Научная статья на тему 'СТРАТЕГИЯ РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ В УСЛОВИЯХ САНКЦИОННОГО ДАВЛЕНИЯ: ВОЗМОЖНОСТИ МОБИЛИЗАЦИИ ПОТЕНЦИАЛА ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА'

СТРАТЕГИЯ РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ В УСЛОВИЯХ САНКЦИОННОГО ДАВЛЕНИЯ: ВОЗМОЖНОСТИ МОБИЛИЗАЦИИ ПОТЕНЦИАЛА ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
59
10
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
стратегия регионального развития / санкции / гражданское общество / регион / межсекторное партнерство / форсайт / стратегическая сессия / «черный лебедь» / regional development strategy / sanctions / civil society / region / intersectoral partnership / foresight / strategic session / black swan
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «СТРАТЕГИЯ РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ В УСЛОВИЯХ САНКЦИОННОГО ДАВЛЕНИЯ: ВОЗМОЖНОСТИ МОБИЛИЗАЦИИ ПОТЕНЦИАЛА ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА»

Черникова В.В.

к.полит.н., доцент кафедры социологии и политологии исторического факультета Воронежского

государственного университета

victoriacher@list.ru

СТРАТЕГИЯ РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ В УСЛОВИЯХ САНКЦИОННОГО ДАВЛЕНИЯ: ВОЗМОЖНОСТИ МОБИЛИЗАЦИИ ПОТЕНЦИАЛА ГРАЖДАНСКОГО

ОБЩЕСТВА

Ключевые слова: стратегия регионального развития, санкции, гражданское общество, регион, межсекторное партнерство, форсайт, стратегическая сессия, «черный лебедь».

Keywords: regional development strategy, sanctions, civil society, region, intersectoral partnership, foresight, strategic session, black swan.

Стратегии регионального развития позволяют не только ставить цели региональной политики на ближайший период, но и формируют образ желаемого будущего региона. В условиях возникновения кризисов и форс-мажорных ситуаций, отказ от стратегических планов может привести к нарастанию хаоса и принятию неверных решений под воздействием аффектов. В то же время, жёсткое следование стратегическому плану, подготовленному в других условиях, может тормозить процесс принятия управленческих решений и гибкое реагирование на новые вызовы.

Стратегическое планирование определяет долгосрочные ориентиры для развития, снижает «уровень экономической неопределенности и связанных с ней рисков, стимулируя таким образом инвестиционную деятельность крупного, среднего и даже малого бизнеса, обеспечивая желательные структурные сдвиги и способствуя модернизацион-ным процессам. Вместе с тем стратегическое планирование как таковое не препятствует свободному функционированию механизмов рыночного самодействия»1.

Не случайно в регионах разрабатываются стратегии социально-экономического развития на определенный период, что позволяет иметь региону не только целевые горизонты развития, но и создавать медийную основу для работы бизнеса и инвесторов.

Значительное число региональных стратегий пишется на длительные сроки - от 5-6 лет (Ивановская, Челябинская области) до 23 лет (Пензенская область).

В то же время возможности и угрозы региональному развитию могут радикальным образом меняться, как это произошло в 2022 г. Это требует внесения корректировок в стратегии регионального развития с учётом новых вызовов и переосмысления вопросов, важных для реализации стратегии.

В настоящее время в России существует достаточно большое число нормативных актов и других документов, которые регламентируют стратегическое планирование. Многие из них не согласованы и слабо коррелируют друг с другом. В то же время в 2020 г. велись серьезные исследования в области выбора научно-методологических подходов к выстраиванию стратегического планирования2. Наиболее часто исследователи обращают внимание на экспертные оценки. Они, безусловно, могут способствовать повышению эффективности реализации стратегий. Однако остается вопрос по включению заинтересованных акторов в процесс планирования.

Для стратегического планирования сейчас сложилась ситуация «Чёрного лебедя» - непредсказуемого происшествия, которое даёт толчок истории и меняет жизнь каждого человека, независимо от его желания. Нассим Николас Талеб, автор концепции «Чёрного лебедя»3 считает, что успех напрямую зависит от того, как обращаться с такими ситуациями. В условиях радикальных изменений, на которые невозможно повлиять, нужно найти наиболее креативные решения, выйти из рутины.

Нассим Талеб выделяет три основных критерия событий, которые он называет «Черный лебедь»:

•Событие является непредсказуемым для экспертов.

•Событие имеет значимые последствия.

•В ретроспективе событие имеет вполне рациональное объяснение.

К событиям такого рода относилась пандемия COVID-19 и вызванные ею ограничения, в 2022 г. таким «чёрным лебедем» стала спецоперация России на Украине и масштабные санкции стран Запада против России, хотя международный санкции были введены ещё раньше, но всеохватывающий характер они приобрели только в 2022 г.

1 Ленчук Е.Б. Стратегическое планирование в государственном управлении: опыт, возможности и перспективы / Е.Б. Лен-чук, Ф.Г. Войтоловский, Д.Б. Кувалин // Проблемы прогнозирования. - М., 2020. - № 6. - С. 48.

2 Например, Ленчук Е.Б. Стратегическое планирование в государственном управлении: опыт, возможности и перспективы / Е.Б. Ленчук, Ф.Г. Войтоловский, Д.Б. Кувалин // Проблемы прогнозирования. - М., 2020. - № 6. - С. 48.

Талеб Н.Н. Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости. - М.: КоЛибри, 2016. - 736 с.

Международная ситуация создала такую реальность, когда региональные стратегии, ориентированные на международное сотрудничество, обмен технологиями со странами Европы, привлечение иностранных инвесторов столкнулись с беспрецедентной необходимостью перепостановки целей и направлений развития.

В сложившихся условиях важна не только гибкость планов, возможности более широкого горизонта осмысления процессов, но и устойчивость к неопределенности, готовность к рискам, расширение числа участников генерирования идей для стратегии развития и непосредственного видения будущего. Одним из значимых стейкхолдеров стратегии регионального развития является гражданское общество и жители региона.

Любое экономическое развитие ставит в центр человека, с его потребностями и возможностями. В рамках стратегического планирования основным заказчиком является не только власть, но и население, которое выражает свою поддержку в форме одобрения или неодобрения действующей власти через избирательную систему, акции протеста, ответы на вопросы социологических исследований.

Как верно отмечает Третьякова Л.А., эффективность реализации «стратегии формирования устойчивого регионального развития определяется степенью осознанного участия населения в управлении развитием территории через разнообразный инструментарий соответствующих институциональных механизмов»1. К институциональным механизмам можно отнести такие, как включение местных органов власти (городских и региональных парламентов), различных объединений граждан - НКО, ТОСов, инициативных групп. Можно согласиться с Турченко В.Н. в том, что для успешной и эффективной реализации стратегии устойчивого развития социума региональные органы власти используют (и должны использовать) инструменты социального партнёрства. При этом социальное партнёрство опирается на взаимодействие институтов гражданского общества, которые являются субъектами общественных потребностей. Используя социальные ресурсы, органы власти, «обеспечивают весь диапазон выполнения многофункциональной нагрузки региона: оптимизируют функционирование экологической, экономической и социальной инфраструкту-

2

ры, включая не только процесс планирования, но и инициирование развития «точек роста» по всем направлениям» . Запрос со стороны населения на определенный вектор развития, осознанный и адаптированный для Стратегии будет стимулировать всех стейкхолдеров к максимальной реализации поставленных задач. Адекватный ответ власти на запрос населения, артикулированный институтами гражданского общества, позволит сформировать доверие между основными субъектами реализации стратегии, что повысит её эффективность и позволит адаптировать базовое направление под актуальные вызовы.

Повышение эффективности формирования стратегии и её реализация возможно только при условии тесного межсекторного партнёрства власти, бизнеса и гражданского общества.

В 2021 г. Институтом социально-политических исследований и кафедрой социологии и политологии Воронежского государственного университета было проведено исследование по проблемам развития гражданского общества3. Значимой темой исследования стало выявление развитости и устойчивости межсекторного партнёрства, готовности к совместным конструктивным действиям власти, бизнеса и гражданского общества.

К сожалению, треть граждан не могут охарактеризовать отношения между властью, НКО и бизнесом (34%). В то же время, 28,8% оптимистично полагают, что между властью и общественным сектором в регионе сложились партнерские отношения.

0,00% 10,00% 20,00% 30,00% 40,00% Рисунок 1.

Оценки жителями Воронежской области состояния отношений власти, бизнеса

и гражданского общества

1 Третьякова Л.А. Роль институтов гражданского общества в реализации стратегии устойчивого регионального развития // Региональная экономика: теория и практика. 2014. - № 31(358). - С. 47-55. - https://cyberleninka.rU/article/n/rol-institutov-grazhdan skogo-obschestva-v-realizatsii-strategii-ustoychivogo-regionalnogo-razvitiya

2 Турченко В. Н. Социально-экономические основы экологического кризиса и перехода к устойчивому развитию в России //

Гуманитарные науки в Сибири. 1996. - № 1. - С. 38-44.

3

Массовый опрос общественного мнения «О состоянии гражданского общества в Воронежской области в 2021 году» по заказу Общественной палаты Воронежской области (октябрь 2021 г.). Опрошено 400 человек старше 18 лет.

В своих ответах женщины более оптимистичны (32%), чем мужчины (25%). 17,8% считают, что отношения минимизированы - сектора существуют «параллельно», взаимодействие практически отсутствует. На присутствие в отношениях конкуренции указывают 11,3%. Не может не радовать, что только 6,8% полагают, что отношения конфликтные, при этом среди так считающих мужчин больше (8,7%), чем среди женщин (5,1%).

При рассмотрении озвученных претензий к уровню межсекторного партнёрства очевидной становится нехватка не только совместных проектов, но и информации об этом в открытых источниках, особенно в Интернете. Также, по мнению респондентов, власть поддерживает не все организации, а выборочно те, которые либо действуют в рамках политического вектора, либо занимаются актуальными и безболезненными для власти вопросами. В то же время, интерес со стороны граждан к налаживанию диалога общества и власти существенный. Если отбросить некоторые деструктивные высказывания о «жуликах везде», то прослеживается связь развития гражданского общества с расширением межсекторного партнёрства, в том числе от этого зависит и рост числа вовлеченных граждан в деятельность НКО, поскольку результативность деятельности рассматривается в совокупности с государственной поддержкой. Уверенность граждан в востребованности собственной инициативы во взаимодействии с властью и бизнесом, превращает общество в конструктивного игрока. Это отражается и в общественных настроениях.

Воронежцы показывают высокую заинтересованность в участии бизнеса в межсекторном партнёрстве. Так, 41% считает, что бизнес и НКО должны взаимодействовать на взаимовыгодной основе, 35% надеются на помощь НКО со стороны бизнеса и считают это верным направлением взаимодействия. 21,3% полагают, что задачи у бизнеса и НКО разные. Сотрудничество возможно, но прямой заинтересованности в нём нет.

В то же время, практика показывает, что конструктивное взаимодействие бизнеса и НКО способствует укреплению репутации, узнаваемости брендов и получению большей прибыли для бизнеса, а для НКО получение дополнительных ресурсов для реализации проектов. В то же время отсутствие конструктивного диалога и сотрудничества НКО и бизнеса приводит к разрушению репутации и соответствующим издержкам.

В условиях санкционного давления общество показывает различную реакцию на новые вызовы - от готовности дать отпор любому давлению и готовности заместить выпадающие ниши в связи с уходом западных кампаний до депрессивных расстройств и миграционных ориентаций из-за боязни ухудшения социально-экономического положения.

В таких условиях важно формирование не просто консолидированного мнения, а выработки открытого диалога по поиску путей преодоления раскола и демонстрации своих возможностей.

Мобилизация потенциала гражданского общества для стратегического планирования в условиях санкций эффективна по ряду направлений.

1. Это роль интеллектуальных предложений для адаптации стратегии к новым реалиям. Вовлечение гражданского общества ситуативно позволит найти идеи по использованию «чёрного лебедя» поскольку гражданское общество не связано бюрократическими ограничениями и легче может рисковать.

2. Консолидация общества, власти и бизнеса для реализации уже намеченной стратегии. Здесь важен открытый диалог для поиска источников развития, инвестиций и поддержки региональной власти. На региональном уровне легче осуществляется конкуренция, под общественным контролем могут находиться инструменты поддержки населения, формироваться социальный капитал.

Среди механизмов, которые используются для вовлечения институтов гражданского общества и отдельных граждан в процесс стратегического планирования, можно выделить:

•Стратегические сессии

•Форсайт-сессии

•Форумы

•Диалоговые площадки

•Мониторинги

•Работу комиссий Общественной палаты

•Общественные советы

•Неформализованные площадки взаимодействия.

В рамках первого обозначенного направления привлечения общественности могут использоваться механизмы стратегических сессий и форсайтов.

Вызовы для региональных стратегий требуют оперативного и квалифицированного реагирования, что побуждает глав регионов проводить стратегические сессии. «Стратегическая сессия - это особый формат интерактивного взаимодействия, в ходе которого участники вырабатывают решения стратегических проблем и формулируют предложения по оптимизации управленческого процесса на различных уровнях»1.

Для работы привлекаются не только представители власти и бизнеса, но и эксперты, в том числе представляющие институты гражданского общества, территориальных сообществ.

Стратегические сессии в Воронежской области проводятся ежегодно. Так 17 марта 2022 г. в Воронеже прошла ежегодная Стратегическая сессия «Современное государственное управление: новый этап реализации Стратегии-2035». В рамках Стратегической сессии состоялось обсуждение возможностей увеличения объема ВРП, как обобщающего показателя развития реального сектора экономики, характеризующего процесс производства товаров и услуг для конечного пользователя, совершенствования обращения с твердыми коммунальными отходами, развития ин-

1 Глухова А.В. Стратегическая сессия как форма коллективного публичного лидерства (на примере Воронежской области) / А.В. Глухова, Д.В. Сосунов // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: История. Политология. Социология. 2022. - № 1. - С. 5-13. - http://www.vestnik.vsu.ru/pdf/history/2022/01/2022-01-01.pdf

женерной инфраструктуры с мультипликативным эффектом, улучшения демографической ситуации в регионе, поддержки темпов жилищного строительства и меры по его стимулированию, развития профессионального образования и подготовки высококвалифицированных кадров для экономики1. Организатором стратегических сессий является Центр эффективности.

Не меньшее значение играют форсайт-сессии, которые представляют собой систему методов экспертной оценки стратегических направлений социально-экономического и инновационного развития, выявления технологических прорывов, способных оказать воздействие на экономику и общество в средне- и долгосрочной перспективе2. Обычно в рамках форсайт-проектов используется комбинация различных методов: экспертных панелей, метода Дельфи, SWOT-анализа, мозгового штурма, построения сценариев, деревьев релевантности и др.

Технология форсайта позволяет регионам найти конкурентные преимущества. Эта технология эффективна для поиска новых направлений развития в условиях высокой неопределенности. Успешное применение форсайтов в мировой практике на региональном уровне - Каталония (в Испании), Квебек в Канаде. В Каталонии, например, на основе форсайта была сформирована стратегия кластерного развития на основе тройного сдвига: от сектора к стратегическому сегменту, от кластера к микрокластеру и от анализа к стратегическим изменениям. Это позволило не просто создать новые предприятия, но и повысить качество человеческого потенциала, перейти к опережающему развитию.

Однако эти технологии предполагают ограниченное участие гражданского общества - через экспертов. Это, с одной стороны, способствует концентрации интеллектуального потенциала для решения задач регионального развития, с другой стороны, привлечение ограниченного круга экспертов, в значительной степени аффилированных с центрами принятия решений, может приводить к имитационному характеру стратегических сессий и форсайтов. Для успешного развития, даже в рамках форсайта, эксперты не всегда могут оценить значимость локальных преимуществ. Это делает необходимым расширение участия регионального сообщества в диалоге с властью относительно стратегии развития.

Таким механизмом могут быть Форумы, например, ежегодный Форум Столля, где собираются не только представители власти и бизнеса, эксперты, но и заинтересованные лица, которые могут принимать участие в работе диалоговых площадок, выступая с инициативами, вопросами, критикой или поддержкой.

Расширение диалоговых площадок возможно на базе профильных комиссий региональной Общественной палаты. Например, Комиссия по общественному контролю за реализацией нацпроектов и взаимодействию с общественными советами, Комиссия социальных инноваций и проектирования, Комиссия по экономическому развитию региона и благоприятной среды и другие, в зависимости от обсуждаемого блока проблем. В рамках комиссий проводятся мо-ниторинги, что позволяет получать актуальную картину и общественные настроения.

Однако процесс активного включения Общественной палаты в стратегическое планирование, в деятельность по целеполаганию развития, контролю над реализацией Стратегии, экспертиза проектов и другая активность в этом направлении пока не достаточно укоренились в практике работы Общественной палаты. Механизмы оценки также пока плохо проработаны, что не позволяет в полной мере использовать весь имеющийся потенциал.

Вовлечение в стратегическое планирование Общественных советов пока не стало регулярной практикой. Однако здесь также есть определенные возможности, которые сосредоточены в секторах.

К сожалению, потенциал активных территориальных сообществ также мало используется для корректировки задач и выстраивания конструктивного диалога с гражданским обществом.

В то же время в условиях ускоренных изменений, необходимости принимать решения в нестандартной ситуации, какая сложилась в 2022 г., требуются креативные подходы и выявление ранее неочевидных драйверов роста.

Проблема доверия, которая не позволяет в полной мере достичь консенсуса в межсекторном партнерстве, характерна не только для отношения общества к власти, но и для отношения власти к институтам гражданского общества.

Расширение конструктивного взаимодействия будет способствовать росту вклада в экономику со стороны НКО. Это особенно ценно, поскольку основными благополучателями их деятельности являются локальные потребители. И это будет способствовать решению ряда других социальных задач, в том числе тех, которые заявлены в Стратегии регионального развития.

Уже сейчас Результаты работы дискуссионных площадок и необходимость ускоренной адаптации к новым вызовам стимулируют работу всех региональных стейкхолдеров.

В то же время, для достижения этой цели, как справедливо отмечают С. Кириллов, С. Никонов и А. Пакина, «в региональном стратегическом управлении в настоящее время достаточно остро встает вопрос о поиске новых моделей экономического развития, минимизирующих отрицательные последствия санкций и ограничений, которые сокращают доступ к капиталу и технологиям, экспортные доходы и, соответственно, являются существенным сдерживающим фактором»3. Обращает внимание, что понятие ограничений не исчерпывается только санкциями или международными ограничительными мерами, к ним можно отнести любые лимитирующие жизнедеятельность территории и ее субъек-

1 Стратегическая сессия - 2022 / Центр эффективности правительства Воронежской области. - https://cevrn.ru/2022/03/18/ strategicheskaya-sessiya-2022/

2 Макаров С.А. Форсайт и долгосрочная стратегия как инструменты развития региона: опыт Республики Татарстан // ЭКО. 2020. - № 5 (551). - С. 175-191. - Б01 10.30680/ЕС00131-7652-2020-5-175-192. - https://iims.hse.ru/data/2020/05/04/1544510489/ Makarov.pdf

Цит. по: Одинцова Т.М. Проблемные аспекты стратегирования устойчивого развития регионов в условиях санкций и ограничений // Вестник Витебского государственного технологического университета. 2021. - № 1 (40). - С. 232-245. - Б01 10.24412/2079-7958-2021-1-232-245. - http://www.rep.vstu.by/bitstream/handle/123456789/14576/232-245.pdf?sequence=1&isAllowed=y

тов факторы, как, например, большинство мер по предотвращению распространения коронавирусной инфекции, высветивших важность ситуативного подхода к управлению1.

Рисунок 2.

Реальное состояние отношений государства и гражданского общества в оценках населения

Адаптация населения к ограничениям в период коронавируса сформировала новые модели бизнеса. Тренд на цифровизацию малого бизнеса, работу через социальные сети был прерван введением ограничений на работу в ряде популярных социальных сетей, что привело к поиску новых моделей ведения бизнеса и новых моделей планирования.

Результатом такого поиска становится трансформация зарубежных моделей к региональной российской действительности. В том числе, проведение стратегических сессий по вопросам ESG-трансформации и устойчивого развития региона. Такая встреча с участием губернатора прошла 31 мая.

«Международные принципы ESG, основанные на трех взаимосвязанных составляющих - экологии (Environmental), социальной политике (Social) и корпоративном управлении (Governance), приобретают все большую популярность в современной повестке российских компаний» , что отражает тренд на связь между успехом компании и ответственным ведением бизнеса с заботой о человеке и природе.

Внимание региональной власти к данной модели отражает запрос общества на социальную справедливость, экологичность и соучастие во власти.

Не случайно, согласно опросу, проводимому кафедрой социологии и политологии «О состоянии гражданского общества в Воронежской области в 2021 году» в качестве наиболее приоритетных направлений деятельности НКО люди назвали охрану окружающей среды и защиту животных (49%), социальную поддержку и защиту граждан (48%), уход за пожилыми людьми и инвалидами (42%), благотворительность (37%).

Изменение практики имитационного вовлечения общественности, расширение круга экспертов позволит максимизировать возможности формирования нестандартных ответов на новые риски.

Включение представителей гражданского общества в процесс стратегического планирования позволяет снизить риск потенциальных конфликтов, в том числе внутриэлитных, нащупать новые «драйверы роста», определить возможные неочевидные угрозы для развития региональной экономики, повысить доверие в обществе и укрепить легитимность властных институтов, сформировать пул экспертов, и воспользоваться ситуацией «черного лебедя» для разработки стратегии прорыва.

1 Цит. по: Одинцова Т.М. Проблемные аспекты стратегирования устойчивого развития регионов в условиях санкций и ограничений // Вестник Витебского государственного технологического университета. 2021. - № 1 (40). - С. 232-245. - Б01 10.24412/2079-7958-2021-1-232-245. - http://www.rep.vstu.by/bitstream/handle/123456789/14576/232-245.pdf?sequence=1&isAllowed=y Кириллова Ю. ББО-стратегия: модный тренд или работающий инструмент? Мнения экспертов и участников рынка. 16.05.22. - https://journal.ecostandardgroup.ru/esg/test/esg-strategiya-modnyy-trend-ili-rabotayushchiy-instrument-mneniya-ekspertov-i-uchastnikov-rynka/

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.