Научная статья на тему 'Терминология подсечного земледелия как фактор формирования гидронимии Центральной России'

Терминология подсечного земледелия как фактор формирования гидронимии Центральной России Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
155
37
Поделиться
Ключевые слова
ТОПОНИМИЯ / ГИДРОНИМИЯ / ЦЕНТРАЛЬНАЯ РОССИЯ / ЭТИМОЛОГИЯ / ФОРМИРОВАНИЕ ТОПОНИМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ / ТЕРМИНЫ ПОДСЕЧНО-ОГНЕВОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Хрусталев Игорь Николаевич

В статье рассматривается роль терминологии подсечного земледелия в формировании гидронимии Центральной России на примере топонимов с корнями -тер-, -тир-, -тор-, -тр-, -тыр-, таких, как Теребка, Теребовля, Отра, Тырница и других, для которых указываются возможные мотивирующие апеллятивы, зафиксированные в русских говорах и словарях древнерусского языка и восстанавливаемые на основе топонимов. Приводятся также возможные изоглоссы для гидронимов с корнем -тереб(-треб-) на различных славянских территориях.

The article analyses the role of slash-and-burn terminology in Russian hydronymy by the example of toponyms with the roots -ter-, -tir-, -tor-, -tr-, -tyr-, such as Terebka, Terebovlya, Otra, Tyrnitsa and others. The author suggests possible motivation for denotational meanings registered in Russian dialects and dictionaries of the Old Russian language. The author also gives possible isoglesses for hydronyms with the root -tereb(-treb-) in different Slavic territories.

Текст научной работы на тему «Терминология подсечного земледелия как фактор формирования гидронимии Центральной России»

И.Н. Хрусталев

ТЕРМИНОЛОГИЯ ПОДСЕЧНОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ГИДРОНИМИИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ РОССИИ

В статье рассматривается роль терминологии подсечного земледелия в формировании гидронимии Центральной России на примере топонимов с корнями -тер-, -тир-, -тор-, -тр-, -тыр-, таких, как Теребка, Теребовля, Отра, Тырница и других, для которых указываются возможные мотивирующие апеллятивы, зафиксированные в русских говорах и словарях древнерусского языка и восстанавливаемые на основе топонимов. Приводятся также возможные изоглоссы для гидронимов с корнем -тереб- (-треб-) на различных славянских территориях.

топонимия, гидронимия, Центральная Россия, этимология, формирование топонимической системы, термины подсечно-огневого земледелия.

Несомненно, что формирование топонимической системы того или иного региона - процесс длительный и сложный. По сути, он идет постоянно, хотя наиболее активно номинация географических объектов происходит, конечно же, в периоды освоения каким-либо этносом новых территорий. Точно определить начальный момент формирования территориальной топонимии вряд ли возможно. В некоторых случаях его относят к глубокой древности, для Центральной России, например, ко второму тысячелетию до нашей эры, то есть ко времени, когда там появились первые финно-угорские (волосовская культура) и индоевропейские (фатьяновская культура, или культура шнуровой керамики - боевых топоров) племена 186, хотя в данном случае речь может идти, по-видимому, только о названиях наиболее крупных рек и вряд ли можно столь древнее происхождение предполагать для названий более мелких объектов. Однако в любое время топонимическая номинация определяется актуальными именно для этого периода коммуникативными задачами. Обозначение каких-либо пространственных реалий, важных в хозяйственном отношении, или метонимическое наименование соседних с ними географических объектов - одна из таких, наиболее значимых задач. Древнее хозяйственное освоение новых территорий во многом определяет состав местной топонимической (особенно гидронимической) системы, который в основных чертах сохраняется достаточно долго, несмотря на изменения социально-экономических и природных условий, которые ведут к изменению облика топонимии и иногда к исчезновению части названий.

Подсечно-огневое земледелие - один из древнейших способов ведения хозяйства, который господствовал у славян, осваивавших лесистые территории Восточной Европы, до перехода на пашенную полевую систему земледелия.

186 Очерки истории культуры славян. М. : Индрик, 1997. С. 19-20 ; Никитин А. На холмах российского ополья. ЦЯЬ : http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/2476/. ; Федоров Г. Сорок веков назад... ЦЯЬ : http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/2476/.

Суть данного способа состоит в том, что на выбранном лесном участке сначала подсекали деревья (сдирали кору с нижней части ствола), лес оставляли сохнуть до следующего года, затем его срубали, обрубали ветви, выкорчевывали пни и сжигали, при этом зола служила естественным удобрением. Очищенный таким образом участок поверхностно взрыхляли примитивной бороной-суковаткой или мотыгами (в дальнейшем стали применять и простейшие сохи) и засеивали. Такие участки при смене культур (пшеницы, ржи, овса, репы) давали неплохие урожаи в течение трех-четырех лет, а затем истощались, забрасывались и зарастали. К их повторному возделыванию иногда возвращались через несколько десятков лет 187. Стоит добавить, что, по-видимому, подсечное земледелие и сыграло решающую роль в освоении славянами большей части территории нынешней Европейской России, как пишет О. Н. Трубачев: «...именно подсечноогневое земледелие, сопряженное с вынужденной сменой посевных площадей, именно это добывание хлеба насущного, а не какая-то выдуманная агрессивность, было наиболее могущественным фактором, гнавшим славян в далекие миграции, побуждавшим их к территориальной экспансии» 188.

Данный экстенсивный способ требовал больших совместных усилий всей общины. Переход от подсечного земледелия к пашенному происходил в течение долгого времени и зависел от природно-климатических условий осваиваемых территорий. Так, в южных и юго-западных лесостепных районах Руси преобладание полевого земледелия отмечается уже в VIII веке, а в центральных и северо-восточных, более лесистых, - с 1Х-Х веков, однако пережитки этой системы встречаются в разных местах (особенно на русском Севере) в XVI-XVИ веках и даже в XIX 189. В.И. Даль, например, приводит многие слова как активно употреблявшиеся термины подсечного земледелия именно для северных территорий: Поонежья, Вологодской, Олонецкой губерний и др. 190

Естественно, что в рамках данного способа хозяйствования выработалась своя терминология, нашедшая отражение в топонимии. Термины подсечного земледелия связаны с этапами обработки лесного участка и, как правило, представляют собой различные его наименования, что и обусловливает их дальнейший легкий переход в топонимы. С первым этапом, вырубкой и корчеванием леса, связаны такие термины, как валки, дор, дерба, дербина, дорище, драки, подсека, сечь (сеча), россечь, посекира, осечно, тереба, чища, росчисть, расчистка, чищоба, чертеж, мотивированные глаголами драть, сечь, теребить, чистить, чертить. Термины гарь, горель, гарево, горелка, горельник, гарник, пожога, пожег, пал (паль), паленина, огнище, связанные с выжиганием леса, мотивируются лексемами гореть, жечь, палить, огонь. Выделяются и различные

187 Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М. : РОСПЭН, 1998. С. 16-17.

188 Трубачев О.Н. Смоленские мотивы // В поисках единства. М., 1997. С. 147.

189 Греков Б.Д. Сельское хозяйство и сельскохозяйственная техника Древней Руси. URL : http://www.bibliotekar.rU/rusFroyanov/3.htm.

190 См., например, термины росчисть, подсека, пожега, чищоба, кулига, починок, палки, новин и др. в издании: Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Современное написание : в 4 т. М. : АСт : Астрель, 2004.

наименования земельного участка, произведенные от иных основ и указывающие на его признаки, не связанные с этапами расчистки: починок, новина, новь, ляда, лядина, моложа, кулига, залежь, рамень, раменье, перелог 191.

То, что денотатами рассматриваемых терминов являлись именно обрабатываемые участки земли, и то, что в определенный момент эта лексика оказывалась непосредственно связанной с важнейшими экономическими факторами существования общества, обусловливало ее широкое использование в топонимической номинации, чему имеется немало примеров на всех славянских территориях, причем, как правило, большая часть топонимов (особенно гидронимов, как наиболее устойчивой и архаичной части топонимии) отражает именно исконную, а не трансформированную семантику подсеки, то есть маркирует именно те местности, которые осваивались славянами с помощью этого способа хозяйствования.

Активно включаясь в процесс топонимической номинации, указанные лексемы в гидронимии дают как производные, образованные путем безаффик-сального метонимического переноса, так и различные аффиксальные дериваты. Кроме того, ряд топонимов, указывающих на подсеку, видимо, был произведен непосредственно и от перечисленных мотивирующих лексем (без этапа терми-нообразования) и от некоторых других производящих основ.

Рассмотрим для примера дериваты с корнем *-Юг-/*^ег-/*^ьг-/*-(уг- (и.-е. *ter-: *tor-: *tr: *tri - «тереть», «оттачивать», «поворачивать», «сверлить» > об-щеслав. *terti > рус. тереть) 192. Во-первых, указанный корень на ступени чередования *-ter- с расширителем -b- мотивирует глагол *terbiti (рус. теребить). Л.В. Куркина считает, что этим глаголом обозначался этап подготовки лесного участка, когда с поваленных деревьев обрубали сучья 193. Однако едва ли такой довольно малозначительный этап мог дать употребительные производные в терминологии (тереб, теребеж) и распространенные названия в топонимии (Теребенка, Теребня, Требеш, Требушка и др.). Скорее всего, этот глагол развил более общее значение «корчевать» (ср. бел. церабщь - «прорубать, прочищать лес»; словен. trebiti - «корчевать», укр. обл. тереб1вля - «место, очищенное от зарослей», о.-с. *terbiti - «очищать», «чистить», позже «шелушить», «корчевать» 194). От данного глагола образован зафиксированный в русских говорах апеллятив тереб - «расчищенная от кустарника под пашню земля» 195 и восстанавливаемые из топонимов *теребеж (*требеж) (ср. с блр. церабеж) и *тере-бота, которые, по-видимому, первоначально имели семантику отвлеченного

191 Куркина Л.В. От terra inculta к terra culta (на материале лексики подсечно-огневого земледелия) // Общеславянский лингвистический атлас. Материалы и исследования 1997-2000. М., 2003. С. 50-78 ; Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка.

192 Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка : в 2 т. М. : Русский язык, 1994. Т. 2. С. 237.

193 Куркина Л.В. От terra inculta к terra culta... С. 54.

194 Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка. С. 237.

195 Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка... Т. 4 ; Фасмер М. Этимологический словарь русского языка : в 4 т. / пер. с нем. и доп. О.Н. Трубачева. М., 1987. Т. 4. С. 45.

действия (ср. падеж, работа). Этими апеллятивами и непосредственно лексемой теребить в свою очередь мотивируются гидронимы на территории Верхнего и Среднего Поочья 196: река Теребенка (2 объекта) (варианты названия - Тере-бенькова, Теребленка), река Теребинка (3 объекта) (вариант названия - Теребуш), река Теребовка (2 объекта) (вариант названия - Теребовская), река Теребушка (2 объекта), реки Требушка и Теребатинка (варианты названия - Теребенка, Те-ребетинка, Теребиловка, Теребна), озеро Требеш (вариант названия - Триботи-но), овраг Требушинской, верх Теребенской, верх Требликовской; на территории Верхнего Поднепровья: бассейны рек Сожа, Десны и Сейма - реки Теребревка, Теребынь, Теребка, Теребуж. Помимо гидронимов, в тех же регионах Центральной России локализованы и многие ойконимы с корнем -тереб- (-треб-): Тере-бень, Теребушки, Теребынь, Теребово, Теребуж, Теребивля и др.

В целом для подобных топонимов наблюдаются довольно интересные изоглоссы как на территории России, так и в других славянских землях. Так, много сходных наименований имеется на севере Псковской области, западе и северо-востоке Новгородской и западе Тверской областей (гидронимы - озеро Теребенское, река Теребутинец, озеро Теребутское, река Тереботка, река Теребинка; ойконимы - Теребони, Теребляны, Теребня, Теребутицы, Теребуша, Тере-бец, Теребыни; полуостров Теребичий Рог (озеро Двино), урочище Теребожево и др.). Возможно соотнести верхне- и среднеокский и верхнеднепровский (бассейны рек Сожа, Десны и Сейма) ареалы названий с -тереб- (-треб-) с древней территорией расселения вятичей и радимичей, а псковско-новгородский ареал с территорией расселения словен ильменских.

Наименования, мотивируемые -тереб- (-треб-) встречаются также в ЮгоЗападной Украине (Теребля, Теребовля, Нетреба) и в Северо-Западной Белоруссии (Теребейно, Трибушки, Теребово, Теребежово, Теребень, Теребовичи, Теребунь).

На территориях западных и южных славян топонимы с указанным корнем сосредоточены в основном в Чехии, Словакии (ТгеЬоп, ТгеЬіс, Tfebйvka, ТгеЬепісе, Tfebiste и др.), на западе Польши (Trzeb6w, Т^еЬпісе, Т^еЬіег, Т^е-busz

и др.), в Словении (ТгеЬияа, ТгеЬп/е, Veliko Trebeljevo, ТгеЬег и др.), а также в Хорватии (на побережье Адриатики в Далмации) и в соседних приграничных районах Боснии и Черногории (ТгеЬі^, ТгеЬіщіса, ТгеЫт^а, ТгеЬіп/е, Тге-binjska glava и др.).

Если предположить, что топонимические дериваты от ^егЬШ маркируют территории достаточно раннего славянского расселения, на что указывают древность способа земледелия, представленность на землях предположительной

196 Топонимы были извлечены из следующих источников: Смолицкая Г.П. Гидронимия бассейна Оки (список рек и озер). М., 1976 ; Списки населенных мест Российской империи, составленные и издаваемые Центральным статистическим комитетом Министерства внутренних дел. СПб., 1843 и др. ; Административно-территориальное. деление СССР (сборники разных лет издания) ; Топографические карты СССР и стран Европы ; Карты и планы Генерального межевания Российской империи и некоторые другие.

прародины славян или близких к ней, то все это может служить косвенным свидетельством того, что изначальное освоение славянами центра и северо-запада восточнославянских земель проходило с запада и юго-запада, что для северозападных территорий (новгородские и псковские земли) считается уже научно доказанным фактом 197, а для ареала вятичей и радимичей возможно трактовать как подтверждение летописного «...отъ ляхъ», то есть возможно говорить о том, что в формировании восточнославянских народностей большую роль сыграли племена с(к)лавенского (западного) происхождения, а не только антского.

Особенности локализации указанных топонимов в южнославянских и западнославянских землях позволяют, по-видимому, также уточнить некоторые предположения, касающиеся освоения славянами Балканского полуострова, а именно то, что не только в Словению (Карантанию) , но и в Далмацию (на побережье Адриатики) славяне проникли достаточно рано с севера и северо-востока (с территории нынешних Чехии, Словакии, Австрии и Венгрии), и это были племена пражско-корчакской (с(к)лавенской) группы, а уже позже на земли нынешних Сербии, Хорватии и Боснии пришли с востока племена антской группы (сербы и хорваты). В целом локализация названий, производных от ЧегЬШ, подтверждает сложность межплеменных и межэтнических взаимодействий при формировании славянских общностей и достаточную условность деления на западных, южных и восточных славян, по крайней мере, до VШ-IX веков.

По-видимому, и многие другие русские топонимы, имеющие в своем составе элементы -тер-, -тир-, -тор-, -тр-, -тыр-, представляющие собой различные ступени чередования одного корня, возможно рассматривать как связанные с подсекой, поскольку в некоторых апеллятивных производных с указанными корнями актуализируется семантика «очищенный от зарослей», «вытоптанный» (ср. тор - «проложенная дорога, оживленное место», торный - «гладкий , ровный (о дороге)», торить - «протаптывать тропу, прокладывать путь» ; тырло - «стойло, приют для скота на дальнем пастбище» , с ^еМ! связывают также тировать - «жить, пребывать» 201. Вероятно, ЧеШ (ЧогШ) в праславянском языке также развило значение «корчевать», которое в свою очередь легко выводится из «поворачивать» (> «выворачивать пни»). Так, вероятные места корчевий могут маркировать такие гидронимы бассейна Оки, как Тра (вариант Отра), Атор (< +Отор), Отрацкой, Проторовка, Торки, Теревка. К этой же группе, скорее всего, относятся и названия Терена, Тернов, Терновка, Терновой, Тернов-ской, Тернь, вопреки предположению об их мотивированности растительным наименованием терн. На наш взгляд, данные имена являются производными от тереть в значении «корчевать» с расширителем -н- (ср. торить > торный, покорить > покорный).

197 Очерки истории культуры славян. М. : Индрик, 1997. С. 80-93.

198 Там же. С. 106-109.

199 Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т. 4. С. 81.

200 Там же. С. 132.

201 Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т. 4. С. 61.

Очевидно, с тем же корнем *-tor-/*-ter-/*-tw-/*-tyr- (и.-е. *ter-: *tor-: *tr: *tri-) как основой для образования терминов подсечного земледелия связаны и поокские гидронимы Тырница и Тырна (ср. также с ойконимом Тырново, относящимся к двум рязанским селам), в этом случае перечисленные топонимы указывают на расположение объектов в местах, где расчищался лес под пашню. Чередование е//и//о//0//ы встречается в русском языке, например, в корнях -дер-, -дир-, -дор-, -др-, -дыр- (ср. деру, раздирать, раздор, драть, дыра) и -зир-, -зор-, -зр- -зыр- (ср. взирать, взор, зрение и диалектное и просторечное зыркать), да и у рассматриваемого корня, по-видимому, есть ступень чередования с -ы-в диалектных и просторечных словах тырить, стырить - «воровать, своровать, стащить», тырнуть - «дернуть» (ср. укр. тирити - «тащить, волочить»), тырло - «стойло для скота».

С корнем *tw-/*tw-, очевидно, связаны и названия рек бассейна Оки: Не-трош (вариант Нетрож, Неторож), правый приток реки Тырницы, левого притока Оки, и Неторош (варианты Нетрош, Неторша), левый приток Оки в районе бассейна реки Солотчи, которые могут мотивироваться географическим апеллятивом-термином нетра (смол., бел.) - «топь, болото, непроходимое место». Н.И. Толстой и М. Фасмер связывают слово нетра именно с корнем *ter-

202 203

(ср. с др.-рус. нетреный - «неторный, нехоженый») . Н.И. Толстой считает, что первоначальным его значением было «место, где не теребили лес под пашню». По-видимому, оно могло развить и более общую семантику «заболоченное, непроходимое (а следовательно, не пригодное для земледелия) место». Скорее всего, исконной формой гидронима следует считать вариант с суффиксом -ож (*-og-jь) (Нетрож), который структурно сопоставим с топонимами Трубеж, Требеж, Калуга и апеллятивами калужина, калуга, калюжа. Возможно предположить былое существование и формы +netroga с собирательным значением. Следует также отметить, что присутствие мотивируемого апеллятивом нетра гидронима Нетрож на Рязанской земле можно рассматривать как еще одно подтверждение связи части рязанских говоров со смоленскими и белорусскими

204

полесскими говорами .

Таким образом, проведенный анализ только топонимических производных с корнями -тер-/-тор-/-тр-/-тыр- позволяет сделать вывод, что терминология подсечно-огневого земледелия внесла значительный вклад в формирование гид-ронимии Центральной России.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ И ЭЛЕКТРОННЫХ РЕСУРСОВ

202 Толстой Н.И. Славянская географическая терминология. Семасиологические этюды. М. : Наука, 1969. С. 179-182 ; Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т. 3. С. 69.

203 Словарь русского языка XП-XVП вв. М., 1975. Вып. 11. С. 322.

204 Чумакова Ю.П. Расселение славян в Среднем (Рязанском) Поочье по лингвистическим и историческим данным. Уфа, 1992. С. 84-85.

1. Греков, Б.Д. Сельское хозяйство и сельскохозяйственная техника Древней Руси [Электронный ресурс] / Б.Д. Греков. - Режим доступа : http://www.bibliotekar.ru/rus Froyanov/3.htm.

2. Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Современное написание [Текст] : в 4 т. / В.И. Даль. - М. : АСТ : Астрель, 2004.

3. Куркина, Л.В. От terra inculta к terra culta (на материале лексики подсечноогневого земледелия) [Текст] / Л.В. Куркина // Общеславянский лингвистический атлас. Материалы и исследования 1997-2000. - М., 2003.

4. Милов, Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса [Текст] / Л.В. Милов. - М. : РОСПЭН, 1998.

5. Никитин, А. На холмах российского ополья [Электронный ресурс] / А. Никитин. - Режим доступа : http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/2476/.

6. Очерки истории культуры славян [Текст]. - М. : Индрик, 1997.

7. Словарь русского языка XII-XVII вв. [Текст]. - М., 1975. - Вып. 11.

8. Смолицкая, Г.П. Гидронимия бассейна Оки (список рек и озер) [Текст] / Г.П. Смолицкая. - М, 1976.

9. Толстой, Н.И. Славянская географическая терминология. Семасиологические этюды [Текст] / Н.И. Толстой. - М. : Наука, 1969.

10. Трубачев, О.Н. Смоленские мотивы [Текст] / О.Н. Трубачев // В поисках единства. - М., 1997.

11. Фасмер, М. Этимологический словарь русского языка [Текст] : в 4 т. / М. Фас-мер. - М., 1987.

12. Федоров, Г. Сорок веков назад... [Электронный ресурс] / Г. Федоров. - Режим доступа : http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/2476/.

13. Черных, П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка [Текст] : в 2 т. / П.Я. Черных. - М. : Русский язык, 1994. - Т. 2.

14. Чумакова, Ю.П. Расселение славян в Среднем (Рязанском) Поочье по лингвистическим и историческим данным [Текст] / Ю.П. Чумакова. - Уфа, 1992.