Научная статья на тему 'Террористический акт 1 марта 1881г. И Манифест от 29 апреля 1881г. В оценке общественно-политических деятелей'

Террористический акт 1 марта 1881г. И Манифест от 29 апреля 1881г. В оценке общественно-политических деятелей Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
125
42
Поделиться
Ключевые слова
МАНИФЕСТ ОТ 19.04.1881Г. / КОНСЕРВАТИЗМ / ЛИБЕРАЛИЗМ / "НАРОДНАЯ ВОЛЯ" / ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЙ КУРС / MANIFEST FROM 19.04.1881Г / "NATIONAL WILL"

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Биюшкина Надежда Иосифовна

Статья посвящена изучению общественного мнения о трагических событиях, произошедших в России 1-го марта 1881 г. Рассматриваются в этой связи позиции представителей российской консервативной общественно-политической мысли и сторонников либеральных убеждений. В работе использованы такие источники, как Манифест «О призыве всех верных подданных к служению верою и правдой Его Императорскому Величеству и Государству» от 29 апреля 1881г., материалы Государственного архива Нижегородской области, прокламации «Комитета народной воли» под названием: «Честным мирянам, православным христианам и всему народу русскому», монографическая литература, мемуары, периодическая печать.

Act of terrorism 1march 1881 year and the Manifest from April, 29th 1881, in an estimation of social and political figures

Article is devoted studying of public opinion of Russia on the tragically events which have occurred in St.-Petersburg on March, 1st 1881г. Positions of representatives of the Russian conservative political thought and supporters of liberal belief are considered thereupon. In work such sources, as the Manifesto «About an appeal of all true citizens to service верою and truth to Its Imperial Majesty and the State» from April, 29th 1881г are used., materials of the State archive of the Nizhniy Novgorod region, the leaflet «Committee of national will» under the name: «to Fair laymen, orthodox Christians and all people to Russian», the monographic literature, memoirs, periodicals.

Текст научной работы на тему «Террористический акт 1 марта 1881г. И Манифест от 29 апреля 1881г. В оценке общественно-политических деятелей»

10.2. ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ АКТ 1 МАРТА 1881г.

И МАНИФЕСТ ОТ 29 АПРЕЛЯ 1881г.

В ОЦЕНКЕ ОБЩЕСТВЕННОПОЛИТИЧЕСКИХ ДЕЯТЕЛЕЙ

Биюшкина Надежда Иосифовна, к.ю.н., доцент. Должность: доцент кафедры Теории и истории государства и права. Место работы: Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского. E-mail: Asya_biyushkina 1@list.ru Аннотация: Статья посвящена изучению общественного мнения о трагических событиях, произошедших в России 1-го марта 1881 г. Рассматриваются в этой связи позиции представителей российской консервативной общественно-политической мысли и сторонников либеральных убеждений. В работе использованы такие источники, как Манифест «О призыве всех верных подданных к служению верою и правдой Его Императорскому Величеству и Государству» от 29 апреля 1881г., материалы Государственного архива Нижегородской области, прокламации «Комитета народной воли» под названием: «Честным мирянам, православным христианам и всему народу русскому», монографическая литература, мемуары, периодическая печать.

Ключевые слова: Манифест от 19.04.1881г., консерватизм, либерализм, «Народная воля»

правительственный курс.

ACT OF TERRORISM 1MARCH 1881 YEAR AND THE MANIFEST FROM APRIL, 29TH 1881, IN AN ESTIMATION OF SOCIAL AND POLITICAL FIGURES

Biyushkina Nadezhda Iosifovna, PhD at law, associate professor. Position: associate professor at Theory and history of state and law chair. Place of employment: Nizhniy Novgorod state university of N.I. Lobachevsky. E-mail: Asya_biyushkina1@list.ru Annotation: Article is devoted studying of public opinion of Russia on the tragically events which have occurred in St.-Petersburg on March, 1st 1881г. Positions of representatives of the Russian conservative political thought and supporters of liberal belief are considered thereupon. In work such sources, as the Manifesto «About an appeal of all true citizens to service верою and truth to Its Imperial Majesty and the State» ffom April, 22th 1881 г are used., materials of the State archive of the Nizhniy Novgorod region, the leaflet «Committee of national will» under the name: «to Fair laymen, orthodox Christians and all people to Russian», the monographic literature memoirs, periodicals.

Keywords: Manifest from 19.04.1881г, conservatism, liberalism, «National will» a ggvvrnment deal.

Гибель императора Александра II от рук террори-стов-народовольцев объективно возвела консервативную идеологию в ранг государственной, а ее ценности объединили ранее противоборствующие силы в охранительном направлении.

К идеям консерваторов вновь стали прислушиваться правящие круги: «Принципы и основы нашей исторической жизни должны быть восстановлены как принципы и основы; увлечения беспочвенного либерализма должны перестать быть принципами», - писал известный последователь консервативного течения

князь В.П. Мещерский1[12. С. 33]. После цареубийства консервативные мыслители осуждали либералов. М.Н. Катков, в частности, указывал, что винить в трагедии 1 марта 1881 г. следует «не только «ошалелых мальчишек» - народовольцев, но и всю либеральную общественность, которая, не понимая сущности свободы, попала в духовное рабство»2[11. С. 91].

Как отмечал профессор П.А. Зайончковский, убийство Александра II не вызвало в народе той реакции, которую ожидали народовольцы - массовых народных волнений, антиправительственных выступлений и т.п. «Напротив, широкие круги интеллигенции, и в первую очередь молодежь, разочаровались не только в народовольчестве, но и в народничестве вообще. Акт убийства царя вызвал общественную реакцию, противоположную той, которую ожидали народоволь-цы»3[10. С. 8-9]. Современница этих событий супруга генерала Е.В. Богдановича, Александра Викторовна (салон этой семьи аккумулировал столичную светскую жизнь) писала в своем дневнике о событиях 1 марта 1881 г.: «Такое страшное злодейство свершилось, что до сих пор не могу прийти в себя... царя не стало. Такой позор трудно перенести»4[20. С. 55].

Эта ситуация, как полагает П.А. Зайончковский, позволила вступившему на престол Александру III утвердить 29 апреля 1881 г. Манифест «О призыве всех верных подданных к служению верою и правдой Его Императорскому Величеству и Государству», известный в истории под названием «о незыблемости само-державия»5[1], провозгласивший «открыто реакционный курс»6[1о. С. 9]. Нельзя не согласиться с «Вестником Европы» в том, что «. политическим убийствам не суждено влиять на ход событий, взрывчатым снарядам не суждено сделаться руководителями истории. Они могут, к несчастью, устранить лицо, но не могут изменить положения, никогда не обусловливаемого только лицом, одним лицом ...»7[23. С. 772].

Следует отметить, что советские исследователи конца XIX в. особо подчеркивали реакционный характер политико-правовых преобразований данного периода, проводимых в интересах сохранения монархической формы правления Российского государства.

Так, профессор И.В. Оржеховский указывал, что перед правительством стояла первоочередная задача сохранения самодержавной власти: «укрепление административно-политической власти, создание «единства управления» внутри правительства и органов высшего государственного управления; борьба с «нигилизмом» и революционным движением; усиление роли дворянства и консолидации «всех консервативных сил» вокруг самодержавия; всемерное ограниче-

1 Мещерский В. Речи консерватора. /В. Мещерский.- СПб.: тип. и лит. кн. В. Оболенского, тип. бр. Пантелеевых, 1876. С. 33

2 История государства Российского. Жизнеописания. XIX век. Вторая половина /М.А. Опалинская, С.Н. Синегубов, А.В. Швецов.

- М.: изд. Книжная палата, 1998. С. 91

3 Зайончковский П.А. Российское самодержавие в конце XIX столетия (политическая реакция 80-х - начала 90-х годов)/П.А. Зайончковский. - М.: Мысль, 1970. С. 8-9

4 Богданович А. Три последних самодержца. Дневник/ А. Богданович. -М.: изд-во «Новости», 1990. С. 55

5 Манифест «О призыве всех верных подданных к служению верою и правдой Его Императорскому Величеству и Государству» от 29 апреля 1881г. Ст. 118 // ПСЗРИ. Изд. 3-е. - СПб.: Тип. Втор. Отд. Собств. Его Имп. Вел. Канц., 1885. Т. 1.

6 Зайончковский П.А. Российское самодержавие в конце XIX столетия (политическая реакция 80-х - начала 90-х годов)/П.А. Зайончковский. - М.: Мысль, 1970. С. 9

7 Внутреннее обозрение. 1-е апреля 1881г.//Вестник Европы.

1881. Кн. 4. С. 772

ние развития и деятельности новых институтов, созданных реформами предшествующих лет»8[13. С. 161].

Исследователь Н.А. Троицкий характеризовал период правления Александра III как время господства карательного террора: «реакция 80-90-х годов была не только невероятно бессмысленной, но и, казалось, непреоборимой»9^. С. 27-28].

Однако, с нашей точки зрения, акцент среди сформулированных советскими исследователями задач столь кардинального после либеральных реформ поворота правительственного курса следует сделать в меньшей степени на сохранение устоев самодержавия10^. С. 43, 46-47], а в основном уделить внимание проблеме, стоящей вне зависимости от той или иной формы правления. Следовавшие одно за другим покушения на главу государства не могут не вызвать ответных мер любого правительства (независимо от формы правления), если оно ответственно за сохранение основ государственной власти, общественного и правового развития. Правительственные документы тех лет гласили: «Русский народ во всеуслышание провозглашает нарушителей государственного и общественного спокойствия и виновников совершенных преступлений - отверженниками и с негодованием отворачивается от их кровавой деятельности. Он громко требует и ожидает защиты от законных властей и просит правительство вырвать с корнем позорящее русскую землю зло»11[7. С. 21]. Эти слова подтверждаются многочисленными фактами народных беспорядков на улицах Москвы после убийства императора Александра ІІ, которые описывались в дневнике В. Духовской, жены генерала С.М. Духовского: «народ в Москве сильно возбужден против злодеев; извозчики без всякой причины накинулись на молодую девушку в очках со стрижеными волосами и, крича: «Это специалистка» (социалистка - авт.), избили ее до полусмерти ...»12[22. С. 131]. Из наиболее ярких событий народных волнений явился разгром и поджог здания Охранного отделения в Камергерском переулке после

8 Оржеховский И.В. Из истории внутренней политики самодержавия в 60-70-х годах XIX века/ И.В. Оржеховский. - Горький: Горьковский гос. университет им. Н.И. Лобачевского, 1974. С. 161 Троицкий Н.А. Царизм под судом прогрессивной общественности. 1866-1895гг. /Н.А. Троицкий. - М.: Мысль, 1979. С. 27-28

10 Мы не отрицаем, что сторонники консерватизма провозглашали монархию оптимальной формой правления. Например, К.П. Победоносцев писал: «Демократическая форма правления самая сложная и самая затруднительная из всех известных в истории человечества. Вот причина - почему эта форма повсюду была преходящим явлением и, за немногими исключениями, нигде не держалась долго, уступая место другим формам ... Национализм в наше время можно назвать пробным камнем, на котором обнаруживается лживость и непрактичность парламентского правления ... Мы видим теперь, что каждым отдельным племенем, принадлежащим к составу разноплеменного государства, овладевает страстное чувство нетерпимости к государственному учреждению, соединяющему его в общий строй с другими племенами ... Монархия неограниченная успевала устранять или примирять все подобные требования и порывы - и не одною только силой, но и уравнением прав и отношений под одною властью. Но демократия не может с ними справиться и инстинкты национализма служат для нее раздражающим элементом ...» (Победоносцев К.П. Великая ложь нашего времени / К.П. Победоносцев // Московский сборник. Изд. 2-е. - М.: Синод. тип., 1896. С. 43, 46-47)

11 Богучарский В.Я. Из истории политической борьбы в 70-х и 80-х гг. XIX века/ В.Я. Богучарский. - М.: Русская мысль, 1912. С. 21

12 Духовская В.Ф. Из моих воспоминаний. Ч. 1 / В.Ф, Духовская.

- Спб.: печатня Р. Голике, 1900. С. 131

получения известия об убийстве Александра И13[8. С. 35]. Даже столь либерально настроенное издание, как «Вестник Европы» писало в то время: «Репрессия, без сомнения, необходима: но разница между репрессией и террором заключается в том, что первая поражает только виновных, а последний не разбирает правых и виноватых. Репрессия вполне совместима с самыми широкими реформами; террор исключает их возможность ...»14[23. С. 785].

В этой связи уместным представляется провести анализ изучаемого нами нормативно-правового акта с теоретико-правовой точки зрения, независимо от той или иной идеологии, господствовавшей в период современный по отношению к рассматриваемым событиям, или же той, которая абсолютно доминировала в советский период.

Исследователи периода правления Александра III, в качестве одной из основных причин удавшегося покушения на императора Александра II, при расследовании всех обстоятельств, выделяли ослабление со стороны министра внутренних дел М.Т. Лорис-Меликова контроля за деятельностью тайной полиции, наблюдавшееся в конце 70-х годов XIX в. У руководства полиции возобладало мнение, что все революционные организации в стране фактически разгромлены и не представляют серьезной угрозы. Профилактические аресты подозрительных лиц прекратились15[9. С. 6]. Таким образом, в качестве первоочередных мер, предпринятых Александром III при восшествии на престол, стало изменение подобной ситуации путем законодательного усиления чрезвычайных охранительных мер. Однако нельзя не согласиться с точкой зрения, высказанной М.Н. Покровским, которая заключается в том, что общепринятое, «трафаретное» представление о реакции, наступившей после 1 марта, является одной из легенд истории. «Психологически эта реакция, - пишет он, - в наиболее элементарном ее понимании, объясняется, примерно, так: правительство смягчилось было (эра «диктатуры сердца») и не прочь было «пойти навстречу», - 1 марта вызвало в нем чувства злобы и негодования, которые заставили его вернуться к репрессивным мерам ... Но правительство вовсе не чувствовало такой свободы в выборе своих действий, чтобы руководствоваться «негодованием» или чем-нибудь подобным»16[15. С. 47]. Таким образом, нельзя согласиться с мнением Д.В. Чернышевского о том, что сложившаяся революционная ситуация в стране вызвала «психоз, осажденной крепости, когда уже не думают о реформах и за-конности»17[19. С.11].

Исследователи рассматриваемого периода неоднократно отмечали парадоксальную на первый взгляд ситуацию, которая заключалась в том, что осознание необходимости некоторого ограничения прав и свобод в интересах общей безопасности выражалось не только консерваторами, но и умеренно либеральными мыслителями того времени. «Вопли об обуздании

13 Головков Г., Бурин С. Канцелярия непроницаемой тьмы/Г. Головков, С. Бурин. - М.: Манускрипт, 1994. С.35

14 Внутреннее обозрение. 1-е апреля 1881г.//Вестник Европы. 1881. Кн. 4. С. 785

15 Жухрай В. Тайны царской охранки: авантюристы и провокаторы/ В. Жухрай. - М.: Политиздат, 1991. С. 6

16 Покровский М.Н. Общая политика правительства России 1866-1892гг. /М.Н. Покровский //История России в XIX веке. Т. 5.-СПб.: тип. м-ва путей сообщ. т-ва. И.Н. Кушнерева и К°, б/г. С. 47

17 Чернышевский Д.В. Карательная политика России 18811894гг. Истоки, характер, результаты/Д.В. Чернышевский. - Саратовский университет, 1990. С. 11

слышались в своеобразной форме и из умеренно либеральных сфер», — утверждал С.Г. Сватиков18[16. С. 149]. Д.В. Чернышевский пишет: «Террор вызывал отчуждение передовых людей России от «Народной воли» и сплачивал вокруг престола даже оппозиционных самодержавию лиц (таких, например, как Б.Н. Чичерин)»19[19. С. 10].

М.Т. Лорис-Меликову в период его пребывания на посту министра внутренних дел были представлены три докладные записки известных общественных деятелей того времени — маркиза А.И. Велепольского (посмертно), профессоров Б.Н. Чичерина и

А.Д. Градовского, посвященные проблемам выбора спасительного для Российского государства пути восстановления общественного порядка и безопасности.

Маркиз А.И. Велепольский в своей записке обратил внимание правительства на то, что в последние годы царствования Александра II внутренняя политика заключалась скорее в «приспособлении к обстоятельствам, нежели в проведении монархических принципов», отличалась непоследовательностью. «История всех заговоров, — пишет маркиз, — как старинных, так и недавних, доказывает, что острые припадки болезни, неудержимое стремление к конституционным вольностям — проявляется, по преимуществу, в некоторых частях империи. Ввиду этого можно сказать, что одна из главнейших опасностей лежит в современной централизации»20^. С. 149-150]. В качестве средства решения этой проблемы А.И. Велепольский предлагал проведение децентрализации административного управления за счет расширения компетенции местного самоуправления.

В записке, представленной Б.Н. Чичериным графу М.Т. Лорис-Меликову, прослеживается явно промонархический характер, критикуются участившиеся в то время идеи народного представительства: «Те, которые вслед за катастрофой заговорили о свободных учреждениях, забыли, что власти необходимо прежде всего показать свою энергию, доказать, что она не свернула своего знамени пред угрозой. Против организованной революции должна стоять крепкая правительственная власть, организации можно противопоставить только организацию. Именно ее-то и нет в нынешнем государственном управлении; в нем нет ни единства руководящей мысли, ни единства действий...»21^. С. 150-151]. 11 марта 1881 г. Б.Н. Чичерин представил другой, откорректированный вариант записки под названием «Задачи нового царствования» К.П. Победоносцеву для представления ее, если тот сочтет возможным, на рассмотрение императору. В записке Б.Н. Чичерин пытался искать «лекарства» российскому обществу, мучаемому духовными исканиями в идеологической пустоте действительности. Таковое он видит только в чрезвычайных мерах: «. нельзя не признать, что сбитая с пути часть русской молодежи, составляет самый вредный и опасный для государства элемент. Воображать, что можно мяг-

18 Сватиков С.Г. Общественное движение в России (1700-1895) / С.Г. Сватиков. - Ростов-на-Дону: Тип. Донская речь, 1905. С. 149.

19 Чернышевский Д.В. Карательная политика России 1881-1894 гг. Истоки, характер, результаты / Д.В. Чернышевский. - Саратов: Саратовский университет, 1990. С. 10.

2 Цит. по: Сватиков С.Г. Общественное движение в России (1700-1895) / С.Г. Сватиков. - Ростов-на-Дону: Тип. Донская речь, 1905. С. 149-150.

21 Сватиков С.Г. Общественное движение в России (1700-1895)

/ С.Г. Сватиков. - Ростов-на-Дону: Тип. Донская речь, 1905. С.

150-151.

костью возвратить к полезной гражданской деятельности этот умственный пролетариат, порождаемый и изменившимся положением наших сословий, и состоянием наших учебных заведений, и тем хаосом, который господствует в нашем обществе, значило бы быть уже слишком наивным утопистом. Пока существует социалистическая партия, стремящаяся к ниспровержению всего общественного строя, до тех пор чрезвычайные меры будут необходимы. Конечно, все друзья либеральных преобразований прошедшего царствования не могли без горести видеть, как вместо установленных законом гарантий водворялся личный произвол. Но всякий, кто беспристрастно смотрит на вещи, должен признать, что виновато в этом не правительство. Когда шайка крамольников доходит до самых неслыханных злодеяний, тогда спасение общества требует приостановки гарантий»22[17. С. 58]. При этом Б.Н. Чичерин не отказывается и от либеральных взглядов, указывая на необходимость обратиться к обществу: «Если правительство само по себе не в состоянии им руководить, если собственные его орудия износились, то это единственный исход из невыносимого положения. Но обратиться к обществу следует не с тем, чтобы почерпать из него несуществующую в нем мудрость, а с тем, чтобы воспитать его к политической жизни, создавши для него такие условия, при которых возможно правильное политическое разви-тие»23[17. С. 66]. Возможность такого обращения к обществу Б.Н. Чичерин находит в собирании выборных представителей от дворянства и земства в Государственном Совете.

Профессор А.Д. Градовский также выступает за однозначное сохранение монархической власти, но при отсутствии кардинальных импульсивных мер: «Правительство должно изучить причину смут, прежде чем принять решительный шаг в ту или иную сторону. Это необходимо сделать теперь же, время не ждет, и беда надвигается со всех сторон»24[16. С. 152].

В мемуарах государственного деятеля тех лет

В.Н. Ламздорфа описывается письмо чрезвычайного и уполномоченного посла при германском императоре и прусском короле П. А. Сабурова, передававшее 3-15 апреля 1881 г., несколько недель спустя после восшествия на престол Александра III оценку Отто фон Бисмарка, данную в отношении внутреннего положения России. По мнению германского канцлера в трактовке П.А. Сабурова, «.прежде чем думать о дальнейшем развитии произведенных в прошлое царствование реформ, нужно, чтобы к самодержавной власти опять вернулся весь ее престиж, и чтобы всегда чувствовалось ее присутствие и ее деятельность. Россия - лошадь, которой надо в настоящее время дать почувствовать узду хозяина.». Он добавлял, что даже германское общество было чрезвычайно поражено теми «необыкновенными стараниями, направленными к тому, чтобы судопроизводство во время политического процесса велось вполне легально, что дало возможность обвиняемым публично развивать свои доктрины и выставлять себя мучениками. - Законность нас уби-

22 Тайный правитель России: К.П. Победоносцев и его корреспонденты. Письма и записки 1866-1895. Статьи. Очерки. Воспоминания / Сост. Т.Ф. Прокопов. - М.: Русская книга, 2001. С. 58.

23 Там же. С. 66.

24 Сватиков С.Г. Общественное движение в России (1700-1895) / С.Г. Сватиков. - Ростов-на-Дону: Тип. Донская речь, 1905. С. 152.

вает»25[21. С. 111]. Император направил его министру иностранных дел со следующей пометкой: «Дайте прочесть это письмо гр. Лорис-Меликову. - Это до того верно и справедливо, что дай бог, чтобы всякий русский, а в особенности министры наши, поняли наше положение, как его понимает князь Бисмарк, и не задавались бы несбыточными фантазиями и паршивым либерализмом»26[21. С. 111].

Единая реакция либералов и консерваторов на события 1 марта 1881 г. вполне органично соотносилась с охранительным правительственным курсом. Комплекс мероприятий МВД, проведенный весной 1881 г., был нацелен на восстановление законности и правопорядка в стране. Так, известно, что МВД доводило до сведения всех полицейских чиновников о том, что 28 марта 1881 г. на Санкт-Петербургском почтамте были задержаны несколько печатных прокламаций от «Комитета народной воли», носящих заглавие: «Честным мирянам, православным христианам и всему народу русскому». В революционных воззваниях содержался призыв к крестьянам избрать ходоков для подачи государю прошений по некоторым вопросам экономического устройства крестьянского быта и участия их в делах управления. Министр внутренних дел граф М.Т. Лорис-Меликов заверял, что меры к изъятию подобных прокламаций, которые и впредь могли появиться в почтовых учреждениях, были приняты27[6].

В числе предупредительных действий правительства против нарушения общественного спокойствия и государственной безопасности необходимо отметить меры полицейского наблюдения, которые, в частности, сформулированы в подзаконных нормативных актах системы МВД. Так, в циркуляре № 220 от 7 апреля 1881 г. нижегородский губернатор доводил до сведения уездных исправников мнение министра внутренних дел графа М.Т. Лорис-Меликова по поводу сложившегося положения в обществе: «Горестное событие 1 сего марта повергло в ужас всю Россию. Но поразивший Россию удар вызвал не неизбежные во всякой другой стране беспорядки, а всеобщее рыдание по. почившему Царю и выражения искренних верноподданнических чувств к Его Царственному Преемнику. Такое отношение к ужасному событию доказывает глубокую присущую русскому народу веру в Царя, как Богом данного блюстителя своей земли и блага своих подданных28[3]. Вследствие этого всем служащим полиции поручалось обращать самое пристальное внимание на всякое нарушение порядка. Начальникам полиций давались указания приложить к делам этого рода все необходимое внимание, должную осмотрительность и спокойствие. О каждом отдельном случае, заслуживающем внимания, начальникам полиций следовало неотложно доносить начальнику губернии, а так же предоставлять дополнительные сведения 1-го и 15-го числа каждого месяца по указанным предметам конфиденциальные записки. «Без особых препроводительных бумаг, не стесняясь в них формой, но высказываясь с полной открытостью, каковые писать собственноручно и адресовать в собственные мои руки»29[4]. В качестве примера исполнения указанного предписания следует

25 Дневник В.Н. Ламздорфа (1886-1890)/ Под ред. Ф.А. Рот-штейна. - М.-Л.: гос. изд-во, 1926. С. 111

26 Дневник В.Н. Ламздорфа (1886-1890)/ Под ред. Ф.А. Рот-штейна. - М.-Л.: гос. изд-во, 1926. С.111

27 ЦАНО. Ф. 372. Оп. 1. Д. 5. Л. 19, 19 (об.), 20.

28 ЦАНО. Ф. 335. Оп. 1. Д. 16. Л. 5.

29 ЦАНО. Ф. 335. Оп. 1. Д. 16. Л. 6.

привести докладную записку пристава 2-го стана Ва-сильсурского уезда Нижегородской губернии, направленную уездному исправнику: «в вверенном мне 2-м стане между лицами, занимающими офицерское и общественное положение, никаких тревожных слухов нет. Суждения их ограничиваются сведениями, почерпнутыми из газет, а слухи частные очень редко достигают сей местности, и то только среди интеллигентного населения. Так, 23 апреля вдова гвардии штабс-ротмистра Анна Ивановна Нартовская пустила слух, что будто бы в Петербурге подбрасывают письма, в которых угрожают похитить Наследника престола и скрывать Его Величество в течение 6-и лет, вероятно, с целью выгадать в духе своего направления. Слух этот в среду крестьянского населения не проник, а госпожа Нартовская политически благонадежна, с вредными и противоправительственными направлениями не видится»30[2].

Вскоре после восшествия на престол Александра III его правительство осуществило комплекс как карательных действий, направленных на уничтожение цареубийц, так и пресекательных мер законодательного характера, нацеленных на предупреждение в будущем подобных событий. Были задержаны члены «Народной воли». Нижегородский губернатор в циркуляре от 7 апреля 1881 г. № 219 доводил до сведения полицмейстера и уездных исправников, что местопребывание обвиняемых в государственных преступлениях: Софьи Павловой Перовской (она же Марина Семенова), студента института Инженеров Путей сообщения Айзика Арончика и Ипполита Кашурникова в настоящее время обнаружено31[5].

Таким образом, анализ позиций современников, принадлежащих к различным, порой противоположным направлениям общественно-политической мысли,

убедительно показывает эффект, обратный ожидаемому террористами. Народовольцы полагали, что гибель монарха и монархии - это если не тождественные, то взаимообусловленные процессы. Фактически, следствием террористического акта, с одной стороны, явился кризис и распад «Народной воли», а с другой -объединение консервативных и либеральных, ранее оппозиционных, общественно-политических сил в поддержку незыблемости основ Российского государства.

Список литературы:

Манифест «О призыве всех верных подданных к служению верою и правдой Его Императорскому Величеству и Государству» от 29 апреля 1881г. Ст. 118 // ПСЗРИ. Изд. 3-е. - СПб.: Тип. Втор. Отд. Собств. Его Имп. Вел. Канц., 1885. Т. 1.

Центральный архив Нижегородской области. Ф. 335. Оп. 1. Д. 16. Л. 12, 12 (об.).

ЦАНО. Ф. 335. Оп. 1. Д. 16. Л. 5.

ЦАНО. Ф. 335. Оп. 1. Д. 16. Л. 6.

ЦАНО. Ф. 339. Оп. 1. Д. 20. Л. 101.

ЦАНО. Ф. 372. Оп. 1. Д. 5. Л. 19, 19 (об.), 20.

Богучарский В.Я. Из истории политической борьбы в 70х и 80-х гг. XIX века/ В.Я. Богучарский. - М.: Русская мысль, 1912. 483 с.

Головков Г., Бурин С. Канцелярия непроницаемой тьмы/Г. Головков, С. Бурин. - М.: Манускрипт, 1994. 383 с.

Жухрай В. Тайны царской охранки: авантюристы и провокаторы/ В. Жухрай. - М.: Политиздат, 1991. 336 с.

Зайончковский П.А. Российское самодержавие в конце XIX столетия (политическая реакция 80-х - начала 90-х годов)/П.А. Зайончковский. - М.: Мысль, 1970. 444 с.

30 ЦАНО. Ф. 335. Оп. 1. Д. 16. Л. 12, 12 (об.).

31 ЦАНО. Ф. 339. Оп. 1. Д. 20. Л. 101.

История государства Российского. Жизнеописания. XIX век. Вторая половина /М.А. Опалинская, С.Н. Синегубов, А.В. Швецов. - М.: изд. Книжная палата, 1998. 720 с.

Мещерский В. Речи консерватора. /В. Мещерский.-СПб.: тип. и лит. кн. В. Оболенского, тип. бр. Пантелеевых, 1876. 445 с.

Оржеховский И.В. Из истории внутренней политики самодержавия в 60-70-х годах XIX века/ И. В. Оржеховский. -Горький: Горьковский гос. университет им. Н.И. Лобачевского, 1974. 168 с.

Победоносцев К.П. Великая ложь нашего времени / К.П. Победоносцев // Московский сборник. Изд. 2-е. - М.: Синод. тип., 1896. С. 31 - 52.

Покровский М.Н. Общая политика правительства России 1866-1892гг. /М.Н. Покровский //История России в XIX веке. Т. 5.- СПб.: тип. м-ва путей сообщ. т-ва. И.Н. Куш-нерева и К°, б/г. С. 1 - 78.

Сватиков С.Г. Общественное движение в России (17001895) / С.Г. Сватиков. - Ростов-на-Дону: Тип. Донская речь, 1905. 207 с.

Тайный правитель России: К.П. Победоносцев и его корреспонденты. Письма и записки 1866-1895. Статьи. Очерки. Воспоминания / Сост. Т.Ф. Прокопов. - М.: Русская книга, 2001. 624 с.

Троицкий Н.А. Царизм под судом прогрессивной общественности. 1866-1895гг. /Н.А. Троицкий. - М.: Мысль, 1979. 350 с.

Чернышевский Д. В. Карательная политика России 18811894гг. Истоки, характер, результаты/Д.В. Чернышевский.

- Саратовский университет, 1990. 36 с.

Богданович А.В. Три последних самодержца. Дневник/

A. Богданович. -М.: изд-во «Новости», 1990. 608 с. Дневник В.Н. Ламздорфа (1886-1890)/ Под ред.

Ф.А. Ротштейна. - М.-Л.: гос. изд-во, 1926. 395 с.

Духовская В.Ф. Из моих воспоминаний. Ч. 1 /

B.Ф, Духовская. - Спб.: печатня Р. Голике, 1900. 252 с. Внутреннее обозрение. 1-е апреля 1881г.//Вестник Европы. 1881. Кн. 4. С. 771 - 785.

Literature list:

The manifesto «About an appeal of all true citizens to service верою and truth to Its Imperial Majesty and the State» from April, 29th 1881г. Item 118//PSZRI. Pb. 3. - SPb.: type. 2 Depart. Own. Its Imp. Conducted. Office, 1885. Т. 1.

The central archive of the Nizhniy Novgorod region. F. 335. Op. 1. D. 16. L. 12, 12 (ob).

The central archive of the Nizhniy Novgorod region F. 335. Op. 1. D. 16. L. 5.

The central archive of the Nizhniy Novgorod region F. 335. Op. 1. D. 16. L. 6.

The central archive of the Nizhniy Novgorod region F. 339. Op. 1. D. 20. L. 101.

The central archive of the Nizhniy Novgorod region F. 372. Op. 1. D. 5. L. 19, 19 (ob.), 20.

Bogucharsky V.Ja.Iz of political strike history in 70 and 80th of XIX century / V.Ja.Bogucharsky. - М: Russian thought, 1912. 483 p.

Golovkov G, Burin S.Kantseljarija of impenetrable darkness Golovkov, S.Burin. - М: the Manuscript, 1994. 383 p.

Zhuhraj V. Tajny imperial охранки: adventurers and V.Zhuhraj's provokers/. - М: Политиздат, 1991. 336 p.

The Zajonchkovsky Item And. The Russian autocracy in the end of XIX century (political reaction 80 - the beginnings of 90th years) / P.A.Zajonchkovsky. - М: Thought, 1970. 444 p.

Russian State history. Biographies. A XIX-th century. Second half / M.A.Opalinsky, S.N.Sinegubov, A.V.Shvetsov. -М: изд. Book chamber, 1998. 720 p.

Meshchersky V.Rechi of the conservative. / century Meshchersky. - SPb.: type. And lit. кн. V.Obolensky, type. бр. Пантелеевых, 1876. 445 p.

Orzhehovsky I.V. From history of internal policy of autocracy in 60-70th years of XIX century / I.V.Orzhehovsky.

- bitter: Gorki гос. University of N.I.Lobachevsky, 1974. 168 p.

Pobedonostsev K.P. Great lie of our time / K.P.Pobedonostsev//the Moscow collection. Изд. 2. - М: the Synod. Type., 1896. P. 31 - 52.

Pokrovsk M. N. The general policy of the government of Russia 1866-1892гг. / M.N.Pokrovsky//History of Russia in a XIX-th century. Т. 5. - SPb.: type. m-va ways com. t-va. I.N.Kushnereva and К, n/ye, p. 1 - 78.

Svatikov S.G. Of this year Social movement in Russia (1700-1895) / Of this year Svatikov. - Rostov-on-Don: Type. The Don speech, 1905. 207 p.

The secret governor of Russia: K.P.pobedonostsev and its correspondents. Letters and notes 1866-1895. Articles. Sketches. Memoirs / Sost. T.F.prokopov. - М: the Russian book, 2001. With. 58. 624 p.

Troitsk N.A.tsarism under court of the progressive public. 1866-1895n-./N.A. Troitsk. - М: Thought, 1979. 350 p.

Chernyshevsky D.V.retaliatory of the politician of Russia 1881-1894гг. Sources, character, results/d.v. Chernyshevsky.

- the Saratov university, 1990. 36 p.

Bogdanovich A. Tri of the last of the autocrat. A. Bogdanovich's Diary/. -М.: publishing house "News", 1990. 608 Ip.Lamzdorfa's diary (1886-1890) / under the editorship of F.A.Rotshtejna. - M. - L.: гос. Publishing house, 1926. 395 p.

Duhovsky V.F.Iz of my memoirs. P.1 / Century Ф, Duhovsky. - Spb.: печатня R.Golike, 1900. 252 p.

An internal review. 1th April 1881r//the Bulletin of Europe. 1881. Bk. 4. P. 771 - 785.

Рецензия

на статью: «Террористический акт 1 марта 1881г. и Манифест от 29 апреля 1881г. в оценке общественнополитических деятелей» к.ю.н., доцента кафедры Теории и истории государства и права ННГУ им. Н.И. Лобачевского Биюшкиной Н.И.

Представленная к рецензированию научная статья посвящена рассмотрению различных позиций представителей российской консервативной и либеральной общественно-политической мысли по отношению к трагическому событию 1 марта 1881 г, потрясшему Российскую империю.

В работе изучено влияние Манифеста 29 апреля 1881г. «О призыве всех верных подданных к служению верою и правдой Его Императорскому Величеству и Государству» на формирование внутриполитического курса Российского государства 80-х - 90-х гг. XIX в.

В статье приводятся дневники, письма и записки К.П. Победоносцева, А.В. Богданович, В.Н. Ламздорфа, Б.Н. Чичерина, маркиза А.И. Велепольского, А.Д. Градовского,

В.Ф. Духовской, в которых ярко проявляется глубокое искреннее возмущение современников революционным терроризмом, захлестнувшим страну.

На основе глубокого всестороннего анализа разнообразных источников, в том числе архивных материалов, впервые введенных в научный оборот, автором сделан справедливый вывод о том, что следствием террористического акта явилось объединение консервативных и либеральных, ранее оппозиционных, общественнополитических сил в поддержку незыблемости основ Российского государства.

Таким образом, данная статья соответствует предъявляемым требованиям и рекомендуется к опубликованию.

Рецензент:

к.ю.н., доцент кафедры Теории и истории государства и права, ННГУ им. Н.И. Лобачевского Леснова Н.И.