Научная статья на тему 'Термин «Публичная коммуникация» в современной политической науке'

Термин «Публичная коммуникация» в современной политической науке Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
1488
208
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ / ПУБЛИЧНЫЕ КОММУНИКАЦИИ / ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / СОЦИАЛЬНЫЕ КОММУНИКАЦИИ

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Лявданский Константин Эдуардович

Исследуется терминология публичной коммуникации в политической науке. Рассмотрены концепции зарубежных и отечественных политологов по данному вопросу (Ч. Кули, Л. Пай, М.А. Василику, А.Д. Урсул)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The aspect of "Public Communication" concept development is to be considered in this article. The research of social communication concepts is developed. The concepts of the such scientists as Ch. Kuli, L. Pie, M. Vasiliku and A. Ursul are crucial for this research.

Текст научной работы на тему «Термин «Публичная коммуникация» в современной политической науке»

заметить, что виртуальное пространство в любом из своих проявлений более, чем, например, печатные СМИ или телевидение, располагает к размещению сведений, не соответствующих действительности. И национальная менталь-ность здесь, скорее всего, не играет существенной роли. Любители приврать, выдать желаемое за действительное приблизительно в равной мере представляют все социумы.

С другой стороны, наличие обратной связи в Интернете позволяет заинтересованному лицу выявить стремление приукрасить свой интеллектуальный облик за счет тех или иных позиций анкеты или автопортрета, представленных в распоряжение каждого посетителя сайта. К примеру, если в графе образование значится «высшее, ФИНЕК», то очевидно, что автор анкеты никогда не училась в известном экономическом вузе Санкт-Петербурга ФИНЭКе.

И, наконец, пожалуй, наиболее типичная речевая характеристика посетителей сайта знакомств — удручающая безграмотность. Упоминавшийся выше «язык падонкофф» — один из способов социальной самопрезентации, своего рода протестная форма отношения к языку как обязательному своду правил, регулирующих речевую деятельность социума, — как ни странно, занимает весьма скромные позиции в общем дискурсе анализируемого портала. Этим субко-

дом пользуется немногочисленная группа молодых людей от 16 до 27 лет в общении между собой. Представители средней и старшей возрастных групп используют, точнее, пытаются использовать литературный русский язык, однако достаточно часто возникает ощущение, что среднестатистический представитель сайта имеет смутные представления о структуре и норме родного языка.

Интеркультурный дискурс в социальной сети содержит лишь общие, инвариантные характеристики номинальной принадлежности посетителей порталов к одной языковой системе. На самом деле это такие внутривидовые отношения индивидуумов, которые нередко напоминают диалог слепого с глухим. Причем наиболее тревожным симптомом в этом процессе беспощадной креолизации национального языка следует считать искреннее непонимание подавляющим большинством своей языковой, а значит, и социальной ущербности. Это одна сторона дела, имеющая субъективный и в известной мере исторически оправданный характер.

Парадоксальность ситуации в том, что «низы» не хотят и уже не могут, потому что не хотят «верхи». Такого безразличного отношения государства к национальному языку, как в России, нет более ни в одном европейском государстве. Это неоспоримый и весьма прискорбный факт.

список литературы

1. Ницше, Ф. Веселая наука [Текст] / Ф. Ницше. - СПб., 2007.

2. Никонов, В.А. Личное имя — социальный знак [Текст] / В.А. Никонов // Советская этнография. — 1967. — № 5.

3. Суперанская, А.В. Общая теория имени собственного [Текст] / А.В. Суперанская. — М., 1973.

4. Ницше, Ф. По ту сторону добра и зла [Текст] / Ф. Ницше. - СПб., 2008.

УДК 327:316.77

К.Э. Лявданский

термин «публичная коммуникация» в современной политической науке

Любая наука начинается с понятийного зрения представляется важным понять комму-

аппарата. В данной статье мы рассмотрим по- никационную суть такого феномена социаль-

нятие «публичная коммуникация», использу- ной жизни, как публичное. Принято считать,

емое в политологии. С теоретической точки что в узком смысле «публичное» — это область

общественной жизни, в которой формируется мнение социума, а в широком смысле — сфера реализации присущих любому обществу ком-мунитарных (общесоциальных) интересов, т. е. интересов общества в целом. Говоря о механизме функционирования публичной сферы, можно отметить, что это способ регулирования обществом тех реально существующих интересов, реализация которых выходит за рамки прямого взаимодействия частных лиц, а значит, сказывается на жизни других граждан [1].

Сфера публичного охватывает целый комплекс коммунитарных интересов, находящих свое проявление в том числе и в рамках публичной коммуникации, для которой характерна передача информации, затрагивающей общественный интерес, с одновременным приданием ей публичного статуса. Как показывает история, публичная коммуникация — это важная составляющая сферы политического, что особенно проявляется в демократии, где большую роль играет гражданское общество. Поэтому публичная коммуникация имеет тесную связь с политической коммуникацией, которая представляет собой процесс обмена политическими смыслами между управляющими и управляемыми, в результате чего достигается взаимопонимание населения и властных структур и поддержка народом решений власти [2]. Для того чтобы лучше понять особенности содержательных характеристик публичной коммуникации, нужно проследить логическую взаимосвязь понятийно-категориальной цепочки: «коммуникация — социальная коммуникация — политическая коммуникация — публичная коммуникация».

Наиболее широким и общим понятием в этой цепочке является понятие «коммуникация». Из его многочисленных определений, данных как зарубежными, так и российскими исследователями, выделим следующие. По мнению Ч. Кули, «коммуникация — это механизм, посредством которого обеспечиваются существование и развитие человеческих отношений, включающих в себя все мыслительные символы, средства их передачи и сохранения во времени» [3, с. 376]. А.Д. Урсул, в свою очередь, определяет коммуникацию как «обмен информацией между сложными динамическими системами и их частями, которые в состоянии принимать информацию, накапливать ее, пре-

образовывать» [4]. Таким образом, коммуникация представляет собой наиболее общий вид передачи и принятия информации субъектами общения, что не дает возможности понять особенности процесса общения в различных сферах человеческой деятельности.

В области социальных наук чаще употребляется понятие «социальная коммуникация», которое подчеркивает потребность людей в передаче общественно значимой информации, способствующей развитию социума в целом. Данное понятие также носит достаточно общий характер, так как включает в себя фактически все сферы общественной жизни. В этой связи возникает необходимость в использовании более узких, специализированных терминов, характеризующих конкретные области человеческой деятельности. Так, применительно к политической сфере используется понятие «политическая коммуникация».

Профессор Массачусетского технологического института Л. Пай полагает, что «политическая коммуникация подразумевает не одностороннюю направленность сигналов от элит к массе, а весь диапазон неформальных коммуникационных процессов в обществе, которые оказывают самое разное влияние на политику. Политическая жизнь в любом обществе невозможна без устоявшихся методов политической коммуникации» [5, с. 442]. В свою очередь, Ж. Шварценберг вывел многомерное определение этого понятия: «Политическая коммуникация — это процесс передачи политической информации, благодаря чему она циркулирует от одной части политической системы к другой и между политической и социальной системой. Идет процесс обмена информацией между индивидами и группами на всех уровнях» [6, с. 17].

М.А. Василик рассматривает политическую коммуникацию как вид социальной коммуникации, который формируется в процессе информационного обмена между политическими акторами, осуществляемого в ходе их формальных и неформальных взаимодействий [7, с. 516]. Последнее определение подчеркивает этимологическую связь понятий «социальная коммуникация» и «политическая коммуникация».

Наконец, как уже отмечалось, в условиях информационного общества происходит возрождение многих классических механизмов

коммуникации, что актуализирует сферу публичного в новых информационных условиях. Несмотря на свою давнюю историю, концептуальное наполнение феномен публичной коммуникации получил сравнительно недавно. Согласно определению, данному П. Уил-би, «публичная коммуникация — это передача информации общественности и ее получение общественностью. К этой информации имеет доступ любой член общества, и она является социально значимой. Мы говорим, что такая информация имеет публичный статус» [8]. Анализируя данное определение, можно отметить, что, во-первых, указывается тесная взаимосвязь интерактивности и доступности информации, во-вторых, подчеркивается социальная значимость, а через нее и публичный характер коммуникации. Таким образом, в широком смысле под публичной коммуникацией понимают вид устного общения, при котором информация в обстановке официальности передается значительному числу слушателей. Для публичных коммуникаций характерна передача информации, затрагивающей общественный интерес, с одновременным приданием ей публичного статуса [7, с. 547]. Специфика публичного общения предполагает в процессе передачи этой информации непосредственный контакт коммуникатора со слушателями, обращенность к конкретной аудитории, учет обстановки, сочетание словесных средств с несловесными, прямое воздействие на аудиторию. Эти задачи коммуникатор решает главным образом через организацию различных форм диалога со слушателями [9].

В современных условиях информационного общества понятие «публичная коммуникация» приобретает новое теоретическое наполнение. Известный российский исследователь форм публичной коммуникации А.Д. Криво-носов отмечает многообразие современных трактовок этого термина [10, с. 10]. Так, например, П. Манчини определяет публичные коммуникации как некое пространство символической деятельности общества с определенной социальной дифференциацией, в котором взаимодействуют и вступают в конкуренцию различные системы с целью утверждения своей точки зрения по вопросам общественного интереса. Как замечает А.Д. Кривоносов, в публичное пространство, где происходит процесс

общественного дискурса, включаются разнообразные субъекты публичной сферы: институциональные и субстанциональные. В результате публичные коммуникации реализуются с помощью средств массовой коммуникации, использующих реальное, а не символическое пространство для публичного информационного обмена. В этой связи исследователь приводит определение публичной коммуникации, данное Ф. Фаччоли, который рассматривает публичные коммуникации как контекст и инструмент, позволяющие «различным субъектам публичной сферы вступать во взаимоотношения между собой, сопоставлять точки зрения и ценности, чтобы достичь общей цели, заключающейся в осуществлении задач общественного интереса» [Там же. С. 12]. Основатель итальянской теоретической школы публичной коммуникации С. Роландо утверждает, что элементами публичной коммуникации являются политические коммуникации (осуществляются политическими партиями и политическими деятелями), коммуникации «социальной солидарности» (осуществляют продвижение идей социального характера), институциональные коммуникации (осуществляются государством или его институтами). А.Д. Кривоносов выделяет представление П. Манчини о структуре публичной коммуникации. Составляющими элементами этой системы являются, во-первых, институциональные коммуникации, поскольку именно они знакомят социум со своей деятельностью. Вторым элементом системы считаются политические коммуникации, выражающие точки зрения политических и общественных институтов. В-третьих, социальные коммуникации дополняют систему, так как осуществляют связь между общественными и частными субъектами социума и занимаются общесоциальными проблемами. Данный вид коммуникации включает в себя «общественные службы» (контролирующие проблемы общего характера), а также социальные коммуникации и коммуникации «социальной ответственности» (связаны с определенными социальными сферами жизни социума). И, наконец, коммуникации других общественных институтов — частных и полупубличных, не являющихся политическими [Там же. С. 14—17].

Важно также отметить, что наряду с публичной формой политической коммуникации

присутствует и политическая непубличная коммуникация. Различие между двумя подвидами определяется фактором доступности/недоступ -ности. Так, политическая непубличная коммуникация может быть представлена, например, переговорами глав государств «при закрытых дверях», по телефону, без присутствия представителей СМИ, а также личной перепиской. Данный вид коммуникации лишен публичности и приобретает форму конфиденциальности.

Таким образом, современное понимание публичной коммуникации, с одной стороны, имеет глубокие исторические корни, уходящие

в античные традиции классической риторики, а с другой стороны, воздействие информационного общества привело к колоссальному увеличению коммуникационных возможностей индивидуумов не только в социальной, но и в политической сфере деятельности. Исходя из этого, теоретическое наполнение термина «публичная коммуникация» в данной работе определяется как необходимость передачи информации от коммуникатора к аудитории непосредственно (путем устного общения) или опосредованно (с помощью современных телетрансляционных средств).

список литературы

1. Красин, Ю.А. Российские проблемы публичного [Электронный ресурс] / Ю.А. Красин. — Режим доступа: http://www.gorby.ru/activity/conference/ show_450/view_23992/.

2. Чумикова, С.Ю. Политическая коммуникация как ресурс легитимности законодательной власти субъекта Российской Федерации [Электронный ресурс]: автореф. дис. ... канд. полит. наук. Специальность 23.00.02 — политические институты, этнополитичес-кая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии / С.Ю. Чумикова. — Режим доступа: www.rags.ru/files/dissertation/223.doc.

3. Кули, Ч.Х. Социальная самость [Текст] / Ч.Х. Кули //Американская социол. мысль. — М.: Изд-во МГУ, 1994.

4. Урсул, А.Д. Информация и мышление [Электронный ресурс] / А.Д. Урсул. — Режим доступа: http://www.vusnet.ru/biblio/ar hive/ursul_inf.

5. Pye, L. Political Communication [Text] / L. Pye // The Blackwell Encyclopedia of Political Institutions. — Oxford, N. Y., 1987.

6. Шварценберг, Ж. Политическая социология [Текст]. В 3 ч. Ч. 1 / Ж. Шварценберг. - М., 1992.

7. Основы теории коммуникаций [Текст] / под ред. М.А. Василика. — М.: Гардарики, 2006.

8. Уилби, П. Концепции публичной политики, связей с общественностью и публичной коммуникации [Электронный ресурс] / П. Уилби. — Режим доступа: http://www.ns s.ru/do s/ Peter_Wilby.doc.

9. Что важно знать о публичной коммуникации [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://ubedil.ru/ hto vazhno znat o publihnoyommuni atsii.html.

10. Кривоносов, А.Д. PR-текст в системе публичных коммуникаций [Текст] / А.Д. Кривоносов. — СПб., 2002.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.