Научная статья на тему 'Терроризм в России: опыт экспликации рациональных предпосылок'

Терроризм в России: опыт экспликации рациональных предпосылок Текст научной статьи по специальности «Философия»

CC BY
157
42
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
СТРАХ / НАСИЛИЕ / ТЕРРОР / ТЕРРОРИЗМ

Аннотация научной статьи по философии, автор научной работы — Фелорышин Владислав Викторович

Автор отмечает, что терроризм связан не с отдельными актами насилия, а с целенаправленным созданием системы насаждения страха и ужаса у общества в целом или его части. Данная система оправданна при помощи моральных, а лучше сказать демагогических интенций.

Terrorism in Russia: un attempt to explicate rational grounds

The author shows that the terrorism is connected not with a single act ol violence, but a system aimed to impose fear and terror on the society or part of lt.This3ystem is justified by moral or demagogic intentions.

Текст научной работы на тему «Терроризм в России: опыт экспликации рациональных предпосылок»

Библиографический список

1. Гегель, Г.В.Ф. Феноменология духа / Г.В.Ф. Гегель. — Спб.: Наука. 1992. - 443 с.

2. Лурье, С.В. Историческая этнология / С.В. Лурье. - М.: Аспект-Пресс, 1998. — С. 138.

3. Тайлор, Э.Б. Первобытная культура : пер. с англ. — М.: Политиздат, 1989. — С. 20.

4. Цит. по Флиер А.Я. |Электронный ресурс). — Режим доступа: http://cuIlure.niv.ru/doc/culture/encyclopedia-xx-vek/ 247 Ыш

УДК 101.1: 316:159.942

5. Цит. по Культурология. (Электронный ресурс). - Режим доступа: http://www.countries.ru/library.htm

6. Маслоу, А. Мотивация и личность / А. Маслоу. — СПб.: Евразия, 1999. — С. 92.

ФОМИНА Елена Викторовна, аспирантка кафедры философии.

Адрес для переписки: selenaworld@list.ru

Статья поступила в редакцию 11.12.2009 г.

© Е. В. Фомина

В. В. ФЕДОРЫШИН

Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского

ТЕРРОРИЗМ В РОССИИ: ОПЫТ ЭКСПЛИКАЦИИ РАЦИОНАЛЬНЫХ ПРЕДПОСЫЛОК *

Автор отмечает, что терроризм связан не с отдельными актами насилия, а с целенаправленным созданием системы насаждения страха и ужаса у общества в целом или его части. Данная система оправданна при помощи моральных, а лучше сказать демагогических интенций.

Ключевые слова: страх, насилие, террор, терроризм.

Разум в классическом понимании есть высшая форма рациональности, связанная с возможностью постоянного критического пересмотра исходных установок и выходом на новые позиции, новые «горизонты» познавательного отношения к миру. Она предполагает возможность преодолевать противоречия, возникающие в процессе познавательной ориентации человека в мире, находить более широкие синтезирующие подходы. Основной пафос разумной рациональности - это открытость, способность к развитию, к поиску более широких и глубоких позиций, что неразрывно связано со способностью к критикорефлексивному отношению к имеющимся данным установкам и взглядам.

И тогда «граница между рациональным и иррациональным проводится вполне формально — по способу фиксации результатов мышления, результатов познания. Если познавательное суждение преподносится как некая данность, полученная в результате чувственного восприятия, эмпирического наблюдения или же интуитивного прозрения, то можно заключить, что перед нами нерациональный способ познания. Если же суждению предшествует логическая цепочка других суждений, то следует говорить о рациональности познания» [ 1 ).

Понятно, что терроризм не отвечает требованиям именно классического понимания рационализма, следовательно, необходимо задать рамки рациональности.

Акцент на конкретике момента, на чувственном проживании живого мгновения, потребность в адекватном слове, пробужденном бытом, родным местом: «По мере того, как растет недоверие к последовательности и сомнение в пригодности всякого рода общих идей, не должно ли явиться у человека отвра-

щение на той форме изложения, которая наиболее приспособлена к существующим предрассудкам? » [2J. Другими словами логическая определенность и последовательность не есть основание для мысли.

Следует добавить, что сегодня исследование такого режима рациональности имеет место в работах В. Савчука. Топологическая рефлексия, оставляя в стороне деление на субъект-объект, ставит акцент на мысли места, причем мысли, телесно ангажированной, проступающей из единого ритма опыта проживания конкретным индивидом на конкретной территории (3J.

Именно в этих рамках мы и будем рассматривать проблему терроризма в России в историческом и современном контекстах.

Понятие «террор» вошло в современный язык в связи с событиями, связанными с революцией во Франции. Жирондисты и якобинцы объединились в 1792 г. для того, чтобы вынудить короля заменить прежних министров лидерами леворадикальных группировок. Именно тогда деятели революции объявили: «Да будет террор в порядке дня!». У У. Латера можно встретить следующий тезис: «в дополнении к Словарю Французской академии 1798 г. терроризм определяется как systeme, regime de la terreur. Согласно одному французскому словарю, вышедшему двумя годами ранее, якобинцы часто употребляли это понятие устно и письменно по отношению к себе, и всегда с положительным оттенком. Однако после 9-готермидора слово «террорист» стало носить уже негативный смысл, превратившись в синоним «преступника». Вскоре это понятие достигло берегов Британии. Достаточно вспомнить знаменитые слова Эдмунда Берка, написанные им в 1795 г.: «тысячи псов ада, именующихся

* Статья выполнена при финансовой поддержке Гранта Президента РФ МК-3196.2009.6.

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК N>4 (89) ЗОЮ ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

террористами», которых натравили на французов. Слово «террор» в те времена применялось к периоду Французской революции между мартом 1793-го и июлем 1794 года и означало «правление ужаса». Впоследствии термин получил более расширенное толкование и стал означать всякую систему правления, основанную на страхе. Затем, до самых недавних пор, слово «терроризм» ... употреблялось настолько широко и означало столько различных оттенков насилия, что вовсе утратило какой-либо конкретный смысл Достаточно часто приходится слышать голоса, призывающие отказаться от изучения политического терроризма как особого явления на том основании, что па всем протяжении мировой истории в результате преступлений со стороны властей погибло гораздо больше людей, чем от рук «террористов снизу» |4].

Возникновение терроризма в России не было чем-то уникальным в тогдашней Европе; террористические идеи развивались в работах германских, итальянских, французских революционеров (преимущественно анархистов). Однако, на наш взгляд, генезис террористических идей в российском освободительном движении носил достаточно самобытный характер, а размах, организация и успех террористической борьбы русских революционеров сделали их образцом для террористов во многих уголках земного шара. Так, в Индии в начале века терроризм называли «русским способом» [5]. Говоря о влиянии борьбы русских террористов на мировой революционный процесс, мы имеем в виду революционеров «политиков»; в случае с анархистским террором процесс был скорее обратным.

Терроризм оказался в России весьма живучим; каждое из «последовательных поколений» русских революционеров обращалось вновь к этому оружию, причем интенсивность и размах террористической борьбы оказывались с каждым разом все масштабнее.

Терроризм вызван ростом экстремистских идей в обществе. Они охватывают наиболее обделенные в каких-либо отношениях слои общества. Во главе этих слоев становятся критически настроенные интеллектуалы, остро воспринимающие действительность. И в результате появляются организации и движения, направленные против чего-либо.

Вот что предлагает в «Катехизисе революционера» С. Нечаев: «§ 13. Революционер вступаете государственный, сословный итак называемый образованный мир и живет в нем только с целью его полнейшего, скорейшего разрушения. Он не революционер, если ему чего-нибудь жаль в этом мире. Если он может остановиться перед истреблением положения, отношения или какого либо человека, принадлежащего к этому миру, в котором — всё и все должны бьггь ему равно ненавистны. Тем хуже для него, если у него есть в нем родственные, дружеские или любовные отношения; он не революционер, если они могут остановить его руку. §14. С целью беспощадного разрушения революционер может, и даже часто должен, жить в обществе, притворяясь совсем не тем, что он есть. Революционеры должны проникнуть всюду, вовсесле(?) высшия и средние <сословия>, в купеческую лавку, в церковь, в барский дом, в мир бюро-кратский, военный, в литературу, в третье отделение и даже в зимний дворец. § 15. Все это поганое общество должно быть раздроблено на несколько категорий» (6).

А вот мысль одного из идеологов русского «бланкизма» П. Н. Ткачева: «...единственно практическое, единственно действительное средство достигнуть по-лигического и социального возрождения России сос-

тоит в том, чтобы освободить верноподданных от гнетущего их страха перед «властью предержащею», и только тогда, когда они освободятся от этого страха, в них проснутся человеческие чувства, в них пробудится сознание их человеческих прав, у них явится и желание, и сила, и энергия бороться за эти права...». Враг определен уже более конкретно: «Кто? — Самодержавная, бесконтрольная, вездесущая и всемогущая власть «царя-батюшки». Ни один из верноподданных не может усомниться в этом факте, не перестав быть верноподданным. Усумниться в нем — значит, усумниться в силе, в всемогуществе, в самом принципе самодержавия» [7|.

Как известно, революционное движение во второй половине XIX в. было вызвано незавершенностью реформ 1860-х гг. Реформы привели к появлению в России разночинцев — образованных или чаще полуобразованных людей, стремящихся к самореализации, и, для начала — к устранению внешних для этого препятствий.

Отсюда рост экстремистских идей и реального насилия в Российской империи, вылившегося в многочисленных террористических актах против должностных лиц. Персонификация власти, сакральность фигуры царя вызывали соблазн — одним ударом разрушить могущество этой власти, расчистить дорогу для осуществления идей, которые должны привести к всеобщему благоденствию, что привело к убийству Александра II. То есть вся мощь Российской империи не смогла спасти «помазанника Божия», это поворотный пункт в революционном движении. Царь был убит кучкой злоумышленников, которые взяли на себя право судить власть, а следовательно, происходит десакрализация власти.

Но еще больше уд ивляют настроения российского общества того времени. Правительство и царь Российской империи, которые столкнулись с критикой со всех сторон, оказались виновнми и в половинчатости реформ, и в росте терроризма, и в попытках противодействия ему.

По существу, молодые люди, жаждущие активной деятельности, были лишены реальных возможностей помогать своей стране. Отстраненность от реального участия в жизни страны, половинчатость реформ, невозможность поднять народ ные массы на борьбу с самодержавием поставили их перед необходимостью использования террористических методов.

Но убийство всегд а убийство, поэтому русский терроризм не мог не обойтись без опоры на этическую систему. В этом преуспели эсеры, так В. М. Зензинов писал, «для нас, молодых кантианцев,признававших человека самоцелью и общественное служение обусловливавших самоценностью человеческой личности, вопрос о терроре был самым страшным, трагическим, мучительным. Как оправд ать убийство и можно ли вообще его оправдать? Убийство при всех условиях остается убийством. Мы идем на него, потому что правительство не д ает нам никакой возможности проводить мирно нашу политическую программу, имеющую целью благо страны и народа. Но разве этим можно его оправдать? Единственное, что может его до некоторой степени если не оправдать, то субъективно искупить, это принесение при этом в жертву своей собственной жизни. С моральнофилософской точки зрения акт убийства должен быть одновременно и актом самопожертвования» [Цит. по 5].

Пафосом нравственного оправдания терроризма проникнута речь и И.П. Каляева, убийцы великого князя Сергея Александровича, на суде. «Не правда ли... благочестивые сановники, вы никого не убили и опи-

раетесь не только на штыки и закон, но и на аргументы нравственности... вы готовы признать, что существуют две нравственности. Одна для обыкновенных смертных, которая гласит: «не убий», «не укради», а другая нравственность политическая для правителей, которая им все разрешает. И вы действительно уверены, что вам все дозволено и нет суда над вами...» Щит. по5).

И это является универсальной основой терроризма. Будь это русский терроризм конца XIX — начала XX вв., будь это левый или правый терроризм эпохи «холодной войны», будь это терроризм исламский. Американский исследователь М. Сейджман пишет: «более чем 60 % получили образование как минимум на уровне колледжа, что делает их, если рассматривать их как группу, более образованными, чем среднестатистический житель планеты, и гораздо более образованными, чем огромное большинство населения "третьего мира"» [8]. Как видно, и современные террористы далеко не невежественные и наивные люди.

А это значит не надо в террористах видеть только слепых фанатиков, они вполне сознательно встают на этот путь. С той разницей, что раньше объектом и жертвой террористического акта был определенный враждебный, как правило, правящий слой, теперь же жертвы неопределенны. В этом также проявляется зерно реализма: проще осуществить и получается достаточно громкий эффект.

Итак, мы видим, что терроризм в России вполне рационален. Логика действий этих людей понятна. Они сокрушали империю, начав с десакрализации власти царя, который первым пошел на реформирование общества. Их моральный пафос также вполне объясним, простое убийство общество бы наотрез

отвергло: атак убийца-террорист-смертник выглядит еще и жертвой бездушной системы.

Библиографический список

1. Болдачев, А. Рациональность (Электронный ресурс] / А. Болдычев. — Режим доступа: http://phllosophystorm.org/ Ьо1с1асЬеу/1193.

2. Шестов, Л. Апофеоз беспочвенности: Опыт адогматиче-ского мышления (Текст) / Л. Шестов. - А: Изд-во Ленинградского ун-та. 1991. — 214 с.

3. Савчук. В. Конверсия искусства (Текст! / В. Савчук. -СПб.: ООО «Изд-во «Петрополис»». 2001. - 208с.

4. Латер. У. Истоки |Текст| / У. Да тер // Иностранная литература. - 1996. - №И.-С. 45-54.

5. Будницкий, О. Г. Терроризм глазами историка. Идеология терроризма |Текст) /О. Г. Будницкий//Вопросы философии. — 2004. - N«5. — С. 3-18.

6. Нечаев, С. Г. Катехизис революционера (Электронный ресурс) / С. Г. Нечаев. - Режим доступа: http://www.hisLmsu.nl/ ЕЯ/Е1ех1/песЬа ev.htm.

7. Ткачев. П. Н. Терроризм как единственное средство нравственного и общественного возрождения России (Электронный ресурс] /П.Ткачев. — Режим доступа: www.hist.msu.rn/ER/Etext/ tkachev.htm.

8. Сейджман. М. Сетевые структуры терроризма (Текст| / М. Сейджман. — М.: Идея-Пресс, 2008. — 216 с.

ФЕДОРЫШИН Владислав Викторович, преподаватель кафедры философии.

Адрес для переписки: e-mail: wf_1977@ mail.ru

Статья поступила в редакцию 22.10.2009 г.

© В. В. Фсдорытин

Информация

МИНОБРНАУКИ РФ ОБЪЯВИЛО О НОВОЙ ПРОГРАММЕ МЕГА-ГРАНТОВ ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ В ВУЗАХ

Министерство образования и науки Российской Федерации объявляет о проведении открытого публичного конкурса на получение 1рантов Правительства России для государственной поддержки научных исследований, проводимых под руководством ведущих учёных в российских образовательных учреждениях высшего профессионального образования, сообщает пресс-служба Минобрнауки.

Гранты выделяются в размере до 150 млн рублей каждый на проведение научных исследований в 2010 — 2012 годах с возможным продлением проведения научных исследований на срок от 1 до 2 лет. Общий объём средств федерального бюджета составит 12 млрд рублей (3 млрд руб. в 2010 году, 5 млрд руб. в 2011 году и 4 млрд руб. в 2012 году).

Участниками конкурса могут быть российские и иностранные ведущие учёные, занимающие лидирующие позиции в определённой области наук. В конкурсной документации нет ограничений по гражданству и стране постоянного проживания ведущего учёного. По условиям конкурса необходимо личное руководство лабораторией (т.е. с очным присутствием ведущего учёного в российском вузе) и проводимыми научными исследованиями не менее 4 месяцев в календарном году начиная с 2011 года.

Определены следующие области наук для государственной поддержки научных исследований: астрономия и астрофизика: атомная энергетика и ядерные технологии; биология; биотехнологии; информационные технологии и вычислительные системы; космические исследования и технологии; ма тематика; машиноведение; медицинские науки и технологии; механика и процессы управления; нанотехнологии; науки о Земле; науки о материалах; психология, когнитивные исследования; радиоэлектроника; строительство и архитектура; физика; химия; экология; экономика, международные исследования, социология; энергетика, энергоэффективность и энергосбережение.

Источник: www.rsci.ru

1Й НАУЧНЫЙ МСТНИК N*4 C8V) 2010 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ