Научная статья на тему 'Типовые бурятские топоосновы в топонимии Бурятии'

Типовые бурятские топоосновы в топонимии Бурятии Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
134
18
Поделиться
Ключевые слова
БУРЯТИЯ / BURYATIA / БУРЯТСКИЙ ЯЗЫК / BURYAT LANGUAGE / МОНГОЛЬСКИЙ ЯЗЫК / MONGOLIAN LANGUAGE / ТОПОНИМ / TOPONYM / ТОПОНИМНАЯ ОСНОВА / СЛОВО-СОМАТИЗМ / TOPONYMIC STEM / SOMATISM

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Дамбуев Игорь Александрович

В статье описываются типовые бурятские топонимные основы в современной топонимии Республики Бурятии. новизна работы заключается в применении статистического анализа для определения продуктивности топооснов в бурятской топонимии. Выявление топооснов выступает неотъемлемой частью любого регионального топонимического исследования и способствует дальнейшему изучению топонимии в разных аспектах. Материалом для данного исследования послужила авторская картотека топонимов Бурятии, созданная на основе топографических карт, сведений от информантов, а также данные Автоматизированного государственного каталога географических названий. Общий объем рассматриваемых топонимов превышает 13 тыс. единиц. С помощью специальных ономастических методов анализа были выделены топоосновы, лексическое значение которых возможно объяснить посредством бурятского или монгольского языка. Бурятские топоосновы, встречающиеся в топонимии Бурятии 4 и более раз, перечисляются в порядке частоты их употребления в топонимах. Все топоосновы снабжены лексическим значением. Общее количество топооснов в представленной выборке составляет 273 единицы. наиболее распространенными являются слова, обозначающие орографические и гидрографические объекты, ориентацию в пространстве, цвет, размеры географических объектов, характер грунта и минералы, растительный и животный мир, типы сооружений и кочевок, реалии буддизма и шаманизма. Отмечается активное употребление слов-соматизмов, которые обозначают орографические объекты. Данное явление обусловлено антропоморфизацией гор и характерно для монгольских народов в целом. Бурятские топоосновы объективно отражают ландшафт региона, его флору и фауну, особенности хозяйственного уклада бурятского населения, позволяют раскрыть особенности мировосприятия монгольских народов. Дальнейшее изучение семантики бурятской топонимной лексики автор связывает с расширением ареала исследования и охватом бурятской топонимии соседних с Бурятией регионов.

TYPICAL BURYAT TOPONYMIC STEMS IN THE TOPONYMY OF BURYATIA

This article describes typical Buryat toponymic stems in the modern toponymy of the Republic of Buryatia. The novelty of this paper consists in the use of statistical analysis to assess the frequency of toponymic stems in Buryat toponymy. Revealing toponymic stems is an essential part of any regional toponymic study contributing to further research into various aspects of toponymy. This paper used materials from the author’s catalogue of Buryat toponyms based on topographic maps, informants’ data, and the Russian catalogue of geographical names. The scope of the toponyms under study exceeds13 thousand place names. Special onomastic methods were applied to detect toponymic stems whose meaning can be traced in either the Buryat or the Mongolian languages. Buryat toponymic stems that were identified in Buryat toponyms four or more times are listed in order of frequency of their use. Lexical meanings are provided for all the stems. The total number of toponymic stems presented in the paper is 273. The most abundant are words designating orographic and hydrographic objects, orientation in space, colours, size of geographical objects, types of soil and minerals, plants and animals, types of structures and nomad camps, as well as realia of Buddhism and Shamanism. The author observed an active use of somatisms designating orographic objects. This phenomenon can be explained by anthropomorphization of mountains and is typical of Mongolian peoples in general. The revealed toponymic stems objectively reflect the landscape of Buryatia, its flora and fauna, as well as traditional lifestyle and worldview of Mongolian peoples. Further research into the semantics of Buryat toponymic stems can focus on Buryat toponyms on territories adjacent to the Republic of Buryatia.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Типовые бурятские топоосновы в топонимии Бурятии»

УДК 81+81 '373.21+811.512.31 DOI: 10.17238/issn2227-6564.2018.4.44

ДАМБУЕВ Игорь Александрович, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения РАН (г. Улан-Удэ, Республика Бурятия). Автор 85 научных публикаций*

ТИПОВЫЕ БУРЯТСКИЕ ТОПООСНОВЫ В ТОПОНИМИИ БУРЯТИИ1

В статье описываются типовые бурятские топонимные основы в современной топонимии Республики Бурятии. Новизна работы заключается в применении статистического анализа для определения продуктивности топооснов в бурятской топонимии. Выявление топооснов выступает неотъемлемой частью любого регионального топонимического исследования и способствует дальнейшему изучению топонимии в разных аспектах. Материалом для данного исследования послужила авторская картотека топонимов Бурятии, созданная на основе топографических карт, сведений от информантов, а также данные Автоматизированного государственного каталога географических названий. Общий объем рассматриваемых топонимов превышает 13 тыс. единиц. С помощью специальных ономастических методов анализа были выделены топоосновы, лексическое значение которых возможно объяснить посредством бурятского или монгольского языка. Бурятские топоосновы, встречающиеся в топонимии Бурятии 4 и более раз, перечисляются в порядке частоты их употребления в топонимах. Все топоосновы снабжены лексическим значением. Общее количество топооснов в представленной выборке составляет 273 единицы. Наиболее распространенными являются слова, обозначающие орографические и гидрографические объекты, ориентацию в пространстве, цвет, размеры географических объектов, характер грунта и минералы, растительный и животный мир, типы сооружений и кочевок, реалии буддизма и шаманизма. Отмечается активное употребление слов-соматизмов, которые обозначают орографические объекты. Данное явление обусловлено антропоморфизацией гор и характерно для монгольских народов в целом. Бурятские топоосновы объективно отражают ландшафт региона, его флору и фауну, особенности хозяйственного уклада бурятского населения, позволяют раскрыть особенности мировосприятия монгольских народов. Дальнейшее изучение семантики бурятской топонимной лексики автор связывает с расширением ареала исследования и охватом бурятской топонимии соседних с Бурятией регионов.

Ключевые слова: Бурятия, бурятский язык, монгольский язык, топоним, топонимная основа, слово-соматизм.

1 Статья подготовлена в рамках государственного задания Федерального агентства научных организаций России (проект XII.193.1.5 «Ментальность монгольских народов в зеркале языка», № АААА-А17-117021310266-8).

* Адрес: 670047, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, д. 6; e-mail: igor_dambuev@mail.ru Для цитирования: Дамбуев И.А. Типовые бурятские топоосновы в топонимии Бурятии // Вестн. Сев. (Ар-ктич.) федер. ун-та. Сер.: Гуманит. и соц. науки. 2018. № 4. С. 44-53. DOI: 10.17238/issn2227-6564.2018.4.44

Бурятская топонимия является объектом региональных ономастических исследований на протяжении последних 60 лет. За это время разные аспекты ее изучения были освещены в монографиях [1-6], диссертациях [7-10], ономастических сборниках [11-14]. Развитие топонимических исследований в Бурятии способствовало выходу топонимических словарей, содержащих разные категории топонимов2. В последние годы изучение бурятских топонимов продолжается: работы охватывают еще не описанный ранее материал либо в них дается новая интерпретация известных топонимов

[15, 16].

Цель данной статьи - выявление типовых бурятских топооснов в топонимии Республики Бурятии. Никогда ранее, в частности в вышеописанных работах, указанная цель не ставилась. Лишь в монографии М.Н. Мельхеева перечисляются наиболее продуктивные бурятские общегеографические термины, названия животных, растений, прилагательные слова, участвующие в образовании топонимов [1, с. 88].

новизна исследования состоит в том, что впервые топонимия Бурятии становится объектом статистического анализа, в результате которого определяется общая продуктивность топооснов. Актуальность выявления типовых топонимных основ заключается в том, что оно способствует, во-первых, дальнейшим исследованиям топонимии в типологическом, этнолингвистическом, психолингвистическом, линг-вокультурологическом, географическом и других аспектах и, во-вторых, установлению ареалов распространения монголоязычной топонимии и адекватной этимологизации топонимов. Так, связывать происхождение топонимов Тарбага-тай с эвенским тээрэб 'гладкое, ровное место' [17, с. 11], Хандагайто с нганасанским хандайкуо

'плоский' [17, с. 11], Аца с хантыйским ас 'река (большая)' [17, с. 15], аХалярто с ненецким ха-лэта то 'рыбное озеро' [17, с. 21] даже на уровне гипотезы можно только по причине недостаточного знания типовых бурятских топооснов, образующих перечисленные топонимы, ареалов распространения монголоязычной топонимии и этнической истории Бурятии и Забайкалья.

Фактическим материалом для исследования послужила авторская картотека топонимов Бурятии, созданная на основе современных топографических карт, сведений от информантов и насчитывающая 13 365 топонимов. В качестве вспомогательного источника использовался реестр географических названий объектов Республики Бурятии, зарегистрированных в Автоматизированном государственном каталоге географических названий на 14 декабря 2016 года3. В данном реестре содержится 11 551 топоним. Исключив из общего числа топонимов картотеки топонимы русского и эвенкийского происхождения, автор получил список из более чем 7 000 бурятских по происхождению или употреблению названий.

Применяя специальные ономастические методы анализа, такие как дифференциальный и генетический анализ, словообразовательный и структурный анализ, этимологический анализ, а также опираясь на имеющиеся исследования по бурятской топонимии, мы выделили наиболее частотные топонимные основы, лексическое значение которых возможно было объяснить посредством бурятского или монгольского языка. Ниже приведены основы, встречающиеся в бурятской топонимии Бурятии не менее 4 раз, причем их повторяемость не является результатом иррадиации одного названия. Выбирая данную частотность, мы опираемся на мнение А.К. Матвеева, который считает, что «существование

Теографические названия Республики Бурятия: топоним. сл. / сост. И.А. Дамбуев, Ю.Ф. Манжуева, А.В. Рин-чинова. Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 2006. 241 с.; Топонимический словарь этнической Бурятии / сост. И.А. Дамбуев, Ю.Ф. Манжуева, А.В. Ринчинова. Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 2007. 190 с.

3Реестр наименований географических объектов на территории Республики Бурятия по состоянию на 14.12.2016. URL: https://шsreestr.m/upload/Doc/21-upr/reestri/Республика Бурятия_14.12.2016^1р (дата обращения: 05.08.2017).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

пяти топонимов в пределах одного региона, образованных в одном языке на базе одного апел-лятива, свидетельствует о достаточно высоком уровне "топонимичности" этого апеллятива» [18, с. 63]. Значение бурятских слов приведено по бурятско-русскому словарю4, а монгольских -по монгольско-русскому5.

Бур. жалга (201 употребление) 'лощина, ложбина; овраг, балка, лог, падь, ров'; бур. нуур (187) 'озеро'; бур. гол (183) 'река, долина реки; середина, центр; основной, стержневой, центральный, главный'; бур. дабаан (182) 'горный перевал'; бур. баруун (178) 'западный; правый'; бур. горхон (175) 'речка, ручеек'; бур. зуун (162) 'восточный; левый'; бур. сагаан/монг. ца-гаан (161) 'белый'; бур. хара (157) 'черный, темный'; бур. хунды (126) 'падь'; бур. ара (110) 'задняя (или теневая) сторона; северная сторона (горы); зад, спина; север; задний, тыльный; северный'; бур. шулуун/монг. чулуу(н) (110) 'камень; каменный, каменистый'; бур. нарин (108) 'тонкий, узкий'; бур. улаан (97) 'красный'; бур. булаг (76) 'ключ, источник, родник'; бур. бэл-шэр/монг. бэлчир (74) 'место слияния рек; перекресток'; бур. аршаан (71) 'аршан; целебный (или минеральный) источник; целебная (или минеральная) вода'; бур. тала (71) 'поле, степь, равнина, открытое пространство; сторона, место'; бур. байса (69) 'скала, утес, гора'; бур. ехэ (69) 'большой, крупный, огромный'; бур. убэр (66) 'южный склон (горы); передняя (или солнечная) сторона; южный'; бур. шэбэр (62) '(заболоченная) чаща, густой лес, роща; тунк. болото (в лесу)'; бур. толгой (61) 'голова; вершина чего-л., реже верховье (реки)'; бур. шара (58) 'желтый'; бур. хужар (54) 'гуджир обл. (сода натуральная); солончак, солончаковая соль; солонцы'; бур. баян (52) 'богатый'; бур. хойто (52) 'север; северный; задний'; бур. улэн (49) 'бес-кильница тонкоцветная'; бур. ундэр (49) 'высокий; возвышенный; высота; возвышенность';

бур. мухар (47) 'комолый, куцый, кургузый; тупик, конец, предел, угол'; бур. урда (47) 'юг; перед, передняя (или лицевая) сторона; южный; передний'; бур. хул (47) '(из тюрк. кел) озеро, употр. в названиях местности'; бур. дунда (42) 'середина; средний'; монг. сарьдаг/бур. hарьдаг (42) 'гора, покрытая вечным снегом; голец'; бур. hалаа/монг. салаа(н) (42) 'развилина, разветвление; ответвление; ветвь'; бур. хада (42) 'гора'; бур. аса/монг. ац(ан) (41) 'развилина'; бур. тарбаган (41) 'тарбаган; тарбаганий'; бур. харгана (40) 'бот., карагана; зап. кусты, кустарник'; бур. уhaн/монг. ус(ан) (39) 'вода; река'; монг. битуу/бур. бутуу (37) 'закрытый со всех сторон, закупоренный, глухой, замкнутый, не имеющий выхода; густой, сплошной, глухой, непроницаемый, непроглядный, непроходимый'; бур. нуга (37) 'луг (в излучине реки); займище, заливной луг, луговая низина'; бур. шабар (36) 'грязь, слякоть; глина'; бур. бага (34) 'малый, небольшой'; бур. обоо (33) 'куча, груда; насыпь; курган; рел. обо'; бур. хутэл (33) 'невысокий перевал; холм, косогор; седловина'; бур. дээдэ (32) 'верхний'; бур. доодо (31) 'нижний, низовой'; бур. хухюур (31) 'сухостой (о дереве, лесе); обгорелое (после лесного пожара) дерево'; бур. уула (30) 'гора'; бур. хасуу-ри (30) 'ель, елка; еловый'; бур. майла (29) 'прогалина; солнцепек; южная сторона сопки, горы'; монг. мойл (28) 'черемуха (ягоды)'; бур. хуурай (28) 'сухой'; бур. хушуун (26) 'выступ; выдающаяся (или выступающая) вперед часть чего-л.'; бур. тоором (25) 'хорин. озерко; островок земли, покрытый солончаками'; бур. могой (24) 'змея; змеиный'; бур. хухэ (24) 'синий, голубой'; бур. алтан (23) 'золото; золотой'; бур. болдог (23) 'кочка, холмик, бугор'; бур. бургaahaн (23) 'прут, хворостина, лоза; ива; кустарник'; бур. жаргал (23) 'счастье'; бур. бэр-хэ/монг. бэрх (22) 'трудный, труднопроходимый, тяжелый, тяжкий, обременительный;

4Шагдаров Л.Д., Черемисов К.М. Буряад-ород толи. Бурятско-русский словарь: в 2 т. Улан-Удэ: Изд-во ОАО «Республик. тип.», 2010. Т. 1. 636 с.; Т. 2. 708 с.

5Большой академический монгольско-русский словарь: в 4 т. / отв. ред. Г.Ц. Пюрбеев. М.: Academia, 20012002. Т. 1. А-Г. 520 с.; Т. 2. Д-О. 536 с.; Т. 3. 9-Ф. 440 с.; Т. 4. Х-Я. 532 с.

сложный, серьезный'; бур. сарам (22) 'болотистая поляна (в лесу)'; бур. улзы (22) 'счастье'; бур. хоолой (22) 'горло, перешеек; приток, рукав (реки); пролив'; бур. булан(г) (20) 'угол; изгиб, кривизна; залив'; бур. булюу/монг. билуу (20) 'точило, точильный камень, брусок, оселок'; бур. арал (19) 'остров'; бур. дархи (19) 'валежник, бурелом; коряга'; бур. хандагай (19) 'лось, сохатый'; бур. наран (18) 'солнце; солнечный'; бур. хундэлэн (18) 'поперечный'; бур. хуреэ, хорёо (18) 'ограда, изгородь, загородка; ограда, загон, двор (для скота)'; монг. амбан (17) 'большой, крупный; огромный'; бур. мо-дон (17) 'дерево; лес; деревянный; лесной'; бур. ута (17) 'длинный'; бур. ухэр (17) 'крупный рогатый скот; вол; бычий; крупный'; бур. хаан (17) 'хан, царь, монарх; ханский, царский'; бур. хонхор (17) 'углубление, выбоина, впадина, рытвина; ямка; котловина; углубленный; глубокий'; бур. эхин (17) 'начало; исток; начальный'; бур. ганга (16) 'обрыв, высокий берег; овраг; яр; рытвины, ухабы'; бур. нарhан/ монг. нарс(ан) (16) 'сосна; сосновый'; бур. хал-зан (16) 'лысый, плешивый'; монг. бунхан/бур. мунхан (15) 'мавзолей, усыпальница, гробница, склеп; маленькая часовня (в которую складывают старые книги и испорченные изображения божеств)'; бур. буурал (15) 'седой; пепельный (о цвете); чалый (о масти)'; бур. гозогор (15) 'заостренный, торчащий, поднимающийся вверх'; бур. нюрган (15) 'спина; хребет'; бур. ямаан (15) 'коза; козий'; бур. бууса/монг. бууц (14) 'стоянка, стойбище, кочевье; кочевка; усадьба, хутор'; бур. нухэн (14) 'отверстие, дыра; щель, скважина; брешь; пробоина, пролом; яма'; бур. сахюур/монг. цахиур, цахир (14) 'кремень, кремний'; монг. сув/бур. hyбэ (14) 'дырочка, ушко; узкое отверстие, проход, щель; ущелье'; бур. таhархай./монг. тасархай (14) 'оторванный; разорванный, рваный; отдельный, обособленный, изолированный'; бур. то-мог (14) 'изгородь, ограда, загородка'; бур. уляаhан/монг.улиас(ан) (14) 'осина; осиновый'; бур. хуша (14) 'кедр'; бур. шэнэhэн/монг. шинэс (14) 'лиственница; лиственничный'; бур. эреэн (14) 'пестрый, пестроцветный'; бур. адха (13)

' окин. , тунк. , закам. каменная осыпь на склоне горы' [19, с. 172]; бур. буга (13) 'изюбр, марал'; бур. сайдам/монг. цайдам (13) 'солончаковая местность; соленый (или солончаковый) водоем'; бур. хабтагай (13) 'плоский; широкий, привольный; пространный'; бур. хамниган (13) 'эвенк, тунгус; хамниганы'; бур. хэлтэгы (13) 'наклонный, покатый, отлогий; покосившийся, кривой, косой'; бур. шанаа (13) 'скула; вершина, гребень, хребет (горы)'; монг. монос (12) 'черемуха (дерево)'; бур. ондоли (12) 'сел. ключ, родник; закам. наледь с пустотами на поверхности родника'; бур. шугы/монг. шугуй (12) 'роща, бор, чаща; лес на равнине'; бур. ан-гир (11) 'турпан, нырок-синьга'; бур. губээ (11) 'бугор, холм, возвышенность'; бур. ёнхор (11) 'впадина, выемка'; монг. сууж/бур. hyyжэ (11) 'тазобедренная кость, таз; бедро; горы (по преданию монголов), похожие на берцовую кость животного; небольшие горы к северу от большого горного массива'; бур. тухэреэн (11) 'круг; круглый'; бур. ухаа (11) 'каурый (о масти); светло-каштановый (о цвете); зап., монг. холм, возвышенность (на равнине)'; бур. унэгэн (11) 'лиса; лисий'; бур. харья (11) 'быстрина, стремнина; перекат (на реке)'; бур. хотогор (11) 'склон, покатость; ложбина'; бур. шэбээ (11) 'изгородь, частокол; палисадник; зап. загон для овец'; бур. шэлэ (11) 'затылок; загривок; плоскогорье; холм'; бур. шэнэ (11) 'новый'; бур. аргали (10) 'архар, горный баран'; бур. бэе (10) 'сторона; берег'; бур. дутэ (10) 'близкий, ближний, кратчайший, прямой'; монг. сараана/бур. hараана (10) 'саранка (сибирская красная лилия)'; бур. тохой (10) 'локоть; излучина, изгиб, лука (реки)'; бур. тухэм (10) 'котловина; низменность'; бур. улгуй (10) 'непитательный; скудный, неурожайный'; бур. хубвв (10) 'край; кромка; берег'; бур. худэри (10) 'кабарга'; бур. хуйтэн (10) 'холод; холодный'; монг. хус(ан) (10) 'береза; березовый'; монг. анга (9) 'щель, узкое отверстие, расщелина'; бур. бадан (9) 'бадан, чигирский чай'; бур. бургал (9) 'медведь-одиночка, шатун'; бур. га-хай (9) 'свинья, кабан'; бур. дабхар (9) 'слой, ряд; двойной, сложенный в несколько рядов';

бур. дулаан (9) 'теплый'; бур. жодоо (9) 'пихта'; бур. жэмэгэр (9) 'сжатый, поджатый (о губах)'; бур. заха (9) 'край, окраина; крайний, удаленный'; бур. зурхэн (9) 'сердце; сердцеобразный'; бур. морин (9) 'лошадь, конь; конный, лошадиный'; бур. намаг (9) 'болото; болотистый'; монг. оорцог/бур. оорсог (9) 'останец, останцы'; бур. хабаржаан (9) 'место жительства весной; весеннее стойбище'; бур. холбоон (9) 'связь'; бур. худаг (9) 'колодец'; бур. шэрэн-ги (9) 'роща, заросль тонких или низкорослых деревьев'; бур. бажагар (8) 'здоровый, крепкий, ядреный'; бур. бaлгaahaн (8) 'закут (напр., для телят); хлев (для овец)'; бур. гэр (8) 'дом; уподобительно как дом, с дом (величиною)'; бур. зуhaлaн (8) 'летнее местожительство, летнее стойбище'; бур. мунгэн (8) 'серебро, деньги; серебряный'; бур. оёор (8) 'дно; основание, низ'; бур. haйхaн/монг. сайхан (8) 'красивый, прекрасный, приятный; прелестный'; бур. тужа (8) 'густой лес (на равнине); бор'; бур. туглэ (8) 'роща; полесье'; монг. урт (8) 'длинный, долгий, протяжный'; бур. хамар (8) 'нос; холм, возвышение'; бур. харгы/монг. харгуй (8) 'дорога'; монг. хаян (8) 'благополучный, счастливый'; бур. холто^н (8) 'кора (древесная)'; бур. хонгор (8) 'светло-рыжий (о масти лошади)'; бур. хуурга(н) (8) 'овраг (образовавшийся от размыва)'; бур. амгалан (7) 'мирный; благополучный'; монг. боргио (7) 'рыхлая почва со скудной растительностью'; бур. бузар (7) 'грязный, нечистый'; бур. буха (7) 'бык-пороз, бугай'; бур. гал (7) 'огонь; костер; пожар'; бур. гурбан (7) 'три'; бур. дарсаг (7) 'дарцог; буддийский флажок с молитвами и священными изображениями'; бур. дархан (7) 'кузнец, мастер'; монг. ёл (7) 'крупный белоголовый орел, бородач (орел)'; бур. зaгahaн/монг. загас(ан) (7) 'рыба; рыбный'; монг. мангад (7) 'мордовник Гмелинов'; бур. ногоон (7) 'зелень, трава; зеленый'; монг. нуруу(н) (7) 'спина, спинной хребет; хребет'; бур. таряан (7) 'хлеб на поле или в зерне; хлебный'; монг. торой (7) 'поросенок (детеныш некоторых домашних животных)'; бур. тэргэ (7) 'повозка, телега; тележный'; бур. хайр (7) 'галька; отмель, песчаная коса'; бур.

халяар (7) 'черемша; лук медвежий'; бур. хaргaahaн (7) 'кустарник'; бур. хобол (7) 'желоб, канава'; бур. хулэр (7) 'хорин. зеленая трава (выросшая после выжигания высохшей прошлогодней травы)'; бур. хушвв (7) 'памятник; изваяние из камня'; бур. элhэн/монг. элс(эн) (7) 'песок; песчаный'; монг. эрэг/бур. эрье (7) 'берег; обрыв; яр; набережная'; бур. адаг (6) 'устье'; бур. амбаар (6) 'амбар; закам. охотничий шалашик'; бур. баржагар (6) 'неровный, шероховатый'; монг. боом (6) 'мыс, выдающаяся скала'; бур. гурввкэн (6) 'дикая коза; косуля'; бур. добо (6) 'холм, бугор; курган'; бур. за-лаа (6) 'пушистая верхушка дерева; красная кисточка (на остроконечной бурятской шапке)'; монг. дунгуй (6) 'безрезультатный, бесплодный'; бур. ёлоон (6) 'темечко, родничок (у ребенка)'; бур. малаан (6) 'лысый, плешивый'; бур. мангир (6) 'лук (дикий)'; бур. мундэгэр (6) 'выпуклый, выдавшийся'; бур. нам (6) 'спокойный, тихий, медленный; низменный'; бур. намаржаан (6) 'осеннее стойбище, место осенней кочевки'; бур. ой (6) 'лес, бор, чаща'; бур. оронго (6) 'оронго (вид антилопыг)'; монг. сайр (6) 'галька; сухое русло водного потока; мелкое место в реке'; монг. са-мар/бур. haмaр (6) 'орех, орехи'; бур. соолго/ монг. цоолго (6) 'прорубь; дыра, отверстие'; бур. хахир (6) 'скудный, вытоптанный (напр., пастбище)'; бур. хирээ (6) 'ворон'; бур. холын (6) 'дальний, удаленный'; монг. хонхлой (6) 'углубление, впадина; полость'; бур. арбан (5) 'десять'; бур. байра (5) 'стоянка, стойбище; скотный двор'; бур. буряад (5) 'бурят; бурятский'; бур. булган (5) 'соболь; соболий'; бур. далай (5) 'море, океан; большое озеро'; монг. дэрс(эн)/бур. дэркэн (5) 'бот. ковыль блестящий'; бур. заахан (5) 'маленький; небольшой'; бур. зэргэлээ (5) 'соседний, смежный'; бур. мандал (5) 'мандала; перен. алтарь'; бур. маани (5) 'молитва-заклинание, мантра'; бур. монгол (5) 'монгол; монгольский'; бур. мунхэ (5) 'вечный; вечно'; бур. олон (5) 'много, множество'; бур. олтирог (5) 'остров, островок'; бур. сахир (5) 'белесый; бледный'; бур. сahaн (5) 'снег; снежный'; монг. суудал (5) 'место для сиденья;

седалище'; бур. ташалуур (5) 'обрыв, скат; ухабы'; бур. тобхор (5) 'возвышающийся, высокий (о горе, сиденье)'; бур. утаан (5) 'дым'; бур. умхэй (5) 'тухлый, вонючий'; бур. утэг (5) 'утуг, усадьба (жилище с огороженным от общинной земли покосом при нем; в Западной Бурятии и в некоторых других местах она специально удобрялась навозом для выкоса сена на зимнее содержание скота)'; бур. ушввкэн (5) 'тальник'; бур. хабсагай (5) 'скала, утес; каменистые гольцы; скалистый'; монг. хайлаас(ан) (5) 'ильм приземистый, вяз'; монг. хайрхан (5) 'устар. милостивый, священный (почтительное название гор)'; бур. хилгана (5) 'бот. мятлик; ковыль сибирский'; монг. хонгил (5) 'узкое ущелье, падь; пещера'; бур. хунхэр (5) 'долина, лог; котловина'; бур. шанага (5) 'ковш; ковше-образный'; монг. энгэр (5) 'южная сторона, южный склон (горы и т. п.)'; бур. эреэлжэ (5) 'самодельная колбаса (из крови, печени и мелко нарезанного внутреннего жира)'; бур. аранга (4) 'помост, навес; вышка-помост (для охоты на диких зверей); стар. помост (на к-рый клали трупы людей или животных)'; бур. арса (4) 'можжевельник'; бур. аяга (4) 'чаша; стакан; глубокая тарелка'; бур. балюуhан (4) 'окин. мелкая рыбешка, мелкий хариус' [19, с. 15]; бур. бургэд (4) 'беркут; орел; орлиный'; бур. борьёо (4) 'окин. место на реке, где вода кипит от быстрого течения' [19, с. 176]; бур. боро (4) 'серый; тунк., джид., тор. глина'; монг. борол-дой (4) 'серый (о птицах и лошадях)'; бур. бур-хан (4) 'будд. бурхан; рел. бог, божество'; бур. галуун (4) 'гусь'; бур. гутаар (4) 'налим'; бур. долоон (4) 'семь; употр. для выражения неопределенно большого количества или чрезмерной полноты качества'; бур. добуун (4) 'возвышенное место, холм'; бур. дуулга (4) 'шлем'; бур. инзаган (4) 'козленок (детеныш дикой козы, сайги, антилопы); детеныш (оленей, лосей, изюбров)'; бур. сабшалан(г) (4) 'покос'; бур. сонгоол (4) 'сонголы (одно из племен, консолидировавшихся в бурятскую народность)'; бур. тамир (4) 'сила (физическая); энергия; здоровье; духовная сила'; бур. табхар (4) 'невысокий, короткий, плоский'; монг. тачир (4)

'скудный, слабый (напр., о растительности)'; бур. тохорюун (4) 'журавль'; бур. тураг (4) 'изюбр; крупный'; бур. турлааг (4) 'ворона'; бур. тэбхэр (4) 'квадратный; четырехугольный'; бур. убкэн (4) 'трава; сено; сенокос, покос'; бур. узуур (4) 'острие; верхушка; кончик'; бур. уншэн (4) 'одинокий'; бур. хонхиноо(н) (4) 'звон; грохот'; бур. хурьеэн (4) 'шум'; бур. шоно (4) 'волк; волчий'.

В перечисленном списке содержится 273 то-поосновы, и он является наиболее полным перечнем типовых бурятских топооснов в современной топонимии Бурятии. Сам факт наличия повторяющихся топооснов подтверждает высказывавшиеся ранее выводы о существовании императивных топооснов (которые обязательно встречаются в географических названиях) и факультативных (вхождение которых в топонимию в известной степени случайно, необязательно) в топонимии разных регионов [20, с. 103]. Выделенные императивные топоос-новы выступают одним из слагаемых системности бурятской топонимии. Они наглядно свидетельствуют о том, что «обязательные топоосновы, как правило, располагаются на линии: "природа объекта - топоним", а необязательные - на линии "человек и его деятельность - топоним"» [20, с. 103].

Исходя из представленного списка, можно утверждать, что наиболее распространенными топоосновами оказываются слова из следующих тематических групп.

Орографические термины: жалга (201) 'лощина, ложбина; овраг, балка, лог, падь, ров'; дабаан (182) 'горный перевал'; хунды (126) 'падь'; тала (71) 'поле, степь, равнина, открытое пространство; сторона, место'; байса (69) 'скала, утес, гора'; сарьдаг (42) 'гора, покрытая вечным снегом; голец'; хада (42) 'гора' и т. д.

Гидрографические термины: нуур (187) 'озеро'; гол (183) 'река, долина реки'; горхон (175) 'речка, ручеек'; булаг (76) 'ключ, источник, родник'; бэлшэр (74) 'место слияния рек'; аршаан (71) 'аршан; целебный (или минеральный) источник'; салаа(н) (42) 'развилина, разветвление' и т. д.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Слова, обозначающие ориентацию в пространстве, расположение объекта: баруун (178) 'западный; правый'; 3yyh (162) 'восточный; левый'; ара (110) 'задняя (или теневая) сторона; северная сторона (горы); зад, спина; север; задний, тыльный; северный'; Yбэр (66) 'южный склон (горы); передняя (или солнечная) сторона; южный'; хойто (52) 'север; северный; задний'; урда (47) 'юг; перед, передняя (или лицевая) сторона; южный; передний'; дунда (42) 'середина; средний' и т. д.

Цветообозначения: сагаан (161) 'белый'; хара (157) 'черный, темный'; улаан (97) 'красный'; шара (58) 'желтый'; XYXэ (24) 'синий, голубой'; буурал (15) 'седой; пепельный (о цвете); чалый (о масти)'; эреэн (14) 'пестрый, пестро-цветный' и т. д.

Слова, обозначающие размеры географического объекта: нарин (108) 'тонкий, узкий'; ехэ (69) 'большой, крупный, огромный'; }ндэр (49) 'высокий; возвышенный'; бага (34) 'малый, небольшой'; амбан (17) 'большой, крупный; огромный'; ута (17) 'длинный'; хабтагай (13) 'плоский; широкий, привольный; пространный' и т. д.

Слова, обозначающие характер грунта и полезные ископаемые, минералы: шулуун (110) 'камень; каменный'; хужар (54) 'гуджир обл. (сода натуральная); солончак, солончаковая соль; солонцы'; шабар (36) 'грязь, слякоть; глина'; алтан (23) 'золото'; бYлюу (20) 'точило, точильный камень'; сахюур (14) 'кремень'; адха (13) 'окин., тунк., закам. каменная осыпь на склоне горы' и т. д.

Названия леса и виды растительности: шэбэр (62) '(заболоченная) чаща, густой лес, роща'; Yлэн (49) 'бескильница тонкоцветная'; харгана (40) 'бот. карагана; зап. кусты, кустарник'; хухюур (31) 'сухостой (о дереве, лесе); обгорелое (после лесного пожара) дерево'; ха-суури (30) 'ель, елка; еловый'; мойл (28) 'черемуха (ягоды)'; бургааhан (23) 'прут, хворостина, лоза; ива; кустарник' и т. д.

названия животных, рыб, птиц: тарбаган (41) 'тарбаган'; могой (24) 'змея'; хандагай (19) 'лось, сохатый'; Yхэр (17) 'крупный рогатый

скот; вол'; ямаан (15) 'коза'; буга (13) 'изюбр, марал'; ангир (11) 'турпан, нырок-синьга' и т. д.

Слова из других тематических групп, которые можно выделить в данном списке, представлены в значительно меньшем количестве. Обращает на себя внимание группа слов-соматизмов, употребляющихся в бурятской топонимии в переносном значении для обозначения орографических объектов: толгой (61) 'голова; вершина чего-л.'; нюрган (15) 'спина; хребет'; шанаа (13) 'скула; вершина, гребень, хребет (горы)'; шэлэ (11) 'затылок; плоскогорье; холм'; тохой (10) 'локоть; излучина, лука (реки)'; зурхэн (9) 'сердце; сердцеобразный'; хамар (8) 'нос; холм, возвышение' и т. д. Как отмечает Н.И. Данзанова, «горы отождествляются монголами с божеством в облике человека, поэтому каждая часть горы имеет свое название соответственно анатомическому строению человека» [21, с. 13].

Полуоседлый образ жизни и скотоводческая направленность хозяйства бурят отражены в группе слов, обозначающих типы сооружений и кочевок: хуреэ (18) 'ограда, загон, двор (для скота)'; бууса (14) 'стоянка, стойбище, кочевье'; шэбээ (11) 'изгородь; зап. загон для овец'; балгааhан (8) 'закут (напр., для телят); хлев (для овец)'; хабаржаан (9) 'место жительства весной; весеннее стойбище'; зуhалан (8) 'летнее местожительство, летнее стойбище'; намаржаан (6) 'осеннее стойбище, место осенней кочевки' и т. д. Можно выделить также группу слов, указывающую на качество травостоя и отражающую скотоводческую направленность: улгуй (10) 'непитательный; скудный, неурожайный'; боргио (7) 'рыхлая почва со скудной растительностью'; хахир (6) 'скудный, вытоптанный (напр., пастбище)'; тачир (4) 'скудный, слабый (напр., о растительности)'; сабшалан(г) (4) 'покос'; убкэн (4) 'трава; сено; сенокос, покос'.

Религиозные воззрения бурят, связанные с шаманизмом и буддизмом, отражены в следующих топоосновах: обоо (33) 'куча, груда; насыпь; курган; рел. обо'; бунхан (15) 'мавзолей, усыпальница, гробница, склеп; маленькая ча-

совня (в которую складывают старые книги и испорченные изображения божеств)'; дарсаг (7) 'дарцог; буддийский флажок с молитвами и священными изображениями'; мандал (5) 'мандала; перен. алтарь'; маани (5) 'молитва-заклинание, мантра'; бурхан (4) 'будд. бурхан; рел. бог, божество'.

Выявленные топоосновы отражают ландшафт региона, растительный и животный мир, особенности хозяйственного уклада бурятского населения и его мировосприятие. Даль-

Список литературы

нейшие перспективы изучения семантики бурятских топонимов в целом мы связываем с расширением ареала исследования и охватом бурятской топонимии Иркутской области и Забайкальского края. Перспективным видится и изучение бурятской топонимии прошлых веков на основе работ, реконструирующих расселение этнических групп бурят и их топонимию. Все это позволит максимально полно представить топонимную лексику бурятского языка.

1. Мельхеев М.Н. Топонимика Бурятии. История, система и происхождение географических названий. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1969. 186 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Гурулев С.А. Реки Байкала: Происхождение названий. Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1989. 112 с.

3. Шулунова Л.В. Ономастика Прибайкалья. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1995. 207 с.

4. Дамбуев И.А., Шулунова Л.В. Названия городов и сел Циркумбайкальского региона. Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2005. 164 с.

5. Ринчинова А.В., Шулунова Л.В. Ойконимия этнической Бурятии: (лингвистический анализ). Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 2005. 154 с.

6. Сундуева Е.В. Топонимия Ольхона и Приольхонья (семантика онимических основ). Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2010. 128 с.

7. Шулунова Л.В. Бурятская ономастика: автореф. дис. ... д-ра филол. наук. Улан-Удэ, 1995. 32 с.

8. Шойжинимаева А.В. Ойконимия этнической Бурятии (лингвистический анализ): автореф. дис. ... канд. филол. наук. Улан-Удэ, 1999. 18 с.

9. МанжуеваЮ.Ф. Гидронимия Циркумбайкальского региона: автореф. дис. ... канд. филол. наук. Улан-Удэ, 2003. 23 с.

10. Дамбуев И.А. Ойконимия Циркумбайкальского региона: лингвокультурологический аспект: автореф. дис. ... канд. филол. наук. Улан-Удэ, 2004. 19 с.

11. Ономастика Бурятии: тр. Бурят. ин-та обществ. наук БФ СО АН СССР / отв. ред. Ц.Б. Цыдендамбаев. Улан-Удэ: БФ СО АН СССР, 1976. Вып. 26. 250 с.

12. Бурятские антропонимы и топонимы: сб. ст. / отв. ред. Ц.Б. Цыдендамбаев. Улан-Удэ: БФ СО АН СССР, 1981. 101 с.

13. Исследования по ономастике Бурятии: сб. ст. / отв. ред. И.Д. Бураев. Улан-Удэ: БФ СО АН СССР, 1987. 119 с.

14. Исследования по ономастике Прибайкалья: сб. ст. / отв. ред. Л.Д. Шагдаров. Улан-Удэ: БНЦ СО АН СССР, 1990. 98 с.

15. Сундуева Е.В. Гидронимия Закаменского района Республики Бурятия // Мир Центральной Азии - 3: сб. науч. ст. / науч. ред. Б.В. Базаров, отв. ред. Е.В. Сундуева. Улан-Удэ; Иркутск: Оттиск, 2012. С. 760-763.

16. Сундуева Е.В. Названия рек Тункинского района Республики Бурятия // Проблемы центральноазиатского фольклора: вербальный текст и этнокультурные традиции / отв. ред. Е.Л. Тихонова. Улан-Удэ; Иркутск: Оттиск, 2013. С. 187-193.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17. Жамсаранова Р.Г. Ойконимы Хоринской Степной думы: моногр. Чита: ЗабГУ, 2017. 274 с.

18. Матвеев А.К. Этимологизация субстратных топонимов и моделирование компонентов топонимических систем // Вопр. языкознания. 1976. № 3. С. 58-73.

19. Рассадин В.И. Присаянская группа бурятских говоров. Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 1996. 217 с.

20. Суперанская А.В. Что такое топонимика? М.: Наука, 1984. 182 с.

21. Данзанова Н.И. Орографическая терминология в монгольских языках (формы возвышенного рельефа): автореф. дис. ... канд. филол. наук. Улан-Удэ, 2012. 18 с.

References

1. Mel'kheev M.N. Toponimika Buryatii. Istoriya, sistema i proiskhozhdenie geograficheskikh nazvaniy [Toponymy of Buryatia. The History, System and Origin of Geographical Names]. Ulan-Ude, 1969. 186 p.

2. Gurulev S.A. Reki Baykala: Proiskhozhdenie nazvaniy [The Rivers of Lake Baikal. Origin of the Names]. Irkutsk, 1989. 112 p.

3. Shulunova L.V OnomastikaPribaykal'ya [Onomastics of the Baikal Region]. Ulan-Ude, 1995. 207 p.

4. Dambuev I.A., Shulunova L.V. Nazvaniya gorodov i sel Tsirkumbaykal 'skogo regiona [Names of Towns and Villages of the Circum-Baikal Area]. Ulan-Ude, 2005. 164 p.

5. Rinchinova A.V, Shulunova L.V Oykonimiya etnicheskoyBuryatii: (lingvisticheskiy analiz) [Oikonymy of Ethnic Buryatia: (Linguistic Analysis)]. Ulan-Ude, 2005. 154 p.

6. Sundueva E.V. Toponimiya Ol'khona i Priol'khon'ya (semantika onimicheskikh osnov) [Toponymy of Olkhon and the Olkhon Area (Semantics of Onymic Stems)]. Ulan-Ude, 2010. 128 p.

7. Shulunova L.V Buryatskaya onomastika [Buryat Onomastics]. Ulan-Ude, 1995. 32 p.

8. Shoyzhinimaeva A.V. Oykonimiya etnicheskoy Buryatii (lingvisticheskiy analiz) [Oikonymy of Ethnic Buryatia (Linguistic Analysis)]. Ulan-Ude, 1999. 18 p.

9. Manzhueva Yu.F. Gidronimiya Tsirkumbaykal'skogo regiona [Hydronymy of the Circum-Baikal Area]. Ulan-Ude, 2003. 23 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Dambuev I.A. Oykonimiya Tsirkumbaykal'skogo regiona: lingvokul'turologicheskiy aspekt [Oikonymy of the Circum-Baikal Area: A Linguocultural Aspect]. Ulan-Ude, 2004. 19 p.

11. Tsydendambaev Ts.B. (ed.). Onomastika Buryatii [Onomastics of Buryatia]. Ulan-Ude, 1976. Iss. 26. 250 p.

12. Tsydendambaev Ts.B. (ed.). Buryatskie antroponimy i toponimy [Buryat Anthroponymy and Toponymy]. Ulan-Ude, 1981. 101 p.

13. Buraev I.D. (ed.). Issledovaniya po onomastike Buryatii [Studies on the Onomastics of Buryatia]. Ulan-Ude, 1987. 119 p.

14. Shagdarov L.D. (ed.). Issledovaniya po onomastike Pribaykal'ya [Studies on the Onomastics of the Baikal Area]. Ulan-Ude, 1990. 98 p.

15. Sundueva E.V. Gidronimiya Zakamenskogo rayona Respubliki Buryatiya [Hydronymy of Zakamensky District, Republic of Buryatia]. Bazarov B.V., Sundueva E.V. (eds.). Mir Tsentral'noyAzii - 3 [The World of Central Asia - 3]. Ulan-Ude, 2012, pp. 760-763.

16. Sundueva E.V. Nazvaniya rek Tunkinskogo rayona Respubliki Buryatiya [Names of the Rivers in Tunkinsky District, Republic of Buryatia]. Tikhonova E.L. Problemy tsentral'noaziatskogo fol'klora: verbal'nyy tekst i etnokul'turnye traditsii [Problems of Central Asian Folklore: The Verbal Text and Ethnocultural Traditions]. Ulan-Ude, 2013, pp. 187-193.

17. Zhamsaranova R.G. Oykonimy Khorinskoy Stepnoy dumy [Oikonyms of the Khorinsk Steppe Duma]. Chita, 2017. 274 p.

18. Matveev A.K. Etimologizatsiya substratnykh toponimov i modelirovanie komponentov toponimicheskikh sistem [Etymologization of Substrate Toponyms and Modelling of Toponymic System Components]. Voprosy yazykoznaniya, 1976, no. 3, pp. 58-73.

19. Rassadin V.I. Prisayanskaya gruppa buryatskikh govorov [Buryat Dialects in Sayan Mountains]. Ulan-Ude, 1996. 217 p.

20. Superanskaya A.V. Chto takoe toponimika? [What Is Toponymy?]. Moscow, 1984. 182 p.

21. Danzanova N.I. Orograficheskaya terminologiya v mongol'skikh yazykakh (formy vozvyshennogo rel'efa) [Orographic Terminology in Mongolian Languages (Forms of Elevated Relief)]. Ulan-Ude, 2012. 18 p.

DOI: 10.17238/issn2227-6564.2018.4.44 Igor'A. Dambuev

Institute for Mongolian, Buddhist and Tibetan Studies, Siberian Branch, Russian Academy of Sciences;

ul. Sakh'yanovoy 6, Ulan-Ude, 670047, Respublika Buryatiya, Russian Federation;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

e-mail: igor_dambuev@mail.ru

TYPICAL BURYAT TOPONYMIC STEMS IN THE TOPONYMY OF BURYATIA

This article describes typical Buryat toponymic stems in the modern toponymy of the Republic of Buryatia. The novelty of this paper consists in the use of statistical analysis to assess the frequency of toponymic stems in Buryat toponymy. Revealing toponymic stems is an essential part of any regional toponymic study contributing to further research into various aspects of toponymy. This paper used materials from the author's catalogue of Buryat toponyms based on topographic maps, informants' data, and the Russian catalogue of geographical names. The scope of the toponyms under study exceeds 13 thousand place names. Special onomastic methods were applied to detect toponymic stems whose meaning can be traced in either the Buryat or the Mongolian languages. Buryat toponymic stems that were identified in Buryat toponyms four or more times are listed in order of frequency of their use. Lexical meanings are provided for all the stems. The total number of toponymic stems presented in the paper is 273. The most abundant are words designating orographic and hydrographic objects, orientation in space, colours, size of geographical objects, types of soil and minerals, plants and animals, types of structures and nomad camps, as well as realia of Buddhism and Shamanism. The author observed an active use of somatisms designating orographic objects. This phenomenon can be explained by anthropomorphization of mountains and is typical of Mongolian peoples in general. The revealed toponymic stems objectively reflect the landscape of Buryatia, its flora and fauna, as well as traditional lifestyle and worldview of Mongolian peoples. Further research into the semantics of Buryat toponymic stems can focus on Buryat toponyms on territories adjacent to the Republic of Buryatia.

Keywords: Buryatia, Buryat language, Mongolian language, toponym, toponymic stem, somatism.

Поступила: 31.08.2017 Принята: 30.03.2018

Received: 31 August 2017 Accepted: 30 March 2018

For citation: Dambuev I.A. Typical Buryat Toponymic Stems in the Toponymy of Buryatia. Vestnik Severnogo (Arkticheskogo) federal'nogo universiteta. Ser.: Gumanitarnye i sotsial'nye nauki, 2018, no. 4, pp. 44-53. DOI: 10.17238/issn2227-6564.2018.4.44