Научная статья на тему 'Теонимическая лексика чувашского и марийского народов: турă, Юмо «Бог»'

Теонимическая лексика чувашского и марийского народов: турă, Юмо «Бог» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
269
111
Поделиться
Ключевые слова
ТЕОНИМИЧЕСКАЯ ЛЕКСИКА / СРАВНИТЕЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ / ТУРă / ЮМО / БОГ / НАРОДЫ ЧУВАШИ И МАРИ / РЕЛИГИОЗНЫЕ ВЕРОВАНИЕ / ЯЗЫЧЕСКИЙ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Иванова Василиса Васильевна

Статья посвящается сравнительному изучению теонимической лексики Чуваш и Мари. Большой интерес представляет этимология слов Турă и Юмо, поскольку она выходит далеко за рамки лингвистического толкования, т.к. данная лексика сложна и многогранна. Изучение этимологии этих слов имеет большое значение, благодаря ему можно проследить образование и эволюцию религиозных верований Чуваш и Мари на протяжении всей истории развития этих народов.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Иванова Василиса Васильевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

THEONOMY VOCABULARY OF CHUVASH AND MARI PEOPLES: TUR

The article is devoted to the comparative study of Chuvash and Mari theonomy vocabulary. It is a challenge to ascertain an etymology of the words Tura and Yumo meaning God, for it goes far beyond the theme of linguistic interpretation, being complicated, extensional, and multifaceted. The study of entomology of these words is of great value, thanks to it one may trace the formation and evolution of religious beliefs of the Chuvash and Mari throughout the history of their development.

Текст научной работы на тему «Теонимическая лексика чувашского и марийского народов: турă, Юмо «Бог»»

В.В. ИВАНОВА

ТЕОНИМИЧЕСКАЯ ЛЕКСИКА ЧУВАШСКОГО И МАРИЙСКОГО НАРОДОВ: ТУРА, ЮМО «БОГ»

Ключевые слова: теонимическая лексика, сравнительное изучение, Тура, Юмо, Бог, народы Чуваши и Мари, религиозные верование, языческий

Статья посвящается сравнительному изучению теонимической лексики Чуваш и Мари. Большой интерес представляет этимология слов Тура и Юмо, поскольку она выходит далеко за рамки лингвистического толкования, т.к. данная лексика сложна и многогранна. Изучение этимологии этих слов имеет большое значение, благодаря ему можно проследить образование и эволюцию религиозных верований Чуваш и Мари на протяжении всей истории развития этих народов.

V.V. IVANOVA

THEONOMY VOCABULARY OF CHUVASH AND MARI PEOPLES: JURA, YUMO «GOD»

The article is devoted to the comparative study of Chuvash and Mari theonomy vocabulary. It is a challenge to ascertain an etymology of the words Tura and Yumo meaning God, for it goes far beyond the theme of linguistic interpretation, being complicated, extensional, and multifaceted. The study of entomology of these words is of great value, thanks to it one may trace the formation and evolution of religious beliefs of the Chuvash and Mari throughout the history of their development.

Язычество дохристианских чувашей и марийцев - это религиозные представления, связанные с почитанием сил природы (воды, огня, животных, птиц, растений, а также небесных светил).

Языческие верования в далекие времена были очень устойчивы, и в силу этого они в известной мере модифицировали многие понятия ислама, а позже - и христианства. Так, языческие обряды незаметно слились с культом мусульманских и христианских святых с сохранением привычных им терминов или заимствованием новых слов, многие из которых все еще сохраняются у чувашей, мари, мордвы, удмуртов, коми и даже тюрок-мусульман (татар, башкир и др.) в одинаковом или сходном звучании.

Н.И. Золотницкий, не раз использовавший в своих сравнительных исследованиях марийские слова религиозно-мистического содержания, обратил внимание на то, что «развитие черемисской мифологии происходило под влиянием религиозных воззрений соседних народов тюркского племени, на что указывают тюркского корня слова, заимствованные для названия второстепенных богов... наиболее широкое развитие черемисская мифология получила в IX-X вв. - в цветущий период торговых сношений народов, составляющих Болгарский союз с народами Багдадского халифата и при распространении в Булгаре и соседст-венных местах мухаммеданства так называемыми «сподвижниками пророка» и их последователями, на что указывают многие перешедшие (через чувашский язык) названия черемисских божеств - персидские и арабские слова, каковы: садалик, пигамбар, туня, киамат, кулпу или кулем, тэмем, жомем, хрш, нур и мухаммеданское учение о пути в рай над адской бездной» [2].

Отсутствие в марийском языке общих финно-угорских слов, связанных с религиозными верованиями, И.С. Галкин объясняет тем, «что в период общефинно-угорской общности еще не было единого религиозного культа, а также языческое племя имело собственные понятия о божествах. Даже само слово юмо «бог», - пишет автор, - не находит себе прямых соответствий в дальних родственных языках» [2].

Этимологии слов Тура и Юмо очень сложны, объемны и многоаспектны, они выходят далеко за рамки лингвистических толкований.

Тура (Тор, Тур, Тора) - верховная фигура чувашского пантеона. Является творцом и вседержителем вселенной.

Тюркские соответствия: каз. тацгре «Бог»; тацгрё бабай «Бог-дед» (в старой языческой форме); тацгрё йарлыкасын безне! «Да помилует нас Бог»!; др.-тюрк., уйг., чаг., вт., ком., бар. тацри «небо; Бог»; др.-тюрк. турк тацриси «бог тюрков»; кирг., к.-кирг. таацри= тацри; тар. тацрии= тацри; уйг., ком. тацрилик «набожный (уйг.); божество, божественное дело»; тур. тацры «бог, божество», тацрылык «свойство, атрибут Бога, божественность; свойственный Богу; святой, божественный» [12].

Монгольские формы: п.-монг. ївпдгі «небо; божество»; монг. тэнгэр «небо, небеса; гром; погода»; бур. тэнгэри «небо, небеса». Тунгусские формы: эвенк., эвен. тацараа (< як. тацара «небо; бог; добрый дух; главное божество (живущее на седьмом небе); дух-покровитель якутских родов; идол, фетиш; изображение духа-покровителя (в виде животных на шаманском кафтане); икона (образ) бог; икона»; сол. тэцэр (< монг.) «небо».

Этимон чув. тура/тора «бог» и его тюрко-монгольских соответствий ївцгі/ їацгі «небо ^ бог». Б.И. Татаринцев склонен привести в связи с др.-тюрк. івгіак «воздух, небо», которое связано, по его мнению, с глаголом (вц-«подниматься, взлететь» (СТ, 1984. № 4.С.79). И.Н. Шервашидзе считает, что «тюрк. Чвцгі может восходить к и.-е теониму» [12].

Ц.Д.Номинханов к числу тибетских слов, встречающихся в калмыцком языке, относит тэцгэр «небо, небо видимое; дух; гений (добрый и злой, земной и небесный)» [12].

Х. Эрен замечает, что, согласно разъяснению Л. Ландсберигиса, никакой связи не может предполагаться между шумер. Сіпдіг и тюрк. (впдгі (>їацгі) бог

[12].

Д. Аймуратов в книге «Тюркские этнонимы» [12] касается также этимологии чув. тура/тора/тор. В своей книге «Булгары и чуваши» Н.И. Ашмарин пишет: «Мы должны отметить еще одно вогульско-остяцкое слово - торем или терем «бог, небо», которого нет в прочих родственных наречиях и которое г. Мункачи отожествляет с чувашским речением: Тур-рам (Туррым) «Боже мой» [12].

В «Словаре восточно-хантыйских диалектов» Н.И. Терешкина їагвт см. огвт (с. 477); (огвт (вах., вас.); огет (сал.); (огет (аг., у.-аг, тр.-юг., юг., у.-

юг.) 1. «Бог (христианский); икона»; 2. «Природа, окружающий мир; свет, вселенная; небо; погода» [12].

Ключевое место в марийском языческом пантеоне занимает вместо Ту-рё- Юмо «Бог». На древнее происхождение культа Юмо указывает то, что различные атрибуты этого понятия известны и другим финским племенам. Это заметили многие исследователи. Вот что пишет известный лингвист Н.И. Золотницкий, исследовавший языческие верования многих народов: «Бог у луговых черемис Юмо, Юму, у горных - Юма. Созвучные с этим названия Бога в языках: финском - Юмала, эстонском - Юммал, лапландском - Юбмел, Иммел, самодийском - Нум и Сам-Нум, вогульском - Нума-тырым, кангю-литском (в северо-западной Америке близ Берингова пролива) - Нунал-шита и Нунал-юхта, зырянском и пермяцком - Йон, вотяцком - Ин-мар. Все эти созвучные названия следует признавать не случайными, но однокоренными» [4].

Обращая внимание на семантику слова Юмо, немецкий ученый Г.Ф. Миллер отмечал: «У черемис Юма есть тот же, что в древние времена у финнов Юмала» [16]. Ученый фольклорист В.А. Акцорин, описывая обряды и обычаи мари, пришел к выводу о том, что марийское название бога Юмо, финское Юмала, эстонское Юмал, самодийское и угорское Нум, Нуми одного и того же происхождения, восходящие к древнейшему санскритскому названию Дюма,

означающему «небо» [16].

По мнению чувашского этнографа и религиеведа А.К. Салмина, «Манси своего главного бога называют Нума-Торум, что буквально сложено из двух слов: финно-угор. Нума «бог» (ср. марийск. Юма) + мансийск. Торум «бог», т.е. «бог» + «бог». А это, в свою очередь, говорит о хронологической и культурной накладке. Но у манси же встречается форма Таром, где звук о уже заменен на а. То же самое в кельтском - Taran (is)» [7].

Дальше он продолжает: «Форма тур отчетливо представлена в Гатах Зороастра. Местом действия описанных событий являются Скифия и Хорезм, время - VII-VI вв. до н.э., т.е. до перехода скифов на кочевой образ жизни

[13]. Тур - родоначальник туранцев, под которыми изначально понимались восточноиранские племена, а затем - тюркские» [7].

В заключение автор пишет: «Имеющийся материал дает повод говорить о хронологических изменениях в фонетике слова в последовательности о ^ а ^ у, т.е. Тор ^Тар(а) ^ Тур(а). Притом две формы из трех сохранились в чувашском языке в виде диалектного бытования: Тор и Тур» [7].

Такая словоформа близка также к вогульскому слову Нума-тырым.

Авторы многих этнографических описаний XIX в. также большое внимание уделили главному персонажу марийского языческого пантеона - Юмо. Так, священник Т. Семенов в очерке «Черемисы» отмечал: «верховного бога черемисы называют Юмы. Этим же словом еще называется небо. Это обстоятельство заставляет предполагать, что черемисы в древности под именем Юмы обоготворяли небо. В последующем развитии религиозных представлений черемис слово Юмы стало выражать понятие вообще бог» [9]. Другой священник - И. Яблонский - прожил среди горных марийцев пять лет. Он, как бы продолжая мысли Т. Семенова, писал: «С развитием понятий, черемисы от обожания предметов природы перешли к поклонению божеству, как существу личному, с известными личными качествами. Это божество черемисов главный, всемирный Бог называется на их языке Юма. Юма - впрочем, не более как зажиточный крестьянин, богатый скотом и отличающийся от человека только тем, что живет на небе» [17].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Марийский современный исследователь Н. Морохин пишет: «Юмо - покровитель людей, творец законов Неба, которым подчиняется Земля и Вселенная. Марийскому имени Юмо родственно санкритское слово дюман «бог, небо» [16].

По мнению чувашского этнографа П.В. Денисова, «к фантастическим представлениям, из которых возникли древнейшие религиозные верования чувашей, следует отнести почитание неба. Из материалов исследований языковедов и этнографов известно, что у чуваш небо и облако обозначаются одним словом «пёлёт» и это слово более позднего происхождения. Первоначально у чуваш небо называлось «кёвак», что подтверждается и материалами языческих религиозных верований о небе, существовавших еще до конца прошлого столетия. Так, по поверьям чуваш, «бог напоминает людям о своем существовании раскрытием неба на мгновение внезапным, ярким световым явлением «кёвак хуп-пи» (голубой покров). По сказаниям чуваш, во время раскрытия неба на мгновение «кёвак хуппи» бог якобы дает все, чего бы человек ни попросил» [3].

Изучение языка тюркских народов позволило ученым сделать вывод о том, что словосочетание «кавак пёлёт» обозначается в тюркских языках термином, весьма близким к чувашскому слову «тура». Например, синее небо по- турецки «таре», по-татарски - «тэнкре», по-монгольски, по-туркменски, по-уйгурски, по-киргизски - «тэнгри», «тенкер», «таре». На основе многих лингвистических примеров и данных сравнительного изучения древних религиозных веро-

ваний тюркских народов П.В. Денисов пришел к выводу, что «в далеком прошлом чувашское слово ««тура» обозначало обожествляемое ими небо» [3].

Крупный дореволюционный чувашский языковед Н.И. Золотницкий отмечает, что «название Юмо, первоначально означавшее «небо», при дальнейшем развитии получило значение «бог неба» и «божество» вообще» [4].

М.Р. Федотов считает, «что эст. jumal, фин. jumala «бог» очень близки к мар. Юмо. Здесь переход от конкретного значения юмо «небо» к абстрактному юмо «бог» был совершен очень рано, возможно, если судить по эстонскому и финскому словам, в период финно-угорской общности. Аналогичное явление произошло с чувашским словом турё/тора «бог», восходящим к первоначальному слову со значением «небо», ср. др.-тюрк. їагігі «небо; бог, божество» [12].

В пантеоне чувашей и мари есть сходства. Благодаря «Словарю чувашского языка» Н. И. Ашмарина, «Материалам к объяснению старой чувашской веры» В.К. Магницкого, «Исследованиям об инородцах Казанской губернии. Запискам о чувашах» В.А. Сбоева, «Памятникам старой чувашской веры» Д. Месароша, «Корневому чувашско-русскому словарю» Н.И. Золотницкого, «Словарю марийской мифологии» К.И. Ситникова, «Марийской мифологии. Этнографическому справочнику» Л.С. Тойдыбековой мы знаем о множестве чувашских и марийских богов, заклинаний, связанных с языческой мифологией.

Сравним божества чувашей и марийцев с лексемами Турё«Бог» и Юмо «Бог»:

+улти турё «Верховный (или Всевышний) бог» [1], [6]. = марЛ. Сандалы-кым-кучен-аралыше, марГ. Сандаликам-кучэн-урдаша «Смотритель вселенной» [10].

+ёварни / +оарни «праздник масленица» (от =у/=ав масло + арня неделя) [10] = мар. /арня-юмо «Бог масленицы» [10].

+ёлтёр «звезда»; - др.-тюрк. Мал, 390 ]улдуз; алт., туб., бар., чулым. Радл III, 490 ]ылдыс = ]улдус, ]ылтыс, ]ылдыз; уйг. Радл III, 559 ]улдус; комЛ.,Т., чаг. Радл III, 559 ]улдуз; тат. йолдыз; саг., шор. Радл III, 2087 чыл-тыс звезда. Д.Е. Казанцев мар. шудыр сближает с перс. эНага, тадж. ситора звезда [Каз ФДМЯ, 64]. [1] = мар. Шудыр-юмо «Бог звезд»; Шудыр пурышо юмо «Бог, предопределяющий судьбу звезд» [10].

+и=ём «молния»; др.-тюрк. ]аёт- «молния»; тоб. йашын, каз. йашым, йашен, чаг. йашим, йашин, леб., уйг., кач. йажын «молния»; чаг. ишин «молния»; шор. шажын «молния»; саг. чазын «молния»; тур., чаг. чакын (чак- + -н) «искра; молния» (Радл. Сл.!, 1553; III, 246-248, 255, 380, 1834, 1911; IV, 979); башк. йешен «молния»; - тат. яшен «молния»; [14] = марЛ. Волгенче-юмо (Волгонд-зо-юмо), марГ. Валганза-юма «Бог молнии (буквально: волгыдо -блеск, свет)» [10].

+ил турё «Бог ветра» [1] = мар. Мардеж-юмо «Бог ветра» [10].

+урт суратакан Турё «Порождающий (создающий) жилье бог», +урт кётен Турё «Охраняющий (остерегающий) жилье бог (т.е. «хранитель домашнего очага»)» [1] = марЛ. Сурт-юмо «Бог дома», марГ. Сурт-кого-юма «Бог строений»; Сурт аралышо юмо «Бог, хранящий дом» [10].

+ут тёнче турё «Творец света, бог, во власти которого посылать людям свет и теплоту»; [1]. = мар. Ош-кеча-кого-Юма «Белодневный бог, великий бог белого солнца», марЛ. Туня-Кугу-Юмо, марГ. Туня-Кого-Юма, Туньча-Юма и Сот-туня-Юма «Великий Бог Здешнего мира, Великий Бог здешнего (светлого, священного) мира» [10].

Аслати, Аслё-аддий-Турё «Бог грома» [1] = марЛ. Кудурчо - юмо (Кудурцо - Юмо), марГ. Кидырцы-кого-Юма «Бог грома» [10].

Вёрлёх «семена» (вёрё + -лёх) > марГ. вырлык; марЛ. урлык < тат. ор-лык семя, семена; потомство; др.-тюрк. Мал, 438 урль^ (? урлук) урлуY Іузлу родственники и свойственники; тар., ком., чаг., уйг. Радл I, 1658 урлук семя [13]. = мар. Урлык-юмо «Бог сева» [10].

Вите «хлев» (< вит- покрывать + -е) > мар. вута, марГ. вита, марВ. вича хлев; - тат. eретY покрывать, тур. örtü «покрывало; все то, что служит для покрывания; крыша, кровля»; тар., ком., тур., аз. Радл I, 1234, орт- «покрыть; закрыть, запереть»; чаг. Радл I, 1236, ортук = орту «покрывало; вуаль»; тув. одек «место, где находится домашнее животное»; монг. отуг «навоз; место стоянки скотины» [Ramst FSc, с. 14] [13]. = мар. Вута-юмо «Бог хлева» [10].

Вут ама, вутама, вут ами, вут амёш, вут а=и, вут ашшё «Мать огня: отец огня» [1] = мар. Тул ава «Мать огня»; марЛ. Тул-кугу-юмо, марГ. Толя-кого-юма «Бог огня» [10].

Выльёх-чёрлёх =уратакан Турё «Порождающий скот (живность) Бог», Ёне турри «Бог коров (то есть крупного рогатого скота)» [1] = марЛ. Вольык-юмо (волик-юмо) «Бог скота»; Ушкал перке юмо «Бог коровьего изобилия» [10].

Ёмёр «пасмурный (о погоде); время перед дождем; тихий (о погоде после дождя) > мар. умыр пасмурный; теплый; тихий / коми ымравны, ымыртны веять теплом / удм. омыр горячий воздух, жар из печи [КЭСКЯ, с. 329]; - др.-тюрк. amril- ~ amrul- успокаиваться, приобретать покой [ДТС, с. 42]; алт., саг., койб., чулым. Радл I, 647 амыр спокойствие; мир; согласие; отдых; ср.: п-монг. amu- отдыхать; amur спокойствие; мир; благополучие; бур. амар спокойный; мирный; благополучный; легкий; х.-монг. амар спокойный; мирный; благополучный; легкий [ТМС I, с. 2-3] [13]. = мар. Умыр-юмо «Бог тихой погоды [10].

Йётем, итем «ток, гумно», сунд. отем «ток, гумно» > марГ. йыдым, марЛ. идым «гумно» / удм. итым «гумно»; - тур. Радл I, 1502 итан «пол»; тоб. Радл I, 1470 иртин «гумно»; тат. идэн «пол» [13].= мар. Идым-юмо «Бог гумна» [10].

Мён Турё «Великий Бог» [1] = мар. Кугу-юмо, Мер-Юмо (Кугу-Мер-Юмо) «Бог Вселенной, Великий бог Мира» [10].

Мул =уратакан Турё «Порождающий имущество бог», Перекет-Турё, Пере-кет паракан, Перекет тытан, Перекет турри «Бог изобилия, дающий людям изобилие в жизненных потребностях, в счастливом поддержании супружества и преумножении земных плодов»; Перекет (араб.) «изобилие; спорынья; все, что идет на пользу; сбережение»; сунд. перкке «спорость; изобилие; богатство»; тур., крым., каз., кирг., ком. (Радл IV, 1595) 6äpäKäm «изобилие; богатство; благословение; спорый»; башк. бэрэкэт «изобилие, обилие; выгода» > мар. перке спорость / удм. берекет [13] = марЛ. Перке-юмо «Бог прибыли, изобилия» [10].

Пулёх, Пулёх=ё «название божества, раздающего по назначению кепе счастливые или несчастливые жребия». Пулёх (~ др.-тюрк. bölük часть, доля; глава; отдел; дар, подарок от böl- делить, разделять (ДТС, с. 117 ) + -=ё. [15] = мар. Пурышо «Предопределитель, создатель»; марЛ. Кавы-юмо (каба-юмо), марГ. Кава-юма (Каба-юма) «Бог судеб» [10].

Сурхури, сурёх-ури, сорхури, сорёх-ури «зимний праздник молодежи»; (сурах, сорах овца+ури её нога) (-h-), букв. «овечья нога». Зимний праздник молодежи, сопровождавшийся в недавнем прошлом гаданием, когда впотьмах в хлеву ловили руками за ноги овец. Позднее сурхури стали называть ночь под рождество или ночь под новый год [Ашм. Сл. XI, с. 197-201] > марЛ. шорыкйол, марГ. шарык ял, шартял букв. «овечья нога»; «праздник рожде-

ства» [14]. = мар. Шорыкйол-юмо «Бог праздника шорыкйол» [10].

Т.нчє турё «Бог Вселенной» [1]; Т.нчє (араб.) «мир, свет, вселенная» = мар. туня «мир; вселенная» / удм. дунне тж.; - тат. двнья «свет; мир; вселенная»; тар., карЛ., Т. Радл III, 1786 дуніа «мир»; тур. Радл III, 1804 дÿнjа = дÿнÿо «этот мир»; ком. дÿнjä = дÿнjа; к.-кирг. дÿнöö= дÿнjа «этот мир»; кирг. дÿнÿо=дÿнöö (Радл. III, 1804-1805), [14]. = мар. Тÿня-Юмо «Бог вселенной» [10].

Т.трє, т§т.рє «туман»; кр.-тат. тетере «туман» > мар. тÿтыра «туман» [15]. = мар. Т^тьфэ-юмо «Бог тумана» [10].

Тёвал «ураган; буря; порыв ветра; название духа», сунд. тул = ком. таул «нехорошая погода»; карЛТ. тавул/тавл «буря»; тел. туул «буря»; кирг. даул «ветер, буря»; чаг. давул «буря» (Радл. III, с. 773, 987, 1466, 1607, 1646); тат. давыл «буря, ураган»; башк. дауыл «буря; метель; шторм» > мар. тул, таул / мордМ. тавыл тж. [14] = мар. Тулє-юмо «Бог урагана» [10].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Тырё-пулё çypaтaкaн Typä, Tыp-пyллa çypaтaкaн турё «Порождающий хлеба Бог» [1] = мар. Кинде-юмо «Бог хлебов»; марЛ. Кинде-перке-xa^ Кин-де перке юмо «Бог хлебного изобилия», Кинде сэскэ юмо «Бог хлебного произрастания» [10].

Уйёх турё «Бог луны» [1] = мар. Тылзе-юмо «Бог луны»; Тылзе пурыш0 юмо «Бог, предопределяющий судьбу луны» [10].

Х.вєл турё «Бог солнца» [1] = мар. Кече-юмо «Бог солнца»; Кече пурыш0 юмо «Бог, предопределяющий судьбу солнца» [10].

Хурт çypaтaкaн Турё «Порождающий (создающий) пчел Бог (т.е. «податель приплода пчел»)» [1] = марЛ. Mÿ^-юмо (Mÿ^-он), марГ. Mÿ^-xa^ кого-юмэ «Бог пчел» [10].

Ч.кє= Турри «Бог ласточек», Тёхрэн Турри «Бог дятлов», В.лтрєн гайёк Турри «Бог крапивников (зябликов, чижей)», Шёпчёк турри «Бог соловьев» [1] = марЛ. Кэйык-юмо (кэик-юмо), марГ. кэк-юмо «Бог птиц и зверей»; Тергя-юмо «Бог птиц» [10].

Ч.п. «цыпленок; птенчик; детеныш птиц»; карТ. чипчä «цыпленок» (Радл. III, с. 2153); тат. чебеш, башк. себеш «цыпленок». Ср. руск. цыпленок, мн. цыплята, цыпка - то же, цыпаш «птенец», арханг. цып, цып!, укр. ципка, цип, цип!. бел. цыпа «цыпленок» и др. Все эти слова произошли от возгласов, которыми подзывают кур; ср. еще польск. cip, cip ! подзывание кур (Фасмер ЭСРЯ IV, с. 307); марЛ. чыве, марГ. цыве «курица» / удм. чипы «цыпленок» / коми чипан «курица» / венг. csibe «цыпленок» (< тюрк.); мар. чыве гашта «насест» (чув. чёпё кaшти «насест») (Федотов ЧМЯВ, с. 274) [14]. = мар. Чыве-юмо «Бог-покровитель кур» [10].

Чечек çypaтaкaн Турё «Порождающий (создающий) цветы Бог (т.е. «распоряжающийся над цветением хлебов»)» [1]; = марЛ. сэскэ-юмо, сэськэ-юмо (сеске-юмо), марГ. xиxря-кого-юмa «Бог цветов» [10].

Шыв турри «Бог воды» [1] = мар. Вуд-юмо «Бог воды» [10].

Ывёл-х.р =уратакан Турё: Ывёл-х.р =уратакан ама «Порождэющий (соз-дэющий) детей (букв. «сыновей и дочерей») бог» [1] = мэр. Кугу Шочын Ава «Великвя богиня рождения» [10].

Элек (араб) «беда, горе; клевета; ябеда, жалоба, шпионство, сплетня» > марГ. äлaк; марВ. элэк клевета; донос; каз., леб., алт. äлäк «насмешка, злорадство» (леб. алт.); «клевета» (каз.); леб., койб., кач. елäк «насмешка, злорадство»; карТ. äлuк «насмешка» (Радл I, с. 811-812, 815); монг. элэг «насмешка», калм. элег, п.-монг. еleg; ком. äлäк, тел. äлuк (Ramstedt KWb., с. 119) [14]. . = марГ. Äлäк-юмa «Бог справедливости, защищающий от суда, напраслины, клеветы» [10].

Все приведенные примеры связаны с лексемой Тура/тора, Юмо «Бог». Это говорит о том, что вера в божественную силу у чувашей и марийцев была сильной.

Итак, в традиционном мировоззрении народа мари и чувашей многие из приводимых выше религиозно-мифологических лексем связаны с ранними религиозными верованиями, являются глубокими архаизмами и встречаются лишь на страницах специальных исследований. Однако для выяснения вопросов культурно-исторических параллелей они представляют большую ценность. С их помощью мы можем проследить, как формировались и эволюционировали религиозные верования чувашей и мари в период пребывания в язычестве, в эпоху влияния ислама и во времена христианства.

Сокращения названий языков, диалектов и говоров

аз. - азербайджанский мордМ. - мокшанско-мордовский

алт. - алтайский манс. - мансийский

- арабский п.-монг. - письменный монгольский

башк. - башкирский рус. - русский

бур. - бурятский саг. - сагайский диалект хакасского языка

венг. - венгерский сол. - солонский

вт. - восточнотюркский сунд. - сундырский говор чувашского языка

др.-тюрк. - древнетюркский тар. - таринский диалект новоуйгурского языка

др.-чув. - древнечувашский тат. - татарский

и.-е. - индоевропейский тел. - телеутский диалект алтайского языка

казах. - казахский тоб. - говор тобольских татар

калм. - калмыцкий туб. - туба (диалект алтайского языка)

кар. - караимский тув. - тувинский

карЛ. - луцкий говор караимского языка тур. - турецкий

карТ. - тракайский говор караимского языка тюрк. - тюркский

кирг. - киргизский удм. - удмуртский

к.-кирг. - каракиргизский (киргизский) уйг. - уйгурский

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

койб. - койбальский диалект хакасского языка фин. - финский

ком. - команский ф.-у. - финно-угорский

крым. - см. крым.-тат. х.-монг. - халха-монгольский

крым.-тат. - крымско-татарский чаг. - чагатайский (староузбекский)

леб. - лебединский диалект алтайского языка чув. - чувашский

мар. - марийский чулым. - чулымско-татарский

мар.-волжс. - волжский говор марийского языка шор. - шорский

марВ. - восточное наречие марийского языка эвен. - эвенский

марГ. - горное наречие марийского языка эст. - эстонский

марЛ. - луговое наречие марийского языка як. - якутский

монг. - монгольский

Сокращения библиографических названий

СТ - Советская тюркология. Баку.

Ramst FSc - Ramstedt G.J. Zur Frage nach der Stellung des Tschuwasslschen / G.J. Ramstedt // Journal de la société flnno-ougrlenne XXXVIII. Helsinki, 1922-1923. S. 1-34.

Ramst KWb. - Ramstedt G.J. Kalmückisches Wörterbuch / G.J. Ramstedt. Helsinki: Suomalais-ugrilainen Seura, 1976. 560 s. КЭСКЯ - Лыткин В.И. Краткий этимологический словарь коми языка / В.И. Лыткин, Е.С. Гуляев. М.: Наука, 1970. 386 с. ДТС - Древнетюркский словарь. Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1969. 676 с.

ТМС - Сравнительный словарь тунгусо-маньчжурских языков. Материалы к этимологическому словарю: в 2 т. Т. 1-2. Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1975-1977.

Ашм Сл - Ашмарин Н.И. Словарь чувашского языка: в 17 т. Т. 1-17 / Н.И. Ашмарин. Казань; Чебоксары: Чувашгосиз-дат, 1928-1950.

Радл - Радлов В.В. Опыт словаря тюркских наречий: в 4 т. Т. 1-4 / В.В. Радлов. СПб., 1893-1911.

Фасм ЭСРЯ - Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: в 4 т. Т. 1-4 / М. Фасмер. М.: Прогресс, 1964-1973. Федотов ЧМЯВ - Федотов М.Р. Чувашско-марийские языковые взаимосвязи / М.Р. Федотов. Саранск: Изд-во Сарат. ун-та. Саран. филиал, 1990. 335 с.

Литература

1. Ашмарин Н.И. Словарь чувашского языка / Н.И. Ашмарин. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2000. Т. I-XVII.

2. Галкин И.С. Историческая грамматика марийского языка / И.С. Галкин. Йошкар-Ола: Мар. кн. изд-во, 1964.

3. Денисов П.В. Религиозные верования чуваш / П.В. Денисов. Чебоксары: Чуваш. гос. изд-во, 1959.

4. Золотницкий Н.И. Корневой чувашско-русский словарь, сравненный с языками и наречиями разных народов тюркского, финского и других племен / Н.И. Золотницкий. Казань, 1875.

5. Магницкий В. К. Материалы к объяснению старой чувашской веры / В. К. Магницкий. Казань, 1881.

6. Месарош Д. Памятники старой чувашской веры / Д. Мессарош; пер. с венг. Чебоксары: ЧГИГН, 2000. 360 с.

7. Салмин А.К. Система верований чувашей / А.К. Салмин. Чебоксары: ЧГИГН, 2004.

8. Сбоев В.А Исследование об инородцах Казанской губернии. Записки о чувашах / В.А. Сбоев . Казань, 1856.

9. Семенов Т. Черемисы. Этнографический очерк / Т. Семенов // Православный Благовестник. М., 1893. № 3, 6, 9.

10. Ситников К.И. Словарь марийской мифологии / К.И. Ситников. Йошкар-Ола, 2006.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11. Тойдыбекова Л.С. Марийская мифология. Этнографический справочник / Л.С. Тойдыбекова. Йошкар-Ола, 2007. 312 с.

12. Федотов М.Р. Чувашско-марийские языковые взаимосвязи / М.Р. Федотов. Саранск: Изд-во Сарат. ун-та, 1990. 336 с.

13. Федотов М.Р. Этимологический словарь чувашского языка: в 2 т. Т. 1. А-Р / М.Р. Федотов. Чебоксары: ЧГИГН, 1996. 470 с.

14. Федотов М.Р. Этимологический словарь чувашского языка: в 2 т. Т. 2. С-Я / М.Р. Федотов. Чебоксары: ЧГИГН, 1996. 509 с.

15. Федотов М.Р. Материалы к историко-этимологическому словарю чувашского языка / М.Р. Федотов. Чебоксары: ЧНИИЯЛИЭ, 1992. 180 с.

16. Шкалина Г.Е. Традиционная культура народа мари / Г.Е. Шкалина. Йошкар-Ола: Мар. кн. изд-во, 2003. 208 с.

17. Яблонский И. Исторические и этнографические сведения о нагорных черемисах уездов Васильского Нижегородской и Козьмодемьянского Казанской губернии / И. Яблонский // Современный листок политических, общественных и литературных известий. 1865. №50.

ИВАНОВА ВАСИЛИСА ВАСИЛЬЕВНА родилась в 1968 г. Окончила Чувашский государственный университет. Аспирант кафедры чувашского языкознания и востоковедения им. М.Р.Федотова Чувашского университета. Область научных интересов - теонимия и мифология разных народов, сопоставительное языкознание.