Научная статья на тему 'The mass psyche manipulation techniques significance in interethnic conflicts of modernity'

The mass psyche manipulation techniques significance in interethnic conflicts of modernity Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
105
55
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВЛАСТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ / СОВРЕМЕННОЕ ОБЩЕСТВО / РЕПРЕССИВНОСТЬ / ТЕХНОЛОГИИ МАССОВОЙ МАНИПУЛЯЦИИ ПСИХИКОЙ / ЭТНИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ / POWER RELATIONS / MODERN SOCIETY / REPRESSIVENESS / MASS PSYCHE MANIPULATION TECHNIQUES / ETHNIC CONFLICTS

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Mikhaylichenko D. G.

The mass psyche manipulation techniques significance for interethnic conflicts of modernity is analyzed in the article. The author proves that, being a multiethnic state, Russian Federation needs superethnic, uniting values on the basis of which the strong form of collective identification is possible.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «The mass psyche manipulation techniques significance in interethnic conflicts of modernity»

УДК 30

Михайличенко Дмитрий Георгиевич

кандидат философских наук, доцент Башкирская академии государственной службы и управления при Президенте Республики Башкортостан enkra teia 81@mail.ru

ЗНАЧЕНИЕ ТЕХНОЛОГИЙ МАССОВОЙ МАНИПУЛЯЦИИ ПСИХИКОЙ В МЕЖЭТНИЧЕСКИХ КОНФЛИКТАХ СОВРЕМЕННОСТИ

В статье анализируется значение технологий массовой манипуляции психикой для межэтнических конфликтов современности. Автор доказывает, что мультиэтничной Российской Федерации необходимы надэтничес-кие, объединяющие ценности, на основе которых возможна прочная форма коллективной идентификации.

Ключевые слова: властные отношения, современное общество, репрессивность, технологии массовой манипуляции психикой, этнические конфликты.

Потенциальная конфликтность любого мультиэтнического образования подтверждена мировой практикой. Острота и высокий мобилизационный эффект этнических конфликтов состоит в апелляции не только к рациональным, но и к иррациональным мотивам: исторической памяти о былом «величии» нации или надеждам на ее будущее процветание, явным либо мнимым обидам и ущемлениям национального достоинства, ксенофобическим пластам ментальности и национального самосознания, а подчас и скрытым в их толще деструктивным импульсам.

Этнические конфликты в современном обществе распространены в таких регионах мира, как Баскония, Каталония, Палестина, Северная Ирландия, Судан, Тибет, Турция, Уэльс, Шотландия, Шри-Ланка, Чечня и др.

Основные тенденции развития современного общества свидетельствуют о том, что на уровне магистральных институтов и практик осуществляется переход от доминировавших ранее открытых физических форм насилия, к скрытым, завуалированным, символическим (информационнопсихологическим). Это, в свою очередь, делает трудным идентификацию всего спектра властных отношений. В этих условиях, как отмечает П. Бур-дье, необходимо уметь обнаруживать власть там, где она менее всего заметна [1, с. 88]. Учитывая неразрывную структурную связь между властью и насилием, для характеристики вышеозначенной тенденции целесообразно использовать понятия «символическая власть» и «символическое насилие».

Символическая власть есть превращенная, т.е. неузнаваемая, преображенная и легитимированная форма власти, подчиненная другим ее фор-

мам. Символическая власть конструирует социальную реальность через высказывание и текст, побуждает видеть, верить, утверждать, изменять и навязывает видение мира. Она не заключена лишь в символических системах, но встроена в социальный контекст. Одной из форм проявления символической власти является манипуляция. Само слово «манипуляция» происходит от латинского слова «тапш». В различных словарях европейских языков манипуляция трактуется как обращение с объектами, преследующее определенные намерения, цели. Подразумевается, что для таких целей требуется ловкость и сноровка. В технике те приспособления для управления механизмами, которые являются, условно говоря, продолжением рук, называются манипуляторами. Отсюда произошло переносное значение слова - ловкое обращение с людьми как с объектами, вещами [3, с. 44-47].

Нам видится более уместным использование понятия «технологии массовой манипуляции психикой» по ряду обстоятельств.

Во-первых, ни глобальная, ни общенациональная, ни региональная манипуляция невозможна без соответствующих технологий.

Во-вторых, «технологии массовой манипуляции психикой» - это собирательное понятие, которое включает в себя технологии манипуляции на региональном, общенациональном, или, точнее, государственном уровне и мировом (глобальном), а также разделяет различные технологии манипуляции в зависимости от сферы применения (политика, экономика, культура и т.д.).

В-третьих, собирательность понятия «технологии массовой манипуляции психикой» заключается также в том, что оно включает в себя разнообразный набор технологий, посредством ко-

© Михайличенко Д.Г., 2010

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 2, 2010

47

торых субъект этого процесса оказывает информационно-психологическое воздействие на объекта.

В-четвертых, протекание процесса манипуляции предполагает, что воздействию подвергается не только сознание человека, но и его психика в целом (сознание, подсознание, бессознательное), его поведение и сам человек.

В-пятых, современное общество не утрачивает массовости, поэтому технологии, функционирующие на уровне магистральных социальных практик и институтов, могут быть охарактеризованы как массовые.

Очевидно, что в целом технологии массовой манипуляции психикой действуют репрессивно на социальность. Впрочем, подчас трудно разделить репрессивный и конструктивный потенциал технологий массовой манипуляции психикой. В целом генезис и развитие технологии массовой манипуляции психикой есть следствие увеличения роли науки в жизни современного общества и экспансии ее достижений в другие сферы общества. Именно наука, развитие психологических (психоанализ, бихевиоризм, социальная психология и др.), а также технических знаний (средства массовой коммуникации) сделали возможным генезис и развитие технологии массовой манипуляции психикой. Итак, технологии массовой манипуляции психикой - это социальные технологии информационно-психологического, явного и скрытого управления психикой, действиями и поведением человека и различных социальных групп.

Технологии массовой манипуляции психикой представляют собой способ информационнопсихологического репрессивного воздействия. Функционирование данных технологий на уровне структурообразующих социальных институтов и практик общества предполагает манипулирование не только психикой человека, но и информацией, а также символами. Основными способами такой манипуляции являются конструирование, умолчание (в том числе и последствий изменений, вызванных каким-либо событием, фактом, процессом), искажение, селекция, передергивание, переворачивание. С помощью этого вызывается желаемая для субъектов технологий массовой манипуляции психикой реакция объекта.

Результатом конструирования технологий массовой манипуляции психикой посредством различных медиумов может являться все соци-

альное: от представлений одного человека до имиджа государства. Воздействие масс-медиа на социальные процессы и их участников заключается в том, что они, замалчивая определенную информацию, преподнося ее в более выгодном свете, функционируют по принципу, который знаменитый философ Нового времени Д. Беркли считал онтологическим - «быть - значит быть в восприятии» («esse est percepti» - лат.). Действительно, в жизни современного человека ничтожна доля непосредственных наблюдений по сравнению с данными средств массовой информации. Так, восприятие политика, деятеля шоу-бизнеса, киноактера напрямую зависит от того, как этот образ будет «преподнесен» масс-медиа. В том числе и поэтому, кстати, фото- и телеге-ничность оказывают такое важное воздействие на политический процесс. Так формируется инвер-сированновать восприятия образов окружающей действительности современным человеком. Технологии массовой манипуляции психикой в пространстве масс-медиа активно участвуют в формировании медиапрезентаций, таких как реконструкция, миф и др.

Тип «реконструкция» допускает свободу интерпретации со стороны СМИ: реальное событие заново «конструируется» в медийном пространстве на основе определенных установок.

Тип «миф» представляет целенаправленно созданный, часто весьма отдаленный от реальной действительности образ события. Его изначальная направленность на оказание идеологического воздействия [2, с. 121]. Символическая власть, таким образом, посредством технологий массовой манипуляции психикой конструирует реальность.

Современные межэтнические конфликты, противоречия во многом являются результатом социального конструкта, технологически созданного и направленного на достижение скрытых целей. Речь идет о таких процессах, как конструирование и использование этнических стереотипов для достижения определенных целей субъектов политики (например, попытка разыграть этническую карту тем или иным политическим деятелем в рамках предвыборной кампании). Также можно отметить целые кампании в средствах массовой информации по «сатанизации» образа внешних врагов того или иного государства (например, образ японцев для граждан США в период Второй мировой войны, иракцев и сербов для

48

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 2, 2010

западных стран в конце ХХ - начале XXI в. и др.). В этих случаях образ этноса представляется в искаженном виде, что создает важный плацдарм для легитимации насилия и других репрессивных действий по отношению к его представителям и институтам государственности.

Если же рассуждать о конструировании мифологем и идеологем, влияющих на формирование межэтнических отношений в российском социокультурном пространстве, то можно сказать, что, например, применительно к российскому политическому пространству иллюстрацией вышеотмеченного может служить формулировка «укрепление славянской идентичности», которая используется для различного рода политических интриг и манипуляций как внутри России, так и за ее пределами - в ближнем зарубежье и в Восточной Европе. Это выражается в конструируемые посредством технологий массовой манипуляции психикой идеологемы, содержащие славянофильские нотки об особом характере отношений, например, между Россией, Украиной и Белоруссией, которые должны существенно отличаться от отношений между другими суверенными государствами. Славянская идентичность, полагает политическое руководство этих стран, служит основанием для создания более благоприятных экономических условий для сотрудничества. Восприятие Российской Федерации в таком случае скорее как потребительского, чем дружественного государства, а этническое родство выступает как симу-лякр, ярлык без ссылки, значение которого лишь в том, что он является основанием конструирования посредством технологий массовой манипуляции психикой мифологем. Умелые манипуляторы способны превратить столкновение преступных клик в этнический конфликт, разжечь чувства этнической ненависти.

Исходя из вышесказанного, хотелось бы заметить, что понятия «этнос», «нация», «нацио-

нализм» навязывают обществу и индивиду определенные практики, эффективность которых для общественных благ сомнительна или даже негативна [4, с. 71-72]. К сожалению, на рубеже нового тысячелетия российская национальная политика строилась без учета необходимости выработки общих для всех россиян надэтнических принципов. Акцент делался на поддержание различных этнических групп. Это привело к тому, что вместо формирования институтов гражданского общества произошло укоренение «принципа крови» в общественно-политической практике и кадровой политике российских субъектов [5, с. 56]. Поэтому мультиэтничной Российской Федерации необходимы надэтнические, объединяющие ценности, на основе которых возможна прочная форма коллективной идентификации. В противном случае, этнический фактор может быть использован для конструирования и закрепления в ментальных структурах различных этносов посредством технологий массовой манипуляции психикой различных идеологем, мифологем, стереотипов и принципов, направленных на разжигание межэтнических противоречий.

Библиографический список

1. Бурдье П. О символической власти // Социология социального пространства. - С. 87-97.

2. Добросклонская Е.Н. Пропаганда в системе постсоветского политического дискурса // Социология власти. - 2008. - №»1. - С. 114-122,

3. Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. - М.: «ЧеРо»; «Юрайт», 2000. - 344 с.

4. КустаревА. Нация: кризис проекта и понятия // Pro et Contra. - 2007. - N°3. - С. 66-73.

5. Россия в глобализирующемся мире: мировоззренческие и социокультурные аспекты // Секция философии, социологии, психологии и права Отделения общественных наук РАН. - М.: Наука, 2007. - 640 с.

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 2, 2010

49

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.