Научная статья на тему 'Стратегические направления деятельности воз по охране психического здоровья населения'

Стратегические направления деятельности воз по охране психического здоровья населения Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

CC BY
2297
324
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПСИХИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ / БРЕМЯ БОЛЕЗНИ / ВОЗ / ЗДОРОВЬЕ НАСЕЛЕНИЯ / MENTAL ILLNESSES / DISEASE BURDEN / WHO / PUBLIC HEALTH

Аннотация научной статьи по наукам о здоровье, автор научной работы — Качаева М.А., Шпорт С.В., Трущелёв С.А.

В обзоре обобщена деятельность Всемирной организации здравоохранения по стратегическим направлениям, связанным с преодолением бремени психических болезней. Представлены новые данные о глобальном состоянии психического здоровья населения. Установлено, что в течение минувшего десятилетия значительно улучшилось понимание ценности здоровья. Растет объем информации, свидетельствующей о результативности и эффективности с экономической точки зрения важнейших мероприятий по приоритетным психическим расстройствам в странах с различными уровнями экономического развития. Всемирная организация здравоохранения поддерживает правительства в их стремлениях укрепить психическое здоровье населения, взаимодействует с государственными органами власти и некоммерческими организациями, координирует эту деятельность и планирует совместные действия.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

WHO strategic directions for the protection of mental health

The review presents WHO's strategy for overcoming the burden of mental illness. Information on the state of mental health of the population is presented. It is established that in the past decade the people's understanding of health values has significantly improved. There is a growing body of information that indicates the effectiveness and cost-effectiveness of interventions to strengthen mental health in countries with different levels of economic development. WHO supports governments in their efforts to strengthen the mental health of the population, interacts with state authorities and non-profit organizations, coordinates these activities and plans joint actions.

Текст научной работы на тему «Стратегические направления деятельности воз по охране психического здоровья населения»

© ФГБУ «НМИЦПН им. В.П. Сербского» Минздрава России, 2017 УДК 614+616.89

Для корреспонденции

Качаева Маргарита Александровна - доктор медицинских

наук, профессор, главный научный сотрудник ФГБУ «НМИЦПН

им. В.П. Сербского» Минздрава России

Адрес: 119034, г. Москва, Кропоткинский пер., д. 23

Телефон: +7 (495) 637-48-75

E-mail: mkachaeva@mail.ru

М.А. Качаева, С.В. Шпорт, С.А. Трущелёв

Стратегические направления деятельности ВОЗ по охране психического здоровья населения

Научный обзор

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского» Минздрава России, Москва, Россия

В обзоре обобщена деятельность Всемирной организации здравоохранения по стратегическим направлениям, связанным с преодолением бремени психических болезней. Представлены новые данные о глобальном состоянии психического здоровья населения. Установлено, что в течение минувшего десятилетия значительно улучшилось понимание ценности здоровья. Растет объем информации, свидетельствующей о результативности и эффективности с экономической точки зрения важнейших мероприятий по приоритетным психическим расстройствам в странах с различными уровнями экономического развития. Всемирная организация здравоохранения поддерживает правительства в их стремлениях укрепить психическое здоровье населения, взаимодействует с государственными органами власти и некоммерческими организациями, координирует эту деятельность и планирует совместные действия.

Ключевые слова: психические болезни, бремя болезни, ВОЗ, здоровье населения

M.A. Kachaeva, S.V. Shport, S.A. Trushchelev

WHO strategic directions for the protection of mental health

Review

V. Serbsky National Medical Research Centre for Psychiatry and Narcology, Moscow, Russia

The review presents WHO's strategy for overcoming the burden of mental illness. Information on the state of mental health of the population is presented. It is established that in the past decade the people s understanding of health values has significantly improved. There is a growing body of information that indicates the effectiveness and cost-effectiveness of interventions to strengthen mental health in countries with different levels of economic development. WHO supports governments in their efforts to strengthen the mental health of the population, interacts with state authorities and non-profit organizations, coordinates these activities and plans joint actions. Keywords: mental illnesses, disease burden, WHO, public health

Аспект психического здоровья человека отражен в Уставе Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ): «Здоровье является состоянием полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствием болезней и физических дефектов» (Health is a state of complete physical, mental and social well-being and not merely the absence of disease or infirmity) [http://www.who. int/about/mission/en/].

В «Европейской декларации по охране психического здоровья», принятой на Европейской конференции ВОЗ на уровне министров (Хельсинки, Финляндия, 12-15 января 2005 г.), отмечено, что психическое здоровье и психическое благополучие - это важнейшие предпосылки для хорошего качества жизни и продуктивной деятельности отдельных лиц, семей, местных сообществ и народов в целом. Эти условия позволяют людям воспринимать свою жизнь как полноценную и значимую и быть активными и созидательными членами общества. Важнейшая цель усилий по охране психического здоровья заключается в обеспечении более высокого уровня благополучия и повседневного функционирования людей. При этом основное внимание необходимо уделять их сильным сторонам и имеющимся ресурсам, повышению их устойчивости к внешним негативным воздействиям и усилению защитных внешних факторов. Признается, что укрепление психического здоровья, профилактика психических нарушений, лечение и реабилитация лиц с проблемами психического здоровья и уход за ними являются приоритетными задачами для ВОЗ и ее государств-членов [1].

Обзор составлен в целях характеристики глобального состояния психического здоровья населения и обобщения стратегических направлений деятельности ВОЗ по преодолению бремени психических болезней.

Бремя психических болезней

В последние десятилетия в исследовательских работах и на общественных слушаниях по проблемам общественного здоровья населения все чаще отмечается рост глобального бремени психических болезней. В ряде случаев психические болезни становятся непосредственными причинами смертности населения. Особенно это касается роста смертности, связанной с суицидами и последствиями курения табака, употребления алкоголя, наркотических и сильнодействующих средств [2]. Средняя продолжительность жизни больных с психическими расстройствами в среднем на 13 лет меньше, чем у здоровых людей [3].

Программа действий ВОЗ по ликвидации пробелов в области психического здоровья (mhGAP) [4], внедренная в 2008 г., использует основанные на фактических данных руководства, методические материалы и наборы учебных материалов

для внедрения эффективных разработок в системы медико-социального обслуживания в странах, особенно в условиях дефицита ресурсов. Эта Программа ориентирована на укрепление потенциала поставщиков услуг неспециализированной медицинской помощи в рамках комплексного подхода по сохранению психического здоровья. Программа осуществляется в 80 странах-участниках ВОЗ. Проект ВОЗ «Качество и права» («QuaNtyRights») предусматривает совершенствование условий для соблюдения прав человека в учреждениях, оказывающих психиатрическую и социальную помощь [http://www.who.int/mental_health/policy/quality_ ^Мв/еп/#].

В Резолюции 66-й сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения (Женева, 20-27 мая 2013 г.) отмечено, что психические и неврологические расстройства являются значимой причиной заболеваемости и усугубляют глобальное бремя неинфекционных заболеваний (НИЗ). В этой связи работа по осуществлению глобального плана действий ВОЗ в области профилактики НИЗ и борьбы с ними на 2013-2020 гг. должна проводиться на согласованной основе и в тесной координации с глобальным планом действий ВОЗ в области психического здоровья на всех уровнях.

Согласно изданию ВОЗ «Атлас психического здоровья», национальные траты на охрану психического здоровья в среднем составляют 3% от бюджетов на здравоохранение (в странах с низким уровнем дохода - менее 1%, с высоким уровнем дохода -до 5%). Общемировые расходы составили 147 млрд долларов США и в значительной степени связаны с расширением масштабов на психосоциальное консультирование и лечение антидепрессантами. При этом отмечено, что окупаемость оказываемых услуг превосходит расходы. Однако текущие инвестиции в развитие служб по охране психического здоровья значительно ниже необходимых уровней [5]. В связи с этим разработан «План действий в области психического здоровья на 20132030 гг.» (инфоблок 1) [6].

Депрессия - второй по распространенности (после сердечно-сосудистых заболеваний) фактор, приводящий к нетрудоспособности или утрате здоровья. За период с 1990 по 2013 г. число людей, страдающих от депрессии и (или) тревожных расстройств, возросло почти на 50% - с 416 млн до 615 млн человек. Около 10% населения поражено такими болезнями, на которые приходится 30% глобального бремени несмертельных болезней [7]. Во время чрезвычайных ситуаций от депрессии и тревожных расстройств страдает каждый пятый человек. Последствия вооруженных конфликтов и локальных войн обостряют потребности в расширении медицинской помощи и большего вовлечения специалистов психолого-психиатрических служб [8].

Информационный блок 1

План действий в области психического здоровья на 2013-2030 гг.: базисные значения для глобальных задач

Задача плана действий Ориентир плана действий (к 2020 г.) Базисные значения в 2013 г.

Укреплять эффективное лидерство и руководство в области охраны психического здоровья 80% стран разработают или обновят свою политику или планы в отношении психического здоровья в соответствии с международными региональными документами по правам человека Имеется в 88 странах, что эквивалентно 56% ответивших стран или 45% всех государств-членов ВОЗ

50% стран разработают или обновят свои законы по охране психического здоровья в соответствии с международными и региональными документами по правам человека Имеется в 65 странах, что эквивалентно 42% ответивших стран или 34% всех государств-членов ВОЗ

Обеспечивать комплексные, интегрированные и гибко реагирующие службы по психическому здоровью и социальной помощи в учреждениях в общине Охват услугами в отношении тяжелых психических расстройств увеличится на 20% В исследованиях установлено, что охват услугами был менее 25%

Осуществлять стратегии укрепления и профилактики в области психического здоровья Ожидается, что 80% стран будут иметь, по крайней мере, две функционирующие национальные многосекторальные программы по укреплению и профилактике психического здоровья Имеется в 80 странах, что эквивалентно 48% ответивших стран или 41% всех государств-членов ВОЗ

Процент самоубийств в странах будет сокращен на 10% Частота самоубийств составила 11,4 на 100 тыс. человек населения. Значение основано на стандартизованной по возрасту глобальной оценке

Укреплять информационные системы, базу фактических данных и исследования в области психического здоровья Ожидается, что 80% стран будут регулярно собирать и представлять, по крайней мере, основной комплект показателей психического здоровья один раз в два года через свои национальные системы медицинской и социальной информации Имеется в 64 странах, что эквивалентно 42% ответивших стран или 33% всех государств-членов ВОЗ

По данным на 2015 г., распространенность этой группы психических расстройств в разных странах составила от 3,8 до 6,3% от общей численности населения. В Европейском регионе ВОЗ число людей с депрессивными расстройствами составляет 40 млн. В этом регионе депрессия стала главной причиной 128 тыс. случаев самоубийств в год [9].

Депрессия - весьма распространенное болезненное состояние, однако его не всегда своевременно распознают. Почти три четверти населения, страдающих глубокой депрессией, не получают адекватного лечения. Даже когда необходимые услуги доступны, многие больные с депрессией избегают лечения или откладывают его из страха перед предвзятым отношением к ним или дискриминацией со стороны окружающих. Данная ситуация в сочетании с низким уровнем государственного финансирования стала причиной огромных пробелов в своевременной диагностике и лечении депрессии и привела к тому, что только небольшая доля больных получают надлежащую медико-социальную помощь [10].

В наихудшем случае депрессия приводит к суициду, который в структуре главных причин смертности лиц в возрасте 15-29 лет занимает 2-е место после дорожно-транспортных происшествий. В странах с низким и средним уровнями доходов в Европейском регионе отмечены самые высокие показатели самоубийств. У женщин депрессия встречается в 2 раза чаще, чем у мужчин, но уровни самоубийств мужчин выше. Так, в 2015 г. в странах с низким и средним уровнями доходов мужчины совершали самоубийства в 4 раза чаще, чем женщины.

Установлено, что депрессия повышает риск развития тревожных расстройств и нарушений, вызванных употреблением психоактивных веществ, а также риск возникновения других НИЗ, таких как диабет и сердечно-сосудистые болезни [11]. При этом верно также и то, что люди с соматическими заболеваниями подвергаются большему риску развития депрессии. Отчасти поэтому депрессию можно и нужно лечить не только на базе неспециализированных медицинских учреждений.

Объем издержек, связанных с депрессивными и тревожными расстройствами, в мировом масштабе превышает 1 трлн долларов США в год. По сообщению руководителя программы по охране психического здоровья Европейского регионального бюро Дэна Чисхолма (Dan Chisholm), «цена бездействия» в этой сфере высока из-за огромных экономических издержек, которые обусловлены главным образом низкой производительностью труда и невыходом на работу по болезни. У значительной части людей, получающих пособия по социальному обеспечению или пенсии в связи с нетрудоспособностью, изначальным диагнозом было психическое расстройство, чаще всего - депрессия [7].

Хотя лечение депрессии является высокозатратным подходом медико-социальной помощи, но он все-таки позволяет добиться экономии средств: каждый доллар, вложенный в лечение, обеспечивает отдачу в размере четырех долларов США. Несмотря на доступность затратоэффектив-ных методов лечения, уровень государственного финансирования услуг по охране психического здоровья крайне низок - от 1 до 5% и зависит от уровня развития стран [10, 11].

По данным P. Sobocki и соавт. [12], в 2004 г. в 28 странах Европейского региона с населением в 466 млн человек, по меньшей мере, 21 млн страдали от депрессии. При этом стоимость затрат, связанных с лечением депрессии, оценена в 118 млрд евро в год. В том числе только прямые затраты на лечение составили 42 млрд евро, а косвенные издержки, связанные с заболеваемостью и смертностью, оценивались в 76 млрд евро. Доля стоимости депрессии в общей экономике Европы составляет 1%.

Мероприятия по снижению бремени, связанного с депрессией, включены в Программу ВОЗ по заполнению пробелов в области охраны психического здоровья (mhGAP) [4]. При содействии ВОЗ разрабатываются методические рекомендации по лечению больных с депрессией [13, 14], по индивидуальной психологической помощи взрослым инвалидам [15], проводятся конференции на уровне министров [5] и международные мероприятия по привлечению внимания общественности к проблемам здоровья. Так, кампания ВОЗ «Депрессия: давайте говорить» (Depression: Let's talk), проводимая во Всемирный день психического здоровья 10 октября 2017 г., вызвала феноменальный интерес: было зарегистрировано около 2 млн посещений веб-сайта мероприятия и проведено более 300 мероприятий в 76 странах.

Шизофрения - тяжелое психическое расстройство, которым во всем мире страдают более 21 млн человек. Однако она встречается реже, чем многие другие психические заболевания. Мужчины болеют чаще, чем женщины. Мужчины также обычно заболевают шизофренией в более раннем возрасте [16].

Шизофрения ассоциируется со значительным нарушением трудоспособности и может сказываться на обучении и профессиональной деятельности. У больных шизофренией вероятность ранней смертности в 2-2,5 раза выше, чем у населения в целом. Это часто связано с сопутствующими соматическими заболеваниями (сердечно-сосудистыми, обмена веществ и инфекционными болезнями). Установлено, что лечение шизофрении с применением лекарственных препаратов и психосоциальной поддержки дает эффект. Однако важной проблемой является отсутствие доступа к своевременному психиатрическому обслуживанию. Стратегии лечебно-реабилитационного процесса должны учитывать потребность больных шизофренией в обеспечении их проживания с уходом и трудоустройства. Между тем в исследованиях установлено, что более 50% больных не получают надлежащей помощи, а в развивающихся странах доля таких случаев достигает 90% [16-19]. Кроме того, больные шизофренией реже обращаются за медицинской помощью, чем население в целом. В большой степени это обусловлено широко распространенной стигматизацией больных, дискриминацией и нарушением их прав [20-22].

Бремя болезни значительное. Оно преимущественно связано с продолжительностью лечения, существенными финансовыми тратами на приобретение лекарственных средств и обеспечение ухода за больными [23, 24].

Планом действий ВОЗ в области психического здоровья на 2013-2020 гг., одобренным Всемирной ассамблеей здравоохранения в 2013 г., были определены шаги, необходимые для оказания соответствующих услуг больным с психическими расстройствами, включая шизофрению. Важнейшая рекомендация Плана действий предусматривает расширение медико-социальных услуг на муниципальном уровне [4, 16].

Предотвращение самоубийств

Рост числа самоубийств - глобальная проблема современного общества. По данным ВОЗ, за последние 50 лет показатель самоубийств во всем мире возрос на 60%, но особенно большой рост отмечен в развивающихся странах [25, 26]. К 2020 г. число самоубийств может составить 1,53 млн случаев в год. Самоубийство входит в число 10 наиболее распространенных причин смертности населения во всех странах и является третьей причиной -в возрастной группе людей от 15 до 35 лет. Отмечается огромное воздействие факта самоубийства на психологическое и социальное состояние окружающих - семьи и общества. Случай самоубийства одного человека оказывает влияние в среднем на шестерых других людей. Если же самоубийство происходит в учебном заведении или на рабочем месте, то психологические последствия его сказываются на сотнях людей. Ущерб от самоубийств

по специальному показателю для оценки ущерба от заболевания, отражающий число потерянных лет здоровой жизни (Disability-adjusted life years; DALY), сравним с потерями от войн. Он вдвое превосходит ущерб от сахарного диабета и примерно соответствует показателю при родовых травмах и асфиксии плодов в родах [27].

Долговременный (за всю жизнь) риск самоубийства людей с аффективными расстройствами (преимущественно с депрессией) составляет 6-15%, у больных алкоголизмом - 7-15%, у больных шизофренией - 4-10%. Установлено, что самоубийства почти во всех случаях были связаны с наличием у суицидентов психических расстройств разной степени выраженности [26, 28]. Суицид сам по себе не заболевание и не является симптомом болезни, однако психическое расстройство - важный фактор самоубийства.

Суицидальный риск возрастает при хронических соматических заболеваниях. Особенно при комор-бидности их с депрессией. Хроническое течение болезней, инвалидизация и неблагоприятный прогноз коррелируют с увеличением частоты самоубийств. Риск самоубийства особенно высок непосредственно после установления диагноза смертельной болезни и в течение последующих первых двух лет, еще больше возрастает в случаях прогрессирующей малигнизации. Присоединение трудно купируемого болевого синдрома является важным провоцирующим фактором суицидального поведения. Для врача общего профиля, играющего ключевую роль в превенции самоубийств, важнейшими задачами являются выявление суицидально настроенных пациентов и дальнейшая работа с ними [28].

Социальные изменения в обществе относятся к числу факторов, влияющих на популяционную частоту суицидов. Результаты изучения частоты суицидов в 15 странах Европы, сменивших свое общественно-политическое устройство в конце ХХ в., свидетельствуют о том, что в большинстве из них произошло снижение частоты суицидов (наиболее существенно в Венгрии - в 1,8 раза, в Словении - в 1,6 раза, в Эстонии - в 1,5 раза). Однако показатель смертности в результате самоубийств и намеренных самоповреждений в Российской Федерации был одним из самых высоких в регионе и в 2017 г. составил 19 случаев на 100 тыс. населения, что превышает среднемировой показатель в 3 раза. Социальная проблема повлекла за собой реформирование системы медицинской помощи в области профилактики самоубийств, как необходимое условие совершенствования охраны общественного здоровья [29, 30].

Особенно тревожна статистика по распространенности самоубийств в молодежной среде [31]. В кризисные периоды жизни многие молодые люди пытаются уйти от трудностей реального мира и обычно окунаются в безбрежное

пространство Интернета, стремясь там найти собеседников и обсудить свои проблемы. Современные информационные технологии легко и быстро определяют предпочтения и ключевые интересы пользователей, предлагая релевантные ресурсы. При этом пользователь зачастую неосознанно и легко может зайти на сайты, явно или неявно пропагандирующие суицид. Проблему формирования «клубов» самоубийц еще в 1912 г. описал В.М. Бехтерев (см. его книгу «О причинах самоубийства и возможной борьбе с ними»). Современные виртуальные сообщества сторонников суицида отличаются от своих традиционных предшественников многочисленностью, отсутствием географической привязанности и вовлечением в группировку лиц любого возраста и пола.

Осознавая эту годами назревающую социальную проблему, в 2012 г. ВОЗ разработала глобальную инициативу и анонсировала программу по предотвращению самоубийств (SUPRE) [32]. Разработаны эффективные мероприятия, направленные на ограничение доступа к распространенным средствам самоубийств, таким как огнестрельное оружие, токсические и сильнодействующие лекарственные вещества, пестициды. Такие мероприятия оказываются эффективными в уменьшении показателей самоубийств, однако необходимо принимать меры, охватывающие многосекторальные вмешательства на разных уровнях. Имеются убедительные данные, свидетельствующие о том, что надлежащие профилактика и лечение депрессии, снижение употребления алкоголя и токсикомании, а также последующие контакты с людьми, пытавшимися совершить самоубийство, приводят к снижению показателей самоубийств. Для различных групп специалистов и социальных работников, имеющих отношение к работе по предотвращению самоубийств, выпущена серия справочных пособий и методических руководств.

В 2014 г. был опубликован доклад С. Саксена и соавт. «Предотвращение самоубийств: глобальный императив» [33] для того, чтобы улучшить понимание специалистами национальных систем здравоохранения значения распространенности суицидального поведения населения и сделать предотвращение самоубийств одним из приоритетных вопросов в глобальной повестке общественного здравоохранения. Была поставлена цель - помощь странам в разработке и укреплении всеобъемлющих стратегий и развитие межсекторального подхода к медико-социальной профилактике.

Преодоление проблемы самоубийства - одно из приоритетных условий в реализации Программы действий ВОЗ по ликвидации пробелов в области психического здоровья [4]. Государства-члены ВОЗ обязались достичь глобальной цели по сокращению показателя самоубийств на 10%. К 2030 г. предполагается уменьшить на треть преждевре-

менную смертность от НИЗ посредством профилактики, лечения и поддержания психического здоровья и благополучия [34].

Поддержка пожилых людей по сохранению психического здоровья

Многие пожилые люди со временем утрачивают способность жить независимо из-за ограниченной мобильности, хронической боли и других психических или физических проблем и обычно нуждаются в долгосрочном уходе. Кроме того, в жизни пожилых гораздо чаще происходят такие трудно переживаемые события, как потеря близких, снижение социально-экономического статуса при выходе на пенсию или при получении инвалидности. Все эти факторы могут обусловливать изоляцию, утрату независимости, одиночество и психологический дистресс.

Психическое здоровье оказывает воздействие на физическое здоровье людей и наоборот. Так, у пожилых людей, имеющих болезни сердца, -выше показатели депрессии по сравнению с теми, у кого хорошее здоровье. Установлено, что если не лечить депрессию у пожилого человека с болезнью сердца, то это усугубляет негативный прогноз физической болезни. Депрессия у пожилых людей может вызывать большие страдания и приводит к ограничению функционирования в условиях повседневной деятельности. Униполярная депрессия затрагивает 7% всех престарелых, а на ее долю приходится 5,7% общей инвалидности людей старше 60 лет. В условиях первичной медицинской помощи депрессия недостаточно диагностируется, и не все больные получают лечение. Симптомы депрессии у пожилых людей остаются без должного внимания со стороны медицинских специалистов, поскольку совпадают с другими проблемами пожилого возраста [35].

Имеются факты и исследовательские данные, которые позволяют предполагать, что каждый десятый пожилой человек подвергается плохому обращению с ним, включая физическое, сексуальное, психологическое, эмоциональное, финансовое насилие. Плохое обращение с пожилыми людьми может вызывать не только физический ущерб, но и долговременные психологические последствия, включая депрессию и тревогу.

Деменция у пожилых людей - большая медико-социальная проблема. По оценкам, в мире насчитывается 47,5 млн больных с деменцией, а к 2050 г. этот показатель увеличится до 135,5 млн. С точки зрения прямых затрат на медицинскую, социальную и неформальную помощь в связи с деменцией возникнут существенные социальные и экономические проблемы. Более того, физическое, эмоциональное и экономическое давление может вызывать большой стресс у членов семьи. Медико-санитарная, социальная, финансовая

и правовые системы государств должны оказывать поддержку как людям с деменцией, так и тем, кто заботится о них [36].

Для обеспечения лучшего качества обслуживания людей с психическими заболеваниями и тех, кто за ними ухаживает, нужна соответствующая и благоприятная законодательная среда, основанная на принятых на международном уровне стандартах прав человека. ВОЗ поддерживает национальные правительства в достижении цели укрепления психического здоровья населения и содействия им по интеграции эффективных стратегий и планов в обеспечение пожилых людей. Признавая деменцию в качестве проблемы общественного здравоохранения, ВОЗ опубликовала доклад «Деменция: приоритет общественного здравоохранения» [37], в котором призывает к действиям на международном и национальном уровнях.

Мероприятия по снижению бремени, связанного с деменцией, включены в Программу ВОЗ по заполнению пробелов в области охраны психического здоровья [4]. Эта программа направлена на усовершенствование помощи в случае психических расстройств, болевых синдромов и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, за счет обеспечения директивных указаний и механизмов для организации медико-санитарного обслуживания в районах с недостаточными ресурсами.

В марте 2015 г. конференция, организованная ВОЗ на уровне министров, способствовала повышению осведомленности по проблемам для общественного здравоохранения и экономики в отношении деменцией, содействовала лучшему пониманию ролей и обязанностей государств-членов, привела к принятию решения «Призыв к действиям» [38]. ВОЗ рекомендует оптимизировать национальные системы здравоохранения к удовлетворению потребностей пожилых людей, включая подготовку специалистов здравоохранения по вопросам оказания медицинской помощи; профилактику и ведение возрастных хронических болезней; разработку устойчивой политики долгосрочной и паллиативной помощи.

В русле этого направления деятельности ВОЗ и в соответствии с планом мероприятий Минздрава России ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского» Минздрава России провел научно-практическую конференцию «Психическое здоровье и качество жизни лиц пожилого возраста: междисциплинарный подход» (Москва, 18-20 октября 2017 г.). Основные вопросы, вынесенные для обсуждения: организация медико-психологической и социальной помощи лицам пожилого и старческого возраста; профилактика психических расстройств у лиц пожилого и старческого возраста; диагностика, лечение и медико-социальная

реабилитация лиц пожилого и старческого возраста, страдающих психическими расстройствами; судебно-психиатрическая экспертная оценка расстройств у лиц пожилого и старческого возраста; болезни зависимости в пожилом и старческом возрасте; профилактика, диагностика и лечение когнитивных нарушений на основе междисциплинарного, межведомственного подходов; коморбид-ность психических расстройств у лиц пожилого и старческого возраста.

Медико-санитарное просвещение

ВОЗ рассматривает медико-санитарное просвещение, как любую комбинацию мероприятий, направленных на помощь отдельным людям и местным сообществам, по укреплению здоровья посредством обогащения их знаний или влияния на их взгляды [39]. Состояние психического здоровья людей можно улучшить за счет пропаганды ведения активного и здорового образа жизни. Для содействия повышению уровня здоровья людей, профилактике заболеваний и излечению от хронических болезней важно наличие хорошо развитой медико-санитарной и социальной помощи.

Уровень психического здоровья человека в каждый момент времени определяется многочисленными социальными, психологическими и биологическими факторами. Так, устойчивое социально-экономическое давление и потрясения в обществе признаются факторами риска ухудшения психического здоровья отдельных людей и сообществ. Плохое психическое здоровье связано также с быстрыми социальными изменениями, стрессовыми условиями на работе, гендерной дискриминацией, социальным отчуждением, нездоровым образом жизни, рисками насилия и физического нездоровья, а также с нарушениями прав человека. Существуют особые личностные факторы, из-за которых люди становятся уязвимыми перед психическими расстройствами. И, наконец, имеется ряд биологических причин психических расстройств, включая генетические факторы, которые способствуют дисбалансу химических веществ в работе головного мозга [40].

Укрепление психического здоровья включает действия по созданию условий жизни и окружающей среды, поддерживающих психическое здоровье и позволяющих людям вести здоровый образ жизни. Сюда входит ряд действий, направленных на повышение вероятности того, чтобы большее число людей имели лучшее психическое здоровье. Атмосфера, в которой обеспечены уважение и защита основных гражданских, политических, социально-экономических и культурных прав, является основой укрепления психического здоровья. При отсутствии безопасности и свободы, обеспечиваемых этими правами, поддерживать высокий уровень психического здоровья очень сложно.

Национальная политика в области охраны психического здоровья должна быть ориентирована не только на лечение психических расстройств, но и на более широкие медико-социальные аспекты. ВОЗ рекомендует учитывать вопросы укрепления психического здоровья в стратегиях и программах государственного и негосударственного секторов. Помимо сектора здравоохранения к решению этих вопросов необходимо также привлекать такие секторы общественного устройства, как образование, трудоустройство, правосудие, транспорт, окружающая среда, жилищное строительство и социальное обеспечение.

Вредное потребление алкоголя - один из наиболее распространенных факторов риска возникновения основных НИЗ, которые поддаются изменению и предупреждению. Отмечается, что смертность, связанная с употреблением алкоголя, наиболее высока среди мужчин в Европе и Америке и составляет 10,8 и 8,7% соответственно. По оценкам, в 2004 г. во всем мире от причин, связанных с употреблением алкоголя, умерли 2,5 млн человек, в том числе 320 тыс. молодых людей в возрасте 15-29 лет. На вредное употребление алкоголя пришлось 3,8% всех случаев смерти в мире и 4,5% глобального бремени болезней, измеряемого в количестве утраченных лет жизни с поправкой на инвалидность [41].

Глобальная стратегия на сокращение вредного употребления алкоголя одобрена в мае 2010 г. на 63-й сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения. В Резолюции сессии определены приоритетные направления действий, которые призваны стимулировать, поддерживать и дополнять соответствующие шаги на местном, национальном и региональном уровнях.

Стратегия включает задачи: расширение базы знаний о масштабах и детерминантах связанного с алкоголем вреда и об эффективных мероприятиях по сокращению и предупреждению такого вреда; наращивание научно-методического потенциала в целях разработки мероприятий по предупреждению вредного употребления алкоголя; укрепление партнерств и улучшение координации среди заинтересованных сторон; совершенствование систем мониторинга и эпиднадзора на различных уровнях и более эффективное распространение и использование информации в целях информационно-пропагандистской работы, формулирования политики и оценки [42].

Освобождение от табачной зависимости -важная инициатива ВОЗ медико-санитарного просвещения по сохранению здоровья населения [43]. Почти 80% курильщиков табака в мире живут в странах с низким и средним уровнями дохода. Более 5 млн случаев смерти ежегодно приходится на потребителей и бывших потребителей табака. В табачном дыме более 4 тыс. химических

веществ, из которых, по меньшей мере, 250 известны как вредные, а более 50 - как канцерогены. Безопасного уровня воздействия вторичного табачного дыма не существует. Среди взрослых людей вторичное воздействие табачного дыма связывают с развитием и хронизацией сердечно-сосудистых и респираторных заболеваний, включая ишемическую болезнь сердца и рак легких. Почти половина детей регулярно дышат воздухом, загрязненным табачным дымом в местах общественного пользования. Более 40% детей имеют, по меньшей мере, одного курящего родителя. Необходимо, чтобы каждый человек мог дышать воздухом, свободным от табачного дыма.

В Российской Федерации распространенность потребления табака и злоупотребления алкоголем все еще остается высокой. Согласно данным Глобального опроса взрослого населения о потреблении табака (GATS) 2009 г., курящих российских мужчин - 60,2%, женщин - 21,7%. Ежегодно от причин, связанных с потреблением табака, преждевременно умирает, по различным экспертным оценкам, от 350 до 500 тыс. человек. Наиболее высокая доля смертности в мире, обусловленной злоупотреблением алкоголем, приходится на Российскую Федерацию и сопредельные страны [44].

Установлено, что принимаемые меры нормативно-правового характера и законодательные акты по обеспечению среды, свободной от табачного дыма, защищают здоровье некурящих людей, не наносят вреда деятельности людей и организаций. Эти законы популярны и пользуются все большей поддержкой с течением времени. Так, после вступления в силу локальных законов о создании среды, свободной от табачного дыма, общественная поддержка инициативы ВОЗ «Города, свободные от табачного дыма» [45] в штате Нью-Йорк (США) выросла с 64 до 74%, в Ирландии - с 67 до 82%, в Новой Зеландии - с 61 до 82%.

ВОЗ привержена делу борьбы против табака во всем мире. Рамочная конвенция ВОЗ по борьбе против табака вступила в силу в феврале 2005 г. С тех пор она стала одним из самых широко признанных договоров в истории Организации Объединенных Наций, охватывающим 180 стран, где проживают 90% населения мира. Рамочная конвенция ВОЗ является важнейшим инструментом ВОЗ для борьбы против табака и важной вехой на пути к укреплению здоровья людей. Этот основанный на фактических данных документ подтверждает право людей на самый высокий уровень здоровья, обеспечивает юридические основы для международного сотрудничества в области здравоохранения и устанавливает высокие стандарты для соблюдения этого договора [http://www.who.int/fctc/ru/]. В 2008 г. ВОЗ ввела комплекс практических и не требующих больших затрат на расширение масштабов осуществления положений Рамочной конвенции ВОЗ

на местах. Эти наиболее эффективные и выгодные меры по сокращению употребления табака известны как комплекс мер MPOWER. Каждая из них соответствует, по меньшей мере, одному положению Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака: мониторинг употребления табака и мер профилактики; защита людей от употребления табака; предложение помощи в целях прекращения употребления табака; предупреждения об опасностях, связанных с табаком; обеспечение соблюдения запретов на рекламу, стимулирование продажи и спонсорство табака; повышение налогов на табачные изделия.

Российская Федерация присоединилась к Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака: определена информационно-коммуникационная стратегия по формированию здорового образа жизни, борьбе с потреблением алкоголя и табака, предупреждению и борьбе с немедицинским потреблением наркотических средств и психотропных веществ на период до 2020 г. (Приказ Минздрава России от 30 сентября 2013 г. № 677), действует закон об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака [46], а также установлены административные правонарушения, связанные с запретом курения табака [47].

Преодоление стигматизации больных - важное направление деятельности ВОЗ по медико-санитарному просвещению населения и восстановлению полного доступа больных к медицинской помощи.

Стигматизация - это навешивание ярлыков типа «ненормальный», «бешеный» и т.п. Часто психическое расстройство воспринимается как пугающее, постыдное, нереальное, надуманное и неизлечимое заболевание, которое ассоциируется с социальной девиацией, нестабильностью, опасностью, непредсказуемостью поведения больных и возможным проявлением насилия от них [48]. Эти формы социального отчуждения происходят на работе, в семье, личной жизни и общественной деятельности, при получении услуг медицинской помощи и здравоохранения, в средствах массовой информации [49]. Особенно стигматизация лиц с психическими расстройствами распространена и выражена в молодежной среде [50]. Социальная стигматизация больных с психическими расстройствами, как негативный социальный феномен, существенно затрудняет доступ к медицинской помощи и социальным услугам самих больных и лиц, осуществляющих за ними уход [49, 51, 52].

Развитие онлайновых программ самопомощи для людей с различными проблемами здоровья [http://www.who.int/substance_abuse/activities/ehealth/ ги/]. Эти программы имеют много преимуществ -они ориентированы на пользователя и круглосуточно доступны; пользователям не приходится ждать своей очереди или тратить время на дорогу; этими

программами можно пользоваться анонимно и бесплатно. Они не заменяют профессионального лечения и помощи, но позволяют шире охватить многих людей, имеющих доступ в Интернет. Все большее число научных данных свидетельствует об эффективности мероприятий по самопомощи на базе Интернет-технологий. Онлайновая самопомощь может быть первым шагом поэтапного решения проблемы и является вариантом помощи в условиях нехватки специалистов здравоохранения.

Глобальные общественные мероприятия ВОЗ направлены на информирование населения о последствиях проблем, связанных со здоровьем, и способах борьбы с ними, а также о том, как оказывать поддержку людям, страдающим этими расстройствами. Так, начиная с 1950 г. ежегодно 7 апреля отмечается Всемирный день здоровья. Тематика мероприятий этого дня в 2017 г. проводилась под лозунгом «Depression: Let's talk» (Депрессия: давай поговорим). С 1988 г. ежегодно 31 мая под эгидой ВОЗ проводится Всемирный день без табака. С 1992 г. ежегодно 10 октября отмечается Всемирный день психического здоровья. Этот день установлен по инициативе Всемирной федерации психического здоровья и проводится при поддержке ВОЗ. В России этот день отмечается с 2002 г. по инициативе академика РАМН Т.Б. Дмитриевой. К этому дню приурочен Всероссийский конкурс «За подвижничество в области душевного здоровья» [53].

Европейское бюро ВОЗ по профилактике неинфекционных заболеваний

Неинфекционные заболевания - основная причина смертности населения в странах с высоким и средним уровнем дохода и в большинстве стран с низким уровнями дохода. Болезни этой группы уносят почти 38 млн жизней в год, составляя 68% от всех случаев смертей. В Европейском регионе, регионах Юго-Восточной Азии и западной части Тихого океана показатели смертности от НИЗ превышают 8 млн случаев в год в каждом из них. В Российской Федерации стандартизованный коэффициент смертности от НИЗ - один из самых высоких в мире, и в 2012 г. он составил 790 случаев на 100 тыс. населения [54].

Превалируют 4 основные группы НИЗ - сердечно-сосудистые заболевания, рак, хронические заболевания легких и диабет, которые приводят к смерти каждых 3 из 5 человек. В ряде исследований установлено, что случаи преждевременной смерти от НИЗ можно предотвращать не только за счет интенсификации сектора здравоохранения, но и путем изменения государственной политики и активного вовлечения других секторов национальной экономики.

В 2011 г. Генеральная ассамблея ООН приняла Политическую декларацию относительно НИЗ.

В связи с этим ВОЗ разработала глобальную систему мониторинга в области профилактики и борьбы с основными неинфекционными заболеваниями. Эта система одобрена государствами-членами ВОЗ на 66-й сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения в мае 2013 г. с рекомендацией разработки национальных целей и стратегий. Показатели мо-ниторирования здоровья населения Европейского региона свидетельствуют о том, что внедрение мероприятий по борьбе с НИЗ вызывает прогресс в ключевых областях - снижается смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, прослеживается четкая тенденция к снижению распространенности курения табака, стабильно сокращается потребление алкоголя. Однако общая позитивная картина в Европейском регионе маскирует значительные различия между странами и отдельными группами населения, особенно среди молодежи -примерно две трети смертельных случаев среди лиц в возрасте от 30 до 69 лет вызваны НИЗ.

В Российской Федерации остро стоит вопрос неудовлетворительного качества кодирования причин смерти в результате болезней системы кровообращения и ряда психических заболеваний (психические расстройства и расстройства поведения, обусловленные употреблением ПАВ, болезнь Альцгеймера), что приводит к искажению данных медицинской статистики и в результате сказывается на принятии неадекватных управленческих решений в сфере здравоохранения и организации медицинской помощи. Получение достоверной статистической информации об уровне смертности затруднено в связи с использованием в России нестандартных (других, чем предписывает МКБ-10) подходов к классификации причин смерти, разными подходами к определению (формулирование, кодирование) основной причины смерти, широким применением неуточненных диагнозов, ошибками выбора первоначальной причины смерти, несоответствующей профессиональной подготовкой врачей и недостатком базовых знаний в сфере общей патологии, а также с недоучетом случаев смерти вследствие опосредованного воздействия алкоголя на организм [55]. Научно установлено, что снижение влияния модифицируемых факторов риска НИЗ (недостаточная физическая активность, артериальная гипертензия, ожирение и неблагоприятные условия окружающей среды) позволит предотвратить, по меньшей мере, 60% случаев ишемической болезни сердца, инсультов и диабета, а также 40% случаев рака. При этом остаются значительные возможности для дальнейшего прогресса - целенаправленная медицинская профилактика и контроль НИЗ позволяют существенно улучшить показатели здоровья и достичь существенных экономических выгод.

С учетом необходимости обеспечения стратегического руководства и принятия срочных мер

на региональном и национальном уровнях в Москве в 2014 г. было открыто Европейское бюро ВОЗ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

по профилактике НИЗ и борьбе с ними. Это подразделение координирует соответствующий аспект деятельности во всех 53 странах Европейского региона ВОЗ по созданию мощного потенциала для борьбы с предотвратимыми НИЗ. С 2014 г. Европейское бюро ВОЗ в тесном сотрудничестве с Министерством здравоохранения Российской Федерации, российскими научно-исследовательскими и образовательными институтами и сотрудничающими центрами ВОЗ осуществляет информационно-методическое обеспечение разработки вопросов укрепления национального потенциала в области профилактики НИЗ, содействует применению межсекторального подхода.

Деятельность Европейского бюро ВОЗ сосредоточена на 4 основных направлениях: разработка стратегических целей политики здравоохранения, эпидемиологический надзор, профилактика и комплексное ведение НИЗ. Эти направления четко соотносятся с четырьмя обязательствами с установленными сроками выполнения, вошедшими в итоговый документ Генеральной ассамблеи ООН по всестороннему обзору и оценке прогресса, достигнутого в области профилактики НИЗ и борьбе с ними: разработка национальных планов, установление национальных целей, проведение мероприятий по противодействию факторам риска НИЗ, а также укрепление и ориентация систем здравоохранения на профилактику НИЗ и борьбу с ними. Европейское бюро ВОЗ оказывает странам поддержку в ходе этого процесса и содействует в осуществлении данных мер, в обмене опытом наиболее передовых практик и в распространении экспертных знаний в рамках региона.

Лечебно-профилактические мероприятия психиатрической помощи следует интегрировать в существующие системы предоставления медицинских услуг в связи с другими неинфекционными заболеваниями [56], включать в приоритетные целевые программы, такие как программы охраны здоровья матерей, детей и подростков [57]. В Глобальной стратегии охраны здоровья женщин, детей и подростков (2016-2030 гг.) отмечено, что психические расстройства являются фактором предотвратимой смертности неинфекционной заболеваемости [58].

Сотрудничающий центр ВОЗ по вопросам психического здоровья

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского» Минздрава России - один из 23 сотрудничающих центров ВОЗ в Российской Федерации. Сотрудничество с ВОЗ началось в феврале 2013 г. В компетенции Центра им. В.П. Сербского - разработка вопросов первичной медицинской помощи и мероприятий по охране психического здоровья населения. В соответствии с положениями Евро-

пейского плана по охране психического здоровья деятельность Центра им. В.П. Сербского за период с 2013 по 2017 г. охватывала различные аспекты взаимодействия в Российской Федерации и других странах (Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан, Армения, Молдова и Беларусь) [59].

По инициативе Центра им. В.П. Сербского проведен анализ суицидов в РФ и странах Центральной Азии, изучено влияние демографических, социальных, медицинских факторов, разработаны рекомендации по определению суицидального поведения, диагностике суицидальных намерений, профилактике суицидов, организации медицинской помощи суицидентам. Результаты опубликованы в национальных психиатрических журналах. На основе полученных результатов организованы и проведены тематические циклы усовершенствования специалистов.

В соответствии с направлениями, заданными Европейским планом по охране психического здоровья, Центр им. В.П. Сербского уделял особое внимание разработке вопросов организации психиатрической помощи. Так, были собраны и детально проанализированы данные о психических расстройствах у жертв чрезвычайных ситуаций (природные, антропогенные катастрофы, этнокультуральные конфликты), предложены различные модели организации психолого-психиатрической помощи, сочетающие медицинский и социальный подходы, с учетом окружающих факторов и упором на первичное звено медицинской помощи. На основе полученных данных в целях профилактики и облегчения уже наступивших психических и психосоматических расстройств разработаны подробные и дифференцированные рекомендации, а также алгоритм действий. Рекомендации предназначены широкому кругу медицинских специалистов, а также социальным работникам и психологам.

В работе VI Национального конгресса по социальной психиатрии и наркологии «Общественное психическое здоровье: настоящее и будущее» (Уфа, 18-20 мая 2016 г.) значительный раздел был отведен тематический секции «Суицид как биопсихосоциальная проблема» [60].

Работу по интеграции бригадного метода организации помощи больным шизофренией Центр им. В.П. Сербского проводил в странах Центральной Азии с упором на первичное звено медицинской помощи. Были собраны необходимые данные и проведен анализ количества и качества услуг в области психического здоровья, учет финансовых показателей, включая прямые и непрямые расходы при различных моделях психиатрической помощи. В сотрудничестве с Минздравом Казахстана Центр им. В.П. Сербского стал инициатором создания центров психолого-психиатрической помощи населению. Одна из первых апробаций мо-

дели в практике первичной медицинской помощи проведена в г. Уфе.

Региональное бюро Европейского офиса ВОЗ высоко оценило деятельность Центра им. В.П. Сербского за истекшие 4 года и уведомило о пролонгации статуса сотрудничающего центра с 4 февраля 2017 г. Был согласован план дальнейшей работы. Основные направления деятельности Центра им. В.П. Сербского охватывают вопросы организации психиатрической и психологической помощи при чрезвычайных ситуациях и в первичном звене медицинской помощи, а также проблемы суицидологии взрослых, подростков и детей.

21 марта 2017 г. в ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского» Минздрава России состоялась встреча с представителями ВОЗ. Во встрече от Центра участвовали З.И. Кекелидзе, К.Н. Шаклеин, М.А. Качаева, С.В. Шпорт, А.А. Бурцев, К.Г. Филатов, со стороны ВОЗ - Мелита Вуйно-вич (представитель ВОЗ в Российской Федерации); Динеш Сети (менеджер Программы борьбы с травматизмом и насилием, Европейское региональное бюро ВОЗ); Жоао Бреда (руководитель Европейского бюро ВОЗ по профилактике НИЗ); Юрасова Елена Дмитриевна (координатор по неинфекционным заболеваниям, Представительство ВОЗ в Российской Федерации); Есин Павел Евгеньевич (специалист Европейского бюро ВОЗ по профилактике НИЗ). Обсуждались вопросы сотрудничества в сфере профилактики НИЗ и роль психиатров в обеспечении работы с психосоматическими расстройствами; вопросы борьбы с дорожным травматизмом и насилием (в частности, роль психиатров в работе с пострадавшими при дорожно-транспортных происшествиях, а также в профессиональной подготовке специалистов - хирургов, травматологов, оказывающих помощь пострадавшим при автоавариях).

Заключение

В обзоре обобщена деятельность ВОЗ по стратегическим направлениям, связанным с преодолением бремени психических болезней. Представлены

новые данные о глобальном состоянии психического здоровья населения. Установлено, что в течение минувшего десятилетия значительно улучшилось понимание того, что необходимо делать в отношении бремени психических расстройств. Растет объем информации, свидетельствующей о результативности и эффективности с экономической точки зрения важнейших мероприятий по приоритетным психическим расстройствам в странах с различными уровнями экономического развития. ВОЗ поддерживает правительства в их стремлениях укрепить психическое здоровье населения, взаимодействует с государственными органами власти и некоммерческими организациями, координирует эту деятельность и планирует совместные действия.

Важнейшая цель Программы действий ВОЗ по ликвидации пробелов в области психического здоровья [4] состоит в том, чтобы укреплять психическое благополучие, предотвращать психические расстройства, обеспечивать медицинскую помощь, ускорять выздоровление, укреплять права человека и снижать смертность, заболеваемость. Эта программа направлена на решение четырех задач: укреплять эффективное лидерство и руководство в области охраны психического здоровья населения; обеспечивать на первичном уровне комплексную интегрированную и четко реагирующую на изменения медико-санитарную и социальную помощь; разрабатывать и осуществлять стратегии укрепления психического здоровья и мероприятия профилактики психических болезней; модернизировать информационные системы, пополнять фактические данные и проводить научные исследования в области психического здоровья населения.

Деятельность ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского» Минздрава России, как сотрудничающего центра ВОЗ по вопросам психического здоровья, значима в разработке региональных вопросов первичной медицинской помощи и мероприятий по охране психического здоровья населения.

Сведения об авторах

Качаева Маргарита Александровна - доктор медицинских наук, профессор, главный научный сотрудник ФГБУ «НМИЦПН им. В.П. Сербского» Минздрава России (Москва) E-mail: mkachaeva@mail.ru

Шпорт Светлана Вячеславовна - кандидат медицинских наук, ученый секретарь ФГБУ «НМИЦПН им. В.П. Сербского» Минздрава России (Москва) E-mail: svshport@mail.ru

Трущелёв Сергей Андреевич - кандидат медицинских наук, доцент, ведущий научный сотрудник отделения информатизации и системного анализа в психиатрии Московского научно-исследовательского института психиатрии - филиала ФГБУ «НМИЦПН им. В.П. Сербского» Минздрава России (Москва) E-mail: sat-geo@mail.ru

Литература

1. Охрана психического здоровья: проблемы и пути их решения: Отчет о Европейской конференции ВОЗ на уровне министров [Электронный ресурс] / ВОЗ. Копенгаген, 2006. 200 с. Режим

доступа: http://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0010/96454/

E87301R.pdf (дата обращения: 15.09.2017).

2. Трущелёв С.А. Глобальное бремя психических болезней // Здравоохранение Российской Федерации. 2009. № 4. С. 33-38.

3. Зозуля Т.В. Основы социальной и клинической психиатрии. М.: Академия, 2001. 224 с.

4. Mental Health Gap Action Programme : scaling up care for mental, neurological and substance use disorders / World Health Organization. WHO Press, 2008. 44 p.

5. Out of the Shadows: Making Mental Health a Global Development Priority (Washington DC, USA, 13-14 April 2016).

6. Mental health atlas 2014 / World Health Organization [Electronic resource]. Geneva: WHO Press, 2015. 72 p. URL: http://apps.who.int/ iris/bitstream/10665/178879/1/9789241565011_eng.pdf?ua=1 &ua=1 (Date available: 10.11.2017).

7. Chisholm D., Sweeny K., Sheehan P. et al. Scaling-up treatment of depression and anxiety: a global return on investment analysis // Lancet Psychiatry. 2016. Vol. 3, Iss. 5. P. 415-424.

8. Гончаров С.Ф., Бобий Б.В. Медицинское обеспечение населения при вооруженных конфликтах. М.: ФГБУ ВЦМК «Защита», 2017. 123 с.

9. Depression and Other Common Mental Disorders. Global Health Estimates / World Health Organization. Switzerland, 2017. 24 p. URL: http://apps.who.int/iris/bitstream/10665/254610/1/WHO-MSD-MER-2017.2-eng.pdf

10. Depression and Other Common Mental Disorders: Global Health Estimates / World Health Organization. Geneva, 2017. 24 p.

11. Saxena S., Funk M., Chisholm D. WHO's Mental Health Action Plan 2013-2020: what can psychiatrists do to facilitate its implementation // World Psychiatry. 2014 Jun;13(2):107-109. doi: 10.1002/wps.20141. PMID: 24890053

12. Sobocki P., Jonsson B., Angst J. et al. Cost of depression in Europe // J. Ment. Health. Policy. Econ. 2006. Vol. 9, N 2. P. 87-98.

13. Group Interpersonal Therapy for Depression / World Health Organization and Columbia University. Geneva, 2016. 100 p.

14. Thinking Healthy: A manual for psychological management of perinatal depression / World Health Organization. Geneva, 2015. 180 p.

15. Problem Management Plus: Individual psychological help for adults impaired by distress in communities exposed to adversity / World Health Organization. Geneva, 2016. 140 p.

16. Шизофрения: Информационный бюллетень // Центр СМИ Всемирной Организации Здравоохранения [Электронный ресурс]. 2016. Режим доступа: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs397/ru/ (дата обращения: 29.10.2017).

17. Lora A., Kohn R., Levav I., McBain R., Morris J., Saxena S. Service availability and utilization and treatment gap for schizophrenic disorders: a survey in 50 low- and middle-income countries // Bull World Health Organ 2012;90:47-54.

18. Hope J., Keks N. Chronic schizophrenia and the role of the general practitioner // Australian Family Physician. 2015. Vol. 44, No.11. P. 802-808.

19. Риечер-Росслер А., Росслер Щ., Сализе Х.Й. и др. Бремя шизофрении и психотических расстройств в странах Евросоюза // Психиатрия и психотерапия. 2006. Т. 11, № 2. С. 53-57.

20. Кекелидзе З.И., Пасынкова Ю.Г., Бедина И.А. Стигматизация больных шизофренией: методические рекомендации / М-во здравоохранения и социального развития Российской Федерации, Науч. центр психического здоровья РАМН. Москва, 2009. 28 с.

21. Clinical handbook of schizophrenia / Ed. by Kim T. Mueser, Dilip V. Jeste. New York: Guilford Press, 2008. 672 p.

22. Макушкин Е.В., Симашкова Н.В., Пережогин Л.О., Горюнов А.В. Шизофрения в детском и подростковом возрасте // Российский психиатрический журнал. 2016. № 6. С. 62-81.

23. Любов Е.Б. Социально-экономическое бремя шизофрении // Социальная и клиническая психиатрия. 2012. Т. 22, № 2. С. 100-108.

24. Витчен Г.-У. Отчет рабочей группы Европейской Коллегии по нейропси-хофармакологии (ECNP) и вопросам распространенности психических

расстройств в Европе и связанным с ними бременем // Обозрение психиатрии и медицинской психологии. 2005. № 4. С. 42-46.

25. Всемирный день предотвращения самоубийств // Центр СМИ: Всемирная организация здравоохранения [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.who.int/mediacentre/news/ statements/2007/s16/ru (дата обращения: 25.10.2017).

26. Положий Б.С. Динамика частоты суицидов в постсоциалистических странах Европы // Российский психиатрический журнал. 2015. № 1. С. 39-42.

27. Превенция самоубийств: руководство для врачей общего профиля: пер. с англ. / Редакция: д.м.н., проф. В.А. Розанов, к.м.н. доц. А.Н. Моховиков, перевод: к.м.н. О.Ю. Донец. Одесса, 2004. 22 с.

28. Превенция самоубийств: руководство для врачей общего профиля / Всемирная Организация Здравоохранения; Одесский национальный университет им. И.И. Мечникова. Одесса, 2007. 23 с.

29. Положий Б.С., Гладышев М.В. Региональные особенности распространенности суицидов в России // Российский психиатрический журнал. 2006. № 1. С. 38-41.

30. Основные показатели здоровья в Европейском регионе ВОЗ: 2017 [Электронный ресурс] / Европейское бюро ВОЗ. Копенгаген, 2017.

12 с. Режим доступа: http://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_

file/0007/346327/CHI_RU_WEB.pdf?ua=1 (дата обращения: 12.09.2017).

31. Ключко Е.И. Воздействие интернета на суицидальное поведение молодежи // Общество. Среда. Развитие (Terra Humana). 2014. № 1. С. 69-72.

32. Предотвращение самоубийств (SUPRE) // Всемирная организация здравоохранения [Электронный ресурс]. Режим доступа: http:// www.who.int/mental_health/prevention/suicide/suicideprevent/ru/ index.html (дата обращения: 12.10.2017).

33. Саксена С., Крюг Е., Честнов О. и др. Предотвращение самоубийств: Глобальный императив: пер. с англ. / Всемирная организация здравоохранения. Женева, 2014. 102 с.

34. Самоубийство // Центр СМИ: Всемирная организация здравоохранения [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.who.int/ mediacentre/factsheets/fs398/ru/ (дата обращения: 12.10.2017).

35. Всемирный день психического здоровья // НейроNews: психоневрология и нейропсихиатрия. 2013. № 8. Режим доступа: https:// neuronews.com.ua/uploads/files/2013/8%20(53)/9161162930.pdf (дата обращения: 10.09.2017).

36. Пузин С.Н., Криворучко Ю.Д. Медико-социальный аспект развития паллиативной помощи больным с деменцией // Российский психиатрический журнал. 2017. № 4. С. 13-22.

37. Деменция: приоритет общественного здравоохранения / ВОЗ и Международная организация по проблемам болезни Альц-геймера. Женева, 2012. 112 с. http://apps.who.int/iris/bitstre am/10665/75263/14/9789244564455_rus.pdf?ua=1

38. Призыв к действиям участников первой Министерской конференции ВОЗ по глобальным действиям против деменции [Электронный ресурс] // Всемирная Организация Здравоохранения [Официальный сайт]. Режим доступа: http://www.who.int/mental_ health/neurology/dementia/call_for_action_ru.pdf?ua=1&ua=1 (дата обращения: 20.10.2017).

39. Механизм комплексного ориентированного на людей медицинского обслуживания: доклад секретариата // Всемирная Организация Здравоохранения [Электронный ресурс]; материалы 69 сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения (15 апреля 2016 г.). Режим доступа: http://apps.who.int/iris/bitstream/10665/253303/1/A69_39-ru.pdf?ua=1 (дата обращения: 20.10.2017).

40. Охрана психического здоровья [Электронный ресурс] // Информационный бюллетень / Документационный центр ВОЗ. 2016. № 5. Режим доступа: http://www.izh.ru/res_ru/0_hfile_46013_1.pdf (дата обращения: 10.09.2017).

41. Глобальная стратегия сокращения вредного употребления алкоголя / ВОЗ. Женева, 2010. 48 с.

42. Лечение психических и неврологических расстройств и расстройств, связанных с употреблением наркотиков и других веществ, в чрезвычайных гуманитарных ситуациях: Руководство по гуманитарной помощи Программы действий ВОЗ по ликвидации пробелов

Литература

в области охраны психического здоровья (mhGAP-HIG): Перевод с англ. / ВОЗ; Агентство ООН по делам беженцев. Женева, 2016. 76 с.

43. Инициатива по освобождению от табачной зависимости [Электронный ресурс] // Всемирная Организация Здравоохранения [Официальный сайт]. Режим доступа: http://www.who.int/tobacco/ ru/ (дата обращения: 15.09.2017).

44. Стратегия странового сотрудничества Всемирной Организации Здравоохранения и Министерства здравоохранения Российской Федерации на 2014-2020 годы / Европейское бюро ВОЗ. Копенгаген, 2014. 55 с.

45. Города, свободные от табачного дыма [Электронный ресурс] / Центр ВОЗ по развитию здравоохранения. Кобе, 2011. Режим доступа: http://apps.who.int/iris/bitstream/10665/44773/4/9789241502832_rus. pdf?ua=1 (дата обращения: 11.09.2017).

46. Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака // Российский психиатрический журнал. 2017. №2. С. 74-83.

47. Административные правонарушения, связанные с нарушением установленного федеральным законом запрета курения табака // Российский психиатрический журнал. 2017. №2. С. 84-85.

48. Бовина И.Б., Якушенко А.В. Стигматизация психически больных людей и борьба с ней: социально-психологическое измерение проблемы // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Психология и педагогика. 2015. № 2. С. 14-23.

49. Ястребов В.С., Трущелёв С.А. Социальные образы психиатрии // Журнал неврологии и психиатрии им. C.C. Корсакова. 2009. Т. 109, № 6. С. 65-68.

50. Руженкова В.В., Руженков В.А. Проблема стигмы в психиатрии и суицидологии // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Медицина. Фармация. 2012. № 4. С. 5-13.

51. Кекелидзе З.И., Пасынкова Ю.Г., Бедина И.А. Стигматизация больных шизофренией: методические рекомендации / М-во здравоохранения и социального развития Российской Федерации, Науч. центр психического здоровья РАМН. Москва, 2009. 24 с.

52. Кекелидзе З.И., Портнова А.А., Тюменкова Г.В. Стигматизация и дискриминация больных эпилепсией // Российский психиатрический журнал. 2005. № 4. С. 51-57.

References

1. Okhrana psikhicheskogo zdorov'ya: problemy i puti ikh resheniya: Otchet o Evropeyskoy konferentsii VOZ na urovne ministrov [Electronic resource]. WHO. Kopengagen; 2006: 200 p. URL: http:// www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0010/96454/E87301R.pdf (data available: 15.09.2017). Russian.

2. Trushchelev SA. Global'noe bremya psikhicheskikh bolezney. Zdravookhranenie Rossiyskoy Federatsii. 2009;(4):33-38. Russian.

3. Zozulya TV. Osnovy sotsial'noy i klinicheskoy psikhiatrii. Moscow: Akademiya; 2001: 224 p. Russian.

4. Mental Health Gap Action Programme : scaling up care for mental, neurological and substance use disorders. World Health Organization. WHO Press, 2008. 44 p.

5. Out of the Shadows: Making Mental Health a Global Development Priority (Washington DC, USA, 13-14 April 2016).

6. Mental health atlas 2014 / World Health Organization [Electronic resource]. Geneva: WHO Press, 2015. 72 p. URL: http://apps.who.int/ iris/bitstream/10665/178879/1/9789241565011_eng.pdf?ua=1 &ua=1 (Date available: 10.11.2017).

7. Chisholm D, Sweeny K, Sheehan P, et al. Scaling-up treatment of depression and anxiety: a global return on investment analysis. Lancet Psychiatry. 2016;3(5) :415-24.

8. Goncharov SF, Bobiy BV. Meditsinskoe obespechenie naseleniya pri vooruzhennykh konfliktakh. Moscow; 2017: 123 p. Russian.

9. Depression and Other Common Mental Disorders. Global Health Estimates. World Health Organization. Switzerland, 2017. 24 p. URL: http://apps.who.int/iris/bitstream/10665/254610/1/WHO-MSD-MER-2017.2-eng.pdf (Date available: 10.11.2017).

10. Depression and Other Common Mental Disorders: Global Health Estimates. Geneva, 2017. 24 p.

53. Данилова С.В. Победители VIII Всероссийского конкурса «За подвижничество в области душевного здоровья» имени академика РАМН Т.Б. Дмитриевой // Российский психиатрический журнал. 2016. №1. С. 82-83.

54. Масленникова Г.Я., Бойцов С.А., Оганов Р.Г. и др. Неинфекционные заболевания как глобальная проблема здравоохранения, роль ВОЗ в ее решении // Профилактическая медицина. 2015. № 1. С. 9-13.

55. Самородская И.И., Ватолина М.А., Белов В.Б. и др. Оценка уровня смертности от психических заболеваний и болезней системы кровообращения: проблемы кодирования и статистического учета случаев смерти // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2014. № 5. С. 8-12

56. Краснов В.Н., Бобров А.Е., Довженко Т.В. и др. Проблемы, предпосылки и необходимые мероприятия по улучшению взаимодействия психиатрической (психотерапевтической) службы с врачами первичного звена здравоохранения // Психическое здоровье. 2011. Т. 63, № 8. С. 3-11.

57. Макушкин Е.В., Демчева Н.К., Творогова Н.А. Психические расстройства в детском и подростковом возрасте у городских и сельских жителей Российской Федерации в 1991-2012 гг. (эпидемиологическое исследование) // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2014. Т. 114, № 1-2. С. 3-14.

58. Выживать, процветать, менять: Глобальная стратегия охраны здоровья женщин, детей и подростков (2016-2030 гг.) [Электронный ресурс] / Всемирная организация здравоохранения. Б.и., 2015. 108 с. Режим доступа: http://www.who.int/maternal_child_adolescent/ documents/global-strategy-women-children-health-ru.pdf?ua=1&ua=1 (дата обращения: 25.11.2017).

59. Сотрудничающий центр ВОЗ по вопросам психического здоровья // Российский психиатрический журнал. 2017. №1. С. 84-85.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

60. Букреева Н.Д., Положий Б.С., Тулбаева Н.Р. VI Национальный конгресс по социальной психиатрии и наркологии «Общественное психическое здоровье: настоящее и будущее» // Российский психиатрический журнал. 2016. № 3. С. 79-83.

11. Saxena S., Funk M., Chisholm D. WHO's Mental Health Action Plan 2013-2020: what can psychiatrists do to facilitate its implementation. World Psychiatry. 2014 Jun;13(2):107-9. doi: 10.1002/wps.20141. PMID: 24890053

12. Sobocki P, Jonsson B, Angst J, et al. Cost of depression in Europe. J Ment Health Policy Econ. 2006;9(2):87-98.

13. Group Interpersonal Therapy for Depression. World Health Organization and Columbia University. Geneva; 2016: 100 p.

14. Thinking Healthy: A manual for psychological management of perinatal depression. World Health Organization. Geneva; 2015: 180 p.

15. Problem Management Plus: Individual psychological help for adults impaired by distress in communities exposed to adversity. World Health Organization. Geneva; 2016: 140 p.

16. Schizophrenia. In: WHO [Electronic resource]. 2016. URL: http://www. who.int/mediacentre/factsheets/fs397/en/ (Date available: 29.10.2017).

17. Lora A, Kohn R, Levav I, Ryan McBain, Morris J, Saxena S. Service availability and utilization and treatment gap for schizophrenic disorders: a survey in 50 low- and middle-income countries. Bull World Health Organ. 2012;90:47-54.

18. Hope J, Keks N. Chronic schizophrenia and the role of the general practitioner. Australian Family Physician. 2015;44(11):802-8.

19. Riecher-Rossler A, Rossler Shch, Salize KhY, et al. Bremya shizofrenii i psikhoticheskikh rasstroystv v stranakh Evrosoyuza. Psikhiatriya i psikhoterapiya. 2006;11(2):53-7. Russian.

20. Kekelidze Z.I., Pasynkova Yu.G., Bedina I.A. Stigmatizatsiya bol'nykh shizofreniey: metodicheskie rekomendatsii. Moscow; 2009: 28 p. Russian.

21. Mueser KT, Jeste DV. (Eds). Clinical handbook of schizophrenia. New York: Guilford Press; 2008: 672 p.

References

22. Makushkin EV, Simashkova NV, Goryunov AV, et al. [Schizophrenia in childhood and adolescence]. Rossiiskii psikhiatricheskii zhurnal [Russian Journal of Psychiatry]. 2016;(6):62-81. Russian.

23. Lyubov EB. Sotsial'no-ekonomicheskoe bremya shizofrenii. Sotsial'naya i klinicheskaya psikhiatriya. 2012;22(2):100-8. Russian.

24. Vitchen G-U. Otchet rabochey gruppy Evropeyskoy Kollegii po neyropsikhofarmakologii (ECNP) i voprosam rasprostranennosti psikhicheskikh rasstroystv v Evrope i svyazannym s nimi bremenem. Obozrenie psikhiatrii i meditsinskoy psikhologii. 2005;(4):42-6. Russian.

25. Vsemirnyy den' predotvrashcheniya samoubiystv. In: Tsentr SMI: Vsemirnaya organizatsiya zdravookhraneniya [Electronic resource]. URL: http://www.who.int/mediacentre/news/statements/2007/s16/ru (Date available: 25.10.2017). Russian.

26. Polozhiy BS. Dinamika chastoty suitsidov v postsotsialisticheskikh stranakh Evropy. Rossiiskii psikhiatricheskii zhurnal [Russian Journal of Psychiatry]. 2015;(1):39-42. Russian.

27. Preventsiya samoubiystv: rukovodstvo dlya vrachey obshchego profilya: perevod s angl. Eds: VA Rozanov, AN. Mokhovikov; Transl: OYu Donets. Odessa; 2004: 22 p. Russian.

28. Preventsiya samoubiystv: rukovodstvo dlya vrachey obshchego profilya. Odessa; 2007: 23 p. Russian.

29. Polozhiy BS, Gladyshev MV. Regional'nye osobennosti rasprostranennosti suitsidov v Rossii. Rossiiskii psikhiatricheskii zhurnal [Russian Journal of Psychiatry]. 2006;(1):38-41. Russian.

30. Osnovnye pokazateli zdorov'ya v Evropeyskom regione WHO: 2017.

Kopengagen; 2017: 12 p. URL: http://www.euro.who.int/__data/

assets/pdf_file/0007/346327/CHLRU_WEB.pdf?ua=1. (Date available: 25.10.2017). Russian.

31. Klyuchko EI. Vozdeystvie interneta na suitsidal'noe povedenie molodezhi. Obshchestvo. Sreda. Razvitie (Terra Humana). 2014;(1):69-72. Russian.

32. Predotvrashchenie samoubiystv (SUPRE). In: WHO [Electronic resource]. URL: http://www.who.int/mental_health/prevention/suicide/ suicideprevent/ru/index.html (Date available: 12.10.2017). Russian.

33. Saksena S, Kryug E, Chestnov O, et al. Predotvrashchenie samoubiystv: Global'nyy imperativ: Perevod s angliyskogo. Zheneva, 2014. 102 s. Russian.

34. Samoubiystvo. In: WHO [Electronic resource]. URL: http://www.who.int/ mediacentre/factsheets/fs398/ru/ (Date available: 12.10.2017). Russian.

35. Vsemirnyy den' psikhicheskogo zdorov'ya. NeyroNews: psikhonevrologiya i neyropsikhiatriya [Electronic resource]. 2013;(8). URL: https://neuronews.com.ua/uploads/files/2013/8%20 (53)/9161162930.pdf (Date available: 10.09.2017). Russian.

36. Puzin SN, Krivoruchko YuD. [Medical and social aspects of the development of palliative care for patients with dementia]. Rossiiskii psikhiatricheskii zhurnal [Russian Journal of Psychiatry]. 2017;(4):13-22. Russian.

37. Dementsiya: prioritet obshchestvennogo zdravookhraneniya. Zheneva, 2012. 112 p. URL: http://apps.who.int/iris/bitstre am/10665/75263/14/9789244564455_rus.pdf?ua=1. (Date available: 10.09.2017). Russian.

38. Prizyv k deystviyam uchastnikov pervoy Ministerskoy konferentsii VOZ po global'nym deystviyam protiv dementsii [Electronic resource]. In: WHO. URL: http://www.who.int/mental_health/neurology/dementia/ call_for_action_ru.pdf?ua=1&ua=1 (Date available: 20.10.2017). Russian.

39. Mekhanizm kompleksnogo orientirovannogo na lyudey meditsinskogo obsluzhivaniya: doklad sekretariata. In: WHO [Electronic resource]; materialy 69 sessii Vsemirnoy assamblei zdravookhraneniya (15.04.2016). URL: http://apps.who.int/iris/bitstream/10665/253303/1/ A69_39-ru.pdf?ua=1 (Date available: 20.10.2017). Russian.

40. Okhrana psikhicheskogo zdorov'ya [Electronic resource]. In: WHO [Electronic resource]. 2016;(5): URL: http://www.izh.ru/res_ru/0_ hfile_46013_1.pdf (Date available: 10.09.2017). Russian.

41. Global'naya strategiya sokrashcheniya vrednogo upotrebleniya alkogolya. Zheneva; 2010: 48 p. Russian.

42. Lechenie psikhicheskikh i nevrologicheskikh rasstroystv i rasstroystv, svyazannykh s upotrebleniem narkotikov i drugikh veshchestv, v chrezvychaynykh gumanitarnykh situatsiyakh: Rukovodstvo po gumanitarnoy pomoshchi Programmy deystviy VOZ po likvidatsii

probelov v oblasti okhrany psikhicheskogo zdorov'ya (mhGAP-HIG): Perevod s angliyskogo. Zheneva; 2016: 76 p. Russian.

43. Initsiativa po osvobozhdeniyu ot tabachnoy zavisimosti [Electronic resource]. In: WHO [Electronic resource]. URL: http://www.who.int/ tobacco/ru/ (Date available: 15.09.2017). Russian.

44. Strategiya stranovogo sotrudnichestva Vsemirnoy Organizatsii Zdravookhraneniya i Ministerstva zdravookhraneniya Rossiyskoy Federatsii na 2014-2020 gody. Kopengagen, 2014. 55 p. Russian.

45. Goroda, svobodnye ot tabachnogo dyma [Electronic resource]. In: WHO [Electronic resource]. Kobe, 2011. URL: http://apps.who.int/ iris/bitstream/10665/44773/4/9789241502832_rus.pdf?ua=1 (Date available: 11.09.2017). Russian.

46. [On protecting people's health from the impact of tobacco smoke and the consequences of tobacco consumption]. Rossiiskii psikhiatricheskii zhurnal [Russian Journal of Psychiatry]. 2017;(2):74-83. Russian

47. [Administrative offences, linked to breaking the Federal Law, banning the smoking of tobacco]. Rossiiskii psikhiatricheskii zhurnal [Russian Journal of Psychiatry]. 2017;(2):84-85. Russian

48. Bovina IB, Yakushenko AV. Stigmatizatsiya psikhicheski bol'nykh lyudey i bor'ba s ney: sotsial'no-psikhologicheskoe izmerenie problem. Vestnik Rossiyskogo universiteta druzhby narodov. Seriya: Psikhologiya i pedagogika. 2015;(2):14-23. Russian.

49. Yastrebov VS, Trushchelev SA. Sotsial'nye obrazy psikhiatrii. Zh Nevrol Psikhiatr Im S S Korsakova. 2009;109(6):65-8. Russian.

50. Ruzhenkova VV, Ruzhenkov VA. Problema stigmy v psikhiatrii i suitsidologii. Nauchnye vedomosti Belgorodskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Meditsina. Farmatsiya. 2012;(4):5-13. Russian.

51. Kekelidze ZI, Pasynkova YuG, Bedina IA. Stigmatizatsiya bol'nykh shizofreniey: metodicheskie rekomendatsii. Moscow; 2009: 24 p. Russian.

52. Kekelidze ZI, Portnova AA, Tyumenkova GV. Stigmatizatsiya i diskriminatsiya bol'nykh epilepsiey Rossiiskii psikhiatricheskii zhurnal [Russian Journal of Psychiatry]. 2005;(4):51-7. Russian.

53. Danilova SV. Pobediteli VIII Vserossiyskogo konkursa «Za podvizhnichestvo v oblasti dushevnogo zdorov'ya» imeni akademika RAMN T.B. Dmitrievoy. Rossiiskii psikhiatricheskii zhurnal [Russian Journal of Psychiatry]. 2016;(1):82-3. Russian.

54. Maslennikova GYa, Boytsov SA, Oganov RG, et al. Neinfektsionnye zabolevaniya kak global'naya problema zdravookhraneniya, rol' VOZ v ee reshenii. Profilakticheskaya meditsina. 2015;(1):9-13. Russian.

55. Samorodskaya II, Vatolina MA, Belov VB, et al. Otsenka urovnya smertnosti ot psikhicheskikh zabolevaniy i bolezney sistemy krovoobrashcheniya: problemy kodirovaniya i statisticheskogo ucheta sluchaev smerti. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny. 2014;(5):8-12. Russian.

56. Krasnov VN, Bobrov AE, Dovzhenko TV, et al. Problemy, predposylki i neobkhodimye meropriyatiya po uluchsheniyu vzaimodeystviya psikhiatricheskoy (psikhoterapevticheskoy) sluzhby s vrachami pervichnogo zvena zdravookhraneniya. Psikhicheskoe zdorov'e. 2011 ;63(8):3-11. Russian.

57. Makushkin EV, Demcheva NK, Tvorogova NA. Psikhicheskie rasstroystva v detskom i podrostkovom vozraste u gorodskikh i sel'skikh zhiteley Rossiyskoy Federatsii v 1991-2012 gg. (epidemiologicheskoe issledovanie). Zh Nevrol Psikhiatr Im S S Korsakova. 2014;114(1-2): 3-14. Russian.

58. Vyzhivat', protsvetat', menyat': Global'naya strategiya okhrany zdorov'ya zhenshchin, detey i podrostkov (2016-2030 gg.) [Electronic resource]. In: WHO [Electronic resource]. 2015. 108 p. URL: http://www.who. int/maternal_child_adolescent/documents/global-strategy-women-children-health-ru.pdf?ua=1&ua=1 (Date available: 25.11.2017). Russian.

59. [WHO Collaborating Centre on primary care competence in mental health]. Rossiiskii psikhiatricheskii zhurnal [Russian Journal of Psychiatry]. 2017;(1):84-85. Russian.

60. Bukreeva ND, Polozhiy BS, Tulbaeva NR. [VI national Congress of social psychiatry and Narcology "Public mental health: present and future"]. Rossiiskii psikhiatricheskii zhurnal [Russian Journal of Psychiatry]. 2016;(3):79-83. Russian.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.