Научная статья на тему 'Технологии массовой манипуляции психикой как инструмент конструирования этнических противоречий'

Технологии массовой манипуляции психикой как инструмент конструирования этнических противоречий Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
353
88
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РЕПРЕССИВНОСТЬ / СОВРЕМЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК / СИМВОЛИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ / ТЕХНОЛОГИИ МАССОВОЙ МАНИПУЛЯЦИИ ПСИХИКОЙ / ЭТНОС

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Михайличенко Дмитрий Георгиевич

В статье показывается репрессивность технологий массовой манипуляции психикой в связи с этническим фактором. Автор доказывает, что технологии массовой манипуляции психикой выступают важнейшим инструментом конструирования этнических противоречий.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям , автор научной работы — Михайличенко Дмитрий Георгиевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Технологии массовой манипуляции психикой как инструмент конструирования этнических противоречий»

Вестник Челябинского государственного университета. 2010. № 20 (201).

Философия. Социология. Культурология. Вып. 18. С. 15-17.

Д. Г. Михайличенко

ТЕХНОЛОГИИ МА ССОВОЙ МАНИПУЛЯЦИИ ПСИХИКОЙ КАК ИНСТРУМЕНТ КОНСТРУИРОВАНИЯ ЭТНИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ

В статье показывается репрессивность технологий массовой манипуляции психикой в связи с этническим фактором. Автор доказывает, что технологии массовой манипуляции психикой выступают важнейшим инструментом конструирования этнических противоречий.

Ключевые слова: репрессивность, современный человек, символическая власть, технологии массовой манипуляции психикой, этнос.

Одна из особенностей современного общественного развития заключается в том, что существуют специфические угрозы человеку, его индивидуальности и субъектно-сти, которые могут быть охарактеризованы посредством категории ‘репрессивность’ (от лат. «гергезвю» - обуздание, подавление). Репрессивность трансформируется в соответствии с фундаментальными принципами развития современного общества (увеличивающаяся интенсивность протекания социальных процессов, рост взаимозависимостей между различными институтами, социальными практиками и регионами современного мира, изменение различных форм социального контроля, имманентный процесс идентификации современного человека и др.).

На уровне магистральных институтов и практик осуществляется переход от доминировавших ранее открытых физических форм насилия к скрытым, завуалированным, символи-че ским (информационно-психологиче ским). Это, в свою очередь, делает трудным идентификацию всего спектра властных отношений. В этих условиях, одна из задач социальной теории, как отмечает П. Бурдье, научиться обнаруживать власть там, где она менее всего заметна1. Представляется, что, учитывая неразрывную структурную связь между властью и насилием, для характеристики выше-обозначенной тенденции целесообразно использовать понятия ‘символическая власть’ и ‘символическое насилие’.

Одной из форм проявления символической власти является манипуляция. В манипулятив-ных целях могут быть использованы все те же технические приемы, которые используются в не манипулятивных. Тяжело представить на уровне технологий что-нибудь специфи-

чески манипулятивное в арсенале средств психологического или информационнопсихологического воздействия. Специфика технологий массовой манипуляцией психикой определяется их телеологичностью, то есть целевой установкой. В случае если эта установка подразумевает скрытое управление, или, выражаясь словами Ф. Ницше «волю к власти», тогда целесообразно говорить о технологиях массовой манипуляции психикой, в противном случае представляется уместным рассуждать об особенностях того или иного коммуникативного акта. Если рассуждать о проявлении манипуляции на уровне важнейших социальных институтов и практик, то, безусловно, это предполагает технологиза-цию манипулятивного воздействия, поэтому применительно к манипулятивному воздействию на уровне социальных институтов и практик нам видится уместным использование понятия ‘технологии массовой манипуляции психикой’ по ряду обстоятельств.

Во-первых, ни глобальная, ни общенациональная, ни региональная манипуляция невозможна без соответствующих технологий. Во-вторых, «технологии массовой манипуляции психикой» - это собирательное понятие, которое включает в себя технологии манипуляции на региональном, общенациональном, или точнее, государственном, и мировом (глобальном) уровне, а также разделяет различные технологии манипуляции в зависимости от сферы применения (политика, экономика, культура и т. д.). В-третьих, собирательность понятия ‘технологии массовой манипуляции психикой’ заключается также в том, что оно включает в себя разнообразный набор технологий, посредством которых субъект этого процесса оказывает информационно-психологическое

16

Д. Г. Михайличенко

воздействие на объект. В-четвертых, протекание процесса манипуляции предполагает, что воздействию подвергается не только сознание человека, но и его психика в целом (сознание, подсознание, бессознательное), его поведение и сам человек. В-пятых, мы утверждаем, что современное общество не утрачивает массовости: это значит, что технологии, функционирующие на уровне магистральных социальных практик и институтов, также могут быть охарактеризованы как массовые.

В целом развитие технологий массовой манипуляции психикой есть следствие увеличения роли науки в жизни современного общества и экспансии ее достижений в другие сферы общества. Именно наука, развитие психологических (психоанализ, бихевиоризм, социальная психология и др.), а также технических знаний (средства массовой коммуникации) сделали возможным генезис и развитие технологий массовой манипуляции психикой в современном обществе. Итак, технологии массовой манипуляции психикой -это социальные технологии информационнопсихологического, явного и скрытого управления психикой, действиями и поведением человека и различных социальных групп в условиях отсутствия легальных и легитимных оснований на такого рода управление.

Функционирование технологий массовой манипуляции психикой на уровне важнейших социальных институтов и практик общества предполагает манипулирование не только психикой человека, но и информацией, а также символами. Основными технологиями такой манипуляции являются конструирование, умолчание (в том числе и последствий изменений, вызванных каким-либо событием, фактом, процессом), искажение, селекция, передергивание, переворачивание. Итак, воздействие масс-медиа на социальные процессы и их участников заключается в том, что они, замалчивая определенную информацию, преподнося ее в более выгодном свете, функционируют по принципу, который знаменитый философ Нового времени Д. Беркли считал онтологическим - «быть - значит быть в восприятии» («esse est percepti» - лат.). Действительно, в жизни современного человека ничтожна доля непосредственных наблюдений по сравнению с данными средств массовой информации. Так, восприятие политика, деятеля шоу-бизнеса, киноактера напрямую зависит от того, как этот образ будет

«преподнесен» масс-медиа. В том числе и поэтому, кстати, фото- и телегеничность оказывают такое важное воздействие на политический процесс. Так формируется инверсиро-ванновать образов восприятия современным человеком окружающей действительности.

Технологии массовой манипуляции психикой в пространстве масс-медиа активно участвуют в формировании медиапрезентаций, таких как реконструкция, миф. Тип ‘реконструкция’ допускает свободу интерпретации со стороны СМИ: реальное событие заново «конструируется» в медийном пространстве на основе определенных установок. Тип ‘миф’ представляет целенаправленно созданный, часто весьма отдаленный от реальной действительности образ события. Его изначальная направленность на оказание идеологического воздействия2. Символическая власть, таким образом, посредством технологий массовой манипуляции психикой конструирует реальность. С помощью этого вызывается желаемая для субъектов технологий массовой манипуляции психикой реакция объекта.

Технологии массовой манипуляции психикой, предполагая в качестве своей задачи изменение мнений, побуждений, целей и действий объектов своего воздействия, также преобразуют социальные институты, практики и технологии современности в заданном манипулятором / манипуляторами направлении, а своей конечной целью предполагают частичное, или полное осуществление контроля над объектами манипуляции, ущемляя этим права и достоинства человека и социальных групп и генерируя, тем самым, репрессивность. При этом осуществление манипуляции является не односторонним актом: сам процесс трансформирует как объекта, так и субъекта.

Результатом конструирования технологий массовой манипуляцией психикой может являться все социальное: от представлений одного человека до имиджа государства. Безусловно, такого рода конструирования невозможно без масс-медиа.

Межэтнические конфликты, противоречия, кризисы в современном обществе во многом являются результатом социального конструирования, технологически созданного и направленного на достижение скрытых целей. Речь идет о таких процессах, как конструирование и использование этнических стереотипов для достижения определенных целей субъектами политики (например, попытка разыграть эт-

Технологии массовой манипуляции психикой

17

ническую карту тем, или иным политическим деятелем в рамках предвыборной кампании). Также можно отметить целые кампании по «сатанизации» в средствах массовой информации образа внешних врагов того или иного государства (например, образ японцев для граждан США в период Второй мировой войны, иракцев и сербов для жителей Западных стран в конце ХХ - начале XXI века и др.). В этих случаях образ этноса представляется в искаженном виде, что создает важный плацдарм для легитимации насилия и других репрессивных действий по отношению к его представителям и институтам государственности.

Субъектом конструирования посредством технологий массовой манипуляции психикой различных идеологем и мифологем, оказывающих значительное влияние на развитие межэтнических отношений, выступает не только государство. Так, например, такие явления, как терроризм, экстремизм во многом имеют «негосударственную» природу и зависимы от искаженного восприятия представителей других этносов, в чем значительна роль технологий массовой манипуляции психикой.

Если же говорить о конструировании мифологем и идеологем, влияющих на формирование межэтнических отношений в российском обществе, то можно сказать, что, например, формулировка «укрепление славянской идентичности» используется в современной политике для различного рода политических интриг и манипуляций как внутри Российской Федерации, так и за ее пределами - в ближнем зарубежье и в Восточной Европе. Это выражается в конструируемые посредством технологий массовой манипуляции психикой идео-логемы, содержащие славянофильские нотки об особом характере отношений, например, между Россией, Украиной и Белоруссией, которые должны существенно отличаться от отношений между другими суверенными государствами. Славянская идентичность, полагает политическое руководство этих стран, служит основанием для создания более благоприятных экономических условий для сотрудничества. Восприятие Российской Федерации в таком случае происходит как скорее потребительского, чем дружественного государства, а этническое родство выступает как симулякр, ярлык без ссылки, значение которого лишь в том, что он является основанием конструирования посредством технологий массовой манипуляции психикой идеологем. Умелые

манипуляторы сегодня способны превратить столкновение преступных клик в этнический конфликт, разжечь чувства этнической ненависти. При этом апелляции зачастую идут к потаенным глубинам психики, ментальности представителей той или иной этнической группы. Особенно вероятны манипуляции на этнической основе в таких регионах Земного шара, как Баскония, Каталония, Палестина, Северная Ирландия, Судан, Тибет, Уэльс, Шотландия, Шри-Ланка, Чечня и др.

Понятия ‘этнос’, ‘нация’, ‘национализм’ навязывают обществу и человеку определенные практики, эффективность которых для общественных благ сомнительна или даже негативна3. К сожалению, на рубеже нового тысячелетия российская национальная политика строилась без учета необходимости выработки общих для всех россиян надэтнических принципов. Акцент делался на поддержание различных этнических групп. Это привело к тому, что вместо формирования институтов гражданского общества произошло укоренение «принципа крови» в общественнополитической практике и кадровой политике российских субъектов4. Осознавая опасность такого положения дел, мы считаем, что муль-тиэтничной Российской Федерации необходимы надэтнические, объединяющие ценности, на основе которых возможна прочная форма коллективной идентификации. В противном случае этнический фактор может быть использован для конструирования и закрепления в ментальных структурах различных этносов посредством технологий массовой манипуляции психикой различных идеологем, мифологем и стереотипов, направленных на разжигание этнических противоречий.

Примечания

1 Бурдье, П. О символической власти // Социология социального пространства. С. 88.

2 Добросклонская, Е. Н. Пропаганда в системе постсоветского политического дискурса // Социология власти. 2008. № 1. С. 121.

3 Кустарев, А. Нация : кризис проекта и понятия // Pro et Contra. 2007. № 3. С. 71-72.

4 Россия в глобализирующемся мире : мировоззренческие и социокультурные аспекты / Секция философии, социологии, психологии и права Отд-ния обществ. наук РАН. М. : Наука, 2007. С. 56.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.