Научная статья на тему 'ТРЕУГОЛЬНИК «КИТАЙ—РОССИЯ—США» И ВЕНЕСУЭЛЬСКИЙ КРИЗИС ВО ВРЕМЕНА ПАНДЕМИИ'

ТРЕУГОЛЬНИК «КИТАЙ—РОССИЯ—США» И ВЕНЕСУЭЛЬСКИЙ КРИЗИС ВО ВРЕМЕНА ПАНДЕМИИ Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
648
143
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Китай / Россия / США / Боливарианская Республика Венесуэла (БРВ) / Латинская Америка / интернационализация конфликта / стратегические интересы / пандемия / China / Russia / USA / Bolivarian Republic ofVenezuela (BRV) / Latin America / internationalization of a conflict / strategic interests / coronavirus pandemic

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Сафронова Елена Ильинична

Резкое изменение глобальной ситуации, вызванное пандемией коронавируса, не только не затмило некоторые международные проблемы, носящие, казалось бы, региональный характер, но более того — по сути обострило их. Одной из таких «тлеющих» проблем остается положение в Боливарианской Республике Венесуэла (БРВ), прямо затрагивающее интересы ряда крупнейших мировых акторов. Интернационализация венесуэльского конфликта чревата рисками, рано или поздно способными сказаться на многих сторонах международной политико-экономической жизни. В силу этого необходимость мониторинга кризиса в Венесуэле не только не устранена, но рано или поздно потребует новых сил и внимания, хотя в настоящий момент и выглядит утратившей остроту. В статье аргументируется неизбежность интернационализации конфликта в БРВ ввиду целого ряда обстоятельств и характеризуются официальные и практические позиции России, КНР и США по ситуации в Венесуэле. Особо отмечается поиск Пекином серединно-компромиссной линии между Н. Мадуро и сторонниками Х. Гуайдо, нацеленной на максимально возможное сохранение китайских политико-экономических активов в Венесуэле при любом развитии событий. В статье подчеркивается, что позиция США по венесуэльскому вопросу мотивируется стремлением Вашингтона «размыть» опору, поддерживающую международные и внутренние позиции не только Каракаса, но и Гаваны, а также ограничить маневр в Латинской Америке России и Китая. Автор также отмечает, что текущее положение на мировых рынках нефти осложняет ситуацию в Венесуэле, порождая новые риски и для нее, и для ее международных партнеров. В работе предлагается прогноз развития ситуации в БРВ: автор приходит к выводу, что на данный момент дальнейшее затягивание кризиса власти в этой стране — наиболее вероятный сценарий хода событий. Пандемия COVID-19 привела к застойным явлениям в мировой экономике, что переключило внимание сторон конфликта и государств, поддерживающих их, на задачи иного плана, приглушив их стратегическую активность. Однако, несмотря на то, что изменение ситуации в БРВ пока не отвечает текущим политико-экономическим устремлениям сторон конфликта и вовлеченных международных акторов, неизбежно придет время, когда венесуэльский кризис потребует своего разрешения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The China-Russia-US triangle and the Venezuelan crisis in times of pandemic

Although the dramatic change in the global situation caused by the coronavirus pandemic has temporarily overshadowed some international problems, the need to resolve the latter has not been eliminated. One of these “smoldering” problems remains the situation in the Bolivarian Republic of Venezuela (BRV), which directly affects interests of some world's largest actors. The internationalization of the Venezuelan conflict is fraught with risks that sooner or later can affect many aspects of international political and economic life. Because of this, the need to monitor the crisis in Venezuela is not only eliminated, but sooner or later will require new attention. The article argues for the inevitability of internationalization of the conflict in the BRV due to a number of circumstances and describes official and practical positions of Russia, China and the United States on the situation in Venezuela. Especially is noted the high probability of Beijing’s search for a middle-compromise line between N. Maduro and supporters of H. Guaido, aimed at the maximum possible preservation of Chinese political and economic assets in Venezuela in any event. The article emphasizes, that the US position on the Venezuelan issue is motivated by Washington's desire to “blur” international and domestic positions of not only Caracas, but also Havana, and to limit the political and economic maneuver in Latin America of Russia and China. The author also notes that the current situation on the world oil markets complicates the state of affairs in Venezuela, creating new risks for the country itself as well as for its international partners. The paper provides a forecast of the situation in Venezuela. The author comes to the conclusion that at this point further protraction of the crisis of power in this country is the most likely course of events. The COVID-19 pandemic has led to stagnation in the global economy, which has shifted the attention of the parties from the conflict to other tasks and dimed their strategic activity. However, despite the fact that probable changing in the BRV situation does not yet meet current political and economic aspirations of the parties to the conflict and the international actors involved, the time will inevitably come when the Venezuelan crisis requires its resolution.

Текст научной работы на тему «ТРЕУГОЛЬНИК «КИТАЙ—РОССИЯ—США» И ВЕНЕСУЭЛЬСКИЙ КРИЗИС ВО ВРЕМЕНА ПАНДЕМИИ»

DOI: 10.24411/2618-6888-2020-10007

Е.И. Сафронова

ТРЕУГОЛЬНИК «КИТАЙ—РОССИЯ—США» И ВЕНЕСУЭЛЬСКИЙ КРИЗИС ВО ВРЕМЕНА ПАНДЕМИИ

Аннотация. Резкое изменение глобальной ситуации, вызванное пандемией коронавируса, не только не затмило некоторые международные проблемы, носящие, казалось бы, региональный характер, но более того — по сути обострило их. Одной из таких «тлеющих» проблем остается положение в Боливарианской Республике Венесуэла (БРВ), прямо затрагивающее интересы ряда крупнейших мировых акторов. Интернационализация венесуэльского конфликта чревата рисками, рано или поздно способными сказаться на многих сторонах международной политико-экономической жизни. В силу этого необходимость мониторинга кризиса в Венесуэле не только не устранена, но рано или поздно потребует новых сил и внимания, хотя в настоящий момент и выглядит утратившей остроту.

В статье аргументируется неизбежность интернационализации конфликта в БРВ ввиду целого ряда обстоятельств и характеризуются официальные и практические позиции России, КНР и США по ситуации в Венесуэле. Особо отмечается поиск Пекином середин-но-компромиссной линии между Н. Мадуро и сторонниками Х. Гу-айдо, нацеленной на максимально возможное сохранение китайских политико-экономических активов в Венесуэле при любом развитии событий.

В статье подчеркивается, что позиция США по венесуэльскому вопросу мотивируется стремлением Вашингтона «размыть» опору,

поддерживающую международные и внутренние позиции не только Каракаса, но и Гаваны, а также ограничить маневр в Латинской Америке России и Китая. Автор также отмечает, что текущее положение на мировых рынках нефти осложняет ситуацию в Венесуэле, порождая новые риски и для нее, и для ее международных партнеров.

В работе предлагается прогноз развития ситуации в БРВ: автор приходит к выводу, что на данный момент дальнейшее затягивание кризиса власти в этой стране — наиболее вероятный сценарий хода событий. Пандемия COVID-19 привела к застойным явлениям в мировой экономике, что переключило внимание сторон конфликта и государств, поддерживающих их, на задачи иного плана, приглушив их стратегическую активность. Однако, несмотря на то, что изменение ситуации в БРВ пока не отвечает текущим политико-экономическим устремлениям сторон конфликта и вовлеченных международных акторов, неизбежно придет время, когда венесуэльский кризис потребует своего разрешения.

Ключевые слова: Китай, Россия, США, Боливарианская Республика Венесуэла (БРВ), Латинская Америка, интернационализация конфликта, стратегические интересы, пандемия.

Автор: Сафронова Елена Ильинична, кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Центра изучения и прогнозирования российско-китайских отношений Института Дальнего Востока РАН. ORCID: 0000-0002-4256-2381; E-mail: safronova@ifes-ras.ru

E.I. Safronova

The China-Russia-US triangle and the Venezuelan crisis in times of pandemic

Abstract. Although the dramatic change in the global situation caused by the coronavirus pandemic has temporarily overshadowed some international problems, the need to resolve the latter has not been eliminated. One of these "smoldering" problems remains the situation in the Bo-livarian Republic of Venezuela (BRV), which directly affects interests of some world's largest actors. The internationalization of the Venezuelan conflict is fraught with risks that sooner or later can affect many aspects of international political and economic life. Because of this, the need to monitor the crisis in Venezuela is not only eliminated, but sooner or later will require new attention.

The article argues for the inevitability of internationalization of the conflict in the BRV due to a number of circumstances and describes official and practical positions of Russia, China and the United States on the situation in Venezuela. Especially is noted the high probability of Beijing's search for a middle-compromise line between N. Maduro and supporters of H. Guaido, aimed at the maximum possible preservation of Chinese political and economic assets in Venezuela in any event.

The article emphasizes, that the US position on the Venezuelan issue is motivated by Washington's desire to "blur" international and domestic positions of not only Caracas, but also Havana, and to limit the political and economic maneuver in Latin America of Russia and China. The author also notes that the current situation on the world oil markets complicates the state of affairs in Venezuela, creating new risks for the country itself as well as for its international partners.

The paper provides a forecast of the situation in Venezuela. The author comes to the conclusion that at this point further protraction of the crisis of power in this country is the most likely course of events. The COVID-19 pandemic has led to stagnation in the global economy, which has shifted the attention of the parties from the conflict to other tasks and dimed their strategic activity. However, despite the fact that probable changing in the BRV situation does not yet meet current political and economic aspirations of the parties to the conflict and the international actors involved, the time will inevitably come when the Venezuelan crisis requires its resolution.

Keywords: China, Russia, USA, Bolivarian Republic of Venezuela (BRV), Latin America, internationalization of a conflict, strategic interests, coronavirus pandemic.

Author: Elena I. SAFRONOVA, Ph.D. (Economics), Leading Research Fellow, Institute of Far Eastern Studies of the Russian Academy of Sciences. ORCID: 0000-0002-4256-2381; E-mail: safronova@ifes-ras.ru

Резкое изменение глобальной ситуации из-за пандемии COVID-19, снижение цен на нефть и обострение мирового экономического кризиса, казалось бы, оттеснили на второй план некоторые проблемы международной жизни, еще недавно привлекавшие внимание мирового сообщества. Однако при более пристальном взгляде оказывается, что это обстоятельство не нивелировало, но обострило ряд вопросов, переведя их из «ждущего» режима в режим on-line. К числу таких проблем относится и дальнейшая интернационализация, казалось бы, внутреннего конфликта между ветвями

власти в Венесуэле1. Эта тема представляется тем более важной, поскольку в ней оказываются задействованными интересы трех крупнейших мировых держав — Китая, США и России.

В контексте статьи автор предлагает понимать под интернационализацией конфликта не только весь комплекс международных усилий по его разрешению, но и участие во внутригосударственной борьбе тех субъектов международных отношений (стран или организаций), которые заинтересованы в реализации собственных интересов в ходе конфликтной ситуации.

В случае кризиса власти в Венесуэле интернационализация конфликта видится неизбежной по следующим причинам:

Во-первых, как показывает мировой опыт, там, где замешана большая нефть (в качестве объекта соперничества или аргумента для спекуляций во внешнеполитической риторике и практике) практически всегда происходит интернационализация внутренних конфликтов. Внешние силы редко отказываются от возможности «половить рыбку в мутной воде» и извлечь собственные выгоды.

Во-вторых, сам стратегический масштаб «игроков» — субъектов МО, пришедших «разыграть» в Венесуэле нефтяную или иную интересную им «карту», тоже служит мощным признаком интернационализации конфликта. Кризис в Венесуэле, будучи внутренним по происхождению, становится международным по значимости потому, что затрагивает целый комплекс интересов России, Китая и США, причем, не только энергетических и финансовых, но и связанных со стратегической безопасностью.

Недавние шаги России, предпринятые в отношении ее нефте-собственности в Венесуэле, о которых будет сказано далее, еще больше наводят на мысль о разрастании интернациональной компоненты венесуэльского кризиса.

В-третьих, задействованность ООН сама по себе является и фактором, и ярким показателем интернационализации конфликта. Так,

1 Напомним, что в январе 2019 г. Н. Мадуро принес присягу в качестве президента Венесуэлы на новый срок. Оппозиция, отрицающая законность его переизбрания, объявила президентом страны главу Национальной ассамблеи (парламента) Х. Гуайдо.

14 февраля 2019 г., министр иностранных дел в правительстве Н. Мадуро Х. Арреаса в кулуарах Совета безопасности ООН на импровизированной пресс-конференции объявил о формировании «коалиции» по защите суверенитета его страны. Среди стран, выразивших согласие присоединиться к ней, — Россия, Иран, Сирия, КНДР, Никарагуа, Куба, а также Палестинская администрация ^аББШ]. Китай прямо не заявлял о своем присоединении к этому неформальному объединению, но, видимо, духом к нему близок.

В-четвертых, если в активности внешних «игроков» так или иначе присутствует идеологическая/мировоззренческая компонента, то конфликт приобретает особую чувствительность и специфику. Не только большая нефть побуждает Китай, Россию и США вникать в венесуэльский кризис, но и интересы собственных геостратегических позиций. В той или иной интерпретации, но все три страны руководствуются намерением сделаться особо значимым субъектом МО. КНР — под лозунгом «великого возрождения китайской нации», а США — «вновь сделать Америку великой». Россия же, хотя и не сформулировала лозунг о возвращении своего величия, однако вся ее внешнеполитическая деятельность с начала XXI века свидетельствует о стремлении не только вернуть, но и расширить мировые позиции и авторитет, «завоеванные» во времена СССР.

Позиция КНР

КНР приняла достаточно предсказуемую позицию в отношении кризиса в Венесуэле и его вариаций, формулировки которой ею устойчиво применяются практически во всех аналогичных случаях. Устами представителей МИД Китая Пекин заявил, что кризис власти в БРВ — ее внутреннее дело, он должен разрешаться путем мирных переговоров внутри страны, без вмешательства извне и в полном соответствии с Конституцией Венесуэлы и Уставом ООН.

«Перевыборы» председателя Национальной ассамблеи Венесуэлы в январе 2020 г. не сдвинули с места проблему двоевластия в стране, поскольку Х. Гуайдо и провозгласивший себя новым главой парламента Л. Парра (поддержанный Н. Мадуро) приводили, пожа-

луй, равновесомые доводы в пользу своей легитимности, и никто из них не уступил. Напомним, что глава Национальной ассамблеи согласно Конституции страны является и временным президентом Венесуэлы в случае выбытия постоянного президента или же если его полномочия ставятся под сомнения.

Запад и большинство стран Латинской Америки (ЛА) опять заявили о поддержке Х. Гуайдо. Россия ожидаемо выступила против. А вот Китай, хотя и подчеркнул, что он выступает против любого внешнего вмешательства во внутренние дела Республики, однако призвал все стороны политического кризиса в Венесуэле и государства, поддерживающие их, «сосредоточиться на благе народа Венесуэлы и содействовать установлению стабильности в стране» [РИА Новости]. Таким образом, открытой поддержки Л. Парра со стороны Китая не последовало.

Обтекаемость и миролюбивость формулировок — это вообще традиционный дипломатический стиль Пекина.

Подчеркнем, что Китаю определенно есть, что терять в Венесуэле, ибо с 2007 г. КНР выделила этой латиноамериканской стране 17 займов в общем объеме от 62 до 70 млрд долл. (в зависимости от источника информации). В основном кредиты пошли на усовершенствование объектов добычи и предоплату за поставки нефти в Китай.

На КНР приходится около 25 млрд долл. из примерно 135-миллиардного внешнего долга Венесуэлы, что делает ее крупнейшим кредитором этой страны (см., в частности: [Крупнейшим кредитором Венесуэлы стал Китай, а не Россия]). А с заключением 28 новых соглашений в сентябре 2018 г. долг Венесуэлы КНР в обозримой перспективе возрастет до 28 млрд долл. [Toro]. Венесуэла расплачивается по долгам с Китаем поставками нефти, не обладая какими-либо иными ресурсами, достаточными для погашения задолженности перед КНР. Посему можно утверждать, что в настоящих условиях долг Венесуэлы может стать вообще не выплачиваемым ("bad debt, deuda mala"), ибо снижение добычи нефти в стране в силу внутренних политико-экономических причин ныне дополнилось общим падением мировых цен на «черное золото» из-за пандемии COVID-19.

Согласно соответствующему китайско-венесуэльскому соглашению, государственный нефтяной монополист БРВ — Petroleos de Venezuela Sociedad Anónima (PDVSA) отправляет с 2008 г. сырую нефть в КНР в счет погашения венесуэльских долгов перед Китаем. Документ предусматривает, что объемы поставок нефти в КНР «ни при каких условиях» не могут быть менее 100 тыс. барр. в день. При этом Соглашение заложило и ключевое финансовое условие: чем выше цена на нефть-сырец, тем меньшие объемы подлежат отгрузке и наоборот (приводится по [Figueroa]).

По состоянию на середину марта 2020 г., нефтепоставки Венесуэлы в Китай пока составляли примерно 350 тыс. барр. в день, причем шли они за счет разгрузки нефтехранилищ, а не добычи новой нефти, которая стремительно падает в БРВ еще с конца 2016 г.

Обвал цен на нефть, вызванный застойными явлениями в мировой экономике из-за пандемии C0VID-2019, заставляет Венесуэлу не только продавать свою нефть с большим дисконтом, и так имевшим место из-за нежелания покупателей иметь дело с PDVSA, находящейся под американскими санкциями, но и затрудняет поиск покупателей как таковых1. Покупатели сейчас имеют возможность выбирать наиболее выгодного поставщика. Так, индийские НПЗ уже отменили контракты на покупку венесуэльской нефти не только из-за давления со стороны США, но и возможности найти более прибыльный путь нефтезакупок (см. [Figueroa]).

Надо отметить, что в условиях пандемии коронавируса правительство Венесуэлы обратилось к США с просьбой снять санкции, однако Вашингтон не пошел на это, утверждая, что санкции не распространяются на поставки лекарств и медицинского оборудования. Тогда Венесуэла обратилась за кредитом в размере 5 млрд долл. на

1 Н. Мадуро заявляет, что причина экономического кризиса в Венесуэле — это санкции, наложенные США. В январе 2019 г. администрация Трампа ввела санкции против PDVSA и заморозила ее счета на 7 млрд долл., лишив страну самого важного источника доходов. (Углеводороды приносят стране 90 % валютных доходов и половину внутреннего бюджета страны [Алексеева Н.]). Это так, но обвал экономики страны начался задолго до санкций — с 2013 г., совпавшим по времени с резким падением мировых цен на нефть.

цели борьбы с коронавирусом в МВФ, который тоже отказал Каракасу под предлогом «непонятного статуса Н. Мадуро» [Педанов].

При таких обстоятельствах становится весьма сомнительной способность Н. Мадуро и впредь удерживать социально-политическую ситуацию в стране, и это сильно бьет по позициям властей. Однако Китай вряд ли откажется от сотрудничества с действующим режимом. Кризис приходит и уходит, а китайские интересы в Венесуэле отличаются особой долгосрочностью: Венесуэла — крупнейший в Латинской Америке получатель китайских инвестиций (более 50 % капиталовложений КНР в ЛА) [Лихачев].

Венесуэла интересна КНР и как импортер продукции ВПК. В 2017 г. прошла информация, что Венесуэла закупила у Китая 150 бронетранспортеров и оснащение для Национальных вооруженных сил [Romero]. К настоящему времени БРВ получает из Китая оружия на 630 млн долл. [Дудаков]. Намерение и дальше зарабатывать на экспорте продукции высоких переделов, включая продукцию ВПК, может быть расстроено приходом к власти в Венесуэле проамериканского правительства. Тем не менее, Пекин предпочитает не вести линию на «лобовое» внедрение в жизнь Венесуэлы, чем порой отличаются Куба и порой РФ. Пекин явно надеется сберечь китайские материальные активы и кооперационные позиции в Венесуэле даже в случае смены власти. Так, проходила информация, что уже с 2016 г. — времени резкого обострения хозяйственной ситуации в Венесуэле, Пекин стал искать контакты с оппозицией для прояснения перспектив его собственности в стране. А с развертыванием кризиса власти в начале 2019 г. факт обсуждения ситуации со всеми сторонами внутривенесуэльского конфликта уже открыто и не раз подтверждался китайской стороной. Например, спикер МИД Китая Гэн Шуан заявил, что «мы по различным каналам поддерживаем тесные контакты со всеми заинтересованными сторонами — мы готовы к сближению с ними ради продвижения переговорного процесса (между политически противоборствующими сторонами в Венесуэле)» и что, как бы ни развивалась ситуация, сотрудничество Китая и Венесуэлы не должно быть ущемлено [В МИД Китая заявили...] (см. также [Que intereses tiene China...]).

Такая конформистская линия Пекина диктуется, видимо, и тем, что КНР учитывает позицию подавляющего большинства латиноамериканских стран, поддерживающего Х. Гуайдо. Китай не хочет перессориться с Латинской Америкой, особенно в свете планов по распространению его инициативы «Пояс и путь» (ИПП) на этот континент, и надеется сохранить незатронутым свой потенциал влияния в регионе. Немаловажно и то, что Пекин дорожит репутацией в такой уважаемой части развивающегося мира, как ЛА. Поддержка одиозного для большинства государств континента режима Мадуро может причинить Китаю ощутимые имиджевые потери.

Обосновывая свою «мягкую» позицию в отношении оппозиционных сил в Венесуэле, Пекин устами спикеров МИД подчеркивал, что проекты и планы КНР в латиноамериканской стране — это механизмы экономических отношений не между конкретными правительствами, а между странами и народами.

Еще одним важным фактором, обусловливающим специфику линии КНР в отношении Венесуэлы, видимо, является присутствие в стране многочисленной китайской диаспоры. Проходила информация, что десятки тысяч китайцев вернулись на историческую родину, избегая экономических проблем и опасности скатывания ситуации в Венесуэле к насилию [He Huifeng]. Логично предположить, что Пекин намерен устранить риски для китайцев, предотвратить их массовый исход на родину, особенно в период пандемии, и потому — препятствовать развитию ситуации по чрезвычайному сценарию.

Следует отметить, что если в случае прихода к власти в Венесуэле антимадуровского правительства Китаю удастся максимально возможным образом сохранить свои политико-экономические позиции, то это заметно снизит потенциал России как конкурента за природные ресурсы и влияние в Латинской Америке. В Венесуэле уже имеет место прямое столкновение экономических интересов РФ и Китая: с недавних пор Россия «уводит» на себя часть венесуэльской нефти, пригодной для поставки в Китай. РФ транспортирует тяжелую нефть компании PDVSA в Сингапур для ее «апгрейда» [Figueroa]. А будет ли новое правительство в Венесуэле соблюдать условия контрактов, заключенных Москвой при Мадуро? Россия —

не Китай: она не пошла на переговоры с оппозицией, и это ей вряд ли простят.

Х. Гуайдо пообещал сохранение всех венесуэльско-китайских контрактов и проектов, чего он не сделал в отношении РФ, заявив, что в силе останутся только те контракты с Россией, которые имеют легитимную основу. А ведь согласно Конституции Венесуэлы, все контракты с иностранным участием, обладающие общественной значимостью, подлежат утверждению не только президентом страны, но и ее парламентом (Национальной ассамблеей), а это в случае РФ (да и КНР) часто не делалось. Даст ли новая власть легитимизировать российские контракты или нет — большой и серьезный вопрос.

Позиция России

Официальная позиция РФ по венесуэльскому кризису во многом совпадает с китайской, за исключением двух отличий. Москва сразу объявила самопровозглашение Х. Гуайдо и.о. президента попыткой государственного переворота, а также отметила, что во многом кризис был инспирирован извне [Захарова...]. И Россия сразу признала Л. Парра как нового главу парламента Венесуэлы. Как уже указывалось, Китай не был столь категоричен.

Основные устремления России в Венесуэле сначала были связаны практически только с нефтью. Немалую роль сыграл и личностный фактор — фигура главы «Роснефти» И. Сечина, проявившего особую симпатию к лидерам-чавистам.

Как и Китаю, России есть, что терять. «Роснефть» заключила контракт PDVSA о добыче нефти в БРВ на общую сумму в 20 млрд долл. А одна только Petromonagas — СП «Роснефти» с PDVSA обеспечивала 10 % всей получаемой в Венесуэле нефти [Дудаков].

Также «Роснефти» принадлежали 2 газовых месторождения в Венесуэле. Кроме Petromonagas, «Роснефть» участвовала в следующих СП с PDVSA: проект Карабобо-2,4 (СП Рйго^йойа) С^УР (дочернее предприятие PDVSA) (60 %), ОАО «НК «Роснефть» (40 %), проект Junin-6 (СП РйгоМкапёа) CVP (дочернее подразделение

PDVSA) (60 %), ООО «ННК» — 40 %, СП Boqueron CVP (дочернее предприятие PDVSA) (60 %), ОАО «НК Роснефть» (26,67 %), OMV (13,33 %), СП Petroperija CVP (дочернее предприятие PDVSA) — 60 %, ОАО «НК Роснефть» — 40 % [Фокин; Пресс-релиз компании «Роснефть»].

С 2006 г. Россия предоставила займов и кредитов Венесуэле на 17 млрд долл. Большая часть долга была уже погашена за счет нефте-поставок. Осталось погасить еще примерно 7 млрд долл. Из них половина — это долг PDVSA перед «Роснефтью» и еще половина — долг российскому государству [Дудаков].

Нефтяные интересы РФ сосредоточены в бассейне Ориноко на севере страны, где расположены огромные залежи «тяжелой» нефти. «Роснефть» участвовала в ее добыче, в том числе используя свои технологии, ибо «тяжелые» сорта нефти нуждаются в «апгрейде» на НПЗ если не на территории России, то в Индии и на принадлежащем Роснефти НПЗ в Германии. Это непростая, но довольно выгодная схема, для продвижения которой в экономику Венесуэлы Россия инвестировала около 6 млрд долл. [Деготькова].

Рост российского кредитования Венесуэлы наблюдался вплоть до недавнего времени. Так, «Роснефть» в 2018 г. выдала PDVSA кредит в 6,5 млрд долл., который также выплачивается нефтепоставка-ми. Хотя по кредиту есть обеспечение — 49,9 % в Citgo, дочерней структуре PDVSA, которая занимается переработкой венесуэльской нефти в США, а также владеет долями в ряде НПЗ и сетью АЗС, однако в 2018 г. суд Делавэра арестовал эту долю в Citgo по иску кредиторов PDVSA. Поэтому возможность для «Роснефти» получить залог оказалась проблематичной. Тем не менее, по заявлению представителя «Роснефти», поставки нефти в счет долга PDVSA в 2019 г. шли «в графике» [Барсуков].

Для многих стало неожиданностью то, что в самом конце марта 2020 г. «Роснефть» объявила о прекращении деятельности в Венесуэле и продаже всех своих активов в стране. Также стало известно, что их приобретателем стало Правительство России.

Этот шаг на Западе поспешили объяснить взлетом рисков для «Роснефти» в связи с трудностями переговоров РФ с нефтепроизво-дителями в рамках структуры ОПЕК+, а также усугублением ситуа-

ции с добычей и ценами на нефть — главный экспортный продукт и источник валютных поступлений Венесуэлы (99 %).Утверждалось, что выход России из ОПЕК+ роковым образом отразится на режиме Мадуро, ибо поддержка Венесуэлы со стороны РФ и Китая будет слабеть. Москве-де надо решать собственные проблемы с наполняемостью бюджета, а Пекин занят попытками договориться с Вашингтоном о снятии пошлин (приводится по: ^Т: Обрушивая цены на нефть...]).

Высказывается мнение, что контрактеры-нефтепроизводители потеряют интерес к венесуэльской нефти, поскольку затраты на добычу превысили ее среднюю продажную цену, которая продолжает падать. Именно там, где добывают нефть совместные с Венесуэлой предприятия России и Китая (бассейн Ориноко с его тяжелой нефтью), стоимость добычи составляет 27 и даже 34 долл. за барр. [Figueroa], в то время как венесуэльская нефть ныне торгуется за 5— 10 долл. за барр.

Компании с российским участием реально столкнулись с рисками масштабных убытков, ибо на начало 2020 г. они контролировали более 70 % добываемой в Венесуэле нефти (помимо «Роснефти» участниками нефтяных проектов были и «Газпром нефть», а также международное торговое подразделение «Лукойла» Litasco). «Роснефть» (и китайская СКРС) управляла месторождениями, покупая доли в предприятиях PDVSA, тем самым оказывая ей поддержку [Злобин].

В целом, резкое падение стоимости на венесуэльскую нефть сначала было вызвано американскими санкциями и неквалифицированным администрированием нефтересурсов БРВ, а сейчас — ценовой «войной» между Саудовской Аравией и Россией, простимулированной пандемией СО\гТО-19. Проблема усугубляется нехваткой нефтехранилищ в Венесуэле и некачественным техобслуживанием добычных объектов.

Тем не менее, принимая на себя активы и обязательства «Роснефти» (включая доли в добычных и нефтесервисных предприятиях и торговых операциях), Правительство РФ сделало весьма значимый шаг. С одной стороны оно подставило плечо И. Сечину, а с другой — получило основание защищать государственную собственность России в случае возникновение такой необходимости. Уже

высказываются мнения о том, что нападение на Венесуэлу со стороны США или иных антимадуровских сил теперь может расцениваться как нападение на Россию. Таким образом, в период пандемии РФ подняла свой флаг не только в Италии, но и в Венесуэле [Филатов]. Это прибавляет международного веса России, но при этом — повышает степень интернационализации венесуэльского кризиса.

Венесуэла ценна РФ и как покупатель продукции высоких переделов, ибо не так уж много стран, в которых структура российского экспорта складывается в пользу готовой продукции. РФ экспортирует в Венесуэлу товары химической промышленности, машины и оборудование, транспортные средства, ядерные реакторы, фотооптику, а вывозит в основном сельскохозяйственное сырье и продовольствие [Барсуков].

Венесуэла также ценна для РФ и как импортер продукции ВПК. Россия поставила Каракасу 36 истребителей Су-30МК, около 50 ударных и военно-транспортных вертолетов Ми-35М, Ми-17 и Ми-26, более 120 танков и самоходных артустановок (САУ), около 240 бронемашин, несколько десятков реактивных систем залпового огня (РСЗО) «Град» и Смерч», средства ПВО — 3 зенитно-ракетных систем (ЗРС) С-300ВМК/»Антей-2500», 12 зенитных ракетных комплексов (ЗРК) «Бук-М2», 11 ЗРК «Печора-2М» и большое количество переносных зенитных ракетных комплексов (ПЗРК) «Игла-С». Важными сделками стали сооружение завода по производству автоматов АК-103, а также центра по обслуживанию вертолетной техники [Российские интересы в Венесуэле].

Симпатии РФ к администрации Н. Мадуро объясняются и дипломатическими интересами Москвы. Так, Венесуэла — одна из немногих стран, признавших независимость Абхазии и Южной Осетии и поддерживающих практически все внешнеполитические подходы РФ, включая крымский, украинский и сирийский вопросы.

Еще в 2015 г. министром обороны РФ была достигнута договоренность об упрощенном порядке захода в порты Венесуэлы и формировании там пунктов материально-технического обеспечения российских военных судов [Яковлев]. Это засвидетельствовало намерение России отслеживать стратегическую обстановку в акваториях, близких к водам США.

Россия (как и Китай) учитывает близость побережья Венесуэлы к Панамскому каналу и морским путям между карибскими островами. Если будет построен и Никарагуанский канал, то наличие опорных точек ВМС РФ вблизи этих стратегических объектов станет еще более значимым.

Позиция США

Позиция США по венесуэльскому кризису обусловлена двумя основными обстоятельствами: стремлением сохранить свой потенциал как главного импортера и даже «распорядителя» венесуэльской нефти, а также спором с Пекином, Москвой и Гаваной о геополитическом влиянии на американском «заднем дворике». Для Д. Трампа важно дать понять Пекину и Москве, что их устремления в ЛА не должны пересекать некие «красные линии». США беспокоит размещение Китаем на авиабазе Capitán Manuel Rios в Гуарико станции спутникового слежения, а также создание Россией кибер-активов на военно-морской базе Antonio Diaz «Bandi» на венесуэльском острове к северу от Каракаса [О китайских интересах...]. Да и откомандирование в Венесуэлу в декабре 2018 г. российских бомбардировщиков «Белый лебедь», а также двух самолетов с 35-тонным грузом, включая медикаменты, для правительства Н. Мадуро и 100 военнослужащими на борту в марте 2019 г. весьма обеспокоили Вашингтон [Silvera]. К тому же, США усматривают в правительстве Н. Мадуро угрозу безопасности в силу поддержки им кубинского руководства.

По мнению издания The Wall Street Journal, попытки администрации Д. Трампа отстранить от власти Н. Мадуро знаменуют собой начало новой стратегии по укреплению влияния Соединённых Штатов в Латинской Америке. В случае реализации планов Трампа в Венесуэле, дальнейшая активность Вашингтона будет нацелена на Кубу, а также на то, чтобы «ограничить недавние посягательства...со стороны России, Ирана и Китая» (Приводится по: [Сначала Венесуэла, потом Куба...]). А по словам Дж. Хумира, исполнительного директора Центра за безопасное свободное общество (Center for a Secure Free Society) «Россия и Китай используют Венесуэлу как прокси-кон-

фликт, чтобы бросить вызов США.... Россия и Китай используют свою экономическую поддержку для создания военно-промышленного присутствия в Венесуэле» (Приводится по: [О китайских интересах в Венесуэле]).

Что касается Кубы, то ее постепенный и вожделеемый Вашингтоном переход от авторитарной системы правления к демократическому (т. е. более дружественному США) режиму будет слишком долгим, если Куба продолжит получать венесуэльское топливо и нефть-сырец, до сих пор подпитывающие ее хозяйство. Куба получает из Венесуэлы примерно 50 тыс. барр. топлива и нефти в расчете на день, что составляет около трети всего ее потребления соответствующих наименований [Дудаков].

Кубинское правительство располагает заметными военными и разведывательными активами, пригодными для поддержания власти Н. Мадуро. На протяжении почти двух десятилетий Гавана оказывает Каракасу содействие в военной подготовке персонала и обмене разведданными. Служба внутренней безопасности Венесуэлы (SEBIN) тесно сотрудничает с Кубой по отслеживанию деятельности оппозиции [Venezuela's Friends and Foes...].

При этом США остаются крупнейшим торговым партнером для правительства Мадуро. Объем официального товарооборота между США и Венесуэлой по состоянию на 2019 г. достиг 15 млрд долл., из которых 11 млрд — американский импорт, практически полностью представленный нефтью [The Observatory of Economic Complexity].

На Вашингтон «работает» и тот факт, что в последние годы в ключевых странах ЛА пришли к власти президенты консервативного, а то и откровенно правого толка. А где у власти правые — там жди политического галса в сторону США. Так происходит в Аргентине, Колумбии, Перу, Чили, а главное — в Бразилии, нового президента которой Ж. Болсонару называют «латиноамериканским Трампом». В немалой степени «правая» власть в ЛА сужает политико-экономический маневр КНР и России и улучшает американские коммерческие позиции в регионе. Так, Трамп договорился с Ж. Болсонару об увеличении сельскохозяйственных поставок в Бразилию, что весьма значимо для позиций американского президента в глазах важной

части его избирателей — агрокорпораций и сограждан-фермеров, а также в свете торговых трений с Китаем.

Ситуация в Венесуэле важна для Вашингтона и потому, что растет число эмигрантов из этой страны, создающих социальные, политико-экономические и гуманитарные проблемы не только для государств-соседей (Колумбии и Бразилии), но и для США. Из 3,5 млн венесуэльских эмигрантов 70 тыс. получили статус беженцев в Соединенных Штатах [Donatti, Salama, Talley]. США и латиноамериканские страны опасаются роста бандитизма, наркотрафика и незаконной золото- и нефтедобычи, которые, по их мнению, сопряжены с вливанием потока венесуэльских эмигрантов в местные преступные группировки (См.: [Venezuela's Friends and Foes....]).

Как и Пекин и Москва, Вашингтон учитывает и выгодное геостратегическое положение Венесуэлы, близкое к карибским морским путям, а также к Панамскому каналу.

* * *

В свете всего вышеизложенного возникает вопрос: а что же дальше? Как будет развиваться кризис в Венесуэле и международная обстановка вокруг него?

Думается, что дальнейшее затягивание кризиса власти в Венесуэле — наиболее вероятный сценарий развития событий, ибо он выгоден всем. (Весьма симптоматично выступление индонезийского представителя в ООН Диан Трианся Джани (Dian Triansyah Djani), который в равной степени критиковал проекты резолюций, предложенных США и Россией в феврале 2019 г., назвав их «неполными» и «весьма политизированными». Ветирование обеих резолюций он назвал « коллективным провалом всех нас, сидящих за этим столом, потому что мы пришли сюда сегодня, зная, что не достигнем консенсуса». Он поставил под сомнение стремление членов СБ предпринять реальные усилия для достижения общей позиции, заявив, что его делегация «начинает думать, что диалог и переговоры здесь (в СБ ООН. — Е.С.) являются роскошью» (Приводится по: [Lissardy]). По-видимому, кризис в Венесуэле вскоре вызовет новую волну обсуждения проблемы реформирования ООН.

США вряд ли пойдут на обострение ситуации силовыми методами. У Трампа слишком много проблем внутри страны: это и противостояние с Конгрессом, особенно с его «младодемократическим» крылом, и коронавирус, и серия срывов на международной арене1. Препятствием является и нежелание латиноамериканских стран видеть еще одно вторжение сил США на территорию континента. Пока большинство государств ЛА едины с США в стремлении отстранить от власти режим Мадуро, но это не значит, что они не возмутятся американским военным вмешательством. Латиноамериканский антигегемонизм — не миф, как и не миф само латиноамериканское единство.

Маловероятен и сценарий того, что США попытаются отстранить Мадуро руками Бразилии и/или Колумбии. Ныне латиноамериканцы не склонны вести внутрирегиональные войны. В новейшей истории континента были случаи противостояния движений, идеологических группировок, но не государств как таковых. К тому же в связи с пандемией СОУГО-19 в регионе обострились иные проблемы. Вопрос сбыта нефти актуализировался для всех латиноамериканских стран-нефтеэкспортеров, да и показатели смертности от ко-ронавируса составили особую проблему (особенно в Бразилии, Перу, Чили и Эквадоре).

Можно предположить, что Вашингтон надеется на устранение власти Н. Мадуро руками национальной армии, как это было в Чили в 1973 г. Однако сейчас армия дружественна Мадуро, который ввел для нее весьма существенные политические, кадровые и экономические преференции, отдав ей «на откуп» целый ряд сфер деловой активности. Назначенный при Чавесе и Мадуро офицерский состав в подавляющем большинстве не обучался в США, он чужд североамериканскому стилю управления. Он «свой» для Ма-

1 Провалившаяся попытка вторжения в Венесуэлу 3 мая 2020 г., как представляется, не была организована именно Вашингтоном: действовала вооруженная группа, нанятая, скорее всего, оппозиционными кругами внутри Венесуэлы, интересы которых совпали с амбициями предводителя наемников Дж. Гудро. Хотя отрицать то, что в Белом доме не знали об этой акции, тоже нельзя. Любые попытки расшатать режим Ма-дуро руками третьих сил отвечают американским интересам.

дуро не только в силу приказов и материального поощрения, но и по духу.

Кроме того, США просто выгодно «прокручивать» на своих счетах арестованную и/или подпавшую под санкции выручку Венесуэлы от экспорта нефти, не отдавая ее ни Мадуро, ни оппозиции. Да и зачем развязывать военные действия, если можно просто «удушить» мадуровскую Венесуэлу санкциями? Все это может служить симптомом того, что военного вмешательства США все-таки не будет.

Обострение венесуэльского кризиса невыгодно и России. Иначе ей пришлось бы идти на решительную поддержку Мадуро, что чревато немалыми экономическими, внешнеполитическими, имиджевыми (особенно в ЛА) да и «просто» военными потерями. Может ли РФ позволить себе затратную силовую операцию, да еще так далеко от дома? К тому же за счет спада нефтяного экспорта Венесуэлы РФ получила возможность увеличить собственные поставки контрагентам Каракаса, в том числе США.

И Китаю тоже не выгодно резкое развитие венесуэльских событий. Status quo позволяет ему не делать окончательного выбора в пользу той или другой оппонирующей стороны, не раздражать большинство стран Запада однозначной поддержкой Н. Мадуро, получать и далее от Каракаса нефть в счет погашения своих кредитов, а главное — не обострять отношения с США в их, пожалуй, наисложнейший период новейшего времени. Соображения имиджа и влияния КНР в Латинской Америке, столь тщательно и долго нарабатывавшихся Пекином, тоже диктуют ему осторожную линию поведения. ЛА особенно ценна ему сейчас — в связи с расширением планов ИПП.

В экономическом плане курс оппозиции, приди она к власти, наверняка будет нацелен на разгосударствление экономики и приватизацию основных госкомпаний, включая PDVSA. Вполне вероятно, что будут возвращены нефтяные корпорации из США, которые под давлением У. Чавеса ушли из страны в начале 2000-х [Дудаков]. Это, по сути, означает смену общественного строя, которая всегда сопряжена с новыми и сильными потрясениями.

Для Мадуро резкие повороты кризиса также маловыгодны. Нынешнее относительное «затишье» дает ему не только возможность

оставаться при власти, но и время перегруппировать силы. В будущем он, видимо, продолжит несиловое «выдавливание» Гуайдо из политической жизни, и это — наименее провокационный вариант.

Все вышесказанное наводит на мысль о том, что «межблоковая» борьба на земле Венесуэлы между оппозицией, США, колумбийскими и бразильскими силами, с одной стороны, и Мадуро, РФ и Кубой — с другой, — все же крайне маловероятный сценарий. И это внушает определенный оптимизм. Однако интересы «большой нефти» и стратегические устремления Китая, России и США рано или поздно обострят необходимость решения венесуэльского кризиса.

Пандемия лишь отсрочила это время.

* * *

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В заключение видится небесполезным привести ряд рекомендаций заинтересованным инстанциям.

Во-первых, автор настоятельно рекомендует воздержаться от участия в военной фазе операции по защите правительства Н. Мадуро, если таковая станет реальностью. Иначе Россия столкнется с высокими рисками утраты своих имиджевых и репутационных позиций не только в большинстве стран Латинской Америки, но в других частях развивающегося мира. Развивающиеся страны очень болезненно воспринимают вмешательство в их внутренние дела, тем более с применением силовых средств. Их в принципе трудно убедить в необходимости военного вмешательства, какие бы благовидные предлоги для него ни приводились (например, просьба правящих властей). Такова особенность менталитета многих наций, переживших в своей истории периоды колониального или полуколониального правления. К тому же Россия, похоже, сейчас не в том экономическом положении, чтобы взять на себя силовое сопровождение ситуации в Венесуэле. Глубоко внедрившись в проблему противостояния оппозиции и правительства, Россия может потерять больше, чем она имеет в этой латиноамериканской стране. А США в этом «помогут».

Во-вторых, продолжить практику предоставления гуманитарной помощи людям Венесуэлы, особенно в условиях пандемии

COVID-19. Это станет мощным шагом «мягкой силы» РФ и будет по достоинству оценено в ЛА, если адресатом помощи России будет не правящий режим Венесуэлы, а ее народ.

В-третьих, следует продумать вопрос о путях коммуницирова-ния с независимой от Гуайдо, но авторитетной оппозицией. Здесь может быть полезным откомандирование в Венесуэлу хотя бы небольшой квалифицированной бригады медицинских консультантов, что облегчило бы поиск общего языка под лозунгом коллективной борьбы с коронавирусом. Например, кубинские врачи уже много лет работают в беднейших районах БРВ, а с началом пандемии в Венесуэлу было направлено еще 130 медиков. Россия же пока ограничилась поставками в БРВ 10 тыс. тестовых наборов и медицинского оборудования [Педанов]. Помощь Венесуэле в борьбе с пандемией оказывают Китай, ЮНИСЕФ и Панамериканская организация здравоохранения. КНР направила в Венесуэлу группу медицинских экспертов и поставила 4 тыс. тестовых наборов, лекарства, реагенты, оборудование для санитарной защиты и очистители воздуха. Однако венесуэльские медики сетуют, что получаемой гуманитарной помощи не хватает для успешной борьбы с коронавирусом. Наблюдается острый дефицит средств биобезопасности, дезинфекции и даже мыла [Fernández].

В-четвертых, если контакт с оппозицией удастся установить, то воспользоваться им для выяснения судьбы российских активов в Венесуэле в случае смены ее правительства (как это уже делает Пекин в отношении своих проектов и контрактов). Руководствоваться тем принципом, что все российско-венесуэльские договоры и соглашения — это компоненты экономических отношений не между режимами/правительствами, а между суверенными государствами — субъектами международных отношений, поэтому они не должны зависеть от изменений внутренней политической обстановки на конкретной «земле».

Принципиальность России в ее поддержке Н. Мадуро достойна уважения, как и верность данному ею слову, однако необходимость учитывать интересы нашей страны с точки зрения ее экономического положения и регионального присутствия требует первоочередного признания.

Библиографический список

Алексеева Н. Латиноамериканский «майдан»: почему Венесуэла погружается в хаос. URL: https://russian.rt.com/world/article/381145-venesuela-akcii-protest-haos (дата обращения: 20.09.2019).

Атасунцев А. Венесуэла: останется только Мадуро. URL: https://test.gazeta. ru/politics/2017/08/22_a_10853744.shtml (дата обращения: 25.03.2019).

Барсуков Ю. «Роснефть» уверена в Венесуэле. URL: https://www.kommersant. ru/doc/3874591 (дата обращения: 20.09.2019).

В МИД Китая заявили, что поддерживают контакты с президентом и оппозицией в Венесуэле. URL: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/6067188 (дата обращения: 20.09.2019).

Деготькова И.Венесуэла предложила России свою нефть. URL: https://www. mk.ru/economics/2019/03/01/venesuela-predlozhila-rossii-svoyu-neft.html (дата обращения: 20.09.2019).

Дудаков М. Переворот в Венесуэле: как столкнулись интересы США, Китая и России. URL: https://ruposters.ru/news/24-01-2019/perevorot-Venesuele (дата обращения: 20.09.2019).

Захарова: венесуэльцы должны решать проблемы через диалог, без вмешательства извне. URL: https://tass.ru/politika/4217393 (дата обращения: 20.09.2019).

Злобин Андрей. США заявили о переходе 70 % добываемой в Венесуэле нефти под контроль России. URL: https://www.yandex.ru/turbo?text=https%3A%2F%2 Fwww.forbes.ru%2Fnewsroom%2Fbiznes%2F390763-ssha-zayavili-o-perehode-70-do byvaemoy-v-venesuele-nefti-pod-kontrol-rossii (дата обращения: 21.04.2020).

Крупнейшим кредитором Венесуэлы стал Китай, а не Россия. URL: https:// tsargrad.tv/news/krupnejshim-kreditorom-venesujely-stal-kitaj-a-ne-rossija_180453 (дата обращения: 20.09.2019).

Лихачев Владимир. Гибкий, но несгибаемый Китай. URL: https://russiancoun cil.ru/analytics-and-comments/analytics/gibkiy-no-nesgibaemyy-kitay/?sphrase_id=3 5910508 (дата обращения: 21.04.2020).

МИД Китая призвал США прекратить вмешательство в дела Венесуэлы. URL: https://ria.ru/20200330/1569341062.html?utm_source=yxnews&utm_medium=deskto p&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews (дата обращения: 21.04.2020).

О китайских интересах в Венесуэле. URL: https://tehnowar.ru/97050-o-kitajsk ih-interesah-v-venesujele.html (дата обращения: 20.09.2019).

Педанов Евгений. Венесуэла: Политические разногласия уходят на второй план. URL: https://interaffairs.ru/news/show/25826 (дата обращения: 21.04.2020).

Пресс-релиз компании «Роснефть» от 20.02.2016. URL: https://www.rosneft. ru/press/releases/item/180619 (дата обращения: 20.09.2019).

Российские интересы в Венесуэле. URL: https://www.kommersant.ru/doc/38 61747 (дата обращения: 20.09.2019).

Сначала Венесуэла, потом Куба: план США о снижении влияния России и КНР. URL: https://eadaily.com/ru/news/2019/01/31/snachala-venesuela-potom-kub a-plan-ssha-o-snizhenii-vliyaniya-rossii-i-knr (дата обращения: 20.09.2019).

Филатов Сергей. Нефть в Венесуэле — теперь собственность Правительства России. URL: https://newsland.com/user/4297834742/content/neft-v-venesuele-tep er-sobstvennost-pravitelstva-rossii/7073859 (дата обращения: 21.04.2020).

Фокин А. Что сейчас на самом деле происходит в Венесуэле и почему это важно для России. URL: https://www.kp.ru/daily/26949.5/4001241 (дата обращения:

21.03.2019).

Яковлев П. Россия и Латинская Америка на фоне западных санкций. URL: http://www.perspektivy.info/rus/gos/rossija_i_latinskaja_amerika_na_fone_zapadnyh _sankcij_2015-03-10.htm (дата обращения: 20.09.2019).

FT: Обрушивая цены на нефть, Россия забыла о Венесуэле. URL: https:// topcor.ru/13539-ft-obrushivaja-ceny-na-neft-rossija-zabyla-o-venesujele.html?utm_so urce=yxnews&utm_medium=desktop (дата обращения: 21.04.2020).

Donatti Jessica, Salama Vivian, Talley Ian. Push to Oust Venezuela's Maduro Marks First Shot in Plan to Reshape Latin America. URL: https://www.wsj.com/article s/u-s-push-to-oust-venezuelas-maduro-marks-first-shot-in-plan-to-reshape-latin-am erica-11548888252 (accessed: 20.09.2019).

Fassihi Farnaz.. Venezuela's Maduro Government Forms U.N. Coalition Against Foreign Interference //Wall Street Journal. 14.02.2019. URL: https://www.wsj.com/art icles/venezuelas-maduro-government-forms-u-n-coalition-against-foreign-interferenc e-11550191765?mod=searchresults&page=1&pos=2 (accessed: 19.09.2019).

Fernández Herminia. La ayuda humanitaria recibida por Venezuela es insuficiente para afrontar el COVID-19. URL: https://www.france24.com/es/20200427-ayuda-hu manitaria-venezuela-insuficiente-afrontar-covid19 (accessed: 30.04.2020).

Figueroa Ahiana. Venezuela obligada a enviar más barriles a China por caída de precios del petróleo // Talcual (Caracas). 09.03.2020. URL:https://talcualdigital.com/ venezuela-enviara-mas-barriles-a china-por-caida-de-precios-del-petroleo (accessed:

28.03.2020).

He Huifeng. As Venezuela implodes, so do the dreams of thousands of fleeing Chinese // South China Morning Post. 14.08.2017. URL https://www.scmp.com/news/ china/economy/article/2102922/venezuela-implodes-so-do-dreams-thousands-fleeing-chinese (accessed: 20.09.2019).

Lissardy Gerardo. Crisis de Venezuela: qué significa el veto de Rusia y China a la resolución de EE.UU. en el Consejo de Seguridad de la ONU. URL: https://www.bbc. com/mundo/noticias-america-latina-47411480 (accessed: 20.09.2019).

Qué intereses tiene China en Venezuela y por qué tiene tanto que perder // El Nacional (Caracas), 14.02.2019.

Romero Arianna. Llegaron a Puerto Cabello 150 tanquetas comprados por la GN a China #8Jun. URL: http://www.diariocontraste.com/2017/06/llegaron-a-puerto-cabel lo-150-tanquetas-comprados-por-la- gn-a-china-8jun/# (accessed: 20.09.2019).

Silvera Camila. ¿Neo Guerra Fría? Los intereses que Rusia, China y EEUU tienen en Venezuela // El Observador. 30.01.2019 (Montevideo, Uruguay). URL: https:// www.elobservador.com.uy/nota/-neo-guerra-fria-los-intereses-que-rusia-china-y-eeu u-tienen-en-venezuela-201912918597 (accessed: 02.04.2019).

The Observatory of Economic Complexity. URL: https://oec.world/en/profile/ country/ven/ (accessed: 02.04.2020).

Toro Magaly. China y Venezuela firman 28 acuerdos de cooperación. Deuda de Venezuela con China subió de $23.000 a $28.000 milliones // El Universal (Caracas). 15.09.2018. URL: http://www.eluniversal.com/economia/20689/china-y-venezuela-fir man-28-acuerdos-de-cooperacion (accessed: 20.09.2019).

Venezuela's Friends and Foes Square Off Over Maduro. URL: https://worldview. stratfor.com/article/venezuelas-friends-and-foes-square-over-maduro-cuba-us-russia-china (accessed: 20.09.2019).

References

Alekseeva, N. (2017). Latinoamerikanskij«majdan»: pochemu Venesuela pogru-zhaetsya v haos [Latin American "Maidan": why is Venezuela plunging into chaos?]. URL: https://russian.rt.com/world/article/381145-venesuela-akcii-protest-haos (accessed: 20 September, 2019). (In Russian).

Atasuncev, A. (2017). Venesuela: ostanetsya tol'ko Maduro [Venezuela: only Maduro will stay]. URL: https://test.gazeta.ru/politics/2017/08/22_a_10853744.shtml (accessed: 25 March, 2019). (In Russian).

Barsukov, Yu. (2019). «Rosneft'» uverena v Venesuele [Rosneft is confident in Venezuela]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/3874591 (accessed: 20 September, 2019). (In Russian).

Degot'kova I. (2019). Venesuela predlozhila Rossii svoyu neft' [Venezuela has offered Russia its oil]. URL: https://www.mk.ru/economics/2019/03/01/venesuela-pre dlozhila-rossii-svoyu-neft.html (accessed: 20 September, 2019). (In Russian).

Donatti, Jessica; Salama, Vivian; Talley Ian (2019). US Push to Oust Venezuela's Maduro Marks First Shot in Plan to Reshape Latin America. URL: https://www.wsj. com/articles/u-s-push-to-oust-venezuelas-maduro-marks-first-shot-in-plan-to-resha pe-latin-america-11548888252 (accessed: 20 September, 2019).

Dudakov, M. (2019). Perevorot v Venesuele: kak stolknulis' interesy SShA, Kitaya i Rossii [The coup in Venezuela: how the interests of the United States, China and Russia collided]. URL: https://ruposters.ru/news/24-01-2019/perevorot-Venesuele (accessed: 20 September, 2019). (In Russian).

Fassihi, Farnaz (2019). Venezuela's Maduro Government Forms U.N. Coalition Against Foreign Interference, Wall Street Journal, 14 February, 2019. URL: https:// www.wsj.com/articles/venezuelas-maduro-government-forms-u-n-coalition-against-f oreign-interference-11550191765?mod=searchresults&page=1&pos=2 (accessed: 20 September, 2019).

Fernández, Herminia (2020). La ayuda humanitaria recibida por Venezuela es insuficiente para afrontar el COVID-19. URL: https://www.france24.com/es/20200427 -ayuda-humanitaria-venezuela-insuficiente-afrontar-covid19 (accessed: 30 April, 2020).

Figueroa, Ahiana (2020).Venezuela obligada a enviar más barriles a China por caída de precios del petróleo, Talcual (Caracas), 9 Marzo. URL: https://talcualdigital.com/ venezuela-enviara-mas-barriles-a-china-por-caida-de-precios-del-petroleo (accessed: 28 March, 2020).

Filatov, Sergey (2020). Neft' v Venesuele — teper' sobstvennost' Pravitel'stva Rossii [Oil in Venezuela is now the property of the Russian Government]. URL: https://news land.com/user/4297834742/content/neft-v-venesuele-teper-sobstvennost-pravitelstva-rossii/7073859 (accessed: 21 April, 2020). (In Russian).

Fokin, A. (2019). Chto sejchas na samom dele proiskhodit v Venesuele i pochemu eto vazhno dlya Rossii [What is really happening in Venezuela and why it is important for Russia]. URL: https://www.kp.ru/daily/26949.5/4001241 (accessed: 20 September, 2019). (In Russian).

FT: Obrushivaya ceny na neft', Rossiya zabyla o Venesuele [FT: by bringing down oil prices, Russia has forgotten about Venezuela]. URL: https://topcor.ru/13539-ft-obru shivaja-ceny-na-neft-rossija-zabyla-o-venesujele.html?utm_source=yxnews&utm_me dium=desktop (accessed: 21 April, 2020). (In Russian).

He Huifeng (2017). As Venezuela implodes, so do the dreams of thousands of fleeing Chinese, South China Morning Post, 14 August, 2017. URL https://www.scmp. com/news/china/economy/article/2102922/venezuela-implodes-so-do-dreams-thous ands-fleeing-chinese (accessed: 20 September, 2019).

Krupnejshim kreditorom Venesuely stal Kitaj, a ne Rossiya [Now Venezuela's largest creditor is China, not Russia]. URL: https://tsargrad.tv/news/krupnejshim-kredi

torom-venesujely-stal-kitaj-a-ne-rossija_180453 (accessed: 20 September, 2019). (In Russian).

Likhachev, Vladimir (2019). China's Energy Policy: Flexible, but Unshakeable. URL: https://russiancouncil.ru/en/analytics-and-comments/analytics/china-s-energy-policy-flexible-but-unshakeable/ (accessed: 21 April, 2020).

Lissardy, Gerardo (2019). Crisis de Venezuela: qué significa el veto de Rusia y China a la resolución de EE.UU. en el Consejo de Seguridad de la ONU. URL: https:// www.bbc.com/mundo/noticias-america-latina-47411480 (accessed: 20 September, 2019).

MID Kitaya prizval SShA prekratit' vmeshatel'stvo v dela Venesuely [The Chinese foreign Ministry called on the US to stop interfering in Venezuela's Affairs]. URL: https://ria.ru/20200330/1569341062.html?utm_source=yxnews&utm_medium=deskt op&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews (accessed: 21 April, 2020). (In Russian).

O kitajskih interesah v Venesuele [About Chinese interests in Venezuela]. URL: https://tehnowar.ru/97050-o-kitajskih-interesah-v-venesujele.html (accessed: 20 September, 2019). (In Russian).

Pedanov, Evgeniy (2020). Venesuela: Politicheskie raznoglasiya uhodyat na vtoroj plan [Venezuela: political differences fade into the background]. URL: https://intera ffairs.ru/news/show/25826 (accessed: 21 April, 2020). (In Russian).

Press-reliz kompanii «Rosneft'» ot 20.02.2016 [Press release of Rosneft Co. dated 20.02.2016]. URL: https://www.rosneft.ru/press/releases/item/180619/ (accessed: 20 September, 2019). (In Russian).

Qué intereses tiene China en Venezuela y por qué tiene tanto que perder, El Nacional (Caracas), 14 February, 2019.

Romero, Arianna (2017). Llegaron a Puerto Cabello 150 tanquetas comprados por la GN a China #8Jun. URL: http://www.diariocontraste.com/2017/06/llegaron-a-puer to-cabello-150-tanquetas-comprados-por-la-gn-a-china-8jun/# (accessed: 20 September, 2019).

Rossijskie interesy v Venesuele [Russian interests in Venezuela]. URL: https:// www.kommersant.ru/doc/3861747 (accessed: 20 September, 2019). (In Russian).

Silvera, Camila (2019). ¿Neo Guerra Fría? Los intereses que Rusia, Chinay EEUU tienen en Venezuela?, El Observador, 30 January, 2019. (Montevideo, Uruguay). URL: https://www.elobservador.com.uy/nota/-neo-guerra-fria-los-intereses-que-rusia-chin a-y-eeuu-tienen-en-venezuela-201912918597 (accessed: 20 September, 2019).

Snachala Venesuela, potom Kuba: plan SShA o snizhenii vliyaniya Rossii i KNR [First Venezuela, then Cuba: the US plan to reduce the influence of Russia and China]. URL: https://eadaily.com/ru/news/2019/01/31/snachala-venesuela-potom-kuba-plan -ssha-o-snizhenii-vliyaniya-rossii-i-knr (accessed: 20 September, 2019). (In Russian).

The Observatory of Economic Complexity. URL: https://oec.world/en/profile/ country/ven/ (accessed: 2 April, 2020).

Toro, Magaly (2018). China y Venezuela firman 28 acuerdos de cooperacion. Deuda de Venezuela con China subio de $23.000 a $28.000 milliones, El Universal (Caracas), 15.09.2018. URL: http://www.eluniversal.com/economia/20689/china-y-venezuela-firman-28-acuerdos-de-cooperacion (accessed: 20 September, 2019).

V MID Kitaya zayavili, chto podderzhivayut kontakty s prezidentom i oppoziciejv Venesuele [The Chinese foreign Ministry said that it is in contact with President and opposition in Venezuela]. URL: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/6067188 (accessed: 20 September, 2019). (In Russian).

Venezuela's Friends and Foes Square Off Over Maduro. URL: https://worldview. stratfor.com/article/venezuelas-friends-and-foes-square-over-maduro-cuba-us-russia-china (accessed: 20 September, 2019).

Yakovlev, P. (2015). Rossiya i Latinskaya Amerika na fone zapadnyh sankcij [Russia and Latin America against the background of Western sanctions]. URL: http:// www.perspektivy.info/rus/gos/rossija_i_latinskaja_amerika_na_fone_zapadnyh_sankc ij_2015-03-10.htm (accessed: 20 September, 2019). (In Russian).

Zaharova: venesuel'cy dolzhny reshat' problemy cherez dialog, bez vmeshatel'stva izvne [Zaharova: Venezuelans should solve problems through dialogue, without external interference]. URL: https://tass.ru/politika/4217393 (accessed: 20 September, 2019). (In Russian).

Zlobin, Andrey (2020). SShA zayavili o perekhode 70 % dobyvaemojv Venesuele nefti pod kontrol' Rossii [The US announced the transition of 70 % of the oil produced in Venezuela under the control of Russia]. URL: https://www.yandex.ru/turbo?text= https%3A%2F%2Fwww.forbes.ru%2Fnewsroom%2Fbiznes%2F390763-ssha-zayavili-o-perehode-70-dobyvaemoy-v-venesuele-nefti-pod-kontrol-rossii (accessed: 21 April, 2020). (In Russian).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.