Научная статья на тему 'Турецкий фактор азербайджанской государственности'

Турецкий фактор азербайджанской государственности Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1955
189
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АЗЕРБАЙДЖАН / ТУРЦИЯ / НЕЗАВИСИМОСТЬ / ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ / АЗЕРБАЙДЖАНО-ТУРЕЦКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Сулейманов Р.В.

Автор рассматривает роль турецкого фактора в становлении азербайджанской государственности. Описана история контактов азербайджанцев и турок начиная примерно с XI-XII вв. и до наших дней. Особое внимание уделяется роли Османской империи в становлении, а затем уничтожении Азербайджанской Демократической Республики (1918-1920), а также взаимоотношениям между Азербайджанской Республикой и Турецкой Республикой на современном этапе. Статья предоставлена автором для публикации в бюллетене «Россия и мусульманский мир»

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Турецкий фактор азербайджанской государственности»

и осмысления процессов, имеющих место в указанном геополитическом пространстве.

Статья написана специально для публикации в бюллетене «Россия и мусульманский мир»

Сулейманов Р.В.,

студент 2-го курса магистратуры

факультета мировой политики МГУ имени М.В. Ломоносова ТУРЕЦКИЙ ФАКТОР

АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

Аннотация. Автор рассматривает роль турецкого фактора в становлении азербайджанской государственности. Описана история контактов азербайджанцев и турок начиная примерно с XI—XII вв. и до наших дней. Особое внимание уделяется роли Османской империи в становлении, а затем уничтожении Азербайджанской Демократической Республики (1918-1920), а также взаимоотношениям между Азербайджанской Республикой и Турецкой Республикой на современном этапе.

Ключевые слова: Азербайджан; Турция; независимость; государственность; азербайджано-турецкие отношения.

В 2018 г. в Азербайджане широко отмечались сразу несколько вековых юбилеев событий, которые в той или иной степени сегодня важны для самосознания азербайджанского народа1, а также для современной азербайджанской государственности в целом. Среди всех памятных дат 1918 г. особое место занимали провозглашение независимости Азербайджанской Демократической Республики (АДР) (28 мая) и вхождение в Баку Кавказской исламской армии (далее - «Исламской армии») во главе с турецким полководцем Нури-пашой (15-17 сентября).

1 Здесь следует оговориться, что речь идет о представителях исторического Северного Азербайджана - территории, сформированной по результатам подписанных между Российской империей и Персией Гюлистанского мирного договора (1813) и Туркманчайского мирного договора (1828). Сегодня это фактически территория современной Азербайджанской Республики (АР). Исторический Южный Азербайджан в наше время представляет собой останы (провинции) Арде-биль, Восточный Азербайджан и Западный Азербайджан в составе Исламской Республики Иран (ИРИ).

Если первое символизирует преемственность азербайджанской государственности от просуществовавшей 23 месяца (до 28 апреля 1920 г.) АДР до нынешней Азербайджанской Республики (АР), образованной вследствие распада СССР, то память о втором событии призвана показать ту посильную роль, которую сыграла Турция (тогда еще Османская империя) в становлении первого на мусульманском Востоке демократического государства.

На военном параде 15 сентября 2018 г. в центре Баку присутствовал и президент Турецкой Республики Реджеп Тайип Эрдо-ган, который, выступая перед высокопоставленными лицами и военными обоих государств, отметил, что Азербайджан и Турция - «две братские страны», у которых «одна история, одна культура, один язык и одна религия». По его словам, освобождение Баку войсками «Исламской армии» 100 лет назад как ничто другое «символизирует братство, дружбу, единство и общность» двух народов. «То, что радость для Азербайджана, - это и наша радость; гордость [для Азербайджана] - это и наша гордость; горе, волнение, проблема [для Азербайджана] - это и наша проблема», -резюмировал турецкий лидер1.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев в своем выступлении также подчеркнул нерушимость братских уз между двумя народами. «Мы были вместе сто лет назад, вместе мы и сегодня», -сказал он2.

И Эрдоган, и Алиев в своих речах традиционно отметили немалые успехи, достигнутые двумя странами за последние годы в военной, политической, экономической, культурной и других сферах. Оба лидера также напомнили, что первым государством, признавшим независимость Азербайджана в 1991 г., была именно Турция.

В данной статье мы рассмотрим, чем исторически обусловлена такая близость двух государств. Всегда ли на протяжении истории азербайджано-турецкие отношения были на столь высоком уровне? И самое главное - почему руководству закавказской республики так важна память о роли Турции в становлении современного независимого Азербайджана?

1 https://www.fccb.gov.tr/konusma1ar/353/98629/baku-nun-kurtu1usunun-100-yi1-(1опити4огепт1е-уарйк1ап-копшта

2 https://president.az/artic1es/29993

Тернистый путь к единению

Как известно, до 1918 г. история не знала азербайджанского государства в чистом виде. Имеем в виду государство, в котором на официальном уровне азербайджанцы декларировались бы как титульная нация. В данном контексте будет не лишним напомнить, что утверждение принципа государств-наций в мирополитической системе стало происходить только примерно с середины XVII в., т.е. после окончания Тридцатилетней войны (1618-1648).

На протяжении всей истории до момента создания АДР азербайджанцы были составной частью тех или иных государств или протогосударственных образований, во многих из которых даже не было ярко выраженной титульной нации.

В национальной историографии отсутствует единое мнение об этногенезе азербайджанского народа. В советские годы, особенно после окончания Второй мировой войны, господствовала концепция мидийского происхождения азербайджанского этноса1, согласно которой его этногенез происходил на территории существовавшего в VII-VI вв. до н.э. ираноязычного Мидийского царства (предшественник Персии и современного Ирана), которое даже можно отнести к первому азербайджанскому государству. Главный аргумент этой концепции сводится к тому, что значительная часть территории этого государственного образования находилась на землях современного Южного Азербайджана.

Позднее в советском Азербайджане, а затем и в АР стала популярной концепция об исключительно тюркском происхождении азербайджанского этноса. Согласно этой идее, Мидию неправильно считать азербайджанским государством, поскольку ее язык нельзя отнести к тюркской языковой семье.

По мнению Э Р. Исмаилова, обе концепции весьма уязвимы. Во-первых, идея поиска истоков азербайджанского языка, пусть и в исчезнувшем, но явно не тюркском, сама по себе выглядит довольно абсурдной. Во-вторых, дошедший до нас в письменных

1 Мидийская концепция получила большое распространение на фоне борьбы с пантюркизмом, а также присоединения Турции к идеологически враждебному Советскому Союзу блоку западных стран - в 1952 г. Турция стала членом НАТО.

свидетельствах нетюркский язык маловероятно был языком всех населявших Мидию племен1.

О первых взаимоотношениях между предшественниками современных турок и азербайджанцев более-менее отчетливо можно говорить с момента возрастания тюркского элемента на Ближнем и Среднем Востоке. Процесс тюркизации региона был фактически подытожен проникновением в него огузских племен в Х1-Х11 вв. Ряд азербайджанских историков убеждены, что тюркский элемент имел распространение на территории современного Азербайджана еще задолго до проникновения огузов. В частности, З.М. Буниатов утверждал, что «ошибочно считать тюрков пришлым элементом в Азербайджане, поскольку тогда приходится закрывать глаза на присутствие очень больших и влиятельных тюркских объединений на более ранних этапах»2.

Отношения между турками, проживавшими в Османской империи, и азербайджанцами, населявшими различные государства на территории современного Северного Азербайджана и Южного Азербайджана (Государство Ширваншахов, Государство Ильдеги-зидов (Атабеков), Государство Каракоюнлу, Государство Аккоюнлу и др.) в период позднего Средневековья и в начале Нового времени были довольно непростыми, зачастую даже враждебными. Населяя государства, соперничающие между собой, предшественники современных турок и азербайджанцев были разделены с точки зрения идеологии, культуры, языка и даже религии3.

Апогеем этой разобщенности двух народов можно считать противостояние Османской империи и государства Сефевидов (1501 г. - середина XVIII в.)4. Между двумя странами с небольшими

1 Исмаилов Э.Р. Очерки по истории Азербайджана. - М.: Флинта, 2010. -С. 21-22.

2 Цит. по: Исмаилов Э.Р. Очерки по истории Азербайджана. - М.: Флинта, 2010. - С. 46.

3 Как известно, мусульмане Османской империи в массе своей были приверженцами ислама суннитского толка, а в тех государствах, где проживали азербайджанцы, господствовала шиитская версия самой молодой мировой религии.

4 Между иранскими и азербайджанскими историками нет единого мнения по вопросу происхождения династии Сефевидов и Сефевидского государства в целом. Позиции многих специалистов зачастую сводятся к этнизаци Сефевид-ского государства - иранского, с одной стороны, или азербайджанского, соответственно, - с другой. Примечательно, что, например, в современных иранских учебниках по истории утверждается, что основатель Сефевидской империи шах Исмаил I (1487-1524) сыграл огромную роль в объединении иранского этноса; в азербайджанских учебниках шаху Исмаилу I приписываются те же заслуги,

передышками шла перманентная борьба за сферы влияния в регионе.

Отголоски того противостояния слышны и сегодня. В частности, в популярном (в том числе и в России) турецком историческом сериале «Великолепный век» сефевидские правители, в частности шах Тахмасиб I (1514-1576), представлены довольно трусливыми и слабыми на фоне того же султана Османской империи Сулеймана I (1494-1566). В связи с этим ряд азербайджанских историков выступают с резкой критикой подобной интерпретации азербайджано-турецких взаимоотношений в ту историческую эпоху. В частности, директор Института истории Академии наук Азербайджанской Республики Я.М. Махмудов считает «Великолепный век» «большим оскорблением как в отношении турецкой истории, так и в отношении азербайджанской истории»1.

В то же время, помимо многочисленных войн за ресурсы и сферы влияния, по дошедшим до нас письменным источникам мы можем свидетельствовать о торгово-экономических отношениях между турками и азербайджанцами в то время, которые, однако, также были весьма непростыми. Примерно в конце XV в. в Европе с развитием раннекапиталистических отношений резко возрос спрос на шелк-сырец (в частности, на венецианских шелкоткацких предприятиях), который в тот момент в большом количестве добывали в Государстве Аккоюнлу (1468-1501)2. Между тем политика султана Османской империи Мехмеда II (1432-1481) была направлена на то, чтобы шелк-сырец, поставляемый с Востока в европейские страны, обрабатывался в Турции, чтобы таким образом Османская империя фактически становились ключевым экспортером этого востребованного у европейского потребителя товара. В наши дни подобная практика используется Турцией в отношении энергоресурсов. К примеру, Анкара уже на протяжении многих лет закупает у Баку природный газ по самым выгодным для себя условиям и по ценам значительно ниже рыночных

но в отношении азербайджанского этноса (ср. Тарих-е Иран уа Джихан (2) (на перс.). Ширкят-е Чап уа Нэшр-и Китабха-и Дерси Иран. - Тегеран, 2013. -С. 103 и Azsrbaycan tarixi 7-ci sinif. Azsrbaycan Respublikasi Tshsil Nazirliyi. -Baki, 2014. - S. 117-118).

1 https://az.trend.az/azerbaijan/society/2080000.html

2 i.M. Mammadov. Azsrbaycan tarixi (Ali msktsbtar üfün dsrslik). «Adiloglu» ns^riyyati. - Baki, 2005. - S. 192-196.

(примерно на 30%)что позволяет Турции оставаться одним из ключевых поставщиков углеводородов для европейского потребителя.

В XVI в. начинается активное сближение Сефевидской империи с Россией. Оба государства искали союзников для противостояния Османской империи, которая в тот период находилась в зените своего могущества. Конфессиональные различия не были препятствием для Москвы и Исфагана в противостоянии общему врагу. Тем не менее дружественные отношения между двумя государствами переросли в не более чем укрепление торгово-экономических связей2 - создать полноценный военный союз не удалось3.

После падения Сефевидской империи в первой половине XVII в. на ее осколках образовалось несколько феодальных государств (ханств). После изнурительных междоусобных войн к концу XVIII столетия в Иране укрепилась династия Каджаров во главе с Ага Мохаммад-ханом (1742-1797). Он одержал верх над другими претендентами на шахский престол и сумел подчинить себе большую часть Ирана, включая территории современных Северного Азербайджана и Южного Азербайджана4.

В этот же период активизируется политика Российской империи на Кавказе. Еще в эпоху Петра I (1672-1725), когда Россия начала активно развивать собственный флот и завоевывать себе статус морской державы, не в последнюю очередь взоры империи пали на Каспий.

С присоединением Северного Азербайджана в начале XIX в. Россия стала активно привлекать азербайджанцев в те войны, которые она на тот момент вела. В частности, как отмечает Т. Светоховский, империя использовала суннитско-шиитские противоречия, благодаря которым азербайджанцев удалось привлечь

1 https://www.sabah.com.tr/ekonomi/2015/10/23/turkiyeye-10-mi1yar-do1ar-zarar-ettiri1digi-iddiasina-ya1an1ama

2 Как отмечает П.П. Мельгунов, «отношения между Ираном и Россией были настолько дружескими, что после смутного времени (начало XVII в.), когда нуждающиеся в деньгах русские обратились за долгом к соседним государствам, откликнулись лишь Сефевиды и отослали в Россию известное количество золота и серебра» (см.: Мельгунов П.П. Очерки по истории русской торговли XVI-XVII вв. - М., 1905. - С. 224).

3 Наджафли Т. Взаимоотношения Азербайджанского государства Сефе-видов с Россией в XV[-XVП вв. Вопросы истории. - 2015. - № 4. - С. 122-136.

4 Всемирная история: В 6 т. Т. 5: Мир в XIX веке. - М.: Наука, 2014. -

С. 559.

для противостояния Турции (как минимум, в Русско-турецкой войне (1828-1829) и в Крымской войне (1853-1856)), а также для подавления антироссийского движения, распространявшегося в Дагестане1.

Присоединение к Российской империи также способствовало формированию азербайджанской интеллигенции, которая во второй половине XIX столетия занялась поисками самосознания. Этот процесс был во многом стимулирован распространением в империи движения пантюркизма, одним из пионеров которого был крымский татарин Исмаил Гаспринский (1851-1914). В своей газете «Терджюмен» («Переводчик»), выходившей с 1883 г. в Бах-чисарае2, он проповедовал единство всех тюрок Российской империи. Первым шагом на пути единения всех тюрок, по мнению Гас-принского, должно было стать создание единого литературного языка, приемлемого для всех тюрок, - от Балкан до Китая. Таким языком, по его словам, мог стать стамбульский диалект турецкого языка, т.е. официальный язык Османской империи, на котором, собственно, и издавался «Терджюмен».

В Азербайджане подобные попытки османизации в основном подвергались критике за искусственность. В частности, журнал «Кешкюль» впервые разграничил понятия национальности и местной религиозной общины, обозначавшиеся в тот период единым словом «миллет». Издание предлагало понятие «азербайджанские тюрки» для обозначения народа, проживающего по обе стороны российско-иранской границы3.

В самой Турции большое влияние на интеллектуальную жизнь оказывали выходцы из России, в основном татары и азербайджанцы, которые возглавили движение пропаганды пантюркизма. В частности, азербайджанец Али-бей Гусейнзаде (1864-1940) сформулировал лозунг «Тюркизация. Исламизация. Европеизация», который впоследствии был модифицирован турецким мыслителем и одним из идеологов пантюркизма Зиёй Гёкальпом

1 Swietohowski T. Russian Azerbaijan. 1905-1920. The shaping of National identity in a Muslim community Cambridge University Press. - Cambridge, 1985. -P. 8-10.

2 Спонсорскую поддержку этому изданию, в частности, оказывал азербайджанский миллионер и меценат Гаджи Зейналабдин Тагиев (1823-1924).

3 Сафаров Р. Ф. Азербайджанцы между мусульманской уммой и их национальной идентичностью. II Бигиевские чтения - 2015. Мусульманская мысль в XXI веке: Единство традиции и обновления. М.: Медина, 2016. - С. 355-356.

(1876-1924). В Азербайджане эти три слова станут основой трехцветного флага независимой республики.

Таким образом, к началу XX в. происходило постепенное сближение азербайджанцев и турок на основе идей пантюркизма, построения единой тюркской нации с общим языком на пространстве Турана - обширной территории от Анатолийского полуострова до Китая. В Азербайджане отчасти выразителем этих идей стала партия националистической направленности «Мусават» во главе с Мамед Эмином Расулзаде (1884-1955), которому было суждено стать одним из основателей первого независимого азербайджанского государства.

Роль Турции в становлении,

а затем уничтожении АДР

С первых дней своего возникновения (28 мая 1918 г.) одной из ключевых задач АДР было налаживание отношений с Османской империей. Формирование турецко-азербайджанского военно-политического альянса, длившегося с мая по ноябрь 1918 г., было легализовано 4 июня Договором о мире и дружбе. В четвертой статье данного соглашения подчеркивалось, что в случае возникновения угрозы безопасности руководство Османской империи берет на себя обязательство «оказать помощь вооруженной силой правительству Азербайджанской Республики»1.

Важно отметить, что Турция официально не ратифицировала этот документ и до конца сентября не признавала Азербайджан независимым государством2. По словам Т. Светоховского, «турки рассматривали Восточное Закавказье как часть образовывающейся Туранской империи, в которую, кроме того, должны были войти Северный Кавказ, северная часть Персии и Туркестан»3.

Так или иначе в конце мая 1918 г. в Гяндже при непосредственном участии турецких офицеров была сформирована «Исламская армия», в которую вошли части двух турецких дивизий -

1 Цит. по: Азербайджанская Демократическая Республика (1918-1920). Армия (документы и материалы). Издательство «Элм». - Баку, 1998. - С. 16.

2 Мустафа-заде Р.С. Две Республики. Азербайджано-российские отношения в 1918-1922. - М.: МИК, 2006. - С. 112.

3 Swietohowski T. Russian Azerbaijan. 1905-1920. The shaping of National identity in a Muslim community Cambridge University Press. - Cambridge, 1985. -P. 130.

5-й Кавказской и 15-й Чанахгалинской, а также «Особый Азербайджанский корпус». Численность турецкого контингента в итоге составила примерно 15 тыс. штыков и сабель, азербайджанских частей - около 5 тыс.1 В результате военных действий в течение лета - начала осени 1918 г. азербайджано-османской армии удалось освободить всю территорию Азербайджана. Кульминацией тех событий стало освобождение Баку 15-17 сентября, находившегося в тот момент под властью правительства Диктатуры Центро-каспия, опиравшегося на блок социал-демократов, правых эсеров и правых дашнаков.

Несмотря на успехи на кавказском фронте, положение Османской армии и ее союзников на других направлениях было катастрофическим: одна за другой терялись позиции в Палестине, Сирии, на Балканах. В результате уже 30 октября Турции фактически пришлось признать свое поражение в Первой мировой войне, что и было зафиксировано в Мудросском перемирии, одна из статей которого гласила, что державы Антанты берут под свой контроль железнодорожное сообщение в Закавказье и оккупируют Баку, а Турция обязуется вывести оттуда свои войска2.

Унизительное поражение в Первой мировой войне и в целом острый социально-политический кризис, охвативший Турцию в тот период, требовали от ее руководства искать союзников. Фактически единственной страной, с которой у кемалистской Турции тогда совпадали стратегические устремления, была Советская Россия.

Независимый Азербайджан, с первого дня своего существования находившийся в окружении целого кольца врагов, стал разменной монетой для Москвы и Анкары, преследовавших свои корыстные интересы в регионе. Как отмечает Р.С. Мустафа-заде, «не сумев "экспортировать" мировую революцию на Запад, большевики сделали ставку на распространение своего влияния на Восток, прежде всего в Турцию и Иран»3. Роль Азербайджана рассматривалась не только как коридор, способный соединить Турцию и Россию, но и как сырьевая база для поддержки дальнейшей большевизации Турции. «Общность целей в упрочении своих региональных позиций и взаимная заинтересованность в поддержке

1 Мустафа-заде Р.С. Две Республики. Азербайджано-российские отношения в 1918-1922. - М.: МИК, 2006. - С. 34.

2 Там же. - С. 47.

3 Там же. - С. 131.

друг друга привели к тому, что в Азербайджане и Москва, и Ангора (ныне Анкара) заговорили на одном "геополитическом языке" и уже не нуждались в услугах "азербайджанских переводчиков"», -подчеркивает Р.С. Мустафа-заде1.

В день открытия Великого Национального Собрания Турции (ВНСТ), состоявшегося 23 апреля 1920 г. (за пять дней до ликвидации АДР) в Анкаре, Мустафа Кемаль (1881-1938) потребовал от Баку «пропуска советских войск к границам Турции для обороны их от английских нападений»2.

Несколько дней спустя - 26 апреля - М. Кемаль в своем обращении к советскому правительству, помимо предложения установить дипломатические отношения с Советской Россией, пообещал «заставить Азербайджанскую Республику войти в круг Советских государств»3.

На руку большевикам был и тот факт, что немалая часть турецкого офицерства, находившаяся в Азербайджане, была априори настроена на смену власти в этой молодой республике. По словам Т. Светоховского, «турецкие офицеры с нетерпением ждали смены власти в Баку, так как появление Советского Азербайджана сблизило бы ленинскую Россию с исламской Турцией. Преобладание таких настроений среди офицерского корпуса ускорило деморализацию солдатских рядов»4.

К 27 апреля войска 11-й армии большевиков практически беспрепятственно прошли через всю территорию Азербайджана с севера на юг и почти полностью заняли столицу АДР - Баку. В ночь с 27 на 28 апреля парламент АДР под председательством М.Э. Расулзаде принял решение о передаче власти большевикам. Окончательная оккупация Баку и всего Азербайджана была завершена к маю - началу июня 1920 г., хотя и в некоторых уездах очаги сопротивления сохранялись на протяжении всего 1920 г.

Говоря о противоречивом характере турецко-азербайджанского союза, Т. Светоховский подчеркивает, что «пантюркизм как

1 Мустафа-заде Р.С. Две Республики. Азербайджано-российские отношения в 1918-1922. - М.: МИК, 2006. - С. 130.

2 Цит. по: Краснов В.Г., Дайнес В.О. Неизвестный Троцкий. Красный Бонапарт (документы, мнения, размышления). - М., 2000. - С. 368.

3 Цит. по: Мустафа-заде Р.С. Две Республики. Азербайджано-российские отношения в 1918-1922. - М.: МИК, 2006. - С. 132.

4 Swietohowski T. Russian Azerbaijan. 1905-1920. The shaping of National identity in a Muslim community Cambridge University Press. - Cambridge, 1985. -P. 177.

идеология существенно способствовал росту национального самосознания, и азербайджанцы всё больше осознавали свою принадлежность к тюркским народам, однако протурецкая ориентация не совсем сочеталась с устремлениями (руководства АДР. - Прим. авт.) самостоятельно управлять делами своей страны»1.

Еще в 1919 г. М.Э. Расулзаде, известный своими симпатиями к Турции, выступая в азербайджанском парламенте, сказал: «Мы знали, что наш народ имеет одни привычки - особый уклад жизни, а турки - другой. И если бы Константинополь хотел управлять Баку, то Баку пошел бы против Константинополя»2.

«Одна нация - два государства»

Говорить об азербайджано-турецких контактах в период существования СССР довольно проблематично, поскольку они напрямую зависели от отношений между Москвой и Анкарой. Как уже отмечалось выше, эти отношения, особенно после Второй мировой войны, были весьма непростыми. Прямые контакты между Турецкой Республикой и Азербайджанской ССР фактически отсутствовали.

Распад СССР и обретение независимости побуждали руководство Азербайджана, как и других новообразованных республик, обращаться в прошлое с целью конструирования собственной идентичности, как бы продолжая те традиции государственности, которые были заложены почти 100 лет назад.

Одним из наиболее ярких выразителей идей новой азербайджанской государственности и идентичности азербайджанского народа был лидер «Народного фронта Азербайджана» (НФА), второй президент республики Абульфаз Алиев (1938-2000), более известный как Эльчибей, пришедший к власти в июне 1992 г. Он считал азербайджанцев тюрками, а азербайджанский язык - диалектом анатолийского турецкого. Вину за изменение названия языка он возлагал на И.В. Сталина (1878-1953)3.

1 Swietohowski T. Russian Azerbaijan. 1905-1920. The shaping of National identity in a Muslim community Cambridge University Press. - Cambridge, 1985. -P. 130.

2 Цит. по: Азербайджанская Демократическая Республика (1918-1920). Парламент (стенографические отчеты). Издательство «Элм». - Баку, 1998. -С. 165.

3 Агаев Р., Али-заде З. Азербайджан. Конец Второй республики. (19881993). - М.: Граница, 2006. - С. 591.

Как отмечает З.М. Али-заде, за время годичного правления НФА Турция, самой первой признавшая независимость Азербай-джана1, «начала постепенно осваивать место "старшего брата", добровольно оставленное Россией»2.

Протурецкая ориентация Азербайджана, хотя и не столь откровенная, была продолжена и пришедшим к власти в стране в 1993 г. Гейдаром Алиевым (1923-2003), которому приписывают актуальную и по сей день формулу взаимоотношений Баку и Анкары - «Одна нация - два государства». В Азербайджане, в частности, надеялись на военную помощь со стороны Турции в разрешении нагорно-карабахского конфликта, чего, однако, не произошло. Тем не менее азербайджанское руководство продолжало укреплять торгово-экономические, военные и другие связи именно с суннитской Турцией, а не, скажем, с шиитским Ираном, где сегодня проживают порядка 30 млн этнических азербайджанцев. По мнению Р. Мотика, плохая репутация Ирана в Азербайджане обусловлена, как минимум, следующими тремя факторами: наследие антииранской пропаганды во времена СССР, дружественные отношения Тегерана с Ереваном, непривлекательность иранской модели построения государства, основанной на религиозных догматах3.

Несмотря на демонстрируемое лидерами двух стран единство, между Баку и Анкарой сохраняется немало противоречий по ряду внешнеполитических вопросов. Так, Азербайджан не признает независимость Косова, солидаризировавшись с Сербией, в то время как Турция была одной из первых, кто встал на сторону албанцев-косоваров. В 2003 г. Баку поддержал военную интервенцию США в Ирак и даже выделил небольшой военный контингент, в то время как Анкара отказала Вашингтону даже в пропуске войск через свою территорию. Из-за нерешенности нагорно-карабахской проблемы Азербайджан не признает независимость Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК).

1 Это произошло 9 декабря 1991 г., т.е. уже на следующий день после подписания Беловежских соглашений.

2 Агаев Р., Али-заде З. Азербайджан. Конец Второй республики. (19881993). - М.: Граница, 2006. - С. 597.

3 Raoul Motika. Islam in Post-Soviet Azerbaijan. Archives de sciences sociales des religions. Islam et politique dans le monde (ex-)communiste. Juillet-septembre, 2001. - P. 113.

Как пишет Р. Н. Мусабеков, «настоящим испытанием на прочность азербайджано-турецкого партнерства» стало подписание в октябре 2009 г. так называемых Цюрихских протоколов о нормализации отношений между Турцией и Арменией1. В Баку это событие восприняли крайне негативно и пригрозили Анкаре пойти на пересмотр условий по поставкам энергоносителей2. Между двумя странами на короткий период началась так называемая «война флагов», когда сначала в турецкой Бурсе 14 октября во время футбольного матча между сборными Турции и Армении было запрещено проносить на стадион азербайджанские флаги, а затем 21 октября в Баку были спущены турецкие флаги, что привело к взаимному обмену нотами между внешнеполитическими ведомствами двух стран. В итоге непродолжительный конфликт удалось нивелировать, а Анкаре отказаться от сближения с Ереваном.

Таким образом, после нескольких веков соперничества и вражды, только к концу XIX - началу XX в. началось постепенное сближение азербайджанского и турецкого народов на фоне распространения идей пантюркизма, охвативших тогда Османскую империю и некоторые мусульманские народы Российской империи. Турецкий фактор играл не последнюю роль в становлении азербайджанской государственности как в 1918 г., так и уже в 1990-е годы. Между тем заинтересованность турок в ликвидации АДР в 1920 г., нежелание Турции участвовать в полномасштабной войне на стороне Азербайджана в войне за Карабах в 1991-1993 гг., ситуация вокруг Цюрихских протоколов 2009 г., непризнание Азербайджаном ТРСК, наличие других разногласий по международным вопросам между Баку и Анкарой демонстрируют, что обе стороны в первую очередь руководствуются собственными интересами и существующей внешнеполитической конъюнктурой, а не стремлением всегда и во всем соответствовать вышеупомянутому принципу «Одна нация - два государства».

Статья предоставлена автором для публикации в бюллетене «Россия и мусульманский мир»

1 http://www.globalaffairs.ru/number/Na-styke-polei-prityazheniya-15230

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2 http://www.anl.az/down/meqale/azerbaycan/azerbaycan_oktyabr2009/92928.htm

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.