Научная статья на тему 'Теоретические предпосылки изучения "ложных друзей переводчика" в немецком и русском языках'

Теоретические предпосылки изучения "ложных друзей переводчика" в немецком и русском языках Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
509
82
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СРАВНИТЕЛЬНАЯ ЛИНГВИСТИКА / ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЕ / ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМЫ / ЛОЖНЫЕ ДРУЗЬЯ ПЕРЕВОДЧИКА / МЕЖЬЯЗЫКОВЫЕ АНАЛОГИЗМЫ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Куликов Виктор Павлович, Арабидзе Наталья Тариеловна

В данной статье рассматриваются теоретические положения, касающиеся определения понятия «ложных друзей переводчика», критерии их разграничения и отождествления с интернационализмами, а также их классификаций с точки зрения сравнительной лингвистики.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Куликов Виктор Павлович, Арабидзе Наталья Тариеловна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Теоретические предпосылки изучения "ложных друзей переводчика" в немецком и русском языках»

Эстетическое функционирование имен числительных в художественной речи возможно при наличии у современного читателя соответствующих лингвистических и экстралингвистических представлений.

ЛИТЕРАТУРА

1. N. Kim, A. Narushevich. Linguistic Means of Evaluation of Quantity in Texts Containing Numerical Lexemes (Web of Science) Печ. The International Scientific and Practical Conference "Current Issues of Linguistics and Didactics: The Interdisciplinary Approach in Humanities and Social Sciences" (CILDIAH-2018) https://doi.org/10.1051/shsconf/20185001115.

2. Ким Н.М., Набиева Я.А. Дискурсивная метонимия в текстах с именами числительными//Язык и речь в синхронии и диахронии: материалы пятой Международной науч. конф., посвященной памяти проф. П.В. Чеснокова., Таганрог, Изд-во Таганрог. института имени А.П. Чехова, 2014.С. 310 - 314.

3. Лисоченко Л.П. Высказывания с имплицитной семантикой. Ростов-на-Дону: Ростовский ун-т, 1992. - 160 с.

4. Современный толковый словарь русского языка / Гл. редактор С.А.Кузнецов. - СПб.:2001. - 960с.

В.П. Куликов, Н.Т. Арабидзе

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИЗУЧЕНИЯ «ЛОЖНЫХ ДРУЗЕЙ ПЕРЕВОДЧИКА»

В НЕМЕЦКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ

Аннотация. В данной статье рассматриваются теоретические положения, касающиеся определения понятия «ложных друзей переводчика», критерии их разграничения и отождествления с интернационализ-мами, а также их классификаций с точки зрения сравнительной лингвистики.

Ключевые слова: сравнительная лингвистика, переводоведение, интернационализмы, ложные друзья переводчика, межьязыковые аналогизмы.

V.P. Kulikov, N.T. Arabidze

THEORETICAL ISSUES IN STUDING "TRANSLATOR'S FALSE FRINDS" IN GERMAN AND

RUSSIAN

Abstract. This article deals with the theoretical statements concerning the definition "false friends of the translator", their core, including the criteria for differentiation and identification with internationalisms and the experience of their classifications from the point of comparative linguistics.

Key words: comparative linguistics, translation studies, internationalisms, false friends of translator, interlin-gua analogs.

Настоящая статья является частью исследования, посвященного изучению «ложных друзей переводчика» в немецком и русском языках. В ней мы, в основном, останавливаемся на выявлении и рассмотрении тех теоретических предпосылок, которые послужат основанием для сбора и обработки практического материала с целью его дальнейшего применения при обучении немецкого языка в средней общеобразовательной школе. К теоретическим предпосылкам в нашей работе мы относим анализ имеющегося терминологического аппарата для обозначения ложных друзей переводчика (в дальнейшем - ЛДП), вопросы отождествления/разграничения ЛДП и «интернационализмов», отнесенность к данному понятию различных семантических классов слов (классификации), аспекты изучения ЛДП. При выявлении теоретических предпосылок мы опирались на работы современных отечественных и зарубежных исследователей.

Известно, что лексическая система любого языка, в том числе, и немецкого, подвержена постоянным изменениям. Одним из факторов изменений в языке являются иноязычные заимствования. Взаимодействие языков, в свою очередь, требует более детального анализа интернационализмов, а именно, той части интернациональной лексики, которая получила обозначение «ложные друзья переводчика». В научной литературе неоднократно отмечается, что ЛДП представляют определенные трудности «в переводческой деятельности, лексикографической работе и преподавании иностранных языков, так как они ассоциируются и отождествляются в двух и более языках, несмотря на различия по содержанию, употреблению или полному несоответствию друг другу» [15, 49]. Следовательно, потребность в изучении ЛДП обусловлена необходимостью (а) изучения иностранных языков и (б) обучения иностранным языкам. Лингвистический аспект направлен на установление близости эквивалентов отдельных единиц, например, в родном и иностранном языке (языках), а методический имеет установку на разработку учебных материалов для преподавания иностранного языка.

Ассоциирование и отождествление определенного класса слов в разных языках наталкивает на мысль, что они имеют в разных языках общую дефиницию. Поэтому, в начале нашей работы мы считаем необходимым кратко остановиться на происхождении и развитии рассматриваемого понятия, его современном толковании.

Термин «ложные друзья переводчика» - (faux amis du traducteur) применительно к лексике был введен французскими лингвистами М. Кёсслером и Ж. Дероккиньи в 1928 году в книге «Лжедрузья или подводные камни английского словаря». М. Кёсслер и Ж. Дероккиньи описывали явление «ложных друзей» как бук-

вальный перевод слов по сходству в звучании двух языков [27]. Позже французские термин был заимствован в немецкий и английский языки как "falsche Freunde des Übersetzers» и «false friends of interpreters», однако, системное и широкое изучение подобных межъязыковых соответствий началось именно с работы М. Кесслера и Ж. Дерокиньи на материале французско-английских и англо-французских параллелей.

Обзор литературы показал, что кроме стандартного, общеупотребительного термина «ложные друзья переводчика», ученые используют следующие обозначения: «псевдоинтернациональная лексика», «псевдо-интернационализмы», «ложные эквиваленты» [2] , «ложные аналоги» [4], «межъязыковые аналогизмы», «междуязычные аналогизмы», «псевдоаналогизмы» [25, 26]. Появление таких терминов, как «ложные эквиваленты», «псевдоинтернационализмы», «псевдоинтернациональные слова» не случайно. Они родились в ходе теории отождествления/разграничения их от интернационализмов. Изначально эти понятия отождествлялись в связи с тем, что оба являются следствием заимствования слов из одного языка в другой (другие). Впоследствии причины расхождения рассматриваемой категории слов объяснялись как экстралингвистическими так и лингвистическими факторами. Так, например, по мнению В.Г. Прозорова данная категория слов возникла в результате заимствования одного из значений слова. Или одно слово заимствовалось двумя языками из третьего языка, когда заимствованное слово в каждом из двух имело отличное значение или в процессе заимствования претерпевало переосмысление [19]. В.В. Келтуял указывает также на то, что «расхождения в семантических отношениях интернациональных слов в разных языках является неизбежным и естественным явлением», так как это связано с развитием общества. «В каждом языке отдельное слово проходит свой путь семантического развития» [14, 44]. Дальнейший сопоставительный анализ понятий «ин-тернационализмы» и «ЛДП» позволил выявить их взаимопереходный характер. Так, например, Герман Вотьяк и Теа Шиппан отмечают, что в процессе развития слова под влиянием ряда коммуникативных и социально-экономических факторов интернационализмы могут стать ложными друзьями переводчика, а последние приобретают статус интернационализмов [29, 66;. 28, 168].

Идея разграничения некоторых терминов принадлежит лингвисту К. Г. М. Готлибу. Автор немецко-русского и русско-немецкого словаря «ложных друзей переводчика» предлагает дифференцировать термины в зависимости от аспектов изучения: лингвистического и переводческого. Учёный считает, что, «если исходить из теории и практики перевода, то наиболее удачным является термин «ложные друзья переводчика», а если рассматривать вопрос с лингвистической точки зрения, более подходящим представляется термин «междуязычная аналогия» для обозначения данного явления, а для обозначения слов со сходным внешним оформлением (звуковым или графическим), но разными значениями» - «междуязычные аналогизмы» [13, 43]. Данная идея послужила для нас основанием для дальнейшего изучения теоретического материала по вопросу определения сути ЛДП. Для этого мы обратились к имеющимся классификациям.

Знакомство с имеющимися классификациями дало возможность определить достаточный уровень изученности материала. Так, авторы научных работ предлагают комплексный анализ ЛДП, как, например, О. А. Агаркова. В работе «Французский язык и «ложные друзья переводчика» автор рассматривает ЛДП в пяти аспектах: семантическом, фразеологическом, стилистическом, формальном и этнографическом [1]. Обширную классификацию славянских ЛДП в русском языке по фонетическому, графическому и семантическому принципам дает Даниель Бунчич [ 25; 26].

Семантические и стилистические расхождения слов, относящихся к явлению «ЛДП», стали основанием для появления ряда классификаций по семантическому принципу, которые стали традиционными [15, 49]. Например, В.В. Акуленко выделяет межъязыковые категории синонимии, омонимии и паронимии. Под межъязыковыми синонимами подразумеваются слова обоих языков, совпадающие полностью или частично в употреблении и значении; под межъязыковыми омонимами - слова обоих языков, которые совпадают по графической или фонетической оболочке, и имеют разные значения. К межъязыковым паронимам относятся слова обоих языков, не полностью схожие по форме, но способные вызвать ложные ассоциации и отождествления, несмотря на различия в значении [3, 371]. Придерживаясь традиционной классификации ЛДП, М.К. Апетян выделяет три группы слов: межъязыковые омонимы, синонимы и паронимы [4].

В большей или меньшей степени авторы раскрывают особенности той или иной семантической категории. Так, например, К.Г.М. Готлиб, исследуя ложные друзья переводчика в немецком и русском языках, выделяет 4 типа слов, указывая при этом на стилистические расхождения синонимов:

- первый тип включает слова и смысловые варианты, обозначающие различные предметы и явления в двух языках. Так, например, блик в русском языке означает яркий отблеск света, немецкое слово Blick имеет значения: взгляд, взор, выражение глаз; вид, перспектива;

- второй тип образуют слова, более-менее похожие по значению, но не совсем совпадающие; немецкое Artist «артист цирка, театра» содержит меньший объем значений по сравнению с русским артист «актер, певец, музыкант». Для данного типа в словаре автор использует помету vgl. (сравни);

- третий тип: слова с одинаковым значением, но с различной стилистической окраской или областями применения; например, русское слово аккурат употребляется только в просторечии в качестве наречия «как раз, точно», в то время как в немецком языке слово akkurat стилистически нейтрально и шире по значению. Знаком л (приблизительного равенства) обозначен этот тип ЛДП;

- четвертый тип: слова, значения которых перекрываются в обоих языках, но которые могут быть полными противоположностями при употреблении в определенных выражениях и словосочетаниях. В качестве примера автор сравнивает значения слова «Armatur». ^ову Armatur в значении «прибор или приспособление, служащие для регулировки, измерения и запора различных машин, аппаратов и. электроустановок или применяемых при монтажных работах» не всегда соответствует русскому эквиваленту арматура. Сравним: handbetatigte Armatur «арматура, приводимая в действие ручным приводом»; Armaturenbrett «приборная доска, пульт»; Armaturenhaus «управляющее устройство»; Armaturenschrank «шкаф [ящик] для инструментов или оборудования». На этот тип «ложных друзей переводчика» указывает помета vgl* (сравни*) [13].

Сходную классификацию предлагает Л.К. Латышев, выделяя четыре основных типа ЛДП, однако, в особую группу автор вносит названия мер, весов» [17, 79]. Р.Р. Салахова и Л.М. Гиниятуллина останавливаются на описании межъязыковых омонимов на примере татарско-русских параллелей [20]. Проблема изучения межьязыковых омонимов рассмотрена также в работе О.В. Шниповой «Ложные друзья» переводчика в немецком языке». Она различает два основных типа межъязыковых омонимов: омонимы с абсолютно разным набором лексических значений. Их можно спутать лишь по причине созвучия (типичные омонимы), Angel (нем.) и ангел (рус.); и омонимы, некоторые лексические значения которых совпадают полностью либо частично за счёт наличия общих признаков, позволяющих отнести эти слова с данными значениями к одной сфере употребления. Слово Kostüm для немца обозначает только дамский деловой костюм, а в русском костюм - и женская, и мужская одежда [23].

Кроме рассмотрения отдельных семантических категорий исследователи изучают ЛДП на уровне ЛДП-сложных слов [13], ЛДП-фразеологизмов. Как отмечает Е.В. Пивоварова, в соответствии с классификациями Д.О. Добровольского и Е. Пиирайнен, С.С. Кузьмина, Г. Гизатовой существует три класса межъязыковых идиом ЛДП. «Первый класс - идиомы, включающие разные концептуальные метафоры, например: в идиомах in den Keller gehen (нем.) «уменьшаться, падать» (о ценах, акциях) и naar de kelder goan (гол-ланд.) - «гибнуть, портиться»; шкала движения вниз характеризуется разными концептами, а именно, в первом случае движение вниз означает уменьшение в цене, а во втором ухудшение в качестве. Ко второму классу относятся идиомы с разным объемом образов в разных культурах. Так, например, немецкое in den vier Wanden sein означает «быть дома, где уютно» с положительной коннотацией, но в других культурах это выражение несет негативную окраску, например, в русском «сидеть дома, быть изолированным» или голландское rassen de vier muren zinen означает «сидеть в тюрьме». К третьему классу относят фразеологизмы на основе определенной лексической единицы, семантическое значение которой полностью совпадает в нескольких языках, но в тоже время в одном из языков имеет второстепенное значение. Идиома в немецком kein Herz im Leibe haben «быть безжалостным» и идиома в английском to have a heart for smb. «проявлять симпатию сострадание к кому-либо» схожи, так как концепт «сердце» несет функцию выражения симпатии, но в немецком языке возможна еще одна коннотация «сердца» как выражения смелости»: sich ein Herz fassen «со всей отвагой, осмелиться сделать что-либо». Анализируя данные классификации, автор выделяет три класса ЛДП-фразеологизмов. «Полные внутриязыковые паронимы-фразеологизмы имеют небольшие структурно-морфологические различия, которые кардинально отличают их значение, например: skin a cat «экономить»; skin the cat «выполнять гимнастическое упражнение». К внутриязыковым омонимам автор относит полностью совпадающие по форме фразеологизмы в одном языке, но имеющие разные значения bite the dust «кусать пыль», «быть убитым в бою, умереть»; bite the dust «кусать пыль», «быть униженным, терпеть поражение». Межъязыковые паронимы имеют похожую структуру и образ в обоих языках, но совершенно отличаются по значению, например, протягивать руку «просить милостыню» и give someone a hand «протягивать кому-л. руку», «помогать» [18].

О богатом опыте лексикографической обработки ЛДП свидетельствуют не только словари, например, словарь Л.Г.М. Готлиба [13], но и словники, составленные почти всеми авторами в конце научных работ, а также списки слов, имеющиеся в открытом на сайте Language Life [32], в словарях Википедии [33].

Само обозначение лексических единиц как «ЛДП» свидетельствует уже о направлении многих исследований: ЛДП рассматриваются в свете теории перевода, тем самым, работы носят прикладной характер и предназначены для облегчения работы переводчиков. В первую очередь, они рассчитаны на студентов-переводчиков гуманитарных специальностей, например, работы Л.К. Латышева «Технология перевода» [17], Н.Л. Гильченок «Практикум по переводу с немецкого языка на русский» [12], Д.М. Тураевой и С.О. Шуку-ровой «Ложные друзья переводчика» [21], О. А. Агарковой [1], М. К. Апетян [4].

Кроме целевых пособий по переводу, рассчитанных на студентов-переводчиков, встретились работы, рассчитанные на студентов неязыковых специальностей ВУЗов и техникумов, например, у А.А. Шестако-вой, С.Ю. Поздняковой [22, 30-31]. Е.В. Кучуркина предлагает комплекс упражнений для работы со словарем, который помогает облегчить процесс перевода текстов профессиональной направленности и быстрее освоить необходимый лексический минимум для студентов техникумов [16]. Имеются также пособия для рядового пользователя, интересующегося проблемами перевода ЛДП на родной язык [5]. Кроме того, в интернете можно найти множество сайтов с видеоуроками по данной тематике [31; 30].

Таким образом, анализ дефиниций рассматриваемого понятия позволил выявить терминологический

аппарат для его обозначения. Общепринятым является термин «ложные друзья переводчика». Кроме него встречаются: «псевдоинтернациональная лексика», «псевдоинтернационализмы», «ложные эквиваленты», «межъязыковые аналогизмы», «псевдоаналогизмы». Несмотря на разветвленный терминологический аппарат, все ученые придерживаются единого мнения, что под ЛДП следует понимать лексические единицы, имеющие определенное сходство в графической, фонетической структуре, но полное или частичное расхождение в семантике и коннотациях. Эти расхождения в силу развития каждого языка (экстралингвистических и лингвистических факторов) стали одним из критериев разграничения понятий «ЛДП» и «интерна-ционализмы», которые изначально отождествлялись. Следующий критерий разграничения сводится к количеству сравниваемых языков (при сравнении ЛДП их 2, интернационализмов - от трех и более). Отмечается также, что ЛДП и интернационализмы имеют взаимопереходный характер. Ярким примером может послужить нем. «Theater» и русское «театр», которые принято было считать интернационализмами [ср. 28, 265], однако, их употребление в следующих примерах свидетельствует о том, что они «ложные друзья», ср. «Mach kein Theater hier!» - «Не устраивай сцен!». В научной литературе встречается утверждение о том, что ЛДП, являясь частью интернационализмов, обладают этимологической общностью. Мы считаем это утверждение отчасти оправданным, когда, например, сравниваются во французском «professeur», в английском «professor», в немецком «Professor», в русском «профессор» или в этих же языках - «революция». По-другому же дело обстоит, когда речь идет о случайных фонетических совпадениях в немецком и русском языках, типа, Bock «козел» и бок; Krawatte «галстук» и кровать; rot „красный" и рот; Wetter «погода» и ветер и др. [31].

Определение сути ЛДП стало основанием для появления различных классификаций по аспектам, по семантическому принципу, по ошибкам, совершаемым в процессе перевода. Некоторые работы посвящены описанию отдельных семантических категорий. Помимо имеющихся классификаций мы распределили материал по тематическому принципу. Источниками для сбора материала стали словари, словники слов, Интернет-ресурсы [13; 23; 30; 32; 33]. Собранный материал предстал в виде 5 основных тематических групп, с дальнейшим делением на подгруппы: Mensch «человек»; Staat und Nationalität «государство и национальность»; Stadt «город»; Tiere und Pflanzen «животные и растения»; Natur und Wetter «природа и погода» (всего 12). В основу классификации были положены темы, изложенные в школьных учебниках [6; 7; 8; 9; 10; 11; 24]. Построенная по такому принципу классификация позволила наметить систему упражнений для развития и совершенствования фонетических, лексических и грамматических навыков у школьников на средней и старшей ступенях обучения немецкому языку.

ЛИТЕРАТУРА

1. Агаркова, О.А. ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК И «ЛОЖНЫЕ ДРУЗЬЯ ПЕРЕВОДЧИКА» Альманах современной науки и образования Тамбов: Грамота, № 2 (21): в 3-х ч. Ч. I. ISSN 1993-5552. © Издательство «Грамота» - 2009. - C. 9-12. - URL: www.gramota.net/materials/1/2009/2-1/2.html(дата обращения: 02.01.2019)

2. Акуленко, В. В. Вопросы интернационализации словарного состава языка. — Харьков: Изд-во Харьк. ун-та, -1972. - 215 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Акуленко, В.В. О «ложных друзьях переводчика» // Англо-русский и русско-английский словарь «ложных друзей переводчика». -М.. - 1969. - 384 c.

4. Апетян, М. К. Ложные друзья переводчика в английском языке // Молодой ученый. - 2014. - .№14. - С. 91-93. - URL: https://moluch.ru/archive/73/12468/ (дата обращения: 02.01.2019)

5. Архипов, А.Ф. «Самоучитель перевода с немецкого языка на русский» М.: Высш. шк. - 1991. - 255 с.

6. Бим, И.Л.; Рыжова Л.И., Немецкий язык. (Первые шаги) В 2 ч. 4 класс: учебник для общеобразоват. учреждений . - М.: Просвещение, 2010. - 113 с.

7. Бим, И.Л.; Садомова Л.В., Лытаева М.А. Немецкий язык. 10 класс: учебник для общеобразоват. учреждений . - М.: Просвещение, 2009. - 270 с.

8. Бим, И.Л.; Садомова Л.В.Немецкий язык. 7 класс: учебник для общеобразоват. учреждений . - М.: Просвещение, 2011. - 224 с.

9. Гальскова, Н.Д.; Артемова Н.А., Гаврилова Т.А. Мозаика. Немецкий язык. 5 класс : Учеб. для общеобразоват. учреждений и шк. с углубл. изучением нем. яз. с прил. на электрон. носителе - 5-е изд. - М. : Просвещение, 2012. - 184 с.

10. Гальскова, Н.Д.; Артемова Н.А., Гаврилова Т.А. Мозаика. Немецкий язык. 3 класс : Учеб. для общеобразоват. учреждений и шк. с углубл. изучением нем. яз. с прил. на электрон. носителе. - М. : Просвещение, 2007. - 117 с.

11. Гальскова, Н.Д.; Лясковская Е.В., Перевозник Е.П. Мозаика. Немецкий язык. 8 класс : Учеб. для общеобразоват. учреждений и шк. с углубл. изучением нем. яз. - М. : Просвещение, 2007. - 220 с.

12. Гильченок, Н.Л. «Практикум по переводу с немецкого языка на русский» СПб.: КАРО, - 2009. - 368 с.

13. Готлиб, К. Г. М. Немецко-русский и русско-немецкий словарь «ложных друзей переводчика» / М. : Сов. энцикл., - 1972. - 448 с. 1 4 . Келтуяла, В.В. «О переводе интернациональных слов. Тетради переводчика, 1967» - 1967. - Вып. 4. - С. 47-55.

15. Келтуяла, В.В. К семантической характеристике общеупотребительных интернациональных слов / / Вопросы общего языкознания. - Л., - 1965. - С. 41-52.

16. Кучуркина, Е.В. Проблема межъязыкового явления «Ложные друзья переводчика» // Педагогическая копилка2222217. - №3(54). -С. 53-55.

17. Латышев, ЛХ. Технология перевода. Уч. пос. по подготовке переводчиков (с нем. яз.). - М.: НВИ - ТЕЗАУРУС. - 2000. - 280 с.

18. Пивоварова, Е.В. «Принципы классификации фразеологических единиц - «ложных друзей переводчика»// ВЕСТНИК УНИВЕРСИТЕТА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ ОБРАЗОВАНИЯ - 2012. - № 2 (60) - С.70-73 URL: http://kak.znate.ru/docs/index-73903.html?page=47 (дата обращения: 02.01.2019)

19. Прозоров, В.Г. "Основы теории и практики перевода с английского языка на русский" Перевод интернациональной и псевдоинтернациональной лексики. — URL: http://шdocs.exdatcom/docs/index-156439.html(дата обращения: 02.01.2019)

20. Салахова, Р.Р., Гайнутдинова Г.Р., Мухарлямова Г.Н. Татарско-русские межъязыковые омонимы как вид лексических трудностей перевода // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, - 2013. - №3 Ч. 2. - С. 159-162.

21. Тураева, Д. М.; Шукурова С. О. Ложные друзья переводчика // Молодой ученый. - 2015. - №3 (83), февраль 2015. - С. 972-974. — URL: https://moluch.ru/archive/83/15210/ (дата обращения: 02.01.2019)

22. Шестакова А.А.; С.Ю. Позднякова «Заимствованная лексика - как один из источников «ложных друзей переводчика» в немецком языке» - 2018. - 257 с.

23. Шнипова, О.В. «Ложные друзья» переводчика в немецком языке» - URL: http://microЫk.ru("дата обращения: 02.01.2019)

24. Яковлева, Л.Н.; Лукьянчикова, М.С.; Дрейт, К. Мозаика. Учеб. нем. яз. для Х кл. шк. с углубл. изучением нем. яз. Книга для чтения

- М. : Просвещение, 2003. - 207 с.

25. Buncic, 2000; Buncic, Daniel Das sprachwissenschaftliche Problem der innerslavischen „falschen Freunde im Russischen", Köln. — 2000.

— URL: http://www.daniel.buncic.de/staatsarb/ (дата обращения: 08.01.2019)

26. Hengst, Karlheinz. Lehnwort - Internationalismus - Analogonym. Zur Semantik fachsprachlicher interlingualer Analogonyme im Russischen und Deutschen. H.H. Bielfeld zum 70. Geburtstag. Zeitschrift für Slawistik 22. - 1977. - 250-259.

27. Kessler, M. Les faux amis ou les trahisons du vocabulaire anglais (conseils aux traducteurs) / М. Kessler, J. Derocquigny. P. : Librairie Vuibert. - 1928. - 387 р.

28. Schippan, Thea.Lexikologie der deutschen Gegenwartssprache. Tübingen: Niemeyer, - 1992. - 306 S. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/problema-mezhyazykovogo- yavleniya-lozhnye-druzya-perevodchikov (дата обращения: 02.01.2019)

29. Wotjak, Gerd/Herrmann Ulf. Kleines Wörterbuch der «falschen Freunde»: Deutsch-Spanisch, Spanisch-Deutsch. Leipzig: Enzyklopödie. -1984 ß 168 S.;

30. Falsche Freunde russischer Wörter - URL: http://www.verbalissimo.com/main/offers/languages/general/d false friends russian.htm (дата обращения: 02.01.2019)

31. 15 Falsche Freunde im Russischen | Liden & Denz - URL: https://www.youtube.com/watch?v=Gk3FuL9mJDY;

32. http://languagelifeschool.com/20-samyh-vazhnyh-lozhnyh-druzei-perevodchika/("дата обращения: 02.01.2019)

33. https://ru.wiktionary. Р^ц^^дата обращения: 02.01.2019)

В.А. Лавриненко

ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ОККАЗИОНАЛЬНЫХ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ В ЛИТЕРАТУРНЫХ ТЕКСТАХ (на материале французского языка)

Аннотация. В статье рассматривается природа окказиональных фразеологизмов как результат преднамеренной трансформации автором базовой формы языкового фразеологизма. Анализируются некоторые способы обыгрывания фразеологических единиц в речевом контексте, который помогает раскрыть новые смыслы фразеологизма.

Ключевые слова: фразеологическая единица, окказиональный фразеологизм, языковая игра, трансформация, контекст.

V.A. Lavrinenko

FUNCTIONING OF OCCASIONAL PHRASEOLOGICAL UNITS IN LITERARY TEXTS (on the basis of

the French language)

Abstract. The article considers the nature of occasional phraseological units as a result of the author's deliberate transformation of the basic linguistic form of a phraseological unit. The author also analyzes some ways of playing on the meaning of a phraseological unit in the speech context which helps to reveal new meanings of a phraseological unit.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Key words: phraseological unit, occasional phraseological unit, pun, transformation, context.

Фразеология обладает невероятно широкими выразительными возможностями, она экспрессивна и эмоциональна. В стилистических целях фразеологизмы могут употребляться как без изменений, так и в трансформированном виде, с иным значением и структурой или с новыми экспрессивно-стилистическими свойствами. Естественно, что данное явление не могло остаться незамеченным фразеологами. В своих работах ряд исследователей (Н.Ф. Алефиренко, В.П. Жуков, А.В. Жуков, А.М. Мелерович, В.М. Мокиенко, В.Н. Телия, Н.М. Шанский и др.) определяют основные приемы индивидуально-авторской обработки и употребления фразеологических оборотов, другие анализируют глубинные причины, позволяющие трансформации фразеологизмов (Н.Н. Амосова, А.М. Мелерович, С.Г. Тер-Минасова, Д.Н. Шмелев и др.).

Одна из трудностей владения иностранным языком состоит в понимании фразеологических единиц, крылатых выражений, пословиц, поговорок, изречений знаменитых людей. Но часто эти трудности становятся непреодолимыми, особенно, если устоявшееся выражение встречается в трансформированном виде, в своей окказиональной форме, рожденной по прихоти автора. Иногда же говорящие допускают невольные ошибки в употреблении устоявшихся сочетаний. Исследователи отмечают два типа подобных искажений фразеологизмов: 1 - контаминация, т.е. слияние двух выражений, имеющих сходный смысл; 2 - инверсия компонентов ФЕ. Наша же работа будет посвящена преднамеренному обыгрыванию структуры и семантики ФЕ автором, который преследует свои стилистические, семантические и прагматические цели.

Использование трансформированной фразеологии позволяет разнообразить как письменную, так и устную коммуникацию. Преобразование ФЕ в художественном тексте обусловлено мировоззрением и стилем автора. В.М. Мокиенко и А.М. Мелерович отмечают, что любое варьирование, типовые или индивидуально-авторские трансформации ФЕ можно считать языковой игрой [5, 456]. На наш взгляд, языковая игра

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.