Научная статья на тему 'Свобода слова и печати в пространстве массовых коммуникаций информационного общества: конфликт интерпретаций'

Свобода слова и печати в пространстве массовых коммуникаций информационного общества: конфликт интерпретаций Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
1038
136
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СВОБОДА СЛОВА И ПЕЧАТИ / FREEDOM OF SPEECH AND PRESS / ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО / МАССОВЫЕ КОММУНИКАЦИИ / MASS COMMUNICATIONS / МАСС-МЕДИА / MASS MEDIA / INFORMATIONAL COMMUNITY

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Зазаева Наталия Борисовна

Рассматривается, каким образом в глобальном информационном обществе коммерциализация СМИ и погоня масс-медиа за сенсациями и скандалами приводит к межкультурным конфликтам. Проанализировав опыт этико-правового регулирования деятельности СМИ на международном уровне, автор делает вывод о необходимости разработки новых этико-правовых стандартов социально ответственной журналистики на основе толерантных установок.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Freedom of speech and press in mass media space: conflict of interpretations

The article examines how in the global informational space commercialization of mass media and mass media pursuit for big-selling news and scandals result in cross-cultural conflicts. Analyzing the experience of ethic legal regulation of mass media activity on the international level the author concludes that it is necessary to develop new ethic legal standards of socially responsible journalism basing on the attitudes of tolerance.

Текст научной работы на тему «Свобода слова и печати в пространстве массовых коммуникаций информационного общества: конфликт интерпретаций»

ПРАВО И ОБЩЕСТВО

УДК 32.019.5 © Н. Б. Зазаева, 2015

Свобода слова и печати в пространстве массовых коммуникаций информационного общества: конфликт интерпретаций

Н. Б. Зазаева

Рассматривается, каким образом в глобальном информационном обществе коммерциализация СМИ и погоня масс-медиа за сенсациями и скандалами приводит к межкультурным конфликтам. Проанализировав опыт этико-правового регулирования деятельности СМИ на международном уровне, автор делает вывод о необходимости разработки новых этико-правовых стандартов социально ответственной журналистики на основе толерантных установок.

Ключевые слова: свобода слова и печати, информационное общество, массовые коммуникации, масс-медиа.

Свобода слова и печати в качестве одного из проявлений свободы как таковой относится к естественным и неотчуждаемым правам человека . Это означает, что интерпретация этого понятия должна носить сущностно-универсальный характер. А в условиях глобализации современного общества это требование становится еще более социально важным и непреклонным . В то же время наблюдается существенное различие в трактовке свободы слова в пространстве массовых коммуникаций как на национальном (в отдельных странах), так и на локальном уровне (отдельных сообществ) . В современном мире такой конфликт интерпретаций перестает быть сугубо теоретической проблемой и переходит в практическую область реальных взаимодействий представителей различных культур, по-разному понимающих границы свободы слова и печати

С одной стороны, массовые коммуникации должны способствовать выработке общих культурных ценностей и стереотипов . Информационное пространство объединяет людей единой новостной повесткой дня В условиях глобализации события, становящиеся новостными поводами, побуждают массовую аудиторию к определенным согласованным действиям, что свидетельствует об их актуальности для массовой аудитории, т. е . для всех и каждого . Однако интерпретации новостей разными социальными группами

демонстрирует всю глубину и серьезность социокультурных различий в ценностях и стереотипах массовой аудитории, ее неоднородность

Пространство массовых коммуникаций, главным образом, информационное пространство, перестает рассматриваться как чистая виртуальность, оно начинает мощно воздействовать на реальные взаимодействия социальных групп и отдельных индивидов . Возрастающая значимость регулятивной функции СМИ приводит к необходимости задуматься об их особой ответственности перед обществом и соответственно о границах свободы слова и печати . Именно в этом вопросе обнаруживается главная проблема установления этих границ Ведь они должны быть приняты всем мировым сообществом, поскольку информационное пространство глобально . Но конфликт интерпретаций свободы слова демонстрирует, что в разных национальных культурах эти границы различны

В правовом понимании свобода слова и печати всегда ограничена, прежде всего, правом одного человека по отношению к другому и одной социальной группы по отношению к другой В юриспруденции эти ограничения связаны с установлениями закона, т. е. институционально-формальными, объективированными границами в пространстве реальных взаимодействий индивидов, групп внутри того или иного государства

Пространство массовых коммуникаций — это информационное пространство, связанное с виртуальной областью, в которой на первый план выходят процессы понимания, интерпретации, декодирования информации. В нем появляются дополнительные границы свободы слова, определяемые общественной нравственностью. Несмотря на их добровольный характер, в информационном обществе они начинают приобретать статус общеобязательных норм, поскольку от их соблюдения зависят не только имидж и репутация масс-медиа, но мир, порядок и стабильность общественного устройства И если в философско-правовом контексте в области непосредственных прямых взаимодействий закон является минимумом нравственности, что позволяет или должно позволить отдельному человеку самостоятельно выбирать горизонты собственного совершенствования и преобразования окружающего мира, то в пространстве массовых коммуникаций закон и нравственность все больше и больше взаимопроникают и дополняют друг друга Нравственные нормы приобретают статус общеобязательных, увеличивается область правового регулирования информационного пространства, что никоим образом не умаляет свободу слова и печати Примером тому служат законы «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» 1 и «О блоггерах» 2 . В глобализирующемся виртуальном мире нравственные основания закона становятся важнейшим условием устойчивого развития всей мировой системы (всего мироустройства) . В связи с этим конфликт цивилизаций Хантингтона начинает проявляться наиболее остро в виртуальной области информационного пространства как конфликт интерпретаций нравственных норм.

В свою очередь виртуальность в силу специфики массовых коммуникаций начинает не только мощно воздействовать на настроения массовой аудитории, но и побуждать ее к определенному поведению На феномен «организованной мировой общественности», как правило, протестующей против тех или иных действий государственных институтов, нарушающих права человека, т. е . объединенной «универсалистской моралью справедливости», обратил внимание Ю. Хабермас. Именно в этом он видел ее предназначение как института мирового гражданского общества, способного на «единодушные моральные реакции в масштабах мира» 3 . Таким образом, все внимание сосредоточивалось на использовании возможностей развития массовых коммуникаций в современном мире и связывалось с глобальным аспектом универсально-унифицированного представления о фундаментальных правах человека, которые априори определяли границы свободы слова и печати в глобальном информационном пространстве

Но события во Франции, связанные со скандальной публикацией карикатур в парижском еженедельнике «Шарли эбдо» показали, что организованная мировая общественность культурно неоднородна, по-разному воспринимает информацию, транслируемую СМИ, пропуская ее через основной элемент познавательной схемы «свой — чужой» На первый план содержательной обработки информации выходит культурный код, связанный с нравственностью Поскольку представления о должном в разных культурах различны, то в глобальном информационном пространстве неизбежно возникает конфликт интерпретаций при восприятии информации Следовательно, для мира и бесконфликтного устойчивого функционирования и развития информационного общества необходимо учитывать непреклонные с точки зрения той или иной культуры нравственные стандарты, т е «минимумы нравственности» различных культур в пространстве масс-медиа .

События, последовавшие за публикацией карикатур, были очень показательны с точки зрения роли СМИ в современном информационном обществе при порождении и в то же время игнорировании межкультурного контента . В канун 2013 г. журнал «Шарли эбдо» опубликовал комикс о жизни пророка Мухаммеда Причем, по словам главного редактора журнала С Шарбонье, редакция постаралась учесть межкультурный контекст и сделать комикс абсолютно неоскорбительным для мусульман С этой целью к созданию комикса редакция привлекла в качестве эксперта франко-марокканского социолога Зайнеб ар-Разауи, которая обеспечивала корректное использование символов мусульманской культуры . Казалось бы, журнал сделал все для того, чтобы быть правильно понятым не только представителями современной западной, но и мусульманской культуры Но данные заявления носили явно манипулятивный характер, вводивший в заблуждение общественное мнение

Журнал выходил тиражом всего 60 тыс. экземпляров (кроме того, комиксы можно было приобрести на сайте издания за 6 евро) и всегда подчеркивал свою антирелигиозную направленность в рамках левого плюрализма, что свидетельствовало о его четко обозначенной целевой аудитории, чьи ценности, предпочтения и настроения учитывались в первую очередь Казалось бы, последняя публикация карикатур «по мотивам биографии пророка Мухаммеда», с точки зрения французов и многонациональной редакции еженедельника, «созданная в соответствии с законами ислама», вовсе не преследовала цели стать насмешкой над пророком и рассматривалась как невинная шутка, никоим образом не нарушающая общественную нравственность в пределах французской культуры как части современной постмодернистской культуры

В то же время редакция рассчитывала на эпа-тажный, резонансный характер карикатуры, ведь эта публикация в «Шарли эбдо» была не первой. И именно исламская тема принесла журналу всеобщую известность и небывалое увеличение тиража . Несмотря на свои острые сатирические публикации, посвященные католицизму, иудаизму, официальным французским властям и отдельным политикам, журнал просуществовал с 1969 г. по 1981 г. , а затем, возобновив свою деятельность в 1992 г. , не имел особого успеха у читателей, пока на его страницах не появилась исламская тема

В 2006 г. журнал перепечатал двенадцать карикатур на пророка Мухаммеда, ранее опубликованных в датском издании Jyllands-Posten, добавив свои собственные . Благодаря этому тираж журнала увеличился в полтора раза, а судебный иск, поданный мусульманскими общественными организациями, сделал журнал известным во всей Франции. Высказывания известных французских политиков как в поддержку, так и против скандальных публикаций еще больше упрочили популярность «Шарли эбдо»

С тех пор мусульманская тема регулярно появлялась на страницах журнала, каждый раз вызывая все больше и больше протестов со стороны представителей ислама, и тем самым поддерживая известность издания В том, что комиксы по мотивам биографии пророка Мухаммеда представителями мусульманской культуры будут восприниматься как возмутительные, скандальные и, соответственно, вызовут протестную реакцию, редакция «Шарли эбдо» нисколько не сомневалась. Так, в начале 2013 г. на сайте издания по поводу этой антиисламской публикации С Шарбо-нье высказался совершенно определенно: «Мы перенесли жизнь Мухаммеда в изображения так, как это рассказывают мусульманские летописцы Без всякого дополнительного юмора Форма может кому-то показаться богохульной» 4 . Разумеется, такая публикация вновь вызвала интерес к журналу, множество ссылок и перепечаток скандальных карикатур . И, конечно же, позволила увеличить тираж издания до 2,5 млн. Показательно, что 7 января 2015 г. , т. е . когда в редакции «Шарли эбдо» произошел теракт, в программе «Би-би-си» выборочно показали указанные карикатуры, что, предположительно, могло побудить братьев Куаши к террористическому акту.

Таким образом, скандальная публикация из малотиражного издания получила мировую известность и вошла в новостную повестку дня множества стран, тем самым запустив цепную реакцию разных по форме и содержанию массовых выступлений по всему миру В свою очередь массовые акции в защиту журнала или против него стали информационными поводами. Данная информация, распространяясь в пространстве масс-медиа, интерпретируется раз-

личными социокультурными общностями и группами, побуждая их к массовым действиям, разделяя мир на два конфликтующих лагеря

В то же время, благодаря этим событиям, в масс-медиа стала раскручиваться «спираль говорения» по поводу животрепещущей проблемы современности: возможности межкультурного диалога в информационном пространстве универсальных смыслов, познавательных схем и фреймов, призванных унифицировать культурную специфику восприятия информации массовой аудиторией Конфликта интерпретаций в глобальном информационном пространстве, объединенном единой новостной повесткой дня, в которой имманентно присутствует «универсалистская мораль справедливости» как интерпретирующая структура, т е код для восприятия информации, быть не может и не должно, но реальная жизнь нас убеждает в обратном

Конфликт интерпретаций имеет непосредственное отношение к конфликту идентичностей Не случайно дискуссия, разгоревшаяся после трагических событий с «Шарли эбдо», получила форму артикуляции индивидуальной позиции в виде «Я — Шарли» или «Я — не Шарли». Индивидуальный акт социокультурной идентификации носил демонстративный манифестирующий характер. Человек, осуществлявший его, присоединялся к определенному сообществу и определенной культуре Показательно, что он делал это публично в пространстве массовых коммуникаций, участвуя в массовых акциях, которые в свою очередь являлись информационными поводами и потому попадали в масс-медиа, или высказывал свое мнение непосредственно в информационном пространстве, чаще всего в сети Интернет

Интересно, что в марше солидарности в Париже 11 января 2015 г. участвовали не только лидеры большинства стран мира, но и простые французы При этом наблюдалось завидное единодушие в позициях как глав государств, так и простых граждан . Основой консолидации вокруг формулы «Я — Шарли» выступал протест против терроризма и насилия, т е общечеловеческие ценности в их гуманистической светской интерпретации, главными из которых являлись человеческая жизнь и свобода Интерпретация свободы слова и печати в контексте «Я — Шарли» сводилась к следующей формуле: никакое слово, даже самое оскорбительное, произнесенное в публичном пространстве, не может стать основанием для лишения человека жизни

Законодательство большинства стран, лидеры которых участвовали в парижском марше 11 января, отражает эту позицию . Поскольку в марше участвовали не только лидеры европейских государств, но высокопоставленные представители стран Африки, Азии, то на уровне международных коммуникаций эта по-

зиция демонстрировалась и утверждалась как универсальная, надгосударственная, соответствующая мировым стандартам, претендующая на статус всеобщей нравственности, официально признанной, более того, по поводу которой существует всеобщее согласие Массовость марша, высказывания французов-участников марша могли бы свидетельствовать о том, что всеобщее согласие достигнуто не только на межгосударственном уровне, но и между властью и гражданским обществом, если бы не столь же массовая ответная реакция под знаком «Я — не Шарли».

Массовые акции протеста, начавшиеся с выступлений в Нигере, охватили весь мир Они прошли в Алжире, Мали, Мавритании, Сенегале, а также в Пакистане, Турции, на Филиппинах, не осталась в стороне и Россия Показательно, что объединенные одной идентификационной формулой «Я — не Шарли» формы протеста были очень различны: от разрушительных религиозных погромов в Нигере и ожесточенных стычек с полицией в Пакистане до более мирных манифестаций в Сенегале и Турции

Появились и обращения не только религиозных деятелей, но и представителей власти различных стран, выражавшие точку зрения «Я — не Шарли» как позицию традиционной культуры и призывавшие к уважению ее ценностей, т. е. ограничению свободы слова и печати этими ценностями Таково обращение депутатов верхней палаты Бахрейна с призывом к изданию «Шарли эбдо» прекратить публикацию антиисламских карикатур, поскольку это «противоречит этике ответственной журналистики, долг которой заключается в поддержке веротерпимости, дружбы между народами, исповедующими разные религии» 5 .

Таким образом, основой консолидации вокруг формулы «Я — не Шарли» стал протест против понимания свободы как вседозволенности, ничем не ограниченной возможности оскорбления чужой культуры Интерпретация свободы слова и печати в рамках «Я — не Шарли» сводится к следующему утверждению: слово, произнесенное в информационном пространстве, обладает особой силой, и непозволительно публично глумиться над ценностями и святынями иной культуры Следовательно, сторонники традиционной культуры и этой интерпретации свободы слова и печати призывают к необходимости обозначения пределов свободы слова и печати на основе уважения ценностей иной культуры . Несмотря на конфликт интерпретаций, и первая, и вторая позиция апеллируют к толерантности. Установки уважения чужого мнения, ценностей другой культуры становятся нравственной основой как для сторонников «Я — Шарли», так и для приверженцев «Я — не Шарли» Значит, именно они могут стать фундаментом для совместной выработки международных этических и правовых норм, регулирующих деятельность СМИ в современном поликультурном обществе 6 .

По сути, трагические события 7 января 2015 г. в редакции журнала «Шарли эбдо» заставили задуматься весь мир о пределах свободы слова и печати и о цивилизованной реакции на нарушение этих пределов .

Поскольку речь идет о глобальном обществе и общемировом информационном пространстве, то возникает необходимость в выработке нравственных норм, общей позиции по поводу пределов свободы слова . С одной стороны, традиционная культура приняла принцип незыблемости человеческой жизни и необходимости мирных форм межкультурного диалога, в том числе и в протестной форме Свидетельством тому являются как мирные акции в различных страна, так и многочисленные обращения и выступления религиозных лидеров, политиков, общественных деятелей в масс-медиа с призывами прекратить оскорбительные публикации и уважать ценности исламской культуры

С другой стороны, современная культура, претендующая на более высокий уровень гуманизма и толерантности, начинает осознавать ответственность за публично произнесенное слово. Современные практики масс-медиа после трагического события 7 января демонстрируют некоторое движение в сторону ответственной журналистики, соблюдающей принципы толерантности. Так, большинство ведущих газет, телеканалов и новостных сайтов (американские телеканалы NBC, CNN, ABC и CBS), решило либо совсем не публиковать карикатуры пророка Мухаммеда, либо публиковать размытые или обрезанные снимки с обложки «Шарли эбдо». Так сделали британская «The Telegraph», американские «New York Daily News», «The New York Times», «Associated Press».

Казалось бы, при таком встречном движении пределы свободы слова и печати найдены и установлены в диалоговом режиме массовых коммуникаций . Если бы не повторные публикации карикатур «Шарли эбдо» изданиями по всему миру. Это означает, что всеобщего согласия в понимании свободы слова и печати в мировом пространстве масс-медиа не найдено, хотя механизм такого поиска существует

Достаточно вспомнить Генеральные конференции ЮНЕСКО 1970 и 1978 гг. , на которых было обращено особое внимание на миссию СМИ в современном информационном обществе и приняты декларации с очень показательными названиями: «О вкладе средств массовой информации в укрепление международного взаимопонимания и сотрудничества в интересах мира и благосостояния человечества и в борьбу против пропаганды войны, расизма, апартеида и ненависти между народами» и «Об основных принципах, касающихся вклада средств массовой информации в укрепление мира и международного взаимопонимания, в развитие прав человека и в борьбу против расизма и апартеида и подстрекательства к войне»

Несмотря на столь актуальные названия, нормы деклараций не способны в полной мере ответить на вызовы ситуации. Речь в них идет о проблемах, характерных для информационного пространства конца ХХ в . : о неравномерном развитии средств массовых коммуникаций в глобальном информационном пространстве, равном доступе к информации граждан любой страны мира, о борьбе с предрассудками и невежеством как основными причинами межнациональных и межэтнических конфликтов «В борьбе против агрессивных войн... провозглашалось в п .2 ст 3 Декларации 1978 г , средства информации, распространяя сведения об идеалах, стремлениях, культурах и потребностях всех народов, способствуют ликвидации невежества и непонимания между народами, осознанию гражданами одной страны нужд и стремлений других, обеспечению уважения прав и достоинства всех наций, всех народов и всех лиц, без различия расы, пола, языка, религии или национальности» 7. Таким образом, основная цель Деклараций была сделать информацию открытой и доступной в любом уголке мира, предоставить доступ в информационное пространство тем социальным и этническим группам, которые раньше его не имели О том, чтобы ограничивать свободный поток информации, речи не шло

Осознание важности баланса прав и обязанностей, дозволений и ограничений в сфере информационных технологий глобального информационного пространства впервые произошло на Всемирном саммите по информационному обществу в 2003 г В статье 55 Декларации принципов построения информационного общества говорится: «Мы призываем средства массовой информации ответственно использовать информацию и обращаться с ней в соответствии с высочайшими этическими и профессиональными стандартами» 8 . А в статье 59 появляется норма о «ненадлежащем использовании информации, которое может привести к действиям на почве расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанных с ними проявлений нетерпимости» 9 .

Наконец, правовые нормы были дополнены нравственными с помощью профессиональных сообществ журналистов, разработавших этические принципы социально ответственной журналистики на международном уровне . В 1954 г. на Конгрессе Международной федерации журналистов была принята «Международная декларация принципов поведения журналистов», отредактированная в 1986 г В этом документе говорится, что журналист должен «отдавать себе отчет в том, что сбор и публикация информации могут нанести вред и причинить боль; поиск новостей — не основание для вседозволенности» 10 . Журналисту следует: «Показывать пример хорошего вкуса Не разжигать нездоровый интерес к сенсациям» 11 .

Другим, не менее авторитетным документом — «Международные принципы профессиональной этики журналиста» (1983) — журналисту вменяется в обязанность «дорожить собственными культурными ценностями, не навязывая их другим, избегать стереотипов в отношении к людям на основе их расы, пола, возраста, вероисповедания, национальности» 12 . Итак, осознание ответственности за разжигание социальных, в том числе межкультурных и межрелигиозных конфликтов в профессиональном сообществе масс-медиа, а также у всех субъектов информационного общества не просто сформировалось, но и провозглашено публично . Настало время, когда на международном уровне необходимо сформулировать не только положения и принципы открытости, прозрачности, доступности информации и ее беспрепятственного циркулирования в виртуальном пространстве масс-медиа, но и ограничения, запреты на ту информацию, которая может нанести вред обществу и личности .

Тем не менее, регулярные протестные акции и критические выступления религиозных и политических лидеров исламских государств против публикаций на исламскую тему в «Шарли эбдо», продолжавшиеся с 2006 г. по настоящее время, не привлекли внимания ни Международной организации журналистов (JOI-МОЖ), ни Международной федерации журналистов (IFJ-МФЖ) . Реакция же последней на трагедию 7 января была в духе «Я — Шарли». «Мы глубоко скорбим в связи с этим беспрецедентным нападением на СМИ... — провозглашает от лица федерации ее председатель Джим Бумела . — После первого шока, последовавшего за этой огромной потерей, МФЖ использует все свои ресурсы в сотрудничестве со своими членами в Европе и за ее пределами, чтобы убедиться, что это преступление не останется безнаказанным» 13.

После такого заявления ясно, что ни о каком поиске общего межкультурного кода пока речи не идет А ведь именно международные профессиональные сообщества, прежде всего журналистов, могут выработать стандарты социально-политической журналистики на основе толерантных установок

1 О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию : федеральный закон от 29 декабря 2010 г. № 436-Ф3 // Рос. газета . 2010 . 31 дек.

2 О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам упорядочения обмена информацией с использованием информационно-телекоммуникационных сетей [Электронный ресурс] : федеральный закон от 5 мая 2014 г. № 97-ФЗ. URL: text . document .kremlin . ru (дата обращения: 19.03.2015) .

3 Хабермас Ю. Расколотый Запад . М . , 2008. С. 74 .

4 Французский сатирический еженедельник Charlie Hebdo опубликовал комиксы по мотивам биографии пророка Мухаммеда. URL: http://www.bbc. co .uk/russian/rolling_

Кудашов В. И., Излученко Т. В. Трансформация толкования «джихада»: традиция и современность

news/2013/01/130102_rn_france_prophet (дата обращения: 20 .03 .2015) .

5 Бахрейн призывал Charlie Hebdo не публиковать антиисламские карикатуры . URL: http://ria . ru/ world/20150117/1043038156 (дата обращения: 21.03 .2015) .

6 О содержании толерантности как единой ценностной установки массовой аудитории, по поводу которой может быть сформировано общественное согласие, см .: Зазаева Н. Б. Коммуникативное измерение межэтнической толерантности в поликультурном регионе (на примере Саратовской области) // Власть . 2013 . № 6 . С . 74-80.

7 Декларация об основных принципах, касающихся вклада средств массовой информации в укрепление мира и международного взаимопонимания, в развитие прав человека и в борьбу против расизма и апартеида и подстрекательства к войне от 28 ноября 1978 г. URL: http://www. memo . ru/ prawo/info/781128a . html (дата обращения: 22 .03 .2015) .

8 Декларация принципов: построение информационного общества — глобальная задача в новом тысячелетии, от 12 декабря 2003 г. // Всемирный саммит по информационному обществу. М . , 2007. С . 16 .

9 Там же . С . 16 .

10 Международная декларация принципов поведения журналистов от 28 апреля 1954 г. URL: http://evartist . narod . ru/ text10/14 . html (дата обращения: 23.03.2015) .

11 Там же

12 Международные принципы профессиональной этики журналиста от 20 ноября 1983 г. URL: http://evartist . narod . ru/ text10/14 . html (дата обращения: 23.03.2015) .

13 Международная федерация журналистов осудила нападение на редакцию Charlie Hebdo в Париже . URL: http://www.interfax .ru/world/416938 (дата обращения: 23 03 2015)

УДК 28 © В. И. Кудашов, Т. В. Излученко, 2015

Трансформация толкования «джихада»: традиция и современность

В. И. Кудашов, Т. В. Излученко

В статье представлены авторские трактовки понятий «традиция», «нововведение», «радикализм», «исламизм» и «исламский терроризм» в контексте деятельности сторонников радикальных форм ислама в России. Авторы, выделяя два направления толкования «джихада» как традицию и нововведение, представляют сравнительный анализ традиционного джихада и джихада как основы идеологии исламистских организаций с целью показать трансформацию традиции под влиянием социально-политических условий.

Ключевые слова: ислам, традиция, нововведение, радикализм, исламизм, терроризм.

В современном мире роль религии заметно возрастает. Религиозные объединения становятся важнейшими субъектами социально-политической жизни . Условия глобализации приводят к возникновению разнообразных форм религиозности, что вызывает проявления религиозного фундаментализма и экстремизма . Религиозные объединения для достижения целей и задач, в том числе и политических, актуализируют свою деятельность в современных условиях, нередко вводят в практику нововведения (новое толкование какого-либо вероучительного момента) при апелляции к традиции .

Одной из актуальных для общества проблем является увеличение численности сторонников радикальных форм ислама, участников исламистских организаций в связи с использованием ими насильственных мер для достижения социально-политических целей Анализ соответствующих религиозных текстов, вы-

ступления духовных лидеров позволяет утверждать, что в целях оправдания и обоснования своей деятельности исламистские организации ссылаются на мнения авторитетных исламских деятелей, в том числе и на слова пророка Мухаммеда . Религиозные положения, традиционные для ислама, в деятельности такого рода организаций выступают идеологической основой, обретая новое толкование и, как следствие, реализацию в практике

Цель данной работы — выявление взаимодействия традиции и нововведений на возникновение и развитие идеологии исламистских организаций в современном мире . Многие исламистские организации, действующие в настоящее время, провозглашают вооруженную борьбу как обязанность каждого мусульманина — джихад . При этом существуют многочисленные богословские и философские подходы к понятию «джихад», сложившиеся в течение

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.