Научная статья на тему 'Ценностные приоритеты семейного воспитания в России'

Ценностные приоритеты семейного воспитания в России Текст научной статьи по специальности «Социология»

CC BY
4729
620
Поделиться
Ключевые слова
СЕМЕЙНОЕ ВОСПИТАНИЕ / ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫЕ ЦЕННОСТИ СЕМЬИ И СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ / ФЕНОМЕН РОДИТЕЛЬСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Аннотация научной статьи по социологии, автор научной работы — Потаповская Ольга Михайловна

В статье выделены и описаны аксиологические основы семейного воспитания. Исследована динамика изменений ценностных приоритетов воспитания в российской семье под влиянием трансформации социокультурной ситуации на рубеже XIX-XX и XX-XXI вв. Определены стратегические направления актуализации традиционных ценностей семейного воспитания в социокультурных условиях современной России.

Похожие темы научных работ по социологии , автор научной работы — Потаповская Ольга Михайловна,

Текст научной работы на тему «Ценностные приоритеты семейного воспитания в России»

Вестник ПСТГУ

IV: Педагогика. Психология

2011. Вып. 1 (20). С. 110—138

Ценностные приоритеты

СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ В РОССИИ О. М. Потаповская

В статье выделены и описаны аксиологические основы семейного воспитания. Исследована динамика изменений ценностных приоритетов воспитания в российской семье под влиянием трансформации социокультурной ситуации на рубеже Х1Х—ХХ и ХХ—ХХ1 вв. Определены стратегические направления актуализации традиционных ценностей семейного воспитания в социокультурных условиях современной России.

Ровно век назад (в начале 1910-х гг. ХХ столетия), занимаясь разработкой теоретических основ семейного воспитания как «новооткрытой области научной педагогики», видный деятель отечественного образования П. Ф. Каптерев писал: «Нельзя спорить против того, что на практике семейному воспитанию присущи многие недостатки; но они могут быть устранены, а отчасти смягчены серьезной разработкой вопросов семейного воспитания»1. Актуальность «серьезной разработки» теории и методики воспитания детей в семье сегодня так же велика, как и 100 лет тому назад. Программа содействия семейному воспитанию начала ХХ в. по большей части имела социальную направленность, предполагая усовершенствование деятельности общественных организаций, помогающих семье, объединение существующих семейно-педагогических кружков и обществ во Всероссийский родительский союз; открытие детских клубов, площадок, народных детских садов и яслей2. Значимой же характеристикой научно-методического обеспечения развития семейного воспитания в России ХХ1 в. является аксиологическая направленность.

Предлагаемый вниманию читателей материал посвящен проблемам аксиологии семейного воспитания, а именно обоснованию ценностно-смысловой преемственности семейного воспитания в современной и исторической России.

Потенциал отечественного семейного воспитания на протяжении всей русской истории определялся культурной традицией приоритета духовности. В практике повседневной жизни эта традиция реализовывалась посредством воспитательной парадигмы, в которой формирование духовных качеств выступало

1 Каптерев П. Ф. История русской педагогики. СПб., 2004. С. 531.

2 Там же.

неотъемлемой частью подготовки к жизни подрастающих поколений и являлось центральной задачей воспитания в семье. Воспитательный процесс рассматривался как обладающий духовной целостностью и направленностью. Духовнонравственная направленность семейного воспитания служила культурной основой российского типа социализации.

В нашем анализе ценностных приоритетов семейного воспитания базовыми являются онтологический, аксиологический, социокультурный и культурологический подходы. Онтологический подход позволяет рассмотреть семейное воспитание как основанное на изначальном духовном единстве со-бытие родителей и ребенка в жизненном пространстве, а становление неповторимой индивидуальности детской личности — как результат такого со-бытия. Аксиологический подход является основой поиска оптимального соотношения традиционных и новых элементов системы ценностей семейного воспитания в быстро меняющемся обществе, а также поиска путей содействия формированию аксиологической культуры современных родителей. Социокультурный подход позволяет опираться на тезис о том, что самобытность воспитательной программы любого социального института, стабильность и эффективность воспитательной системы социума в целом обеспечиваются активностью восприятия, осмысления и раскрытия в современных условиях первоначального контекста ценностей, свойственных отечественной культуре, с целью сохранения и приумножения социокультурного опыта. Логика социокультурного подхода может быть применена в обосновании приоритетного характера семейных ценностей в системе социокультурных ценностей современной России. Культурологический подход дает возможность определения принципа культуросообразности в качестве базового для семейного воспитания. Реализация принципа культуросообразности в пространстве современного отечественного семейного и общественного воспитания предполагает целенаправленную деятельность социальных институтов по формированию у подрастающего поколения бережного отношения к историческому опыту своего народа, гармонизации межпоколенческого взаимодействия, ориентации на творческое развитие традиций культуры в практике современной жизни.

Рассмотрение аксиологии семейного воспитания строится нами в следующем логическом порядке:

• выявление и описание аксиологических основ семейного воспитания;

• характеристика системы традиционных ценностей воспитания в российской семье;

• анализ динамики изменений ценностных приоритетов семейного воспитания под влиянием трансформации социокультурной ситуации на рубеже Х1Х-ХХ и ХХ-ХХ1 вв.;

• обоснование особенностей трактовки традиционных ценностей семейного воспитания в современной России и определение стратегических направлений актуализации традиционных ценностей.

Каждой из обозначенных проблем мы посвящаем отдельную часть данной работы.

Аксиологические основы семейного воспитания

Жизнь семьи — органическая часть духовной жизни общества. В семье человек реализует социальную потребность служения ближним, сам находит поддержку и силы для преодоления жизненных испытаний. В семье хранится память о прошлом и созидается будущее, осваиваются и воспроизводятся социокультурные и личностные ценности. В этой связи вопрос о семейном воспитании нельзя считать частным, входящим в сферу исключительно родительских или узкопрофессиональных педагогических интересов.

Семья незаменима как институт воспитания, культурной идентификации и социализации — эти процессы содействия становлению и развитию ребенка требуют стабильного жизненного ритма, особой длительности и глубины межличностного общения, направленного не на индивидуалистические устремления, а на реализацию высоких социальных и духовных связей. Позитивный характер транслируемых семьей ценностей — основа стабильности общества, а семейное воспитание — один из механизмов общественной интеграции. Уникальность семейного воспитания основывается на реализации онтологически свойственного семье ценностного духовно-нравственного потенциала — на обладании семьей сущностными ценностными характеристиками.

Наиболее полно и системно аксиологический потенциал семейного воспитания описан И. А. Ильиным, назвавшим семью «первичным лоном человеческой культуры»3, «островом духовной жизни»4, «первоначальной, исходной ячейкой духовности»5. Философ отмечает, что значение влияния родительской семьи настолько велико, что в течение всей жизни каждый человек остается духовным представителем отеческо-материнской семьи, живым символом ее семейственного духа6.

Основанием системы ценностей семьи и семейного воспитания И. А. Ильин называет духовную общность — «взаимное чувство личной незаменимости, которое связывает родителей с ребенком и ребенка с родителями таинственной связью кровной любви»7. Это чувство, будучи изначально присуще семейной общности, способно развиваться и обретать со временем все большую глубину. Таким образом, для всех своих членов семья становится духовной школой любви, добровольного, жертвенного служения ближним.

И. А. Ильин противопоставляет духовное семейное единство «элементарному рядом-жительству»8, лишенному того, что может сплотить семью, — «чувства взаимной духовной сопринадлежности»9. Такое противопоставление было необходимым уже в 30-е гг. ХХ в., когда И. А. Ильин работал над книгой «Путь к очевидности», посвятив отдельный ее раздел описанию аксиологического по-

3 Ильин И. А. Путь духовного обновления // Ильин И. А. Путь к очевидности. М., 1993. С. 199.

4 Там же. С. 201.

5 Там же.

6 Там же. С. 199.

7 Там же. С. 214.

8 Там же. С. 201.

9 Там же.

тенциала семьи и семейного воспитания. В общественном сознании уже были широко распространены прагматические взгляды на семью: понимание семьи как духовного организма было вытеснено акцентированием бытовой, в лучшем случае, социально-психологической трактовки семейного союза, тогда как традиционное общество всегда видело в семье «созидаемое жизнью, но выходящее за пределы жизни духовное единство»10.

И. А. Ильин вводит понятие духовного призвания семьи, в котором выделяет два аспекта: социальный и индивидуальный. Социальный аспект духовного призвания выражается в восприятии, поддержке и передаче семьей из поколения в поколение духовно-религиозной и национальной отечественной традиции. В семье формируется гражданская позиция, культура национального и патриотического чувства. Истинный гражданин и сын своей родины воспитывается в семье, где впервые испытывает чувство солидарности и совестливости, где взаимная любовь превращает долг в радость, где развивается способность к доверию и со-трудничеству11. В семье ребенок учится любить, а по любви — страдать, терпеть, жертвовать, забывая о себе, и служить близким. В духовно здоровой семье душа человека с раннего детства обуздывается, смягчается, приучается относиться к ближним с почтительным и любовным вниманием. Семья для ребенка — первое «мы», возникшее из любви и добровольного служения, где один стоит за всех, а все за одного. И. А. Ильин пишет о том, что «в этом умягченном, любовном настроении детская душа прикрепляется к тесному, домашнему кругу, с тем, чтобы дальнейшая жизнь вывела ее в этой самой внутренней “установке” к широким кругам общества и народа»12.

Индивидуальный аспект духовного призвания семьи заключается в том, что только она во всей полноте может дать ребенку самое главное и существенное в его жизни — открыть путь к любви, внутренней свободе, совести, вере, верности, самостоятельности — ко всему, что составляет, по мнению И. А. Ильина, источник личного духовного характера13.

Формулируя задачи семейного воспитания, И. А. Ильин выделяет как главное необходимость «заложить основы духовного характера ребенка и довести его до способности самовоспитания», а из этих двух основ, как пишет философ, вырастает личный характер, прочное счастье человека и общественное благо-получие14. Ильин говорит о том, что родители, которые приняли эту задачу и творчески решили ее, «осуществили свое духовное призвание, оправдали свою взаимную любовь; укрепили, обогатили жизнь своего народа»15. Так социальная составляющая духовного призвания семьи реализуется через осуществление родителями задачи развития личных духовных сил ребенка посредством его духовно-нравственного воспитания, содействия формированию ценностно-смысловой сферы личности растущего человека.

10 Зеньковский В. В. О религиозном воспитании в семье // Вопросы православной педагогики. Вып 1. М., 1992. С. 57.

11 Ильин И. А. Указ. соч. С. 206-207.

12 Там же. С. 205.

13 Там же.

14 Там же. С. 204, 207.

15 Там же. С. 204.

Самым важным в семейном духовно-нравственном воспитании И. А. Ильин считает помощь детям в обретении духовного опыта, содействие тому, чтобы «духовное око ребенка открылось на все значительное и священное в жизни»16. Если основы духовного опыта будут заложены в детстве, став взрослым, человек привыкнет искать и находить во всем высший, духовный смысл: «в размеренной череде событий и в ситуации жизненного кризиса, в здоровье и в болезни, в радости и в беде. И, вняв, не останется пассивным созерцателем, но отзовется на происходящее сердцем, волей, делом»17.

И. А. Ильин обращает внимание на то, что чем более крепка и счастлива родительская семья, тем более цельным и чистым останется душевный организм ребенка, тем больше сохранится в нем жизненных сил, органической непосредственности, радости жизни, доверия, искренности, доброжелательности, открытости миру18.

Для нашего времени актуально обоснование И. А. Ильиным принципов воспитания успешной личности: становление ее происходит в условиях целенаправленного духовно-нравственного семейного и общественного воспитания, которое помогает ребенку вырасти не жизненным неудачником19, а победителем, умеющим «внутренне уважать самого себя, утверждать свое духовное достоинство и свою свободу — духовную личность, перед которой будут бессильны все соблазны и искушения мира»20.

Помимо становления гражданина в счастливой родительской семье при воспитании любящими родителями происходит становление будущего семьянина. Восприняв в детстве в свою душу, как пишет И. А. Ильин, образы «чистой матери», несущей любовь, милость и защиту, и «благого отца», дарующего питание, справедливость и разумение21, ребенок сам впоследствии сможет создать счастливую семью и состояться в родительском служении.

И. А. Ильин обозначает условия сохранения семьей изначально присущего ей ценностного воспитательного потенциала. Такими условиями являются:

— любовь, жертвенность и взаимопонимание между супругами;

— признание иерархичности взаимоотношений в семье с учетом интересов, роли и места всех ее членов;

— ведение нравственного образа жизни на основе отечественных духовных традиций;

— признание супругами семьи и детей подлинными жизненными ценностями;

— желание супругов укреплять семью и дать доброе воспитание детям;

— сохранение единства в жизни семьи;

— взаимоуважение и взаимоответственность всех членов семьи;

— совместное духовное возрастание всех членов семьи;

16 Ильин И. А. Указ. соч. С. 207.

17 Там же. С. 208.

18 Там же. С. 202.

19 Там же.

20 Там же. С. 208.

21 Там же. С. 214.

— общая для всех членов семьи цель служения ближним, Богу и Отечеству;

— единство в трудовой деятельности семьи.

О ценности труда как объединяющей основы семейной жизни и действенного средства семейного воспитания пишет в своих работах и В. В. Зеньковский, подчеркивая, что именно труд созидает «семейную атмосферу, уют и поэзию семьи — «драгоценнейшие для детской души питательные силы»22. Вокруг трудовых процессов семья традиционно объединялась и реально переживала внутреннюю спаянность. Превращение семьи «из трудовой единицы в единицу потребительскую»23 В. В. Зеньковский считал драматической переменой в жизни семьи ХХ в. «Рассечение семьи»24 — нарушение духовной связанности ее членов — как главный показатель кризиса семьи ХХ в. В. В. Зеньковский связывал, в первую очередь, с уходом общего труда из жизни семьи, а во-вторых, с изменением положения женщины, являющейся средоточием семьи, ее «зиждущей силой»25, но получившей возможность или вынужденной все больше времени и сил тратить в трудовой и общественной деятельности вне семьи26. В связи с этими изменениями семья ослаблялась не только внешними социально-экономическими трудностями, но «изнутри темнела и колебалась в самых основах своих»27.

В сочинениях о семье русские философы начала и первой половины ХХ в. (В. В. Розанов, И. А. Ильин, В. В. Зеньковский) описывают ослабление потенциала семейного воспитания в периоды духовно-нравственного кризиса общества, в эпохи приверженности к материальному, характеризующиеся оскудением человеческой духовности и духовной традиции. Философы обращают внимание на то, что духовный кризис прежде всего поражает семью как «исходную ячейку духовности»28. В такие периоды семья не находит себе больше признания и почета, «ее не берегут, ее не строят». Семья перестает соответствовать своему назначению, быть «островом духовной жизни».

Утрата семьей духовной педагогической силы проявляется в беспомощности, небрежности или бездействии родителей29 при воспитании детей. Вследствие оскудения духовной традиции в отношениях между родителями и детьми возникает некая «пропасть», увеличивающаяся от поколения к поколению. Отец и мать перестают понимать своих детей, а дети начинают жаловаться на «абсолютную отчужденность», водворившуюся в семье; и, не понимая, откуда это берется, забывая свои детские жалобы, выросшие дети создают свои семьи, в которых «непонимание» и «отчуждение» обнаруживаются с новой, большею силой30. Причины этого нарастающего от поколения к поколению взаимного отчуждения И. А. Ильин видит не в закономерностях развития исторического процесса, не в эволюции, которая «с повышенной быстротой создает все новые уклады, вкусы

22 Зеньковский В. В. Указ. соч. С. 55.

23 Там же.

24 Там же. С. 56-57.

25 Там же. С. 57.

26 Там же. С. 55.

27 Там же. С .58.

28 Ильин И. А. Указ. соч. С. 201.

29 Там же. С. 200.

30 Там же.

и воззрения», когда «старое стремительно старится», а «каждое десятилетие несет людям новое и неслыханное»31. Философ показывает, что взаимоотношения поколений, как и любые взаимоотношения, определяются не только субъектными, историческими или ситуативными факторами, они выстраиваются на том, что называется духовными основами жизни, которые не подвержены «веянию моды и технических изобретений»32. «Семья, — пишет И. А. Ильин, — распадается совсем не от ускорения исторического темпа, но вследствие переживаемого человечеством духовного кризиса»33.

Лишенная духовного единства семья не имеет сил противостоять кризису, не может в полноте решить задачу воспитания своих детей. Сохранить или восстановить воспитательную функцию (в случае ее утраты или ослабления) семья может, только проявляя и отстаивая свою духовную целостность, не взирая «на враждебные силы», «на ослабление бытовой нужности семьи», так как «духовно питать детей может только семья, духовно целостная и здоровая»34.

Онтологические и бытийные характеристики в наибольшей полноте присущи семье, которую принято называть патриархальной. В дореволюционной России именно патриархальный — наиболее распространенный во всех сословиях — тип семьи и патриархальные семейные отношения воспроизводили национальную социокультурную традицию.

Уникальность феномена русской патриархальной семьи образно и эмоционально описывают не только мыслители прошлого, но и современные ученые35. Так, у С. Н. Гаврова читаем: «Патриархальная семья в России — это особый мир теплых человеческих взаимоотношений, взаимоподдержки и защиты; мир, в котором каждый вносил свою посильную лепту в общее семейное дело»36.

Изучив материалы по основам аксиологии семьи, а также обобщив историко-культурные характеристики традиционного семейного быта в России, мы можем дать развернутую характеристику патриархальной семьи.

Основными чертами патриархальной семьи являются:

- освященный Церковью (венчанный) супружеский союз, предполагающий пожизненную верность супругов, нерасторжимость брака. В. В. Зеньков-ский подчеркивал, что отказ «от духовной силы, реализуемой в браке», обедняет и ослабляет «самую содержательность семьи, семейной жизни»37;

— понимание семьи как малой церкви — школы любви, совместного духовного возрастания всех ее членов. В. В. Зеньковский отмечал, что «великая

31 Ильин И. А. Указ. соч. С. 201.

32 Там же.

33 Там же.

34 Зеньковский В. В. Указ. соч. С. 59.

35Абраменкова В. В. Социальная психология детства. М., 2008; Гавров С. Н. Историческое изменение институтов семьи и брака. М., 2009 (см.: http://www.bibliotekar.ru/gavrov-2/index. htm); Громыко М. М., Буганов А. В. О воззрениях русского народа. М., 2000; Тенденции, формирующие систему образования. Доклад Центра исследований и инноваций в области образования. ОЭСР. 2008. Гл. 8. «Социальные связи и ценности» // Вопросы образования. 2010. № 4. С. 35-45.

36 Гавров С. Н. Указ. соч.

37 Зеньковский В. В. Указ. соч. С. 76.

тайна семьи, заключающей в себе через таинство брака неистощимый источник благодати, тайна семьи как малой церкви раскрывается в семье не сразу, не по решению или по желанию супругов, а как живой итог духовной жизни семьи как целого»38;

— восприятие семьи как высшей ценности, важнейшего и непременного условия, нравственной и хозяйственной основы правильного образа жизни39;

— четкая семейная иерархия, главенство мужа, зависимость жены от мужа, детей от родителей;

— традиционные отношения послушания, почитания, уважения старших;

— семейная солидарность, тождественность семейных и личных интересов: жизнь человека для семьи, во имя ее благополучия, сохранения, воспроизводства;

— приоритет кровнородственных отношений, наличие разветвленных родственных связей;

— расширенный состав семьи, включающий несколько поколений;

— многодетность семьи, основанная на чадолюбии при «внешне сдержанном эмоциональном отношении к детям»40;

— взаимодействие родителей с ребенком на основе постепенного включения растущего человека в трудовую жизнь семьи;

— национально-культурная и духовно-нравственная идентичность семейного сообщества;

— стабильность и преемственность социальных ролей, традиций, трансляции социокультурного опыта, устойчивость воспроизведения без существенных изменений от поколения к поколению;

— экономическая значимость семейной общности как содружества соработ-ников в семейном хозяйстве;

— чувство долга по отношению к семье, задававшее сверхличностные цели и выстраивавшее жизнь человека в парадигме служения.

Исследователи выделяют такую значимую характеристику культуры патриархальной семьи, как постфигуративность41, суть которой заключается в ориентации на предков и традиции. В постфигуративной культуре всякое изменение протекает настолько медленно и незаметно, что «деды, держа на руках новорожденных внуков, не могут представить себе для них никакого иного будущего, отличного от их собственного прошлого»42. Жизненный путь старших становится основой выстраивания жизни младших: осуществляется непосредственная

38 Зеньковский В. В. Указ. соч. С. 76.

39 Громыко М. М., Буганов А. В. Указ. соч. С. 340.

40Абраменкова В. В. Указ. соч. С. 90.

41 Три типа культуры: постфигуративный, где дети прежде всего учатся у своих предшественников — представителей старших поколений; кофигуративный, где дети и взрослые учатся у современников и сверстников; и префигуративный, где взрослые учатся также у своих детей, — выделила Маргарет Мид, выдающийся американский этнограф, исследователь культуры традиционных народов. См.: Мид М. Культура и преемственность. Исследование конфликта между поколениями // Мид М. Культура и мир детства. Избранные произведения. М., 1988. С. 322-361.

42 Мид М. Указ. соч. С. 322.

преемственность поколений, ощущается единство бытия и времени, старого и нового. У ребенка в культуре такого типа не было и тени сомнения в понимании своей собственной личности и своей судьбы, которая во многом оказывалась предопределена, будучи схожей с судьбой предков. Маргарет Мид подчеркивает, что в таких условиях «каждый, соответственно своему возрасту, полу, интеллекту и темпераменту, воплощает в себе всю культуру»43. Исследователь обращает внимание на взаимосвязь полноты и безусловности освоения культуры в детстве с глубиной чувства собственной культурной индивидуальности. Сама же пост-фигуративная культура обладает способностью сохранять цельность и органичность даже при видоизменении форм ее бытования44. Маргарет Мид говорит о том, что многие постфигуративные аспекты культуры имеют особую устойчивость, будучи освоены на невербализованном, бессознательном уровне45.

В качестве условий сохранения постфигуративной культуры М. Мид называет, во-первых, несомненность ее принятия при освоении (высший уровень доверия культуре) и, во-вторых, уже упомянутое нами запечатление многих традиционных форм культурного поведения на бессознательном уровне46. Такие механизмы освоения культуры создают возможность не только культурно-исторического наследования в процессе индивидуального развития, но и внешней культурной ассимиляции при необходимости адаптации в инокультурном окружении.

Но все же, помимо неосознанного, в любой традиционной культуре есть осмысленное базовое ценностно-смысловое ядро. Именно базовые ценности русской культуры определяли цели, содержание, методы и средства воспитания детей в традиционной российской семье.

Традиционные ценности воспитания в российской семье

Как субъект исторического развития нации, субъект национальной культуры семья является накопителем, носителем, генератором и транслятором духовно-нравственных ценностей. Универсальная, т. е. характерная для всего населения, ценностно-смысловая идентификация у россиян на протяжении столетий была связана именно с семьей. Это во многом определялось таким феноменом российской социокультурной традиции, как общенациональное единство ценностей семейного воспитания, производных от базовых социокультурных ценностей. Несмотря на сословное деление российского общества, общее ментальное и экзистенциальное пространство давало возможность бытования единых для русских семей различных сословий духовных и нравственных ценностей.

Размышляя о традиционных для российской семьи воспитательных ценностях, мы будем вести речь не о частных (свойственных той или иной конкретной семье или типу семей), а о базовых мировоззренческих, смысложизненных

43 Мид М. Указ. соч. С. 323.

44 Там же. С. 337.

45 Там же. С. 339-340.

46 Там же. С. 340.

ценностях — именно они обеспечивали единство ценностно-смыслового пространства российского общества.

В последние годы в ряде педагогических исследований, посвященных семейной проблематике, используется понятие «семейные духовно-нравственные ценности»47. В докторской диссертации С. П. Акутиной приводится определение данной категории применительно к российской социокультурной действительности: «Семейные духовно-нравственные ценности — мировоззренческие представления и нравственные установки, основанные на понимании института семьи, отношений людей в семье, ответственного брачного и семейного поведения индивида в традиционной духовно-нравственной культуре народов России, обеспечивающие культурное и демографическое воспроизводство народов России, российского общества и государства»48. Исследователь историко-культурного развития аксиологии семейного воспитания в России Л. О. Володина определяет традиционные духовно-нравственные ценности семейного воспитания как совокупность повторяющихся в разные историко-культурные периоды устойчивых доминирующих компонентов воспитания детей в семье49. Исследователь описывает соотношение между духовными и нравственными ценностями семейного воспитания как смысловыми образованиями, отрефлексированными субъектом восприятия и:

а) ставшими ориентиром в жизни, — духовные ценности;

б) отражающими отдельные аспекты обобщенных смыслов и ставшими ориентирами в аспектно-конкретных жизненных ситуациях, — нравственные ценности50.

Таким образом, показано, что нравственные ценности являются производными по отношению к ценностям духовным.

С. П. Акутина не разделяет духовные и нравственные ценности, характеризуя их как высшие ценности человека, «главной категорией которых является категория добра, которая охватывает совокупность действий (служение), принципов и норм нравственного поведения»51. Исследователь подчеркивает, что духовно-нравственные ценности определяют высшие смыслы человеческой жизни, выполняют функции регуляторов поведения; включаются в национальные ценности, ценности семьи, труда, образования, общества. Будучи социальными по природе, духовно-нравственные ценности осваиваются человеком в процессе индивидуального развития, становления ценностно-смысловой сферы личности.

Л. О. Володина выделяет ряд характеристик системы традиционных духовно-нравственных ценностей отечественного семейного воспитания:

47 Акутина С. П. Формирование у старшеклассников семейных духовно-нравственных ценностей в условиях взаимодействия семьи и школы: Автореф. дис. ... д-ра. пед. наук. Нижний Новгород, 2010; Володина Л. О. Духовно-нравственные ценности воспитания в русской семье во второй половине XIX — начале XX в. (по материалам Вологодской губернии). Автореф. дис. ... канд. пед. наук. Вологда, 2006.

48Акутина С. П. Указ. соч.

49 Володина Л. О. Указ. соч. С. 18.

50 Там же.

51 Акутина С. П. Указ. соч.

1) рассмотрение семьи как субъекта национальной культуры, цель самосохранения которой выступает в роли интегративного качества системы ценностей семейного воспитания;

2) построение классификации ценностей семейного воспитания на основе базовых для российской цивилизации, «заглавных» (по терминологии Л. О. Володиной) социокультурных категорий: «род», «нация», «общество», «государство», «природа»;

3) выделение трех групп духовных и конкретизирующих их нравственных ценностей семейного воспитания, характеризующих:

- культурно-национальную и кровную самоценность семьи,

- природно-географические основы жизни русского человека,

- общественно-государственные основы жизни;

4) открытый характер системы воспитательных ценностей, способность в ходе исторического развития вбирать в себя новые элементы.

При составлении Таблицы 1 мы использовали разработанную Л. О. Володиной классификацию, подтверждающую единство духовно-нравственных ценностей семейного воспитания в России с базовыми ценностно-смысловыми категориями отечественной социокультурной традиции. Классификацию Л. О. Володиной мы несколько адаптировали, выделив в качестве заглавных не элементы социокультурного ряда: «род», «нация», «общество», «государство», «природа», а онтологические мировоззренческие категории: «вера», «надежда», «любовь», «мудрость», «добро», «красота», «истина», более точно, с нашей точки зрения, определяющие духовные основы русской культуры.

Таблица 1

Система традиционных ценностей воспитания в русской семье

Системные основы духовнонравственных ценностей воспитания Духовные ценности Нравственные ценности

Заглавные ценности Вера религиозность и благочестие; доверие; верность; совестливость; праведность

Надежда оптимистическое отношение к жизни; умение радоваться жизни; терпение; умение преодолевать трудности спокойно, с достоинством; сила воли, твердость характера, чувство юмора в преодолении трудностей

Любовь духовное единство; способность сопереживать, заботливость; милосердие; ответственность членов семьи друг за друга; доверительность; способность пожалеть и простить

Мудрость вдумчивость; почтительное отношение к знаниям и опыту; рассудительность; премудрость

Добро доброжелательность; доброделание; добротолюбие; добродушие; отзывчивость

Системные основы духовнонравственных ценностей воспитания Духовные ценности Нравственные ценности

Красота умение видеть, понимать и творить красивое; стремление к красоте

Истина уважение к истине; благоговейное отношение к святыне; честность; правдивость; искренность; благородство

Базовые ценности

1. Культурнонациональная и кровная самоценность семьи Кровное родство почитание предков, признательность и благодарность предкам, гордость за принадлежность к своему роду

Дитя любовь к ребенку, желание ему добра в жизни, ответственность за нравственное поведение ребенка, забота о его физическом здоровье, воспитание в растущем человеке чувства собственного достоинства

Мать материнская доброта, нежность, заботливость, мудрость, справедливость, терпение, предупредительность, жалостливость, попечительность

Отец отцовская ответственность за семью, забота о семейном достатке, мудрость

Дом дом как жилище для организации частного быта семьи, теплота, чрезвычайное гостеприимство, доброжелательность, привязанность к своей обители, домоседство, хлебосольство, радушие, щедрость, услужливость, домовитость, опрятность, чистоплотность

Семейный лад согласованность, уважительность, почтительность, послушание, единение, приноравливание, уступчивость

Цело- мудрие скромность, стыдливость, чистота души

2. Природногеографические основы русской семьи и семейного воспитания Природные богатства почтительность, бережливость, чуткость, сострадание

Земля бережное отношение к земле, забота о ее плодородности, знание законов природопользования

Труд трудолюбие, потребность трудиться, упорство, старательность, добросовестность, невероятное терпение и настойчивость, энергичность, смекалка, находчивость, мастерство, деловитость, чувство гордости за результаты своего труда, дисциплинированность, самоорганизация, умение спланировать рабочий день, рациональность, наблюдательность, умение жить в достатке

Хлеб забота об урожае, трепетное отношение к хлебу

Здоровье сила, выносливость, работоспособность, крепость, мужественность, ловкость, проворность, привычка к долготерпению

Системные основы духовнонравственных ценностей воспитания Духовные ценности Нравственные ценности

3. Общественногосударственные основы русской семьи и семейного воспитания. Родина патриотизм, героизм, жертвенность, мужество, воинская доблесть и честь, благородство, полезность Родине, горячая любовь к родному краю и верность ему, знание отечественной истории, знание российских законов, благонравие, национальная гордость, добропорядочность, законопослушание при относительной автономии

Коллекти- визм ответственность, обязательства друг перед другом

Соборность чувство единения, общности со своим народом; взаимное участие, милосердие, сопереживание, житейская отзывчивость, сострадание

Нестяжа- тельность простота, умеренность желаний, умение довольствоваться малым, бережливость, запасливость, экономичность, рациональность в ведении домашнего хозяйства

Свобода свободолюбие, духовная самостоятельность, простота души, чувство собственного достоинства

Правда безмерная честность, бесхитростность, прямодушие, доверчивость, совестливость, верность слову, искренность, доверительность

Равенство признание и уважение прав другого, справедливость

Репутация стремление к положительному мнению в обществе о себе, поддержание о себе положительной репутации, высокие требования к себе

Достоин- ство умение признавать в себе и в других положительные качества, ощущение собственной значимости в общественном деле

Гражданский мир миролюбие, дружелюбие, уважение чужой самобытности, терпимость к чужому мнению, поведению, умение ладить с людьми, немстительность, незлопамятность

Анализ культурно-исторического контекста свидетельствует о том, что на рубеже XIX—XX вв. система ценностей семейного воспитания, сохраняя свое аксиологическое ядро, становится более открытой и подвижной: ряд ценностных категорий в контексте времени актуализировался (см. в Таблице 1 графы, выделенные цветом), некоторые значимые ранее нравственные качества ушли на второй план (например, «домоседство»).

К началу ХХ в. в аксиологическую систему семейного воспитания добавляются такие духовные ценности, как «личность», «образование», нравственные ценности «самодеятельность», «инициативность», «забота об образовании ребенка», «просвещенность матери и отца», «семейная солидарность», «физическая и нравственная зрелость как готовность к вступлению в брак», «обладание собственностью», «рациональная организация хозяйства», «профессионализм».

Проводя параллели между переломным периодом вековой давности и настоящим временем, мы разделяем мнение Л. О. Володиной о том, что согласованные и разумные действия государственных, общественных, религиозных, научных структур, активизация позиции самой семьи могут оказать серьезное противостояние стихийному действию социально-экономических процессов, содействовать позитивному изменению и сохранению семейных ценностей. Соотнесение характеристик проблем сферы семейного воспитания рубежа XIX—XX и XX—XXI вв. дает возможность моделировать механизмы содействия оптимизации современного семейного воспитания в России, а также культуросообразно обогатить аксиологический потенциал общества в целом.

Изменение ценностных воспитательных приоритетов российской семьи в ХХ—ХХ1 вв.

В ходе глобальных политических, экономических и культурных трансформаций в ХХ в. семья как социальный институт претерпела радикальные изменения. В этой связи рассмотрение вопроса о трансформации семьи и семейных ценностей (в том числе ценностей семейного воспитания) необходимо осуществлять в контексте исторической и социальной динамики.

В течение первых десятилетий ХХ в. в ходе индустриализации и развития урбанистических процессов размывалось представление о патриархальной семье как о социокультурной норме. Рост промышленного производства все активнее побуждал людей менять место жительства в поисках работы. Крестьяне семьями и поодиночке в массовом порядке перебирались на жительство в города. Жизнь в быстро модернизировавшемся городе с большим количеством детей оказывалась затруднительной, также ослаблялись родственные связи, требовавшие частых и близких контактов. Развивался системный социокультурный конфликт деревенского и городского миров. В городах возрастала доля сиротства. Кроме того, новые ритмы жизни стирали межсословные грани, способствуя росту социальной мобильности, нарушались отношения между кровными родственниками, которые теперь могли принадлежать к различным социальным слоям. Параллельно отлаживались общественные механизмы, бравшие на себя функции семьи по воспитанию и образованию детей, выполнению ряда домашних работ, обеспечению безопасности, денежному кредитованию. На первый план в индустриальном обществе выходили личные достижения индивида, что уменьшало экономическую и профессиональную зависимость человека от семьи.

Важным фактором, повлиявшим на существование семьи, выступила секуляризация общества и культуры. Вследствие секуляризации уменьшилось влияние религии на повседневную жизнь человека и общества, стала возможной жизнь вне контекста духовно-нравственной традиции, вне устремленности к добродетели и противостояния пороку. Само понимание семьи в секуляризованном общественном сознании лишилось сакрального смысла. Супружеские отношения перестали быть выражением жертвенной любви и духовного единства, утратилось представление о необходимости пожизненной верности супругов и нерасторжимости брака; утратилось традиционное понимание семей-

ного воспитания как добровольного крестоношения, жертвенной родительской любви, труда и усилий, направленных не только на материальное обеспечение и жизненное устройство, но и на установление духовной общности с детьми.

В ХХ в. стремительно менялись структурные, социально-психологические, нравственно-этические характеристики семьи: ее размер, состав, образ жизни. Однако столетиями существовавшие механизмы трансляции культуры позволяли семье сохранять и традиционные черты. В результате развития амбивалентных процессов в российском обществе на протяжении ХХ в. продолжала существовать, постепенно сдавая свои позиции, патриархальная семья, а также сформировались два новых типа семьи: детоцентристская и супружеская.

В послевоенные годы, с конца 1940-х до 1980-х гг., доминирующим типом становится детоцентристская семья.

Основными чертами детоцентристской семьи являются:

- нуклеаризация: многопоколенная семья уступает место двухпоколенной, структуру которой образуют отношения «муж — жена», «родители — дети»;

- автономность семьи от родственников и влияний ближайшего социума;

- возрастание роли частной жизни;

- взаимная адаптация индивидуальных планов и поведенческих стереотипов членов семьи;

- малодетность (появление и закрепление традиции регулирования рождаемости);

- изменение отношения к детям и типологии внутрисемейной иерархии: центром семьи становится ребенок;

- изменение характера ценности ребенка для семьи (утрачивается приоритет экономической ценности ребенка как будущего работника, возрастает эмоциональная самоценность родительства и общения с ребенком);

- определение жизненных установок семьи тезисом «Дети — главный смысл жизни»;

- взаимодействие родителей с ребенком на основе опеки, регламентации и контроля детской деятельности;

- направление основных ресурсов семьи на улучшение жизни ребенка, получение им более высокого материального и социального статуса.

По аналогии с префигуративностью патриархальной семьи культуру семьи детоцентристской можно назвать кофигуративной52, суть которой — в ориентации на современность и современников. В принятии новых форм поведения остается важным одобрение старших, но многому молодежь учится уже не у взрослых, а у своих сверстников, а родители учатся чему-то у своих подрастающих детей.

Для решения задач воспитания и социализации детей детоцентристская семья концентрировала все свои ресурсы, но неизбежно сталкивалась с трудностями: в малообеспеченных семьях это были трудности материального порядка, в обеспеченных — психологические трудности, связанные со стихийным формированием у детей потребительских установок, эгоцентризма, ориентированности не на служение (семье, Родине), а на самореализацию и потребление.

52 Мид М. Указ. соч. С. 342.

Дополнительные сложности в сохранение воспитательного авторитета семьи вносила прогрессирующая утрата аксиологической значимости семьи в общественном сознании. Ценность семьи находилась в противоречии с нормативными ценностями иерархической пирамиды социальных приоритетов, уступая по значимости труду, профессионализму, образованности и социальной активности53. Под влиянием идеологических и социально-экономических факторов ценность качеств работника становилась более значимой по сравнению с ценностью качеств человека как семьянина.

К концу ХХ в. кризисные явления в жизни семьи продолжали нарастать: все более снижался социальный престиж материнства и отцовства, изменилось демографическое поведение населения, уменьшался педагогический потенциал семьи, получило развитие социальное сиротство. Нарушение социализирующей функции семьи приводило к росту деструктивности общества (росту алкоголизации, наркотической зависимости, криминализации, нарастанию негативных демографических тенденций). Философские и социологические исследования начала 2000-х гг. свидетельствуют о воспроизводстве кризисной семьей девиантной социальности, трансляции деструктивного социокультурного кода54.

В начале 1990-х гг. процессы системной дезинтеграции, происходившие в экономике, социальной структуре, общественной и политической сферах, способствовали утрате культуросообразных нравственных ориентиров в российском обществе, что приводило к дальнейшей трансформации жизнедеятельности и взаимоотношений в семье. Именно в этот период в массовой социальной практике детоцентристская семья уступает место супружеской семье.

Супружеский тип семьи формируется в условиях все более рационализирующегося общества, вытесняющего семью, дом на периферию жизни и полагающего средоточием существования человека работу, требующую все больше времени и концентрации усилий55. Изменившееся общество больше ориентируется на индивида, чем на семью. Современный человек становится все более эгоистичным и менее склонным жить в парадигме служения любым социальным общностям, в том числе и семье. Известный специалист в сфере социологии семьи О. М. Здравомыслова отмечает, что если «классическая семья», (отец — кормилец, мать — домохозяйка, прожившие в браке с юности до старости и вырастившие нескольких детей) определяла судьбу человека, то современная семья, является для

53 Волжина О. И. Теоретические основания изучения семьи как ценности. М., 2000. С. 25.

54 Котова О. А. Воспитательные стратегии российской семьи в современных условиях: Автореф. дис. ... канд. социол. наук. Курск, 2004.; Мирошниченко В. Н. Функциональная трансформация института семьи в современном российском обществе: Автореф. дис. ... канд. социол. наук. Ростов/н/Д, 2007.; Орлова Н. Х. Семья как объект социально-философского исследования (эволюция семейных отношений на рубеже ХХ—ХХІ столетий): Автореф. дис. ... канд. филос. наук. СПб., 2003.

55 Исследователи отмечают, что профессиональная «сверхвовлеченность» современного человека часто не является необходимостью, но становится способом престижно-статусного самоутверждения. В рационализованном современном обществе внесемейная деятельность предпочитается как более интересная, предсказуемая, результативная, захватывающая. См.: Токмакова М. А. Методология исследования соотношения семейных и внесемейных ценностных ориентаций: Автореф. дис. ... канд. социол. наук. М., 1999.

современного человека «одним из проектов, которые он осуществляет в течение своей жизни»56.

В современной философии описан феномен возрастающей мобильности современного человека, «способного встраиваться в различные социальные, профессиональные, культурные группы, выбирая свою карьеру, жизненный путь, варианты самореализации», даже «особенности гендерной идентичности, семейного и репродуктивного поведения»57. Но человеку современной эпохи в процессе конструирования «личной биографии» приходится сталкиваться с многочисленными трудностями, являющимися визитной карточкой нашего времени, среди которых:

- все возрастающая скорость жизненных ритмов;

- культурная фрагментарность современного общества и многообразие социальных связей, усложняющие возможность целостного понимания мира;

- подмена духовных целей жизни средствами их достижения (стремлением к обладанию материальными благами, социальным статусом);

- усиление драматического противоречия между возросшими притязаниями индивидуального разума и конечностью физического существования;

- нарастающее чувство социального отчуждения, «одиночества в толпе», «экзистенциального вакуума» (по терминологии психолога В. Франк-

ла)58.

Для преодоления трудностей жизни человеку оказывается недостаточно индивидуальных ресурсов. Резерв жизненных сил может дать ему только причастность к какой-либо общности, системе, которая бы направляла жизнь и придавала ей смысл. И ни один другой социальный институт не может справиться с этой задачей лучше семьи. Это тем не менее не исключает продолжения процесса трансформации социально-нормативных характеристик супружества и родительства. Результаты такой трансформации мы наблюдаем в супружеской семье.

Основными чертами супружеской семьи являются:

- позднее вступление в брак; распространенность назарегистрированных супружеских союзов;

- выдвижение на первый план изначальной психологической совместимости как основы супружеского благополучия (в патриархальной и детоцен-тристской семье обретение психологической совместимости являлось одной из задач совместной жизни супругов);

- неопределенность традиций, регламентирующих семейные отношения;

- ослабление посреднической роли семьи между индивидом и обществом;

- приоритет индивидуального над семейным;

- эгалитарный (основанный на равенстве, товариществе) характер взаимоотношений супругов;

56 Здравомыслова О. М. Семья: из прошлого в будущее // Интернет-конференция «Гендерные стереотипы в современной России». 01.05.—7.07. 2006 г. См.: http://www.ecsocman.edu. ru/db/msg/281530.html

57 Гавров С. Н. Указ. соч.

58 Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.

- отсутствие четкой семейной иерархии, трансформация вопроса о главенстве в семье в проблему лидерства;

- неустойчивость семейных гендерных ролей, стирание специфичности образов мужского и женского поведения, унификация мужского и женского миров;

- стремление обоих супругов к индивидуальным достижениям во внесе-мейной сфере жизнедеятельности, профессионально-карьерному и статусному росту, личной и материальной независимости, личной свободе, наслаждениям в жизни, получению индивидуальных удовольствий;

- малодетность, ослабление чадолюбия и общего воспитательного потенциала семьи;

- уменьшение значимости роли семьи в ретрансляции культурных ценностей и социокультурного опыта;

- сокращение дистанции между родителями и детьми, демократизация детско-родительских отношений;

- построение взаимодействия родителей с ребенком на принципах этики самоорганизации с целью содействия формированию индивидуальности ребенка и обучения его умению самостоятельно принимать решения;

- замена осознания ребенком чувства долга по отношению к родителям и семье стремлением максимально полно использовать потенциал семьи для развития и реализации собственных возможностей и способностей;

- нестабильность внутрисемейных отношений, возрастание значимости фактора эмоциональности в жизни семьи: любое негативное эмоциональное напряжение может оказаться дестабилизирующим, ведущим к отчуждению и разрыву по всем линиям семейных связей (супружеским, детско-родительским, родственным).

В соответствии с классификацией Маргарет Мид, по аналогии с постфигу-ративностью культуры патриархальной и кофигуративностью культуры детоцен-тристской семьи, культура супружеской семьи является префигуративной59. Маргарет Мид видит в развитии науки и техники, глобализации мировых процессов последних десятилетий причину необратимого разрыва связей между поколениями. Жизнь родителей уже не может служить моделью для детей, так как опыт старших невоспроизводим и даже не нужен младшим для существования в изменившемся мире. Ребенок сам находит для себя ответы на сущностные вопросы бытия. Более того, во многих ситуациях взрослые вынуждены учиться у детей. Феномен префигуративной культуры в книге Маргарет Мид раскрыт в образном диалоге представителей старшего и младшего поколений: «Еще совсем недавно старшие могли говорить: “Послушай, я был молодым, а ты никогда не был старым”. Но сегодня молодые могут им ответить: “Ты никогда не был молодым в мире, где молод я, и никогда им не будешь”»60.

Типология культур, предложенная Маргарет Мид несколько десятилетий назад, не умозрительна, она основана на глубоком сравнительном анализе особенностей преемственности поколений в модернизированном индустриальном /

59 Мид М. Указ. соч. С. 359.

60 Там же. С. 360.

постиндустриальном и доиндустриальном обществах. Признаки высокотехнологичного общества М. Мид описывала на примере современной ей американской реальности61, а признаки традиционного общества — на основе антропологических наблюдений за жизнью аборигенов на островах Самоа в Полинезии.

В те времена, когда Маргарет Мид проводила свои исследования (1920-е гг.), культура России была еще во многом постфигуративной. В годы, когда книга М. Мид вышла в русском переводе (1980-е), отечественный контекст межпоко-ленческого взаимодействия можно было охарактеризовать как кофигуративный. За последующие двадцать с лишним лет в ходе развития глобализационных процессов Россия интегрировалась в мировое пространство. Определения «постиндустриальное», «высокотехнологичное», «информационное» можно отнести к современному российскому обществу, равно как и к обществу западному (европейскому, американскому). Культура современной России стала префигура-тивной. На это указывают в своих работах философы, культурологи, социоло-ги62. Так, И. Ф. Дементьева в статье «Трансформация ценностных ориентаций в современной российской семье» пишет: «...сегодня наблюдается совершенно нетипичная в вековой практике взаимодействия поколений ситуация, при которой родители обращаются к несовершеннолетним детям за консультацией по жизненным вопросам, корректируя через детей свои представления о реальных ценностях современного российского общества»63. Автор статьи справедливо замечает, что «дети, ввиду присущей им возрастной готовности принимать все новое, являются более адаптированными и становятся проводниками современных ценностей общества в сферу семьи»64.

Все верно. Тем не менее, думается, что речь здесь идет все-таки не о ценностях в их традиционном понимании, а о разнообразных инструментальных навыках, связанных с освоением технологической стороны жизни в современном мире (пользование компьютером, мобильным телефоном, различными цифровыми носителями, другими устройствами и приспособлениями; умение ориентироваться в финансово-экономической сфере — скидки, кредиты, накопительные фонды и т. п.).

Что же касается аксиологической стороны в традиционном понимании, то трансляторами ценностей по определению являются взрослые как носители культуры, определенной цивилизационной традиции, если только они не утрачивают культурной самоидентификации и добровольно не отказываются от реализации функции трансляции культуры, ее ценностно-смыслового контекста, или если внешние обстоятельства не лишают их возможности реализовывать эту функцию, обессиливая семью и подменяя вековую культурную традицию активно насаждаемыми унифицированными стереотипами.

61 Мид М. Указ. соч. С. 359.

62 Гавров С. Н. Указ соч.; Дементьева И. Ф. Трансформации ценностных ориентаций в современной российской семье // Вестник РУДН. Сер. «Социология». 2004. № 6—7. С. 150—160; Котова О. А. Указ. соч.

63Дементьева И. Ф. Указ. соч. С. 150.

64 Там же.

Процесс детского развития в отечественной возрастной психологии традиционно интерпретируется как процесс культурного наследования, «врастания ребенка в культуру»65. Л. С. Выготский отмечал, что по содержанию процесс культурного развития может быть охарактеризован как развитие личности и мировоззрения ребенка66. Личность же, писал Л. С. Выготский, «есть понятие социальное, оно охватывает надприрородное, историческое в человеке»67.

Трактовка индивидуального развития в русле концепции культурно-исторического наследования представлена в трудах Б. С. Братуся и В. И. Слободчи-кова68. Б. С. Братусь определяет человеческое развитие как «процесс самоосу-ществления, предметом которого становится родовая человеческая сущность, стремление к приобщению, слиянию с ней и обретение тем самым понятия нормы своего существования как человека»69. «Нормальное развитие — это такое развитие, которое ведет человека к обретению им родовой человеческой сущ-ности»70. Среди условий и критериев такого развития Б. С. Братусь называет:

- отношение к другому человеку как к самоценности, существу, олицетворяющему в себе бесконечные возможности рода «человек»;

- способность к децентрации, самоотдаче и любви как способу реализации этого отношения;

- творческий, целетворящий характер жизнедеятельности;

- потребность в позитивной личностной свободе;

- внутренняя ответственность перед собой и другими, прошлыми и будущими поколениями;

- стремление к обретению сквозного общего смысла своей жизни71.

Соответственно среди условий и критериев аномального личностного развития названы:

- отношение к другому человеку как к средству реализации собственных потребностей;

- эгоцентризм и неспособность к самоотдаче и любви;

- причинно обусловленный, подчиняющийся внешним обстоятельствам характер жизнедеятельности;

- отсутствие ответственности или крайне слабая внутренняя ответственность перед собой и другими, прошлыми и будущими поколениями;

- отсутствие стремления к обретению сквозного общего смысла жизни72.

Таким образом, децентрированность (преодоление узко-индивидуалистической направленности), ответственность (в том числе и межпоколенческая), ориентированность на служение, глубина жизненных смыслов являются нор-

65 Выготский Л. С. История развития высших психических функций // Выготский Л. С. Собрание сочинений. В 6 т. Т. 3. Проблемы развития психики. М., 1983. С. 291.

66 Там же. С. 315.

67 Там же.

68 Братусь Б. С. Аномалии личности. М., 1988; Слободчиков В. И. Духовные проблемы человека в современном мире // Педагогика. 2008. № 9. С. 33-39.

69 Братусь Б. С. Указ. соч. С. 55.

70 Там же. С. 49-50.

71 Там же. С. 50.

72 Там же. С. 51.

мативными характеристиками — показателями уровня личностного развития. Глубинные структуры личности, в свою очередь, определяют развитие внешних, адаптационных механизмов. Развитие же адаптационных механизмов, не укорененных в смысловой глубине, не способствует формированию личностной устойчивости, а напротив, чревато неизбежными личностными и социальными кризисами.

В. И. Слободчиков отмечает, что главная задача содействия личностному развитию — поиск средств и условий становления человека «как субъекта собственной жизни, как личности во встречи с другими, как индивидуальности перед лицом Абсолютного бытия»73. Сущностная задача воспитания — содействие становлению и развитию «собственно человеческого в человеке», помощь индивиду в обретении «родовых способностей, позволяющих ему быть человеком и отстаивать собственную человечность», «быть не только материалом и ресурсом социального воспроизводства, не только предметом политических манипуляций, но, прежде всего, быть подлинным субъектом культуры и исторического действия»74.

«Болевыми точками» современной ситуации, препятствующими выполнению семьей, а отчасти и системой образования, функции трансляции традиционной культуры, В. И. Слободчиков называет разрушение межпоколенческих связей; отчуждение и противостояние в семье, школе, социуме; отсутствие жизнеспособных детско-родительских общностей; неоформленность социокультурных национальных и образовательных ценностей и смыслов75.

К сожалению, все возрастающая рационализация жизни способствует осуществлению ценностной подмены, когда приоритетными становятся не духовно-нравственные ценности, а прагматические установки и идеалы. В обществе с префигуративной культурой технологические и прочие инструментальные аспекты, обеспечивающие комфорт и личную выгоду, занимают место смысложизненных ценностей.

Это подтверждают результаты исследований, проводящихся в последние годы различными международными организациями. Одно из таких исследований по выявлению характеристик диверсификации ценностей и «диверсификации структуры семьи»76 в динамично меняющемся обществе проведено Центром инноваций в области образования Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) (Organization for Economic Cooperation and Development — OECD)77.

В п. 8.3. Доклада Центра ОЭСР за 2008 г. на основании данных, полученных в странах Северной, Центральной, Восточной и Южной Европы, англосаксонских странах, Южной Корее и Японии, описаны «четкие глобальные тенденции», состоящие в том, что:

1) «каждая последующая возрастная группа населения — люди, родившиеся в следующем друг за другом десятилетии, — делает все больший упор на само-

73 Слободчиков В. И. Указ. соч. С. 36.

74 Там же. С. 37.

75 Там же.

76 Тенденции, формирующие систему образования. С. 36.

77 Международная экономическая организация развитых стран, признающих принципы представительной демократии и свободной рыночной экономики.

выражение и качество жизни и меньше обращает внимания на традиционные источники влияния: религию, семью и нацию»78;

2) «более поздние поколения в большей степени разделяют секулярно-раци-ональные ценности и ценности самовыражения, чем представители поколений, родившихся раньше»79;

3) «рост популярности секулярно-рациональных ценностей ассоциируется со снижением роли религиозного вовлечения, а также с рядом других характеристик: с менее почтительным отношением к власти, большей терпимостью к разводам, абортам, эвтаназии и самоубийствам, падением уровня национализма и патриотизма. Выдвижение на первый план ценностей самовыражения означает, что меньший акцент делается на экономической и физической безопасности при усилении внимания к субъективному благополучию и качеству жизни»80.

Зафиксированные характеристики социальных ценностей определяют, по мнению специалистов Центра ОЭСР, необходимость изменения — ни много ни мало — целей образования: делать «меньший акцент на прилежании и упорном труде при акцентировании воображения и проявлении терпимости как основных целей обучения»81.

Указанные ценностные трансформации касаются во многом и семейной сферы. Факторы, обусловившие трансформацию института семьи в России, имеют свои особенности. В. Н. Мирошниченко выделяет несколько категорий таких факторов: цивилизационные, социально-политические, социокультурные82. Представим достаточно объективную и емкую классификацию В. Н. Мирошниченко в Таблице 2.

Таблица 2

Факторы, обусловившие трансформацию института семьи в России конца XX — начала XXI в.

.01 ^ И Типы факторов Наименование факторов, обусловивших трансформацию института семьи в России

1 Цивилизационные (эти факторы можно назвать глобальными, или общемировыми) Долговременные тенденции социокультурного развития в сторону детрадиционализации семейного уклада и быта. Распад патриархальных семейных ценностей, переструкту-рирование семейных ролей и приоритетов. Размывание институциональных рамок семьи, субъективи-зация восприятия характера и предназначения внутрисемейных связей. Рост производственной занятости и экономической независимости женщин. Социальное признание нетрадиционных форм семейных групп.

78 Тенденции, формирующие систему образования. С. 41.

79 Там же. С. 41-42.

80 Там же. С. 42.

81 Там же.

82 Мирошниченко В. Н. Указ. соч. С. 9.

№ п/п Типы факторов Наименование факторов, обусловивших трансформацию института семьи в России

Развитие личностно ориентированного типа семейных отношений и сокращение отношений социально ориентированного типа.

2 Социально-полити- ческие Реформирование общественного строя и, как следствие, отсутствие должной социальной заботы о семье со стороны государства и негосударственных структур (отсутствие сбалансированной демографической и социальной семейной политики). Снижение жизненного уровня основной массы населения, ориентация социальной жизнедеятельности большинства семей на физическое выживание. Вследствие этого чрезмерная занятость родителей на работе и вытекающий отсюда дефицит эмоциональной близости в семье. Рост рискованности всех социальных взаимодействий, разочарования и недоверия населения к обществу и государству. Криминализация, алкоголизация, распространение наркомании и других асоциальных форм поведения в обществе

3 Социокультурные («долговременные особенности исторического развития советского и постсоветского общества, определившие специфику процессов, идущих в российской семье»83) Укоренившееся за советский период нигилистическое отношение тоталитарного государства к семье (основанное на восприятии семьи как «ячейки буржуазного общества»). Сокращение экономического, культурного и духовного суверенитета семьи в контексте государственного тоталитаризма и индустриализации в советский период. Социально-психологическая аномия84 и раскол ценностей в постреформационной России

Очень точным, с нашей точки зрения, является замечание В. Н. Мирошниченко о двух парадоксах современного российского общества. Во-первых, изменившаяся реальность требует от индивидов адаптации, а адаптация в создавшихся условиях заключается в готовности к постоянному снижению уровня жизни, ухудшению условий существования, экономии не только материальных и денежных ресурсов, но и ресурсов времени. В этом психологическом контексте тотального сокращения происходит фактическое сворачивание структуры семьи и ее базовых социальных функций, на выполнение которых у работающего человека не остается времени и сил85. Во-вторых, сами цели процесса социализации изменились: социализация ориентирована на ускоренную адаптацию личности к сложившемуся порядку повседневных социальных практик, на развитие навыков выживания. Ускоренная модель социализации является урезанной, не транслирует целого ряда высоких культурных ценностей. Такие механизмы со-

83 Мирошниченко В. Н. Указ. соч. С. 9.

84 Аномия (греч. a — отрицательная частица, nomos — закон) — состояние общества, характеризующееся распадом норм, регулирующих социальные взаимодействия и индивидуальное поведение.

85 Мирошниченко В. Н. Указ. соч. С. 18.

циализации способствуют закреплению и воспроизводству негативных сторон межпоколенческого общения: снижения авторитета родительского поколения, проявления все большего неуважения к старикам, равнодушия к детям86.

Таким образом, изменившиеся социально-экономические условия и ситуация духовно-нравственного кризиса общества явились первопричинами основной аксиологической проблемы современного семейного воспитания — смещения его ценностных приоритетов. В массовой практике семейного воспитания инструментально-прагматические ценности фактически вытеснили базовые, заглавные, сущностные ценности. Такое изменение аксиологических приоритетов семейного воспитания на рубеже ХХ-ХХ1 вв. стало одним из проявлений массовой рационализации мировоззрения, существенного ослабления его глубинной, ценностно-смысловой составляющей и акцентирования компонентов инструментально-прагматических.

Подтверждением нашего вывода могут служить результаты социологических исследований последних лет по проблемам семьи и родительства. Проанализируем данные исследования, проведенного в 2009 г. Институтом социологии РАН87 по заказу Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации88. В ходе исследования респондентам был предложен перечень задач, решаемых родителями в процессе воспитания ребенка, необходимо было про-ранжировать воспитательные задачи по степени важности.

Первое место в воспитательных приоритетах большинством респондентов было отдано задачам «охранительного» плана, предполагающим первостепен-ность заботы о жизни и здоровье ребенка:

- следить за здоровьем ребенка;

- предупреждать развитие у ребенка пагубных пристрастий;

- защищать ребенка в сложных ситуациях;

- обеспечивать ребенка полноценным питанием;

- находить время для ребенка;

- учить ребенка стойкости, упорству, умению преодолевать трудности89.

Второе место в системе приоритетов поделили между собой выбранные респондентами блоки воспитательных задач, связанных с экономическим обеспечением развития ребенка и нормативной социализацией90.

Задачи, связанные с экономическим обеспечением ребенка:

- прилично одевать ребенка;

- оплачивать обучение, если это необходимо;

- оплачивать расходы, связанные с досугом детей;

- давать детям карманные деньги.

86 Мирошниченко В. Н. Указ. соч. С. 22.

87 В исследовании участвовало 1225 респондентов от 16 до 44 лет из пяти городов России, рассредоточенных по географическому признаку (Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Краснодар, Тула).

88 Семья и родительство в современной России. Отчет о результатах исследования Института социологии РАН. М., 2009. [Электронный ресурс]. URL: http://www.fond-detyam. ru/?node=21&mode=Article&oid=1091&1япй=т

89 Там же. С. 26-27.

90 Там же. С. 27-28.

Задачи, связанные с нормативной социализацией:

- воспитывать в ребенке самостоятельность, независимость;

- знать, что ребенку нравится, а что нет;

- развивать ребенка интеллектуально, учить его думать;

- защищать ребенка от попадания в плохую компанию;

- объяснять ребенку, как он должен вести себя в разных ситуациях;

- знать, что чувствует или думает ребенок.

Выбор респондентов свидетельствует о понимании возможных отрицательных последствий нарушения социализации (попадание в дурную компанию может стать причиной многих проблем, с которыми ребенок столкнется в дальнейшем). Не имея представлений о должном и недопустимом, не обладая способностью самостоятельного рассуждения, ребенок легко может оказаться объектом манипуляции со стороны окружающих и действовать в ущерб своим долговременным интересам91.

Последнее место в ряду приоритетов семейного воспитания, выделенных участниками исследования, заняли задачи духовно-нравственного воспитания:

- поощрять откровенность и честность ребенка;

- прививать ребенку трудолюбие;

- учить детей быть патриотами, любить свое Отечество;

- воспитывать в детях веру в Бога, приобщать детей к Церкви.

Данный факт можно интерпретировать как свидетельство о том, что духовно-нравственное, и в частности религиозное, воспитание не рассматривается большей частью современных семей как стратегия воспитания, обеспечивающая передачу детям базовых социокультурных ценностей — основы самоопределения человека в дальнейшей жизни, а религиозность — как значимое условие личностного духовного становления и социализации.

Возможность трактовки традиционных ценностей семейного воспитания в современных социокультурных условиях

Одно из главных условий повышения воспитательного потенциала современной семьи — актуализация аксиологической составляющей семейного воспитания. Ценностно-смысловой контекст является определяющим в комплексе мер по развитию социальных феноменов ответственного родительства и родительской культуры.

В логике аксиологического подхода «ответственное родительство» определяется как интегрированное психологическое образование личности, включающее совокупность ценностных ориентаций, установок и ожиданий, родительских чувств, отношений, позиций и убеждений субъекта относительно себя как родителя92. Содействие формированию ответственного родительства как социального феномена предполагает обновление нормативно-правовой базы, регламентирующей меру ответственности родителей за воспитание детей, расши-

91 Семья и родительство в современной России. С. 27.

92Акутина С. П. Указ. соч.

рение компетентности родителей в вопросах развития и воспитания ребенка, реализацию системы мер по формированию родительской культуры.

Ведущий специалист по разработке вопросов теории и практики родительского движения в современной России, руководитель педагогических программ московского Семейного клуба родительского опыта «Рождество» А. А. Крячко характеризует родительскую культуру как «систему практически реализуемых взрослыми членами семьи ценностных отношений и норм, определяющих демографическое поведение человека, степень материнской и отцовской компетентности и творческой активности в процессе инкультурации и первичной социализации ребенка, осуществляемых в пределах семьи»93.

Родительская культура имеет сложную структуру, в которой можно выделить когнитивный, мотивационно-эмоциональный, деятельностный, ценностносмысловой компоненты. Базовые составляющие родительской культуры представлены в Таблице 3.

Таблица 3

Базовые составляющие родительской культуры

№ п/п Компоненты Показатели сформированности родительской культуры

1 Когнитивный Наличие у родителей осознанных представлений: • о нормативно-правовых, психолого-педа-гогических и социально-педагогических основах воспитания детей в семье; • об особенностях и закономерностях развития ребенка в различные периоды детства; • об основных потребностях детей разных возрастов и способах удовлетворения этих потребностей; • о приоритетных задачах оздоровления, воспитания и социализации в различные периоды детства; • о возможностях, принципах, методах и приемах семейного воспитания

2 Мотивационно- эмоциональный Активная мотивация родителей на рождение и воспитание детей. Положительное отношение родителей к своей отцовской / материнской роли, восприятие родительства как жизненной самореализации. Позитивное отношение к своему ребенку, выражающееся в принятии, любви, понимании и адекватном отношении к особенностям его развития и поведения.

93 Крячко А. А. Стратегии развития родительской культуры на пороге третьего тысячелетия: поиск оптимального подхода. [Электронный ресурс] URL: http://www.rojdestvo.ru/data/ риЬМ_р edag/publish_p ed08.shtmI

№ п/п Компоненты Показатели сформированности родительской культуры

Осознание меры своей родительской ответственности за развитие и воспитание ребенка. Мотивация на поиск и осуществление адекватной стратегии воспитания в соответствии с возрастными и индивидуальными особенностями своих детей. Стремление к активизации и творческому развитию индивидуального и семейного воспитательного потенциала

3 Деятельностный Сформированность инициативной воспитательной позиции родителей. - Деятельный подход к освоению и передаче детям контекстов культуры. - Наличие навыков использования воспитательного потенциала разных видов деятельности (коммуникативной, предметной, игровой, учебно-познавательной, трудовой, художественно-продуктивной, бытовой) в соответствии с возрастом и интересами ребенка. Владение методами и приемами домашнего воспитания и обучения, организации семейного досуга, конструктивного решения проблемных ситуаций, использования коррекционных возможностей семьи

4 Ценностно-смысловой Осознание и принятие как смысложизненных семейных ценностей: а) супружества; б) рождения и воспитания детей; в) чадолюбия; г) многодетности; д) родительства как творческой самореализации; е) престижности материнства и отцовства. Общее ценностное отношение к жизни, активность ценностно-смыслового компонента мировосприятия. Осознание и деятельностное осуществление в собственной жизни и жизни своей семьи сопричастности к базовым социокультурным ценностям. Понимание значимости духовно-нравственного развития и воспитания ребенка для формирования его ценностно-смысловой сферы. Избирательность и культуросообразность в формировании культурной среды воспитания ребенка.

№ п/п Компоненты Показатели сформированности родительской культуры

Готовность и способность помогать ребенку в деятельном освоении базовых жизненных ценностей. Способность противостоять негативным информационным и коммуникационным воздействиям

Сегодня процесс формирования родительской культуры неизбежно связан с коррекцией индивидуалистических установок и искаженных ценностных приоритетов родителей, переструктурированием ценностно-смыслового пространства современной семьи.

Несмотря на противоборство мнений вокруг соотношения традиции и глобализации, наиболее жизнеспособной стратегией развития родительской культуры в современном российском обществе представляется ориентация на отечественные цивилизационные ценности, а перспективной тактикой — введение современной семьи в культурно-педагогическую практику через деятельное освоение и осмысление воспитательного потенциала традиционной культуры в сопряжении ее с динамикой современности.

Будучи главным средством организации пространства родительской культуры, традиция осваивается родителями не на уровне прежних форм закрепления социокультурного опыта, а через присоединение к смысложизненным ценностям и идеалам, структурирующим жизнь общества. Потенциал родительской культуры получает новый импульс развития в процессе интерпретации традиционных ценностей в современных условиях. Таким образом, традиция выступает, во-первых, как естественный механизм трансляции и сохранения культуры; а во-вторых — как проводник социокультурного обновления.

Традиционные ценности получают сегодня новое звучание, выполняя функцию консолидации общества, обеспечивая ценностное единство семьи, нации, сохранение своеобразия этноса, способствуя нравственной, духовной и культурной самоидентификации граждан России.

В данном контексте средствами освоения и актуализации традиционных ценностей семейного воспитания в современных социокультурных условиях становятся:

• общая аксиологизация современной жизни на основе творческого развития отечественной социокультурной традиции;

• признание и презентация семейных ценностей как приоритетных в системе социокультурных ценностей современной России;

• комплексная социально-экономическая и психолого-педагогическая, помощь российской семье в решении ее витальных и инструментальных проблем;

• популяризация традиционных ценностей воспитания (в том числе посредством акцентирования прикладного, прагматического аспекта традиционных ценностей);

• осуществление широкомасштабной просветительской программы по формированию родительской культуры;

• систематическое и целенаправленное духовно-нравственное воспитание детей в семье и образовательных учреждениях;

• использование в ходе реализации различных образовательных и социальных программ вариативных форм межпоколенческого взаимодействия;

• объединение в процессе восстановления воспитательного потенциала современной семьи усилий самой семьи, учреждений системы образования, традиционных религиозных организаций (в первую очередь, структур Русской Православной Церкви), общественных организаций и объединений, опирающихся в своей деятельности на базовые социокультурные ценности.

Актуализация ценностно-смысловой составляющей современной жизни даст российской семье возможность вернуть утраченное ею на переломе эпох духовное призвание, о котором писали классики отечественной философии и педагогики, — способность к восприятию, творческому развитию и передаче поколениям потомков отечественной социокультурной традиции94.

Ключевые слова: семейное воспитание, духовно-нравственные ценности семьи и семейного воспитания, феномен родительской культуры.

Value Priorities of Family Upbringing in Russia

O. M. Potapovskaya

The article deals with axiological basis offamily upbringing. It discusses the dynamics of value priorities in the Russian families due to social-cultural transformation on the turn of the 19th-20th and the 20th-21st centuries. Strategic directions of actualisation of traditional values in family upbringing are defined for the social-cultural conditions of contemporary Russia.

Keywords: family upbringing, spiritual-moral values of the family and family upbringing, the phenomenon of cultivated parenthood.

94 Ильин И. А. Указ. соч. С. 205—207.