Научная статья на тему 'Стратегия опережающего развития информационной экономики'

Стратегия опережающего развития информационной экономики Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
54
14
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Красильникова Елена

В статье формулируется гипотеза о существовании экономического закона опережающего развития информационного сектора экономики в условиях расширенного воспроизводства. Автор делает вывод о необходимости разработки и реализации национальной стратегии информационного развития экономики.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The strategy of priority development of the information economy

The problems of aggregate social product reproduction considering information economy sector are examined in this article. The hypothesis about the existence of economic law of forestalling development of the information economy sector in conditions of expanded reproduction is formulated. The author makes a conclusion about the necessity of elaboration and realization of national strategy of information economy development.

Текст научной работы на тему «Стратегия опережающего развития информационной экономики»

экономика науки

Стратегия опережающего развития информационной экономики

УДК 004:33

Елена Красильникова,

доцент кафедры бухгалтерского учета Поволжской академии государственной службы им. П.А. Столыпина, кандидат экономических наук, доцент

Инновационное влияние информационной экономики на другие сферы хозяйственной жизни происходит в процессе функционирования системы общественного воспроизводства. Весь созданный обществом продукт, а следовательно, и собственно производство распадается на два больших подразделения:

• информационный сектор экономики, где появляется интеллектуальный продукт;

• материальное производство, где создаются традиционные товары и услуги, обладающие свойством ограниченности и составляющие основу товарно-денежного обмена.

Таким образом, совокупный общественный продукт (СОП) по натурально-вещественной форме состоит из традиционных и информационных продуктов и представляет собой сумму их стоимостей:

СОП = И + М, (1)

где И - стоимость информационного продукта; М - стоимость продукта материального производства.

В свою очередь, стоимость продукта,

полученного в каждом из указанных подразделений, также распадается на две части (см. соотношение 2). В первом -это ИИ (стоимость информационного товара, необходимого для его создания в информационном секторе экономики) и ИМ (стоимость информационного продукта и технологий, используемых в материальном производстве). Во втором подразделении - это МИ (стоимость материального продукта, нужного для функционирования информационного сектора) и ММ (стоимость материального продукта, необходимого для нормальной деятельности самого реального сектора экономики).

Информационный ИИ I сектор

Материальное производство

I + ЩЦ = Ш л

& } = (СоП

(2)

Каждое из подразделений в условиях информационной экономики не может функционировать без двух указанных частей. Интеллектуальный труд нуждается в средствах производства (компьютерах, видеокамерах, средствах связи и коммуникаций), а его продукты - в материальных носителях. В свою очередь реальный сектор не может обойтись без современных технологий (компьютерных программ, баз данных, электронной почты и т.п.).

Первое подразделение состоит из разнообразных отраслей, производящих информационный продукт. В них входят научно-исследовательские и образова-

тельные учреждения, разработчики программного обеспечения, предприятия книгоиздательства, киноиндустрии, звукозаписи и шоу-бизнеса. Особая роль здесь принадлежит Интернету как всемирному средству распространения и обмена информацией. Второе подразделение включает в себя остальные отрасли народного хозяйства, которые для создания традиционных товаров и услуг все в большей степени используют плоды интеллектуального труда, заключенные в информационном продукте.

Таким образом, для нормального функционирования системы воспроизводства в масштабах всего общества необходим обмен продукцией между двумя его подразделениями. Благодаря этому информационный продукт первого получает материальное воплощение, форму средств производства и носителей информации, нужных для дальнейшего функционирования этого сектора экономики. С другой стороны, путем такого обмена эквивалент стоимости товара второго подразделения реализуется в соответствующих информационных продуктах (компьютерных программах, базах данных и т.п.), применяемых при изготовлении традиционных товаров и услуг.

Предположим, для наших целей пропорция здесь совершенно не важна и зависит, главным образом, от уровня развития информационного сектора экономики в той или иной стране. Половина стоимости продукта первого подразделения авансируется предпри-

нимателями и наемными работниками на закупку продукции второго подразделения, а оставшаяся часть расходуется на пополнение собственных средств производства и на потребление. Вследствие этого процесса стоимостный эквивалент половины информационного продукта возвращается в первое подразделение в виде средств производства и предметов потребления, созданных во втором подразделении, где наблюдается обратная картина. Вместо материального продукта предприниматели и работники получают в свое распоряжение информационный, применяемый как в целях производства, так и в целях потребления.

Однако такой взаимный обмен осуществляется благодаря обращению денег, посредством чего происходит приравнивание части, по сути, неограниченного информационного и ограниченного материального продукта. По причине необходимости восполнения материально-технической базы и удовлетворения утилитарных потребностей занятых в информационном секторе экономики интеллектуальный продукт снова и снова должен выступать в денежной форме и посредством ее обмениваться на материальный. В действительности это обращение охватывает бесчисленное количество актов купли и продажи, совершаемое в обоих подразделениях в целях удовлетворения производственных и личных потребностей. Что же касается денег, необходимых для обмена части продукта первого подразделения на традиционные товары второго, то они выполняют или, по крайней мере, должны выполнять функцию эквивалента, позволяющего путем рыночного механизма поддерживать пропорции между обоими секторами экономики.

Из этого следует, что деньги, как специфическая форма институционального договора между людьми, будут всегда, как и ограниченные материальные и нематериальные блага и ресурсы.

Рассмотрим две ситуации: простое и расширенное воспроизводство совокупного общественного продукта с участием

двух подразделений. В первом случае мы приходим к следующему результату.

Новая стоимость в форме информационного продукта, созданная годовым трудом работников первого подразделения, должна быть равна воспроизведенной в натуральной форме стоимости традиционного товара, полученного занятыми в сфере реального сектора:

ИМ(1) = МИ(2) (3)

Пропорция, в которой продукт каждого из подразделений делится на две части, зависит от уровня информационного (постиндустриального) сегмента экономики страны. Там, где он не развит, наблюдается неэквивалентный обмен между двумя подразделениями, так как небольшая доля информационного продукта приравнивается по стоимости к значительному количеству товара, созданного в реальном секторе экономики. Эта разница в уровне развития двух подразделений общественного воспроизводства объясняет существующее различие в капитализации фирм, норме предпринимательской прибыли и оплате труда работников данных подразделений. Так, за ноябрь 1996 г. рыночная капитализация активов IBM выражалась суммой 70,7 млрд долл., а общая капитализация «Майкрософт» составляла 85,5 млрд долл. Но за этими суммами стоят совершенно разные активы. В начале 1996 г. IBM за вычетом амортизации владела имуществом, производственными средствами и оборудованием на 16,6 млрд долл.; остаточная же стоимость основного капитала «Майкрософт» была всего 930 млн долл. Иными словами, на каждые 100 долл., вложенных в IBM, приходится 23 долл. основных фондов, тогда как тем же 100 долл., инвестированным в «Майкрософт», соответствуют фонды стоимостью чуть более доллара [1].

Как известно, простое воспроизводство, по существу, имеет своей целью потребление, хотя и здесь побудительным мотивом предпринимателей является по-

лучение прибыли. Но последняя, какова бы ни была ее относительная величина, в конечном счете служит здесь только основой индивидуального потребления предпринимателей. Поскольку простое воспроизводство составляет часть, притом самую значительную, всякого годового воспроизводства в расширенном масштабе, то этот мотив, то есть личное потребление, сохраняет свое значение, выступая в сопровождении мотива обогащения как одного из условий экономического роста.

Если при неизменных масштабах производства и производительности труда в текущем году происходит увеличение информационного сектора экономики (а это долгосрочная общемировая тенденция), то все большая часть данного элемента подлежит возмещению со стороны ограниченных материальных благ, создаваемых во втором подразделении. В условиях простого воспроизводства это привело бы либо к падению цен на информационные продукты, либо к росту стоимости традиционных товаров, либо к сокращению доли материальных благ, необходимых для функционирования реального сектора. Первое обстоятельство сопровождалось бы сокращением производства информационных продуктов, второе вызвало бы увеличение выпуска товаров, третье чревато снижением применяемого основного капитала и сокращением выпуска. И то, и другое, и третье невозможно в нашей модели, так как противоречит условиям простого воспроизводства. Чтобы избежать этого, следует перейти к рассмотрению расширенного воспроизводства, основным требованием которого является превышение выпуска информационного продукта, необходимого для функционирования второго подразделения, над товарами реального сектора, применяемого в первом подразделении:

ИМ(1) > МИ(2) (4)

Поскольку информационный сектор экономики постоянно развивается, постоль-

экономика науки

ку он порождает добавочный продукт, превышающий общий размер продукта на начало года:

и, = И0 + ДИ, (5)

где И, - текущая стоимость информационного продукта; И0 - стоимость информационного продукта на начало периода; ДИ - прирост стоимости информационного продукта за истекший период.

Прирост стоимости информационного продукта распределяется в определенной пропорции между его составляющими: ИИ и ИМ. При этом происходит не только стоимостное, но и натурально-вещественное (количественное) увеличение указанных параметров. Это объясняется тем, что растущий ИТ-сектор требует расширения своей материальной составляющей: средств производства (компьютеров, коммуникаций и другого оборудования), а также носителей информации:

ДИ = ДИИ + ДИМ, (6)

где ДИ - прирост стоимости информационного продукта за истекший период; ДИИ - прирост стоимости информационного продукта, необходимого для функционирования первого подразделения; ДИМ - прирост стоимости информационного продукта, необходимого для возмещения затрат на приобретение товаров во втором подразделении.

Но отсюда следует, что возросший по стоимости и количеству продукт первого подразделения требует соответствующего увеличения размера продукции, создаваемой во втором подразделении. Следовательно, подразделение 1 должно доставить добавочный продукт для подразделения 2, на что оно, в свою очередь, отвечает увеличением производства собственного товара, необходимого для обмена с подразделением 1. Таким образом, можно сформулировать гипотезу о существовании экономического

закона опережающего развития информационного сектора, который действует в условиях становления постиндустриального общества.

Данный закон общественного воспроизводства детерминируется следующими причинами:

• неограниченностью ресурсов информационной экономики как основного фактора будущего экономического роста;

• опережающим ростом производительности труда в ИТ-секторе;

• стабилизацией объемов производства материального сектора экономики.

Так, по данным Бюро экономического анализа (БЭА) при министерстве торговли США, с 1982 г. затраты частных предприятий на покупку средств производства «промышленного века»-двигателей и турбин, электрораспределительных и контрольных приборов, металлообрабатывающих станков, погрузочно-разгрузочных механизмов и машин общепромышленного назначения, оборудования для сферы услуг, горнодобывающей, нефтяной и строительной отраслей, а также сельского хозяйства- более или менее устойчиво держатся на одном уровне. Снижаясь в периоды промышленного спада и поднимаясь вверх во времена роста, они в среднем составляли названную выше цифру. В то же время затраты на приобретение информационной техники постоянно увеличиваются. Если изобразить динамику капитальных затрат «промышленного» и «информационного» века в виде графиков, то будет видно, что обе линии пересекаются в 1991 г., когда расходы на закупку промышленного оборудования составили 107 млрд долл., а на информационную технику — 112 млрд долл. С этих пор компании расходуют больше денег на установки, необходимые для сбора, обработки, анализа и распространения информации, чем на машины, предназначенные для штамповки, резки, сборки, погрузки и иного рода действий с материальными предметами [2].

Существует мнение, что на современном этапе в странах экономического авангарда происходит рост производительности труда, связанный с развитием информационных технологий (распространением компьютеров, повышением их быстродействия, пропускной способности сетей и т.п.). Однако существуют и противоположные точки зрения. По мнению российского экономиста А.В.Кузнецова, анализ эмпирических данных на примере американской экономики свидетельствует о том, что долгосрочного увеличения названных показателей не произошло. Гипотеза об изменении характера связи между безработицей и инфляцией также противоречит выводам классической экономической науки [3]. Тем не менее развитие информационных технологий вполне способно оказать влияние на макроэкономические переменные.

По нашему мнению, увеличение темпов роста американской экономики в начале XXI века только частично может быть связано с повышением производительности труда в информационном секторе. В большей степени на этот процесс повлиял феномен неэквивалентного обмена между двумя подразделениями общественного воспроизводства, когда меньшее по стоимости количество ИТ-продуктов обменивается на большее количество традиционных товаров. Происходит повышение цен на продукты информационного сектора, а это напрямую ведет к увеличению расчетных показателей производительности труда и эффективности производства. На первых порах становления информационной экономики возникает своеобразный рентный доход, обусловленный относительной редкостью информационных продуктов по сравнению с товарами. Подобное явление при обмене продуктов порождает неравенство не только в стоимостных пропорциях, но и в нормах предпринимательской прибыли, а также оплате труда работников обоих подразделений.

По мнению американского экономиста Томаса Стюарта, неравенство растет оттого, что экономика перестала быть индустриальной, а рынок труда не успел приспособиться к происшедшим в ней изменениям. «Существуют данные - и их еще никто не сумел опровергнуть, -что образованные люди в наше время получают больше, чем когда бы то ни было. Сокращая плату за физический труд, рыночные силы одновременно все более щедро вознаграждают труд умственный» [4].

Подобное явление неэквивалентного обмена наблюдается не только в системе воспроизводства отдельно взятой страны, но и в мировой экономике в целом. Государства, первыми вступившие в информационный век, пользуясь неэквивалентным обменом во внешней торговле, порождают своеобразную эксплуатацию развивающихся государств, за гроши (дешевые копии информационных продуктов, называемые в народе «болванками») прибирая к рукам их действительно редкие материальные и интеллектуальные ресурсы («утечка мозгов»). При этом на деньги, полученные от подобного «экспорта», по дешевке происходит скупка и размещение объектов материального производства в странах третьего мира. Таким образом, создается порочный круг их постоянного отставания и закрепление в них интеллектуального рабства.

Неудивительно, что развитые государства, а также крупнейшие информационные корпорации (типа «Майкрософт») стремятся сохранить статус-кво и, пользуясь своей монополией на объекты интеллектуальной собственности, неизбежно способствуют застою научно-технического и экономического прогресса общества. И в этом смысле производители контрафактной продукции объективно выполняют «благородную» функцию времен, составляя реальную конкуренцию ИТ-магнатам, поставившим свободу распространения информации в зависимость от собственных сверхприбылей.

Одна из решающих ролей в процессе демократизации интеллектуального рынка принадлежит Интернету как средству беспрепятственного обмена информацией во всемирном масштабе. Рискнем утверждать, что будущее не за корпоративными монстрами, а за тысячами самостоятельных интеллектуальных тружеников, разрабатывающих и распространяющих необходимые человечеству информационные продукты, что, впрочем, не исключает и соразмерного денежного вознаграждения за труд.

Рост совокупного общественного продукта требует соответствующего увеличения капитала двух подразделений как по стоимости, так и по натурально-вещественной форме. Таким образом, закон опережающего развития информационного сектора экономики в качестве основы расширенного воспроизводства на этапе становления постиндустриального общества тесно связан с процессом накопления капитала. В условиях производства на базе возрастающего капитала ИМ(1) равно МИ(2) плюс та часть дополнительного продукта, которая вновь присоединяется к капиталу, необходимому для расширения

Литература

производства во втором подразделении, а минимум этого расширения должен быть таким, без которого неосуществимо действительное накопление, то есть расширение производства в самом подразделении 1.

Предположение, допускаемое при простом воспроизводстве, а именно, что ИМ(1) = МИ(2), несовместимо с производством эпохи постиндустриализма. Это, впрочем, не исключает того, что на отдельных отрезках экономического цикла общий объем производства в течение какого-нибудь года бывает меньше, чем в предыдущем году, так что по сравнению с предшествующим периодом не происходит даже простого воспроизводства.

Как уже было указано, развитие информационной экономики не может быть без крупных переливов капитала как между отдельными отраслями, так и между странами. Одна из ведущих ролей и здесь принадлежит глобальной сети Интернет, без которой сегодня невозможно себе представить функционирование всемирного рынка капитала. Она охватывает и рынок ценных бумаг, и рынок валюты, и межбанковские расчеты.

1. Blair M.M. Ownership and Control: Rethinking Corporate Governance for the Twenty-First Century. Wash., 1995. Ch. 6.

2. Stewart T.A. What Information Costs // Fortune. July 10. 1995. P. 120.

3. Кузнецов А.В. «Новая экономика» и новая экономическая парадигма // Экономическая наука современной России. №2, 2002. С. 5-16.

4. Стюарт Т. Интеллектуальный капитал. Новый источник богатства организаций // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / Под ред. В.Л. Иноземцева. - М., 1999. С. 385.

5. Сухарев О.С. Информационная экономика: аспекты развития // Финансы и кредит. №5, 2009. С. 9.

6. Статистика пользователей Интернет. URL: http://bloxpot.net/2010/10/statistica-interneta.html

Summary

The problems of aggregate social product reproduction considering information economy sector are examined in this article. The hypothesis about the existence of economic law of forestalling development of the information economy sector in conditions of expanded reproduction is formulated. The author makes a conclusion about the necessity of elaboration and realization of national strategy of information economy development.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.