысла, так как вывод о невменяемости может быть сделан независимо от волевого признака, что не противоречит сущности невменяемости. Само же допущение возможности руководить своими действиями (бездействием), не осознавая их фактического характера, является абсурдным.

Поэтому, на наш взгляд, в экспертных заключениях должен быть вывод о наличии либо интеллектуального признака психологического критерия невменяемости, либо (при отсутствии интеллектуального) волевого признака.

В специальной литературе при характеристике психологического критерия невменяемости допускается и такое выражение интеллектуального признака, при котором лицо может осознавать фактическую сторону своего поведения без осознания его общественной опасности [4, с. 163; 5, с. 261; 6, с. 211].

Описание признаков интеллектуального момента психологического критерия невменяемости, в ч. 1 ст. 21 УК РФ предполагает одновременное на-

2 Постановление Красноселькупского районного суда от 23 декабря 2011 г по делу № 1-54/2011. URL: http://sudact.ru/ (дата обращения: 17.07.2017).

личие невозможности осознания фактического характера действий (бездействие) и их социального значения (соединение союзом «и»), что не в полной мере учитывает возможные в действительности комбинации интеллектуального момента, способные влиять на уголовно-правовую квалификацию содеянного. Это ограничивает возможность экспертов описывать альтернативную комбинацию интеллектуальных признаков.

Представляется целесообразным описание интеллектуального момента психологического критерия невменяемости изложить в ст. 21 УК РФ следующим образом: «лицо... не могло осознавать фактический характер и (или) общественную опасность своих действий (бездействия).».

При оценке поведения невменяемого лица часто в судебно-следственной практике не уточняется психологический критерий невменяемости, во всех изученных нами экспертных заключениях просто полностью цитируется ч. 1 ст. 21 УК РФ, без конкретизации признаков интеллектуального и волевого момента, дающих основания для признания лица невменяемым. Вследствие этого при квалификации поведения лица и установлении направленности его действий (бездействия) правоприменитель самостоятельно определяет содержание признаков психологического критерия невменяемости (при описании фактических обстоятельств совершенного лицом общественно опасного деяния), однако при обосно-вывании признания лица невменяемым и наличия психологического критерия им также полностью воспроизводится ч. 1 ст. 21 УК РФ в формулировке, аналогичной заключению эксперта.

Так, постановлением суда первой инстанции признано, что А. в состоянии невменяемости совершил общественно опасное деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 111 УК РФ. Апелляционная инстанция не согласилась с квалификацией, указав, что вывод первой инстанции не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела и сделан лишь с учетом последствий, наступивших от действий А., что не соответствует требованиям закона, и переквалифицировала деяние по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

В ходе заседания суда апелляционной инстанции установлено, что А., находясь в состоянии невменяемости ввиду наличия у него хронического психического расстройства, которое лишало А. возможности осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, в квартире в целях лишения жизни нанес потерпевшей Б. не менее двух ударов ножом в область расположения жизненно важных органов, причинивших тяжкий вред здоровью по признаку опасности

для жизни. С полученными телесными повреждениями потерпевшая Б. выбежала из квартиры на лестничную площадку, однако А. продолжал ее преследовать. Спасаясь от преследования, Б. спустилась на нижний этаж и забежала в квартиру В., который по ее просьбе закрыл дверь на замок и незамедлительно вызвал «скорую помощь», поэтому действия А. не были доведены до конца по не зависящим от него обстоятельствам, а именно из-за пресечения его действий свидетелем В. и своевременного оказания потерпевшей квалифицированной медицинской помощи.

Исходя из характера, количества и локализации причиненных А. ножевых ранений потерпевшей Б., учитывая, что продолжение действий А. было пресечено вмешательством свидетеля В., судебная коллегия расценила действия А. как покушение на убийство, которое не было доведено до конца по не зависящим от него обстоятельствам, в том числе ввиду оказанной потерпевшей своевременной медицинской помощи.

Апелляционной инстанцией в обосновании переквалификации деяния обращено внимание на то, что согласно требованиям закона производство о применении принудительных мер медицинского характера осуществляется в порядке, установленном УПК РФ, с изъятиями, предусмотренными гл. 51 УПК РФ, при этом доказыванию подлежат в том числе время, место, способ и другие обстоятельства совершенного деяния (чч. 3 ст. ст. 433, 434 УПК РФ) и указано, что вывод суда о том, какое запрещенное уголовным законом деяние совершено лицом в состоянии невменяемости, может быть сделан лишь с учетом установленных судом фактических обстоятельств дела на основании исследованных доказательств, представленных органами предварительного расследования, а само по себе нахождение лица в момент совершения преступления в состоянии невменяемости не препятствует установлению факта совершения им покушения на убийство 3.

В данном случае суд первой инстанции допустил ошибку потому, что его вывод, основанный на заключении эксперта, носил формальный характер, а суд апелляционной инстанции обратил внимание, что лицо не могло руководить своими действиями, осознавая их фактический характер и общественную опасность.

Следует согласиться с позицией авторов [7, с. 481; 8, с. 277-278], связывающих возможность квалификации общественно опасного деяния невменяемого по признакам приготовления или покушения на преступление с отсутствием интеллектуального критерия невменяемости, так как деяние невменяемого, содержащее признаки неоконченной преступной деятель-

3 Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 9 апреля 2014 по делу № 22-1348/2014. URL: http://sudact. ru/ (дата обращения: 17.07.2017).

ности, не должно отличаться от аналогичного вида поведения, совершенного вменяемым лицом.

На наш взгляд, необходимо пересмотреть требования, предъявляемые к заключению экспертов, в котором нужно точно установить наличие того или иного вида психологического критерия невменяемости на основе анализа конкретных актов поведения.

Полагаем, целесообразно внести изменения в нормативный правовой акт, определяющий порядок проведения судебно-психиатрической экспертизы, для чего приказ Министерства здравоохранения РФ от 12 января 2017 г. № 3н дополнить следующим предложением: «В заключении экспертов при исследовании вопросов, связанных с наличием либо отсутствием признаков осознания действий (бездействия) лица, а также возможности (невозможности) руководить ими, подлежит указанию наличие либо отсутствие данных признаков, а также обоснование сделанных выводов».

Судебно-следственная практика при оценке поведения невменяемого лица противоречива в части определения наличия состава деяния, когда его конструктивными признаками являются цель и мотив.

По делу в отношении П., уличаемого в совершении запрещенного уголовным законом общественно опасного деяния, предусмотренного ст. 3141 УК РФ, суд указал, что действия П. по оставлению в один из дней избранного им места жительства и пребывания без уведомления органа внутренних дел были совершены не в целях уклонения от административного надзора, а в связи с тяжелым психическим заболеванием, в силу которого он был лишен возможности производить целенаправленные и последовательные действия, что является одной из составных частей диспозиции ст. 3141 УК РФ, и пришел к выводу, что указанные действия не образуют состав общественно опасного деяния 4.

Иной вывод содержится в постановлении Крас-носелькупского районного суда от 17 июня 2014 г. по делу № 1-16/2014 в отношении А., которая, будучи не способной осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, являясь поднадзорным лицом, в отношении которого решением суда, вступившим в законную силу, установлен административный надзор в виде обязательства о явке два раза в месяц для прохождения регистрации в ОМВД России, т. е. по месту жительства, получив письменное предупреждение об ознакомлении с административными ограничениями ее прав и свобод с разъяснением необходимости соблюдения данных обязанностей, в марте 2014 г. самовольно, без уважительных причин, не сообщив о своем местонахождении сотрудникам полиции, покинула место жительства, выехав в другой населенный пункт, где находилась, пока не была обнаружена и доставлена сотрудниками полиции.

Оценивая поведение А., суд признал доказанным наличие в ее действиях признаков преступления, предусмотренного ст. 3141 УК РФ, и совершение деяния в состоянии невменяемости 5.

Представляется, что при решении вопроса об инкриминировании невменяемым деяний, конструктивным элементом которых является мотив и цель, основополагающим будет не наличие или отсутствие психической болезни, а психическая возможность лица осознавать объективные признаки содеянного. А если оно имеет возможность осознавать фактические обстоятельства деяния, то его поведение может характеризоваться определенным мотивом и целью.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Учет вышеизложенного позволит, на наш взгляд, повысить эффективность уголовно-правовой оценки деяний лиц, имеющих болезненные состояния психики или признаки слабоумия.

Список литературы

1. Михеев Р. И., Протченко Б. А. Состав общественно опасного деяния невменяемого и его уголовно-правовая квалификация // Проблемы совершенствования советского законодательства : Труды ВНИИСЗ. 1982. Вып. 23.

2. Первомайский В. Б. Невменяемость. Киев, 2000.

3. Федотов А. В. Фикция «среднего» человека в российском уголовном праве. Ч. 1 / под ред. А. Э. Жалин-ского. М., 2012.

4. Уголовное право. Общая и Особенная части : учебник для вузов / под ред. Н. Г. Кадникова. М., 2006.

5. Уголовное право России. Общая часть : учебник / под ред. Ф. Р. Сундурова, И. А.Тарханова. М., 2009.

6. Российское уголовное право. Общая часть : учебник для вузов / под ред. В. П. Коняхина и М. Л. Прохоровой. М., 2014.

7. Сабитов Р. А. Теория и практика уголовно-правовой квалификации : науч.-практич. пособие. М., 2013.

8. Габатович Д. А. Квалификация непреступных уголовно-правовых деяний : монография. М., 2017.

4 Апелляционное постановление Верховного Суда Удмуртской Республики от 15 октября 2013 г. по делу № 22-2627/2013. URL: http://sudact.ru/ (дата обращения: 17.07.2017).

5 Постановление Красноселькупского районного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 17 июня 2014 г. по делу № 1-16/2014. URL: http://sudact.ru/ (дата обращения: 17.07.2017).