Научная статья на тему 'Традиции крестьянского быта конца XIX начала XX веков (пища, жилище, одежда)'

Традиции крестьянского быта конца XIX начала XX веков (пища, жилище, одежда) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
22840
1582
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГОЛОД / ДОМОТКАНОЕ СУКНО / ИЗБА / ЛАПТИ / ПИТАНИЕ / ПОТРЕБЛЕНИЕ ПРОДУКТОВ / ПЕЧЬ / ПОСУДА / РУБАХА / СОСТОЯНИЕ ЖИЛИЩА / PEASANT'S LOG HUT / FAMINE / HOME-MADE CLOTH / BAST SHOES / FOOD / FOOD CONSUMPTION / STOVE / UTENSILS / SHIRT / DWELLING CONDITION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Безгин В. Б.

Рассматривается состояние основных компонентов бытовой культуры русского села конца XIX начала ХХ веков. Анализируется содержание повседневной пищи крестьян, обыденные условия проживания жителей села, особенности деревенской одежды и влияние на нее городской моды.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Es wird den Zustand der Hauptkomponenten der Lebensweisekultur des russischen Dorfes des Endes des XIX. des Anfangs des XX. Jahrhunderts betrachtet. Es werden die tägliche Bauernahrung, die Alltagsbedingungen des Lebens der Dorfbewohner, die Besonderheiten der Dorfbekleidung und die Einwirkung auf sie der Stadtmode analysiert.Est examiné létat de principaux composants de la culture du mode de la vie paysanne de la fin du XIX début du XX siècles. Est analysé le contenu des repas de chaque jours des paysans, les conditions de leurs logements, les paticularités du vêtement des paysans et linfluence du mode de vie urbaine sur le mode de vie paysanne.The state of main components of Russian village culture at the end of XIX beginning of XX centuries is studied. The everyday peasants food, living conditions, specific features of their clothes and the influence of town trends in fashion are analyzed.

Текст научной работы на тему «Традиции крестьянского быта конца XIX начала XX веков (пища, жилище, одежда)»

ББК Т5 (2)

ТРАДИЦИИ КРЕСТЬЯНСКОГО БЫТА КОНЦА XIX - НАЧАЛА XX ВЕКОВ (ПИЩА, ЖИЛИЩЕ, ОДЕЖДА) В.Б. Безгин

Кафедра истории и философии ТГТУ

Представлена профессором А.А. Слезиным и членом редколлегии профессором С.В. Мищенко

Ключевые слова и фразы: голод; домотканое сукно; изба; лапти; питание; потребление продуктов; печь; посуда; рубаха; состояние жилища.

Аннотация: Рассматривается состояние основных компонентов бытовой культуры русского села конца XIX - начала ХХ веков. Анализируется содержание повседневной пищи крестьян, обыденные условия проживания жителей села, особенности деревенской одежды и влияние на нее городской моды.

Познание исторической действительности жизни русской деревни рубежа XIX - XX веков невозможно без реконструкции крестьянского быта. В крестьянской повседневности находили свое зримое воплощение, как традиционный сельский уклад, так и перемены, которые были вызваны к жизни хозяйственным и культурным развитием страны. Содержание бытовой культуры русского села, может быть исследовано посредством анализа его материальных компонентов: пищи, жилища и одежды. В условиях потребительского характера крестьянского хозяйства бытовые условия сельской семьи адекватно отражали уровень ее благосостояния. Разрушение привычной замкнутости сельского мира в результате процесса модернизации вело к появлению новаций и в такой консервативной сфере как деревенский быт. Цель данной статьи и состоит в том, чтобы на примере крестьянства Европейской части России установить повседневный рацион крестьянина, выяснить обыденные жилищные условия сельской семьи и определить вид традиционной деревенской одежды. Задача настоящего исследования заключается в выяснении сути перемен, произошедших в крестьянском быту на протяжении изучаемого периода.

Пища

В условиях натурального, потребительского характера крестьянского хозяйства пища являлась результатом производственной деятельности земледельца. Традиционно крестьянин кормился от трудов своих. Народная пословица гласит: «Что потопаешь, то и полопаешь». Состав крестьянской пищи определялся выращенными полевыми и огородными культурами. Покупные яства в деревне были редкостью. Пища отличалась простотой, еще ее называли грубой, так как требовалось минимум времени на приготовление. Огромный объем работы по хозяйству не оставлял стряпухе времени на готовку разносолов, и повседневная еда была

однообразной. Только в праздничные дни, когда у хозяйки было достаточно времени, на столе появлялись иные блюда. Вообще, сельские женщины были консервативны в компонентах и приемах приготовления пищи. Отсутствие кулинарных экспериментов тоже являлось одной из черт бытовой традиции. Селяне были не притязательны в еде, и поэтому все рецепты для ее разнообразия воспринимали как излишество. В этом отношении характерно свидетельство В. Хлебниковой, работавшей в середине 20-х гг. ХХ в. сельским учителем в с. Сурава Тамбовского уезда. Она вспоминала: «Ели щи из одной капусты и суп из одной картошки. Пироги и блины пекли один-два раза в год по большим праздникам ... При этом крестьянки гордились своей бытовой неграмотностью. Предложение добавлять что-то в щи для «скусу» они с презрением отвергали: «Неча! Мои и так жрут, да похваливают. А, эдак совсем разбалуешь» [7].

На основе изученных этнографических источников можно с высокой долей вероятности реконструировать повседневный рацион русского крестьянина. Сельская пища состояла из традиционного перечня яств. Известная поговорка «Щи да каша - пища наша» верно отражала обыденное содержание еды жителей деревни. В Орловской губернии повседневную пищу как богатых, так и бедных крестьян составляло «варево» (щи) или суп. По скоромным дням эти кушанья заправляли свиным салом или «затолокой» (нутряным свиным жиром), по постным дням -конопляным маслом. В Петровский пост орловские крестьяне ели «муру» или тюрю из хлеба, воды и масла. Праздничная пища отличалась тем, что ее лучше приправляли, то же самое «варево» готовили с мясом, кашу на молоке, а в самые торжественные дни жарили картофель с мясом. В большие храмовые праздники крестьяне варили студень, холодец из ног и потрохов [4, д. 1088, л. 1].

Мясо не являлось постоянным компонентом крестьянского рациона. По наблюдениям Н. Бржевского пища крестьян, в количественном и качественном отношении не удовлетворяла основные потребности организма. «Молоко, коровье масло, творог, мясо, - писал он, - словом все продукты, богатые белковыми веществами, появляются на крестьянском столе в исключительных случаях - на свадьбах, при разговении, в престольные праздники. Хроническое недоедание - обычное явление в крестьянской семье» [5, с. 4, 5]. Бедный мужик вволю ел мясо исключительно только на «загвины», т.е. в день заговения. По свидетельству корреспондента Этнографического бюро из Орловской губернии к этому дню крестьянин, как бы не был беден, обязательно готовил себе мясного и наедался, так что на следующий день лежал с расстройством желудка. Редко крестьяне позволяли себе пшеничные блины с салом или коровьим маслом [4, д. 1087, л. 2, 3]. Такое эпизодическое обжорство было характерно для русских крестьян. Сторонние наблюдатели, не знакомые с жизнью деревни, удивлялись, когда в период мясоеда, забив барана, крестьянская семья в течение одного-двух дней съедала столько мяса, сколько, при умеренном потреблении, хватило бы ей на всю неделю.

Другой редкостью на крестьянском столе был пшеничный хлеб. В «Статистическом очерке хозяйственного положения крестьян Орловской и Тульской губерний» (1902) М. Кашкаров отмечал, что «пшеничная мука никогда не встречается в обиходе крестьянина, разве лишь в привозимых из города гостинцах, в виде булок и т. п. На все вопросы о культуре пшеницы не раз слышали в ответ поговорку: «Белый хлеб - для белого тела» [9, с. 69]. Из злаковых культур, употребляемых крестьянами в пищу, безусловное первенство принадлежало ржи. Ржаной хлеб фактически и составлял основу крестьянского рациона. Для примера, в начале ХХ в. в селах Тамбовской губернии состав потребляемых хлебов распределялся следующим образом: мука ржаная - 81,2 %, мука пшеничная - 2,3 %, крупы - 16,3 %.

Из круп, употребляемых в пищу в Тамбовской губернии, наиболее распространено было просо. Из нее варили кашу «сливуху» или кулеш, когда в кашу добавляли свиное сало. Постные щи заправляли растительным маслом, а скоромные щи забеливали молоком или сметаной. Основными овощами, употребляемыми в пищу, здесь являлись капуста и картофель. Морковь, свеклу и другие корнеплоды до революции в селах Тамбовской губернии выращивали мало. Огурцы появились на огородах тамбовских крестьян лишь в советское время. Еще позже, в предвоенные годы, на приусадебных участках стали выращивать помидоры. Традиционно в деревнях культивировали и употребляли в пищу бобовые: горох, фасоль, чечевицу [22, с. 5, 6].

Из этнографического описания Обоянского уезда Курской губернии следовало, что в зимние посты местные крестьяне ели кислую капусту с квасом, луком, соленые огурцы с картофелем. Щи варили из кислой капусты и квашеных бураков. На завтрак обычно был кулеш или галушки из гречневого теста. Рыбу употребляли в разрешенные церковным уставом дни. В скоромные дни на столе появлялись щи с мясом, творог с молоком. Зажиточные крестьяне в праздничные дни могли позволить себе окрошку с мясом и яйцами, молочную кашу или лапшу, пшеничные блинцы и коржики из сдобного теста [10, с. 14, 16, 17]. Обилие праздничного стола находилось в прямой зависимости от имущественного достатка хозяев.

Рацион воронежских крестьян мало чем отличался от питания сельского населения соседних черноземных губерний. Ежедневно употреблялась, преимущественно, пища постная. В ее состав входили ржаной хлеб, соль, щи из капусты, каша, горох и также овощи: редька, огурцы, картофель. Скоромная еда состояла из щей с салом, молока и яиц. В праздничные дни в воронежских деревнях употребляли в пищу солонину, ветчину, кур, гусей, овсяный кисель, ситный пирог [4, д. 442, л. 2].

Повседневным напитком у крестьян была вода, в летнюю пору готовили квас. В конце XIX в. в селах черноземного края чаепитие распространено не было, если чай и употребляли, то во время болезни, заваривая его в глиняном горшке в печи. Но уже в начале ХХ в. из деревни сообщали, что «крестьяне полюбили чай, который они пьют по праздникам и после обеда. Более состоятельные начали приобретать самовары и чайную посуду. Для интеллигентных гостей кладут вилки к обеду, сами мясо едят руками» [4, д. 2271, л. 2]. Уровень бытовой культуры сельского населения находился в прямой зависимости от степени общественного развития села.

Обыкновенно порядок еды у крестьян был таков: утром, когда все вставали то подкреплялись кто чем: хлебом с водой, печеным картофелем, вчерашними остатками. В девять-десять утра садились за стол и завтракали варевом и картошкой. Часов в 12, но не позже 2 дня все обедали, в полдник ели хлеб с солью. Ужинали в деревне часов в девять вечера, а зимой и раньше [4, д. 1088, л. 3]. Полевые работы требовали значительных физических усилий, и крестьяне, в меру возможностей, старались употреблять более калорийную пищу. Священник В. Емельянов на основе своих наблюдений за жизнью крестьян Бобровского уезда Воронежской губернии сообщал в Русское географическое общество: «В страдную летнюю пору едят четыре раза. В завтрак в постные дни едят кулеш с одним ржаным хлебом, когда вырастает лук, то с ним. В обед хлебают квас, добавляя в него огурцы, потом едят щи (шты), наконец крутую пшенную кашу. Если работают в поле, то весь день едят кулеш, запивая его квасом. В скоромные дни к обычному рациону добавляют сало или молоко. В праздник - студень, яйца, баранина в щах, курятина в лапше» [3].

Семейная трапеза в селе производилась по раз заведенному порядку. Вот как описывал П. Фомин, житель Брянского уезда Орловской губернии, традиционный порядок приема пищи в крестьянской семье: «Когда садятся обедать и ужинать, то все по начину хозяина начинают молиться Богу, за тем уж садятся за стол. Вперед хозяина никто ни одно кушанье не может начинать. Иначе попадет ложкой по лбу, хотя это был и взрослый. Если семья большая, детей отсаживают на полок и там кормят. После еды опять все встают и молятся Богу» [4, д. 1087, л. 1]. Трапеза в крестьянской семье была общей, исключение составляли члены семьи, выполнявшие срочную работу или бывшие в отлучке.

Во второй половине XIX века наблюдалась довольно устойчивая традиция соблюдения пищевых ограничений в крестьянской среде. Обязательным элементом массового сознания были представления о чистой и нечистой пище. Корова, по мнению крестьян Орловской губернии, считалась чистым животным, а лошадь -нечистым, непригодным в пищу [23, с. 19]. В крестьянских поверьях Тамбовской губернии содержалось представление о нечистой пище: рыбу, плывущую по течению, считали чистой, а против течения - нечистой.

Обо всех этих запретах забывали, когда деревню посещал голод. В условиях отсутствия в крестьянских семьях какого-либо значительного запаса продовольствия каждый неурожай влек за собой самые тяжкие последствия. В голодное время потребление продуктов сельской семьей сокращалось до минимума. С целью физического выживания в селе резали скот, пускали в пищу семенной материал, распродавали инвентарь. В голодное время крестьяне употребляли в пищу хлеб из гречихи, ячменя или ржаной муки с мякиной. Помещик К. К. Арсеньев после поездки в голодные села Моршанского уезда Тамбовской губернии (1892 г.) так описывал свои впечатления в «Вестнике Европы»: «Во время голода семьи крестьян Сеничкина и Моргунова кормились щами из негодных листьев серой капусты, сильно приправленных солью. Это вызывало ужасную жажду, дети выпивали массу воды, пухли и умирали» [2, с. 837]. Спустя четверть века в деревне все те же страшные картины. В 1925 г. (голодный год!?) крестьянин из с. Екатеринино Ярославской волости Тамбовской губернии А.Ф. Барцев писал в «Крестьянскую газету»: «Люди рвут на лугах коневой щавель, парят его и этим питаются.

. Крестьянские семьи начинают заболевать от голода. Особенно дети, которые пухлые, зеленые, лежат без движения и просят хлеба» [15]. Периодический голод выработал в русской деревне приемы физического выживания. Вот зарисовки этой голодной повседневности. «В селе Московское Воронежского уезда в голодные годы (1919 - 1921 гг.) существующие пищевые запреты (не есть голубей, лошадей, зайцев) мало имели значение. Местное население употребляло в пищу ма-ло-мальское подходящее растение, подорожник, не гнушались варить суп из ло-шадины, ели «сорочину и варанятину». Ни кошек, ни собак в пищу не употребляли. Горячие кушанья делали без картофеля, засыпали тертой свеклой, поджаренной рожью, добавляли лебеду. В голодные годы не ели хлеба без примесей, в качестве которых употребляли траву, лебеду, мякину, картофельную и свекольную ботву и другие суррогаты. К ним добавляли муки (просяной, овсяной, ячменной) в зависимости от достатка» [12, с. 28, 31, 36].

Конечно, все описанное выше - это ситуации экстремальные. Но и в благополучные годы недоедание, полуголодное существование было обыденным явлением. За период с 1883 по 1890 гг. потребление хлеба в стране уменьшилось на 4,4 % или на 51 млн пудов в год. Потребление пищевых продуктов в год (в переводе на зерно) на душу населения составляло в 1893 г.: в Орловской губернии -10,6-12,7 пуд., Курской - 13-15 пуд., Воронежской и Тамбовской - 16-19 пуд. [17, с. 144]. В начале ХХ в. по Европейской России среди крестьянского населения на одного едока в день приходилось 4500 кал., при чем 84,7 % из них были

растительного происхождения, в т. ч. 62,9 % хлебных и только 15,3 % калорий получали с пищей животного происхождения [14, с. 44]. При этом калорийность дневного потребления продуктов крестьянами в Тамбовской губернии составляла - 3277, а в Воронежской - 3247. Бюджетные исследования, проведенные в довоенные годы, зафиксировали очень низкий уровень потребления российского крестьянства. Для примера, потребление сахара сельскими жителями составляло менее фунта в месяц, а растительного масла - полфунта [1, с. 73].

Если говорить не об абстрактных цифрах, а о состоянии внутридеревенского потребления продуктов, то следует признать, что качество пищи прямо зависело от хозяйственного достатка семьи. Т ак, по данным корреспондента Этнографического бюро, потребление мяса в конце XIX в. бедной семьей составляло 20 фунтов, зажиточной - 1,5 пуда. На приобретение мяса в зажиточных семьях тратилось в 5 раз больше средств, чем в семьях бедняков [6, с. 229]. В результате обследования бюджетов 67 хозяйств Воронежской губернии (1893 г.) было установлено, что расходы на приобретение пищи, в группе зажиточных хозяйств, составляли в год 343 руб., или 30,5 % всех расходов. В семьях среднего достатка, соответственно, 198 руб. или 46,3 %. Эти семьи, в год на человека, потребляли 50 фунтов мяса, в то время как зажиточные в два раза больше - 101 фунт [17, с. 162, 163].

Дополнительные данные о культуре быта крестьянства дают данные о потреблении селянами основных продуктов питания в 1920-е гг. Для примера взяты показатели тамбовской демографической статистики. Основой рациона сельской семьи по-прежнему являлись овощи и продукты растительного происхождения. В период 1921 - 1927 гг. они составляли в деревенском меню 90 - 95 %. Потребление мяса было незначительным: от 10 до 20 фунтов в год. Это объясняется традиционным для деревни самоограничением в потреблении продуктов животноводства и соблюдением религиозных постов. С экономическим укреплением крестьянских хозяйств возросла калорийность потребляемой пищи. Если в 1922 г. в дневном рационе тамбовского крестьянина она составляла 2250 единиц, то к 1926 г. увеличилась почти вдвое и исчислялась 4250 калориями. В том же году калорийность дневного потребления воронежского крестьянина составляла 4410 единиц [20, с. 149, 152]. Качественного отличия в потреблении продуктов питания различными категориями деревни не наблюдалось.

Из вышеприведенного обзора потребления пищи крестьянами черноземных губерний можно сделать вывод о том, что основу повседневного рациона сельского жителя составляли продукты натурального производства, в нем преобладали продукты растительного происхождения. Достаток пищи носил сезонный характер. Относительно сытый период от Покрова до Святок сменялся полуголодным существованием в весенне-летнюю пору. Состав употребляемой пищи находился в прямой зависимости от церковного календаря. Питание крестьянской семьи выступало отражением хозяйственной состоятельности двора. Отличие в пище зажиточных и бедных крестьян заключалось не в ее качестве, а в количестве. Анализ традиционного набора продуктов питания и уровень калорийности крестьянской пищи дает основание утверждать, что состояние сытости никогда не было характерно для сельских семей. Отчуждение произведенной продукции не являлось результатом ее избытка, а выступало следствием экономической необходимости.

Жилище

Изба являлась традиционным жилищем русского крестьянина. Постройка дома для крестьянина - это важный этап в его жизни, непременный атрибут обретения им статуса домохозяина. Усадьба под новостройку отводилась решением сельского схода. Заготовка бревен и возведение сруба обычно осуществлялась посредством мирской или соседской помочи. В селах региона основным строи-

тельным материалом выступала древесина. Избы строили из круглых неотесанных бревен. Исключение составляли степные районы южных уездов Курской и Воронежской губерний. Здесь преобладали мазанные малороссийские хаты.

Состояние крестьянских жилищ в полной мере отражало материальный достаток их владельцев. Сенатор С. Мордвинов, посетивший Воронежскую губернию с ревизией в начале 1880-х гг., в своем отчете сообщал: «Крестьянские избы пришли в упадок, и поражают своим убогим видом. Каменных строений у крестьян губернии отмечено: у бывших помещичьих - 1,4 %, у государственных - 2,4 % [11, с. 20]. В конце XIX в. зажиточные крестьяне в деревнях стали чаще строить каменные дома. Обычно сельские дома крыли соломой, реже дранкой. По наблюдениям исследователей, в начале ХХ в. в воронежских селах строили «хаты» из кирпича и под «жесть» - вместо прежних «рубленных», крытых соломой на «глину». Исследователь Воронежского края Ф. Железнов, обследовавший условия жизни крестьян в начале 1920-х гг., составил следующую группировку крестьянских изб (по материалам стен): кирпичные строения составили 57 %, на деревянные приходилось 40 % и на смешанные 3 %. Состояние построек выглядело так: ветхие - 45 %, новые - 7 %, посредственные - 52 % [8, с. 23].

Состояние крестьянской избы и надворных построек выступало верным показателем хозяйственного состояния крестьянской семьи. «Плохая изба и развалившийся двор - первый признак бедности, о том же свидетельствует отсутствие скотины и мебели». По убранству жилища можно было безошибочно определить материальное положение жильцов. Корреспонденты Этнографического бюро так описывали внутреннюю обстановку домов бедных и зажиточных семей: «Обстановка семьи бедного крестьянина - это тесная ветхая лачужка вместо дома, да хлевишко, в котором есть одна лишь коровенка и три-четыре овцы. Бани, амбара и овина нет. У зажиточного всегда новая просторная изба, несколько теплых хлевов, в которых помещаются две-три лошади, три-четыре коровы, два-три теленка, два десятка овец, свиньи и куры. Есть баня и амбар» [6, с. 229].

Русские крестьяне были весьма непритязательными в домашнем обиходе. Постороннего человека, прежде всего, поражал аскетизм внутреннего убранства. Крестьянская изба конца XIX в. мало чем отличалась от сельского жилища века предыдущего. Большую часть комнаты занимала печь, служащая, как для обогрева, так и для приготовления пищи. Во многих семьях она заменяла баню. Большинство крестьянских изб топились «по-черному». В 1892 г. в с. Кобельке Богоявленской волости Тамбовской губернии из 533 дворов 442 отапливались «по-черному» и 91 «по-белому» [9, с. 71]. В каждой избе был стол и лавки вдоль стен. Иная мебель практически отсутствовала. Не во всех семьях имелись скамейки и табуретки. Спали обычно зимой на печах, летом на полатьях. Чтобы было не так жестко, стелили солому, которую накрывали дерюгой. Как здесь не вспомнить слова воронежского поэта И. С. Никитина:

Невестка за свежей соломкой сходила,

На нарах в сторонке ее постлала, -К стене в изголовье зипун положила.

Солома служила универсальным покрытием для пола в крестьянской избе. На нее члены семьи оправляли свои естественные надобности, и ее, по мере загрязнения, периодически меняли. О гигиене русские крестьяне имели смутное представление. По сведениям А.И. Шингарева, в начале ХХ в., бань в с. Моховат-ке имелось всего две на 36 семейств, а в соседнем Ново-Животинном - одна на

10 семейств. Большинство крестьян мылись раз-два в месяц в избе, в лотках или просто на соломе [25, с. 50, 55]. Традиция мытья в печи сохранялась в деревне вплоть до Великой Отечественной войны Орловская крестьянка, жительница села Ильинское М.П. Семкина (1919 г.р.), вспоминала: «Раньше купались дома, из ведерки, никакой бани не было. А старики в печку залезали. Мать выметет печь, соломку туда настелет, старики залезают, косточки греют» [4., ф. 10, оп. 1, д. 121, л. 82].

Постоянные работы по хозяйству и в поле практически не оставляли крестьянкам времени для поддержания чистоты в домах. В лучшем случае раз в день из избы выметали сор. Полы в домах мыли не чаще 2-3 раз в год, обычно к престольному празднику, Пасхе и Рождеству. Пасха в деревне традиционно являлась праздником, к которому сельские жители приводили свое жилище в порядок. «Почти каждый крестьянин, даже бедный, - писал сельский учитель, - перед Пасхой непременно зайдет в лавку купит 2-3 куска дешевеньких обоев и несколько картин. Перед этим тщательно вымывают потолок и стены дома с мылом» [24, с. 47].

Посуда была исключительно деревянной или глиняной. Деревянными были ложки, солонки, ведра, глиняными - крынки, миски. Металлических вещей было совсем мало: чугуны, в которых варили пищу, ухват для вытаскивания из печи чугунов, насаженный на деревянную палку, ножи. Освещались крестьянские избы лучиной. В конце XIX - начале XX веков крестьяне, сначала зажиточные, стали приобретать керосиновые лампы со стеклом. Потом в крестьянских избах появились часики-ходики с гирями. Искусство пользоваться ими состояло в умении регулярно, примерно раз в сутки, подтягивать цепочку с гирей, и, главное, установить по солнышку стрелки так, чтобы они давали хотя бы примерную ориентировку во времени.

Подъем материального состояния крестьян в период нэпа благотворно отразился на состоянии крестьянского жилица. По сведениям авторов сборника «Русские» во второй половине 20-х гг. ХХ в. во многих селениях было построено и отремонтировано около 20-30 % имеющихся домов. Новые дома составляли около трети всех построек в Никольской волости Курской губернии [16, с. 286]. В период нэпа дома зажиточных крестьян были перекрыты железными крышами, под них подводился каменный фундамент. В богатых домах появлялась мебель, хорошая посуда. Входили в быт занавески на окнах, парадную комнату украшали живыми и искусственными цветами, фотографиями, на стены клеили обои. Однако эти изменения не коснулись бедняцких изб. Крестьянин В. Я. Сафронов, житель с. Краснополье Козловского уезда, в своем письме за 1926 г., их состояние описал так: «Изба деревянная, гнилая. Окна на половину заткнуты соломой или тряпками. В избе темно и грязно ...» [15, оп. 1, д. 1, л. 294].

Одежда

В одежде крестьян губерний центрального Черноземья сохранялись традиционные, архаические черты, сформировавшиеся в далекой древности, Но в ней отразились и новые явления, характерные для периода развития капиталистических отношений. Мужская одежда была более или менее единообразной для всей территории, изучаемого региона. Женская одежда отличалась большим разнообразием, несла на себе отпечаток влияния на южнорусский костюм одежды этнических образований, в частности, мордвы и малороссов, проживавших на данной территории.

Крестьянская одежда подразделялась на повседневную и праздничную. Преимущественно крестьянское платье было домотканым. Только зажиточная часть деревни позволяла покупать себе фабричные ткани. По сведения из Обоянского уезда Курской губернии в 1860-е гг. мужчины в деревне носили посконное белье домашнего изготовления, рубаху с косым воротом длиною до колен и порты. Рубаха подпоясывалась тканным или сученым пояском. В праздничные дни надевали льняные рубахи. Зажиточные крестьяне щеголяли в рубахах из красного ситца. Верхнюю одежду летом составляли зипуны или свиты. По праздникам носили домотканые балахоны. А крестьяне побогаче - кафтаны тонкого сукна [10, с. 8].

Основу обыденной одежды тамбовских крестьянок составлял традиционный южнорусский костюм, испытывавший в конце XIX века значительное влияние городской моды. Как отмечают специалисты, в деревне изучаемого региона происходил процесс сокращения территории распространения поневы, замены ее сарафаном. Девушки и замужние бабы в Моршанском уезде Тамбовской губернии носили сарафаны. В ряде мест у селянок сохранилась клетчатая или полосатая «панева», на головах «кокошники» и волосники с возвышениями или даже рогами. Привычная женская обувь «коты» (чоботы) уступили место башмакам или полусапожкам «со скрипом» [21, с. 594].

Праздничная одежда крестьянок отличалась от будничной различными украшениями: вышивками, лентами, цветными головными платками. Ткани с орнаментом, который был оригинален для каждой местности, селянки изготовляли на домашних станках. В праздничную одежду наряжались не только по праздникам, на деревенские гуляния и посиделки, в церковь, при приеме гостей, но и на некоторые виды работ, сенокос.

Этнограф Ф. Поликарпов, исследовавший в начале ХХ в. быт крестьян Ниж-недевицкого уезда Воронежской губернии, отмечал: «Появляются щеголи, надевшие «гасподские» рубахи - косоворотки из ситца, легкие сапоги, перестают носить на поясе «гаманы». Даже в пределах одного уезда этнографы обнаруживали разнообразие сельской одежды. «В одних местах носят «паневы» - черные клетчатые юбки, в других «юпки» красных цветов, с широкой обшивкой у подола -из лент и позумента. Девушки носят преимущественно сарафаны. Из верхней одежды на юго-востоке Нижнедевицкого уезда носят «зипуники», а на северо-востоке уезда - «шушпаны». Везде обувью являются лапти с «анучами» и «пар-тянками». В праздничные дни одевают тяжелые и широкие сапоги с подковами. Крестьянские рубахи скроены неаккуратно - широкие и длинные, пояс подвязывали «пот пуза», цепляя на него «гаман» [13, с. 142].

Новшеством в сельской моде являлся и материал, из которого было сделано платье. Ткань фабричного производства (шелк, сатин) практически вытеснила домотканое сукно. Под влиянием городской моды изменился крой крестьянского платья. Крестьянин С. Т. Семенов об изменениях в одежде крестьян начала ХХ в. писал, что «самотканки вытеснялись ситцем. Зипуны и кафтаны заменились кофтами и пиджаками» [19, с. 32]. Мужчины надевали поддевки, пиджаки, штаны не «набойчатые», а суконные и бумажные. Молодые люди ходили в пиджаках, подпоясывая брюки ремнями с пряжками. В прошлое уходили традиционные женские головные уборы. Сельские девушки ходили с непокрытой головой, украшая ее искусственными цветами, накидывая платок на плечи. Деревенские модницы носили приталенные кофточки, «польты», шубки. Обзавелись зонтиками и калошами. Последние стали «писком» деревенской моды. Их носили больше для украшения, т. к. надевали в тридцатиградусную жару, идя в церковь [19, с. 145, 146, 149].

Крестьянский быт выступал не только показателем социально-экономических и культурных условий развития русского села, но и проявлением обыденной психологии его жителей. Традиционно в деревне большое внимание уделялось показной стороне жизни семьи. В деревне хорошо помнили, что «встречают по одежке». С этой целью зажиточные хозяева и в будние дни носили высокие сапоги с бесчисленными сборками («в гармошку»), и в теплую погоду накидывали на плечи синие, тонкого фабричного сукна, кафтаны [18, с. 10]. А, что не могли показать, о том говорили, что «дома у них на столе самовар и часы на стене, и едят они на тарелках мельхиоровыми ложками, запивая чаем из стеклянных стаканов». Крестьянин всегда стремился к тому, чтобы у него было все не хуже, чем у соседа. Даже при небольших средствах свободные денежные средства вкладывались в строительство дома, покупку хорошей одежды, иногда мебели, в устройство праздника «на широкую ногу», чтобы в деревне создавалось впечатление о зажиточности хозяйства. Семейный достаток необходимо было демонстрировать повседневно, как подтверждение хозяйственного благополучия.

1 Анфимов, А.М. Российская деревня в годы первой мировой войны / А.М. Анфимов. - М., 1962.

2 Арсеньев, К.К. Из недавней поездки в Тамбовскую губернию / К.К. Арсеньев // Вестник Европы. Кн. 2. 1892.

3 Архив Русского географического общества. Раз. 19. Оп. 1. Ед. хр. 63. Л. 9об.

4 Архив Российского этнографического музея. Ф. 7. Оп. 1.

5 Бржеский, Н. Очерки аграрного быта крестьян / Н. Бржеский. Земледельческий центр России и его оскудение. СПб., 1908.

6 Быт великорусских крестьян - землепашцев. Описание мат-лов этнограф. бюро кн. В. Тенишева. СПб., 1993.

7 Город на Цне. 1997. 9 января.

8 Железнов, Ф. Воронежская деревня. Больше - Верейская волость / Ф. Железнов // Вып. II. - Воронеж, 1926.

9 Корнилов, А.А. Семь месяцев среди голодающих крестьян / А.А. Корнилов. - М., 1893.

10 Машкин, А. Быт крестьян Курской губернии Обоянского уезда / А. Машкин // Этнографический сборник. Вып. V. - СПб., 1862.

11 Мордвинов, С. Экономическое положение крестьян Воронежской и Тамбовской губерний. Б. М. Б. Г.

12 Народный побыт. Материалы и исследования по этнографии Воронежского края. Воронеж, 1927.

13 Поликарпов, Ф. Нижнедевицкий уезд. Этнографические характеристики. / Ф. Поликарпов. - СПб., 1912.

14 Привалова Т. В. Быт русской деревни (медико-санитарное состояние деревни Европейской России) 60 -е гг. XIX - 20- е гг. XX в. М., 2000.

15 Российский государственный архив экономики. Ф. 396. Оп. 3. Д. 619. Л. 1 - 1 об.

16 Русские. Сб. ст. М., 1997.

17 Сборник правоведения и общественных знаний. Труды юрид. общ-ва. Москов. ун-та. Т. 3. - СПб., 1894.

18 Сборник сведений для изучения быта крестьянского населения России. Вып. III. М., 1891.

19 Семенов, С.Т. Из истории одной деревни / С.Т. Семенов. - Русская мысль. Кн. I, 1902.

20 Статистический справочник по Тамбовской губернии за 1926 год. Тамбов, 1926.

21 Тамбовские епархиальные ведомости. 1898. № 22.

22 Тамбовский областной краеведческий музей. Отдел фондов. Материалы этнографической экспедиции 1993 г. Отчет В. Липинской.

23 Трунов, А.И. Понятие крестьян Орловской губернии о природе физической и духовной / А.И. Трунов // Записки Русского географического общества по отделению этнографии. Т. 2, 1869.

24 Тульцева, Л. А. Община и аграрная обрядность рязанских крестьян на рубеже XIX-XX вв. / Л.А. Тульцева // Русские: семейный и общественный быт. Сб. ст. - М., 1989.

25 Шингарев, А.И. Вымирающая деревня. Опыт санитарно-экономического исследования двух селений Воронежской губернии / А. И. Шингарев. - СПб., 1907.

Traditions of Peasants’ Lifestyle at the End of XIX - Beginning of XX Centuries (Food, Dwelling, Clothes)

V.B. Bezgin

Department of History and Philosophy, TSTU

Key words and phrases: famine; home-made cloth; peasant’s log hut; bast shoes; food; food consumption; stove; utensils; shirt; dwelling condition.

Abstract: The state of main components of Russian village culture at the end of XIX - beginning of XX centuries is studied. The everyday peasants’ food, living conditions, specific features of their clothes and the influence of town trends in fashion are analyzed.

Traditionen der Bauerlebensweise des Endes des XIX. - des Anfangs des XX. Jahrhunderts (Nahrung, Behausung, Bekleidung)

Zusammenfassung: Es wird den Zustand der Hauptkomponenten der Lebensweisekultur des russischen Dorfes des Endes des XIX. - des Anfangs des XX. Jahrhunderts betrachtet. Es werden die tagliche Bauernahrung, die Alltagsbedingungen des Lebens der Dorfbewohner, die Besonderheiten der Dorfbekleidung und die Einwirkung auf sie der Stadtmode analysiert.

Traditions du mode de vie paysanne de la fin du XIX - debut du XX siecles (repas, logement, vetement)

Resume: Est examine l’etat de principaux composants de la culture du mode de la vie paysanne de la fin du XIX - debut du XX siecles. Est analyse le contenu des repas de chaque jours des paysans, les conditions de leurs logements, les paticularites du vetement des paysans et l’influence du mode de vie urbaine sur le mode de vie paysanne.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.