Научная статья на тему 'Технологии двойного назначения в оборонной промышленности и перспективы их использования'

Технологии двойного назначения в оборонной промышленности и перспективы их использования Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
2413
215
Поделиться

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Рассадин В. Н., Санчес-андрес А.

В статье раскрываются особенности производства военной техники и гражданской продукции на предприятиях оборонного комплекса. Показаны возможности и ограничения применения двойных технологий, как в США, так и в России. Описаны факторы, которые не позволяют рассчитывать на всеобъемлющий характер двойных технологий в деле конверсии и диверсификации оборонных производств.

Текст научной работы на тему «Технологии двойного назначения в оборонной промышленности и перспективы их использования»

ТЕХНОЛОГИИ ДВОЙНОГО НАЗНАЧЕНИЯ В ОБОРОННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ*

В статье раскрываются особенности производства военной техники и гражданской продукции на предприятиях оборонного комплекса. Показаны возможности и ограничения применения двойных технологий, как в США, так и в России. Описаны факторы, которые не позволяют рассчитывать на всеобъемлющий характер двойных технологий в деле конверсии и диверсификации оборонных производств.

Ограничения применения технологий двойного назначения в советский период. Процесс создания оборонной промышленности в России отличен от аналогичного на Западе. Перед большинством оборонных заводов, относившихся к военному ведомству, ставились, как правило, военные, но не гражданские цели. В любом случае гражданское производство оказывалось подчиненным военным целям в организациях такого типа.

Условия развития производства продукции гражданского назначения на оборонных предприятиях предусматривали возможность быстрой переналадки производственных линий для изготовления продукции военного назначения. Этим обусловливались технологии, применяемые в гражданском производстве, как и свойства готовой продукции. Типичный пример - производство машин для сельского хозяйства. Оно создавалось с таким расчетом, чтобы его можно было быстро перестроить на военные нужды, т. е. сельскохозяйственная техника должна была иметь узлы с характеристиками, сходными с военными. Поэтому затраты на подготовку производства были довольно высокими, а адаптация к гражданским целям была ограничена. Так, излишний вес тракторов снижал эффективность их применения в сельском хозяйстве.

С одной стороны, превалирование военных целеполагающих установок над гражданскими на самих оборонных предприятиях приводило к ограничению номенклатуры гражданской продукции. Например, видовое разнообразие химической продукции гражданского назначения на одних и тех же заводах зависело, прежде всего, от потребностей в продукции военной химии, чем объяснялся перекос в структуре минеральных удобрений в сторону избытка азотосодержащих соединений. С другой стороны, уровень технологических и технических требований к гражданскому производству был существенно занижен по сравнению с военным. Технологические достижения в использовании новых материалов (легких сплавов, стекловолокна, материалов со специальными наполнителями и т. п.) или в дизайне применялись в гражданском производстве в сильно урезанном виде. В рамках оборонной промышленности появилась двойственность применения производственных и технологических стандартов: одних к военному производству, несколько иных - к гражданскому.

К проблемам, которые ассоциируются с формой организации советской индустриализации, можно добавить и тесно связанные с логикой гражданского и военного производства. Так, спрос на военную продукцию внутри страны определяется исключительно Минобороны РФ, которое устанавливает нормы

* Статья подготовлена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 00-02-00174а).

исключительно Минобороны РФ, которое устанавливает нормы производства для разработчиков и производителей оборонной промышленности. В этом случае ассигнования направляются на цели, которые задаются техническими параметрами, а не эффективностью производства, другими словами, первостепенным является достижение установленных качественных и количественных характеристик, а не размер затрат. Дополнительным критерием, который обычно определяет военное производство, является продолжительность полного периода производства, требуемая для выпуска оборонной продукции. Это, по меньшей мере, 10 лет [1].

В отличие от гражданского сектора экономики, где очевидна тенденция к сокращению сроков внедрения новых технологий и производства принципиально новых видов продукции, в военном секторе промышленности наблюдается обратный процесс - производство новых видов вооружений и военной техники все больше растягивается во времени. Удлинение сроков и соответственно рост удельных издержек производства военной продукции в значительной степени связаны с нестабильностью и неполнотой финансирования оборонных заказов со стороны Минобороны РФ. Это свойственно не только отечественной системе прохождения средств по оплате оборонного заказа. Так, по оценкам командования Военно Воздушных Сил США, в 80-е годы свыше 60% роста стоимости программ производства авиационной техники было связано с частичными изменениями в объемах выделяемых на них бюджетных средств.

Гражданский же сектор строится по абсолютно другим принципам. В редких случаях спрос имеет характеристики монопсонии, и поэтому технические условия никогда не появляются предварительно. Значимым фактором является необходимость полного удовлетворения спроса потребителей, хотя не менее важен и уровень цен. Другими словами, в гражданских условиях существен фактор конкурентоспособности, т. е. принцип эффективности: достижение цели при сокращении затрат [2].

Указанные различия привели к возникновению серьезных проблем в динамике производства товаров гражданского назначения в оборонном секторе, выразившихся в несоответствии производства и спроса. Производственная двойственность в оборонной промышленности нашла отражение в применении в производстве военной продукции технологий высокого уровня, а в производстве гражданской продукции - традиционных с недостаточно высокой технологической компонентой. В современных условиях реструктуризации оборонной промышленности чрезвычайно важно использование хотя бы элементов военных технологий в гражданском производстве. Технологии двойного назначения - существенный фактор изменения этого промышленного сектора, прежде всего, четко обозначенного круга оборонных предприятий.

Опыт США в области двойных технологий. В середине 80-х годов экономический отдел Министерства обороны (МО) США провел исследования, охватившие 8 отраслей, поставлявших 74% вооружений и военной техники (ВВТ), с целью выявить потенциальные рынки сбыта продукции двойного назначения для гражданских нужд [3]. Выяснилось, что военное судостроение, поставлявшее торговые суда, столкнулось с низким спросом и сильной конкуренцией со стороны производителей из других стран. Создание гражданских транспортных самолетов вместо военных из-за большого различия технических требований оказалось длительным и дорогостоящим. Производство ракет требует привлечения значительного количества высококвалифицированного ручного труда, переориентация которого на выпуск гражданской продукции попросту бесперспективна. Большинство изделий

радиоэлектронной промышленности военного назначения из-за жестких тактико-технических требований не пригодно для гражданских нужд.

Выяснилось также, что компаниям, создающим ВВТ, - самолетостроительным, ракетостроительным, судостроительным - требуется более 5 лет на перестройку своих предприятий. Это, прежде всего, связано с особенностями организации предприятий военного сектора американской экономики.

Во-первых, требования МО США к ВВТ представляют собой четко сформулированный документ, гражданская же продукция из-за своих объемных и ценовых характеристик будет испытывать влияние часто плохо прогнозируемых воздействий свободного рынка.

Во-вторых, выход на рынок гражданской продукции не предполагает наличия на нем необеспеченного спроса, а переключение производственных мощностей с выпуска военной продукции на товары гражданского назначения ориентируется, как правило, на функциональное и конструктивно-технологическое сходство с военными изделиями, а не на неудовлетворенную потребность.

В-третьих, МО США обеспечивает изготовителей ВВТ авансами и погашает расходы по банковским кредитам за выполняемые заказы. В случае же конверсии все издержки и риск приходятся на производителя гражданской продукции, если это не оговорено соответствующими условиями и обязательствами, взятыми МО на себя.

В-четвертых, администрация и управленческий персонал военного сектора экономики не имеют опыта работы в конкурентной среде, кроме того, их оклады превышают аналогичные в гражданском секторе. По мнению американских экономистов, в 70-е годы только 8% военных контрактов было заключено на конкурсной основе, что привело к завышению подрядчиками издержек производства военной продукции в среднем на 30%.

Характерно, что крупные технологические прорывы в XX в. стали возможны в ходе проведения не военных, а гражданских исследований и разработок. Большинство фундаментальных открытий, используемых в военной технике, - расщепление атома, создание летательных аппаратов, достижения в области радиоэлектроники - были сделаны с благими мирными намерениями. Лишь приоритет военного сектора экономики в средствах, предоставляемых ему за счет гражданских НИ-ОКР, позволил военному производству вырваться вперед в области практического их использования и дальнейшего совершенствования. Высокий технический уровень наукоемкой продукции военного производства нередко обеспечивался за счет использования научно-технических достижений гражданских отраслей. Военные ведомства, выявив их потенциальные возможности и подсчитав собственные выгоды от сотрудничества с ними, подключались к финансированию их работ, что обеспечивало снижение стоимости новых военных технологий, но не всегда облегчало выход новых видов продукции на гражданский рынок. В США, однако, дистанция, отделяющая изобретения от материализации в конкурентоспособной рыночной продукции, была сокращена, особенно в начальный период их совместной разработки и реализации.

Со временем военная технология в процессе более быстрого развития уходит все дальше от потребностей гражданского сектора экономики. Так, в 80-е годы по сравнению с 50-ми стоимость систем ВВТ возросла в 20-25 раз. Затраты на разработку и производство большинства крупных систем оружия ежегодно увеличиваются в среднем на 5-10%. При этом реальная стоимость нового поколения танков превышает стоимость предшествующего в среднем в 2 раза, военных судов - 2,5, самолетов - 3, подводных лодок - 6, управляемых ракет - в 7 раз.

Следовательно, длительное выполнение работ по военным заказам в условиях развитой рыночной экономики может ограничить возможности товаропроизводителя как конкурента в гражданском секторе, так как Минобороны решает за него, что производить, какую цену назначать за единицу продукции и куда ее направлять. Кроме того, относительно малая серийность и сложность ВВТ, значительно более высокие темпы морального старения систем оружия по сравнению с продукцией гражданского назначения в определенной степени требуют увеличения ассигнований на военные нужды. И каким бы ни казалось выгодным использование военных технологий в гражданском секторе экономики, непроизводительное отвлечение средств на военные нужды необходимо сопоставлять с макроэкономическими последствиями подобных действий, особенно в условиях экономического спада. Даже для США, где объем военного спроса сравнительно невелик (например, в 1981-1985 гг. доля бюджетных расходов на закупки военной продукции колебалась в пределах 4,4-6,1% стоимости произведенных в стране товаров), проблема «пушки или масло?» трансформировалась в проблему «пушки или средства труда», так как сократить личное потребление в США без мер принуждения практически невозможно [4]. Для России это невозможно по совершенно другим причинам: для большинства населения фонд личного потребления находится за чертой минимального удовлетворения потребностей. Следовательно, рост военной промышленности скажется, прежде всего, на росте производства средств труда, т. е. гражданского машиностроения. Ситуация в России усугубляется и тем, что в СССР на развитие оборонной промышленности направлялись лучшие сырьевые и трудовые ресурсы, а гражданский сектор довольствовался тем, что оставалось от «оборонки». Отсутствие какой-либо конкуренции в среде товаропроизводителей, а значит и стимулов к повышению качества продукции и 100-процентная гарантия реализации готовой продукции по строго фиксированной цене обеспечивали возможность только экстенсивного развития гражданских отраслей народного хозяйства. В итоге образовалось хроническое отставание качества отечественной гражданской продукции от мирового уровня, хотя для военной продукции эта разница была минимальной.

Этапы адаптации оборонной промышленности России к рыночной экономике. Начиная с 1992 г. в России можно выделить три этапа адаптации оборонной промышленности к новой экономике. В первую очередь, выделяется период 1992-1995 гг., в который происходят институциональные перемены в российском обществе и доминирует отрицательное отношение руководства организаций оборонной промышленности к изменению своего традиционного поведения, направленного лишь на получение финансовых средств для покрытия текущих производственных нужд. В отношении конверсии руководители заявляли, что их производственные проблемы вызваны разрывом традиционных связей между предприятиями, а также отсутствием государственных заказов. Программа конверсии 1 993 г. представляла собой простую переработку программы 1988 г. Однако со стороны правительства не были конкретизированы ни реальные, ни формальные приоритеты конверсии. Результат выразился в распылении финансовых ресурсов между производственными проектами с сомнительной жизнеспособностью.

С 1 994 г. стали наблюдаться изменения в управлении оборонными предприятиями в силу того, что стала очевидной невозможность возвращения к ситуации советского периода. Наметились попытки развития производства гражданской продукции за счет применения технологий двойного назначения, однако они столкнулись с комплексом проблем, которые связаны с особенностями продукции, производимой на оборонных предприятиях. Широкое применение технологий

двойного назначения тормозится тем, что они изначально жестко милитаризированы, а также тем, что отсутствуют дополнительные инвестиции и соответствующие экономические ресурсы. Кроме того, произошли организационные изменения: на базе цехов и филиалов появились предприятия малых или средних размеров в рамках оборонных предприятий, которые направляли через них часть своих ресурсов. Однако неспособность эффективно использовать результаты производственных преобразований, связанные с возникновением малых предприятий внутри крупных, наряду с макроэкономическим спадом и отраслевыми диспропорциями, выразились в продолжающемся падении производства в оборонной промышленности.

Второй этап относится к 1996-1997 гг. В этот период происходил процесс корректировки, частично изменивший взгляды на оборонную промышленность. В 1997 г. руководители предприятий уже не сомневались в том, что наиболее важные проблемы заключаются в неупорядоченности процесса приватизации, налоговой политике, высоких тарифах на электроэнергию и нестабильности экономической политики, т. е. в тех факторах, которые и до сих пор не приведены в единую правовую и хозяйственную систему. С этого года уже в меньшей степени акцентируется внимание на отсутствии государственных заказов, недостаточном спросе и старении оборудования.

Все меньший объем ресурсов, выделяемый государством на конверсию, привел к ситуации децентрализованного поведения оборонных предприятий: для решения производственных проблем возникла необходимость поиска внутренних ресурсов и обращения к негосударственным источникам помощи, например, к сотрудничеству с иностранными компаниями.

Третий этап начался в 1998 г., когда наступила некоторая стабилизация в поведении предприятий в рыночных условиях. Важнейшая составная часть политики конверсии в этот период - комплекс административных мер, направленных на управление оборонной промышленностью, хотя их эффективность довольно низка из-за отсутствия реальных приоритетов, которые стали бы критериями для принятия среднесрочных решений по оптимизации использования ресурсов. Однако можно отметить одну тенденцию, которая, как предполагается, станет доминировать и в будущем: ограниченный объем ресурсов сужает возможности реализации любого вида политики конверсии или, как в данном случае, практически эффективного использования технологий двойного назначения.

Конверсия в России и применение технологий двойного назначения. Одним из факторов, стимулирующим применение технологий двойного назначения в гражданских целях, стало появление заказчиков с большими финансовыми ресурсами и высоким уровнем спроса, способных заместить объем заказов Минобороны выпуском техники, ориентированной на производство гражданской продукции. Например, Газпром сделал большие заказы АО «Моторостроитель» (Самара) и тем самым заполнил вакуум, образовавшийся в результате снижения оборонного заказа.

В некоторых случаях применение технологий двойного назначения стимулировалось за счет сотрудничества с иностранными предприятиями. Можно выделить две ситуации. Первая - сотрудничество ограничивается иностранным участием в виде патента на продукцию или технологию. В качестве примера можно указать на АО «Нител» (Нижний Новгород), на котором был осуществлен процесс модернизации производства телевизоров. Это предприятие приобрело патент на иностранные телевизоры, что позволило повысить качество продукции и реализовать ее по ценам ниже, чем у конкурентов, поставляющих импортные телевизоры. Вторая ситуация - создание смешанных предприятий. Вначале российское предприятие осуществляет только монтаж, испытание и упаковку конечной продукции, импортируя детали и узлы к ней. Постепенно растет доля отечественных деталей, а затем и узлов в конечной продукции. Так, бельгийское предприятие «Атлас Копко» организовало в России экспериментальное производство стационарных и передвижных компрессоров, начав со сборки, испытаний и упаковки. Уже сейчас в России может производиться около 50% компонентов бельгийских компрессоров, а в перспективе - до 70-80%. Совместное предприятие ОАО «Исток-Аудио Инт.» (Фрязино, Московская обл.) в соответствии с контрактом по программе Нанна-Лугар использует оборудование США в производстве слуховых аппаратов, требующее высокой квалификации рабо-

чей силы. В настоящее время «Исток» производит около 10 тыс. слуховых аппаратов, большинство из которых экспортирует. На Уральском оптико-механическом заводе (Екатеринбург) в усовершенствовании производства геодезических приборов участвует шведская компания Леика. На заводе «Авест» (Комсомольск на Амуре, Хабаровский край), используя авиационные технологии военного назначения, производят в сотрудничестве с корейским предприятием «Лаки-Голдстар» цветные телевизоры.

Но применение технологий двойного назначения в гражданских целях имеет два ограничения. Во-первых, - связанное с уникальностью оборонных технологий, когда конверсия рассматривается как применение технологий двойного назначения в гражданских целях только внутри предприятия. Во-вторых, - обусловленное особенностью российских оборонных предприятий, которая заключается в их крупных размерах. Это, в частности, предопределило тот факт, что конверсия стала не всеобъемлющим мероприятием, а уникальным явлением на конкретных объектах с конкретными только им присущими особенностями. В этом состоит парадокс конверсии. Если применение технологических ресурсов военного назначения в гражданской сфере не давало результата, то оборонные организации приходили в состояние упадка, если же результат был положительным, то как бы «рассеивался» по всей инфраструктуре. Поэтому оборонные предприятия в большинстве своем не стали конкурентоспособными. Несмотря на то, что экономические результаты предприятий улучшаются, превалирует тенденция их сокрытия, чтобы избежать оттока ресурсов через налоги и иметь возможность аккумулировать финансовые ресурсы за счет субвенций государства, как федерального, так и регионального уровня.

Существуют два альтернативных взгляда на конверсию. Первый связан с реорганизацией производственных структур путем создания объединений предприятий. При этом последние, принимая юридическую форму в виде финансово-промышленных групп (ФПГ), в дальнейшем развивали свою деятельность под сенью созданных интегральных структур. Цель этих ассоциаций заключалась в том, чтобы восстановить производственные циклы и наладить техническую и производственную взаимопомощь между частями интегрированной организации. Некоторые из таких объединений возникли с целью производства военной продукции. В этом случае отмечалась большая степень интеграции. Возникали и внутренние конфликты между различными частями организации, например, в ФПГ «Сухой», «МиГ» или «Оборонные системы». Если предприятия входили в ФПГ для сохранения и увеличения объемов производства, то давление государства на консолидацию юридических лиц было незначительным. При этом степень интеграции оказывалась очень низкой и производственные результаты в получении новой гражданской продукции или в применении технологии двойного назначения были недостаточны.

Примечателен случай, который произошел с ФПГ «Российская электроника». Эта группа была создана в 1997 г. с целью стимулировать электронную промышленность в России. Ее появление стало первым шагом в формировании финансово-промышленной интеграции между Россией и Белоруссией (ФПГ «Элетех»). Производя телевизоры, «Элетех» смог усилить кооперацию между предприятиями-производителями компонентов, стимулируя применение технологии двойного назначения в сфере гражданской электроники. Хотя предприятия, участвующие в этой группе, получают разную прибыль от созданной производственной инфраструктуры, готовая продукция имеет качество, эквивалентное иностранному, а девальвация рубля в 1998 г. позволила сделать ее более дешевой по сравнению с импортной, что позволило увеличить ее поставки в Россию.

Другой взгляд на применение технологий двойного назначения основан на том, что ресурсы предприятия не должны распыляться, а должны использоваться там, где оно расположено. Типичным примером такой конверсии является переориентация персонала, который работает на оборонных предприятиях в рамках одного и того же региона, на другой вид деятельности. Это приводит к потере части квалифицированного персонала, однако стимулирует появление малых предприятий, значительно расширяя российское производственное пространство. Эффект этой конверсии трудноизмерим, но немаловажен.

Опыт применения технологий двойного назначения показал, что они имеют шансы на успех, если инвестиции осуществляются быстрее за пределами оборонных предприятий, чем в их рамках. Возникает возможность реализации технологий двойного назначения на малых и средних предприятиях одного региона, используя производственную инфраструктуру основного крупного предприятия.

* * *

Технологии оборонной промышленности имеют специфические цели, поэтому в гражданском секторе они используются частично. Применение в гражданской сфере технологий двойного назначения предполагает снижение уровня высоких технологий. Но эта ситуация не должна представлять собой неразрешимую проблему, так как первоначальная цель заключается в адаптации этих технологий к новой среде их применения.

Экономическая политика в области конверсии должна учитывать тот факт, что только часть оборонных предприятий может адаптировать технологии двойного назначения к расширению гражданского производства. Поэтому она должна определить ядро оборонной промышленности с ориентацией на двойные технологии, соответствующие реальным экономическим возможностям. Политика конверсии обретает полный смысл только в том случае, если возможны либо полная переориентация предприятий на гражданское производство либо их закрытие. Мощности невостребованной оборонной промышленности должны участвовать в других государственных программах, но не в программе конверсии. Такой тип политики должен комбинироваться с иными преобразованиями регионального характера. В частности, распространению технологий двойного назначения может способствовать создание в федеральных округах системы информационно-маркетинговых центров. Это будет способствовать формированию новых структур и организаций, которые повлияют на реализацию новых технологий и продуктов, способных конкурировать с импортируемыми аналогами [5].

В США проблемы развития и использования технологий двойного назначения рассматривались еще в 1990 г. (проект «Сокращение оборонного бюджета и экономика», представленный группой «Проект оборонного бюджета»). В нем особо подчеркивалась сложность взаимосвязей между научными исследованиями в оборонном и гражданском секторах. Некоторые исследования в области оборонных технологий оказывают минимальное, несущественное влияние на гражданские технологии (исследования в области лучей направленной энергии), тогда как в других случаях это влияние огромно (авиационные двигатели, компьютеры, волоконная оптика). Часто возможности двойного использования какой-либо определенной технологии скрыты. Реальные возможности коммерческого применения военных технологий, равно как и использование гражданских технологий в военных целях, не всегда очевидны.

В некоторых областях развитие оборонных технологий может опережать коммерческие (композиционные материалы), тогда как в других наблюдается обратная картина: гражданский сектор значительно опережает военный (полупроводники). Поток технологических открытий не полностью управляем. На пути этого потока, с одной стороны, МО, с другой, - частные компании создали барьеры, что самым отрицательным образом сказывается на международной конкурентоспособности той или иной страны.

Сокращение оборонного бюджета требует обоснованного предвидения и соответствующего планирования эффективного перепрофилирования (конверсии) производств в регионах и на местах с целью создания в них более диверсификацион-

ной и жизнеспособной экономики. Переход к сокращенному оборонному бюджету может быть разработан на основе федеральных программ и страховых фондов. В противном случае реальные возможности высокотехнологичной поддержки гражданского сектора экономики со стороны оборонно-промышленного комплекса останутся только идеей.

Литература

1. Izyumov A., Kosals L., Ryvkina R. Defence Industry Transformation inRussia: Evidence from a Longitudinal Survey. Post-Communist Economies, 2000, vol. 12, № 2.

2. Sanchez-Andres A. The Transformations of the Russian Defence Industry. Europe-Asia Studies. 1995, vol. 47, № 8.

3. США: военная экономика в 80-х годах. М.: Наука, 1991.

4. Сокращение оборонного бюджета и экономика, Норт Капитал стрит, Норт-Ист, Вашингтон, 1990.

5. Rassadin V.N., Sanchez-Andres A. La transformacion en la industria de defensa y las tecnologias de doble uso. Universitat de Valencia, Papers Transicio, № 7, 2000.