Научная статья на тему 'Стигматизация как социокультурный феномен'

Стигматизация как социокультурный феномен Текст научной статьи по специальности «Социология»

CC BY
1491
215
Поделиться
Ключевые слова
СТИГМА / СТИГМАТИЗАЦИЯ / НОРМА / ДЕВИАЦИЯ / СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СТИГМАТИЗАЦИЯ

Аннотация научной статьи по социологии, автор научной работы — Сироткин Ю. Л.

В статье обосновывается понятие «социокультурная стигматизация». Стигматизация рассматривается как социокультурное явление. Критически оценивается теория стигматизации (этикетирование). Анализируется стигматизация в социокультурном пространстве, ее виды и потенциал. Изложены результаты экспериментального исследования стигматизации в молодежной субкультуре.

Текст научной работы на тему «Стигматизация как социокультурный феномен»

УДК 008:316

Ю.Л. Сироткин

СТИГМАТИЗАЦИЯ КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫМ ФЕНОМЕН

В статье обосновывается понятие «социокультурная стигматизация». Стигматизация рассматривается как социокультурное явление. Критически оценивается теория стигматизации (этикетирование). Анализируется стигматизация в социокультурном пространстве, ее виды и потенциал. Изложены результаты экспериментального исследования стигматизации в молодежной субкультуре.

Ключевыеслова:стигма, стигматизация, норма, девиация, социокультурнаястигматизация.

Актуальность проблемы стигматизации обусловлена ходом социокультурной трансформации российского общества, затронувшей в значительной степени преобразования в ценностно-нормативной сфере; многомерностью проявлений стигматизации, в том числе и в социокультурном пространстве; предположением о том, что не только личность, но и социальная общность детерминирует и закрепляет отклонения в декларируемых традицией нормах поведения.

Стигматизация в социальном контексте означает тип отношений между постыдным социальным качеством (стереотипом) и ожидаемым отношением к нему, который задает неспособность к полноценной социальной жизни из-за лишения права на общественное признание (И. Гофман). В отечественной социологии отдельные аспекты проблемы стигматизации в той или иной степени анализируются в работах, посвященных отклоняющемуся поведению как внешнему проявлению деятельности человека в процессе социального взаимодействия [3; 5; 6 и т.д.]. Вместе с тем социокультурный аспект заявленной проблематики не получил отражение в исследовательской практике.

Данная статья исходит из предположения о наличии специфических признаков стигматизации как социокультурного феномена.

Высока степень вероятности того, что стигматизация существовала на протяжении всей истории человечества. Логично

предположение о том, что ее проявления в различных цивилизациях и культурах отличны, т.е. имеют свою темпоральную, ци-вилизационную и культурную специфику. Данное предположение не имеет системного обоснования, но фрагментарно находит свое подтверждение в ряде исследований, в которых отмечается, что стигма оформляется в конкретном социокультурном пространстве [1; 5 и т.д.].

Истоки теоретического осмысления стигматизации как социокультурного феномена можно разглядеть в символическом интеракционизме Дж.Г. Мида, драматургическом подходе Э. Гоффмана, концепции социального обмена Дж. Хоманса и теории социального конструирования реальности П. Бергера и Т. Лумана. Достаточно указать на весьма примечательный факт: в современный научный оборот понятие «стигма» было введено И. Гоффманом в одноименной работе [4]. Результаты проведенных исследований [2; 7 и т.д.] и их обобщение дают основания для расширения исследовательского пространства стигматизации и дополнения ее психологической природы социокультурной составляющей. Тем самым стигматизацию целесообразно отнести не только к психологическим, но и социокультурным феноменам. Наряду с психологической природой стигмы, негативно воспринимаемыми признаками, качествами, чертами характера и т.д., существуют ее

социокультурные признаки (образ, облик, принадлежность к субкультуре и т.д.), формируемые внешней средой, а не обусловленные внутренними условиями развития.

Не выглядит преувеличением утверждение, что в современном мире социокультурные изменения стремительны и необратимы. Об этом красноречиво свидетельствует новейшая российская история. Изменилась шкала ценностей, культурные предпочтения, представления о возможном и должном. Происходящие изменения рассматриваются как социокультурные явления, основанные на принятии или отвержении соответствующих ценностей, норм и традиций. В целом наблюдаемые изменения укладываются в схему смены социокультурных парадигм, в ходе которой складываются субкультуры.

Представления о стигматизации как социокультурном феномене основываются на исходных положениях теории стигматизации (этикетирования). В интерпретации примени-тельноканализируемойпроблематикеданные положения выглядят следующим образом.

Во-первых, научное осмысление стигмы как социокультурного явления связано с изучением отклоняющихся форм поведения. Установка на то, что действия не являются естественно хорошими или плохими, а нормальность и девиация определяются социально; что девиация является не качеством совершаемого личностью действия, а следствием применения других правил и санкций, является общепринятой и рассматривается в качестве исходной, несмотря на ее дискуссионность и откровенное неприятия сторонниками традиционных ценностей. Нормы и отклонения - это отдельные проблемы. Поэтому вопросы «Кто становится клейменным?» и «Кто клеймит?» обретают паритетность. Не менее важна установка на то, что стигматизация закрепляет отклонения и становится ответственной за необычное поведение. Доказано, что характер де-виантного поведения зависит от социальной реакции на его носителя, тем более, если оно является следствием стигмы. Таким образом, отклонения от нормы не являются внутренне присущим человеческому поведению свойством, но представляются свой-

ством, обусловленным социальными определениями. Подобное заключение также не может быть принято, так как отделяет действие от его носителя, что совершенно недопустимо в традиционной этике и морали.

Во-вторых, оправдано введение в исследовательский оборот понятия «первичная девиация», квалифицирующая отдельные действия как асоциальные, подлежащие регуляции со стороны моральных норм, но не подпадающие под действие правовых норм.

В-третьих, оценка конкретных действий ставится в зависимость от того, что делают эти люди и как реагируют на них другие и общество в целом, от того, как применяются общепринятые нормы и правила в определенных ситуациях и в отношении каких людей. С господствующих в обществе норм и установлений акцент переносится на социальное окружение и то, клеймит ли оно конкретного субъекта как нарушителя норм или нет (О.А. Кармадонов).

В-четвертых, навешивание ярлыков приводит к вторичной девиации и приобретению девиантным поведением устойчивых форм. Публичное определение становится стереотипом. Ярлык способствует закреплению индивида в статусе аутсайдера («человека не нашего круга»). Нарушители норм воспринимают свой статус как конкретный тип девиантности и формируют на его основе собственную жизнь.

В-пятых, стигма помещает субъекта в условия изоляции и способствует переходу в девиантную субкультуру. Усвоение ее ценностей и норм становится способом, помогающим справиться с критической ситуацией, найти окружение, которое принимает тебя и оказывает эмоциональную поддержку, что приводит к закреплению соответствующих ценностей и норм и обеспечивает статусную определенность.

Следующие обобщения являются значимыми для дальнейшего изложения: 1) девиация определяется не качеством субъективности, актуализирующемся в поведении индивида, а реакцией общества на такое поведение; поведение, отступающее от общепринятых норм, вызывает ответную реакцию в виде санкций; 2) оценка поведе-

ния осуществляется посредством стигмы; происходит согласование действий с ярлыком и вырабатываются самопредставления, которые совпадают с этим ярлыком (Ю.А. Клейберг). В соответствии с исходными положениями теории стигматизации оценочный акцент переносится с индивида и его действий, нарушающих норму, на общепринятые нормативные установки, нуждающиеся в пересмотре и приведении в соответствие с теми действиями, которые оцениваются этими нормами как девиации. В этом заключается серьезная опасность пересмотра нормативных установлений в угоду носителей девиантных субкультур, расширения пространства толерантности и включения в него тех действий, которые нарушают общепринятые правила, что в итоге приводит к установке рассматривать девиацию как норму. Следует также обратить внимание еще, как минимум, на два критических замечания, которые требуют дальнейшей рефлексии. Во-первых, интерпретация понимания нормоотступничества не дает возможности определить исходные факторы, которые вызвали девиантное поведение. Во-вторых, социальные нормы и поведенческие девиации являются понятиями сопряженными и интегрированными. Закрепленные в правоустановлениях, морали и традициях, нормы являются реакцией общества на девиации.

Высказанные критические замечания не отменяют факта объективного присутствия стигматизации в качестве явления социокультурного пространства, а его разносторонний анализ позволит глубже осознать процессы, происходящие в периферийных субкультурах, и выявить потенциал их интеграции в господствующую культуру.

Сложившиеся представления о стигме позволяют говорить о трех ее видах: позитивном, утверждающим достоинство человека и фиксирующим заслуги субкультуры, к которой он принадлежит либо причисляется; нейтральном и негативном, когда стигма становится основным средством лишения достоинств и заслуг. Стигматизация первого вида основана на признании заслуг большинством сообществ и не имеет сталь

широкого распространения, как негативный вид. Тем не менее, она имеет оценочный характер и может обладать самомотивирующим потенциалом, направленным на совершенствование, что отличает позитивную стигму от нейтральной, которая лишена оценочных суждений и фиксирует лишь «своеобразие», «уникальность», т.е. консервирует явление в форме маркировки и не вызывает отторжения.

Нейтральная стигма коррелирует с положительной, так как в ней закодировано положительное отношение к своеобразию, которое, однако, не артикулируется. В большинстве случаев стигма носит негативный характер и основывается на неприятии социальной общностью каких - либо более или менее ярко выраженных признаков культуры (субкультуры) или ее носителей. Своеобразие или уникальность могут не представлять опасности для господствующей культуры и ее субъектов. Тем не менее, отмеченное обстоятельство не может служить препятствием для стигматизации, а, следовательно, для отчуждения от ее носителей. Культура в данном случае получает статус периферийной, а ее артефакты становятся раритетами. Лишь отсутствие со стороны ее носителей агрессивности не дает оснований отнести ее к «враждебной» и встроить в систему «господства - подчинения».

Негативная стигматизация одинаково опасна для культур и их субъектов, так как способствует возникновению конфликтов и провоцирует отчуждение. Социальное отчуждение приводит к блокированию возможности для субъекта быть включенным в социокультурные процессы в качестве его полноправного участника. Вслед за негативной стигматизацией следует дискриминация и изоляция, наложенные посредством санкций в форме блокирования культурного диалога, обмена или сотрудничества. Отмеченная стигматизация может приобрести экспансионистский характер.

Стигма произвольно сочетается с нормами, ценностями, традициями и т.д. и может выступать условным знаком клеймения (суб)культур, служить показателем определенного места культуры в иерархии культур

и той роли, которую она призвана исполнять. Стигматизация, как правило, определяется оценкой извне, а не содержанием и значимостью культуры для ее носителей. В этом случае велика вероятность ошибочных суждений и оценок, цена которых слишком высока, так как от конкретного ярлыка бывает трудно или невозможно избавиться. В истории нередки случаи преднамеренной ошибки, цена которой - исчезнувшие культуры. Намеренная ошибка приводит к изоляции носителей данной культуры, которые в качестве объектов стигматизации превращаются в изолированных людей. Причем стигматизации могут быть подвержены носители передовых культурных ценностей и инновационных приоритетов. Новое в культуре выступает как отрицание традиции и воспринимается как отклонение от нормы, поэтому нередко квалифицируется как аномалия. История культуры знает множество подобных примеров.

Навешивание ярлыков на субъектов культуры может осуществляться в пределах одной культуры, независимо от ее статуса - господствующей или периферейной. Причины стигматизации могут быть разнообразными. Независимо от разнообразия их основу составляет «инаковость», означающая быть не таким как все ее носители. Подобный процесс может заканчиваться отверженностью субъекта носителями господствующих культурных ценностей либо конфликтом субъекта с культурным сообществом.

Оценивая субъекта культуры как носителя культурных ценностей (образов, кодов и символов), традиций и норм, преобладающих в культуре, доминирующие носители аналогичной культуры, признавая несоответствие, наклеивают на него ярлык инако-вости. Так как оценивание осуществляется по шкале соответствия или отклонения от сложившихся представлений, то инаковость интерпретируется как девиантность. Ярлыки выполняют функцию либо позитивного, либо негативного воздействия и приводят к различным последствиям для субъекта и культурной общности.

Этикетирование предполагает смену поведенческих парадигм: субъект либо сми-

ряется с ролью отверженного, соглашаясь с оценкой себя другими, либо активно сопротивляется и пытается избавиться от нее. Вопрос о механизме и причинах такого поведения остается открытым. С большой долей вероятности можно утверждать о зависимости позиции субъекта от его социального статуса и психологических характеристик, в частности, от силы воли.

Не вызывает сомнений, что стигматизация является одним из способов давления на субъекта с целью ограничения свободы выбора ценностных приоритетов. Это давление осуществляется средствами навязывания субъекту определенных стереотипов и угрозами навешивания ярлыка стигматизированного. Итогом стигматизации является выдавливание субъекта за пределы социокультурного пространства, что приводит к враждебному отношению к культурным общностям и провоцирует конфликты. В этом случае целесообразно формировать толерантное отношение общности на принципе мирного сосуществования к инакомыслящим и резистентность субъектов к навязываемым им культурной общностью ценностям.

Социокультурная стигматизация имеет свои виды:

- культурная стигматизация предполагает навешивание ярлыков, укоренившихся в национальной или мировой культуре, субъектам, которые являются носителями той или иной культуры;

- субкультурная стигматизация состоит в навешивании ярлыков определенной культурной общности, выходящей за пределы принятых доминирующей культурой ценностей, норм и традиций;

- субъективная стигматизация выражается в клеймении субъектов (или институтов) культуры, выходящих за пределы культурного пространства, в котором господствует доминирующая культурная общность с общепринятыми ценностями, нормами и традициями;

- индивидуальная (личная) стигматизация выражается в предубеждениях против себя, которые основаны на противоречии норм и культурных ограничений индивидуальным потребностям самоактуализации.

В создании социокультурной стигмы

участвует одно или несколько качеств, которые находятся в сложном соподчинении, выстраиваемом на основе иерархии ценностных предпочтений. Например, «чукчи недогадливы», «русские - алкоголики» и т.д. Разумеется, подобные зависимости уязвимы, потому что являются искусственными. Межнациональные и межкультурные стигмы отличаются предвзятостью, так как основываются на разночтениях культурных различий. В приведенных стигмах речь идет о некотором усредненном представлении об уровне образования и культуре употребления спиртных напитков. Тем не менее, категоричность и откровенный негативизм, заложенный в этих утверждениях, позволяет отнести их к негативной стигматизации.

Предварительное обобщение изложенного позволяет заключить, что стигматизация

- это многомерный социокультурный феномен, который возникает на основе ценностно

- нормативного взаимодействия представителей различных культур и характеризует самоидентификацию субъекта на основе принятых или усвоенных ценностей, норм и традиций, статуса в культурном сообществе, выделения характеристик, не соответствующих принятым образцам, закрепленным в символической форме и манифестируемой атрибутике величия или ничтожества. Как видим, ценностно - нормативное основание стигматизации оказывается доминирующим, несмотря на то, что основой стигматизации может быть общественное мнение, господствующие стереотипы и т.д. Показателен в этом отношении пример индивидуальной стигматизации. Несмотря на доминирующую роль стереотипов, она формируется в контексте той культуры, в которую субъект оказывается включен. Это всегда результат сложного взаимодействия процессов, протекающих в сообществе и сознании субъектов культуры. В то же время социокультурная стигматизация оказывается управляемым процессом, который можно рассматривать в двух аспектах: во - первых, как деятельность по устранению факторов, детерминирующих негативную стигматизацию в межкультурном пространстве или в пространстве конкретной культуры (субкультуры); во - вторых, как

стратегическую деятельность, целью которой является организация культурной жизни сообществ, минимизирующая эффект стигмы. Стигматизация может быть признана в качестве позитивного явления в силу регуляционного потенциала, проявляющегося в отношении субъекта культуры и культурных сообществ в целом. Управленческие возможности стигматизации необходимо использовать в целях нейтрализации ее негативного воздействия на субъектов и культуру. Так как процесс стигматизации непрерывен, то необходимо постоянно отслеживать его тенденции и результаты, выявлять причины возникновения и направления эволюции.

Социокультурную стигматизацию формирует и воспроизводит студенческое сообщество. Базой экспериментального исследования явились КЮИ МВД РФ и Каз-ГУКИ. В проведенном исследовании нашла проявление позитивная стигматизация. В исследовании приняли участие 127 курсантов и студентов. Задачами экспериментального исследования явились: 1) выявить наличие, определить степень интенсивности и особенности проявления феномена стигматизации в молодежной субкультуре; 2) выявить основу стигматизации в студенческой среде; 3) определить способы избавления от стигмы. При проведении исследования использовался метод опроса. Для обеспечения достоверности и надежности итоговых опросных данных применялся метод фокусированного интервью. Дискуссионный анализ опросных листов обеспечивал свободу суждений респондентов.

Проведенное исследование подтвердило факт влияния преподавателей на становление молодежной субкультуры в студенческой среде. Преподаватели как социализирующие взрослые оказывают серьезное влияние на студенческую субкультуру, сохраняя свои представления о ценностях и нормах и пытаясь придать им статус общезначимых и общепринятых. Однако в студенческой среде подобные представления не находят поддержки и девальвируются. Этот процесс приводит студентов к поиску альтернативных ценностей, которые лежат в основе норм современных

отношений. Если студент отклоняется от общепринятых в студенческой среде норм и образцов, он становится объектом стигматизации. Основой стигматизации в студенческой среде являются поведенческие стереотипы. Так считают 61% опрошенных. В качестве критериев стигматизации знания и умения выступают, соответственно, для 22 и 12%. Подобные показатели не являются неожиданными на общем фоне падения престижа знаний и образования в целом. Обнаружилось, что оценка знаний студентов, хотя и способствует их дифференциации на признанных и отверженных, не оказывает сколь - нибудь существенного влияния на их статус. Например, в личных беседах студенты высказывали убеждение, что оценки преподавателей касаются не столько из знаний, сколько поведенческих реакций (дисциплинированности, исполнительности и т.д.). Декларированную значимость самостоятельной работы студента должен подкреплять индивидуальный подход, который, к сожалению, применяется не столь часто и продуктивно, как хотелось бы.

На связь стигматизации с экспансией и различными формами давления указали 79% опрошенных. Четверть опрошенных студентов подвергалась попыткам стигматизации, в то время как социальные ярлыки окружающим навешивала треть опрошенных студентов. Среди качеств, являющихся объектом стигматизации, лидирует лживость (43%). Далее следуют жадность (26%) и неряшливость (19%). Факторов «ина-ковости» в критериях стигматизации обнаружить не удалось. Это связано с однородностью студенческих коллективов и невыраженностью у студентов признаков принадлежности к иной субкультуре.

Действенными способами избавления от стигмы 42% опрошенных назвали доверительные беседы с близкими и стремление доказать окружающим обратное (33%). Срок клеймения обозначили истечением периода нахождения в образовательном учреждении 47% курсантов и студентов. Бессрочность клеймения отметили 25% опрошенных.

Результаты исследования подтвердили вывод о распространенности социокультур-

ной стигматизации в студенческой среде, что оказывает определенное влияние на статусную характеристику студента и жизнеспособность студенческого сообщества. Фактор стигматизации имеет определенное значение для развития отношений в студенческом коллективе.

Данные социологического исследования в студенческих общностях позволяют утверждать, что: а) процесс стигматизации обусловлен наличием базовой культуры и соответствующих ценностей у студентов; б) социокультурная стигматизация способствует дифференциации внутри студенческих групп. Социокультурная стигматизация как явление присутствует в студенческих коллективах, оказывает влияние на взаимоотношения в студенческих группах, индивидуальное развитие студента и его социальный статус.

Как видим, стигматизация является преимущественно социокультурным процессом. Вероятно, существуют определенные закономерности ее становления и развития с доминантой социокультурного характера. Однако вопрос об их изучении остается открытым.

Проведенное исследование позволило сформулировать следующие обобщения. 1. Социокультурная стигматизация - объективно существующее явление, которое выражается в реакции на любые отклонения от норм доминирующей культуры и последующее закрепление за субъектом отличительных признаков с помощью образов, выраженных в символических формах. Стигматизированное состояние субъекта может быть интериоризировано и принято, но может быть преодолено посредством выхода за пределы субкультурной общности и ценностной переориентации. Стигматизация возникает как реакция господствующего большинства на «инаковость» субъекта культуры и выступает в качестве процедуры изменения его социокультурного статуса на основе отклонений от принятых в данном культурном сообществе ценностей, норм и традиций. 2. Распространение теории стигматизации (этикетирования) в интерпретации ее англоязычных авторов приходится на время поиска новой иерархии ценностей,

когда реализуется стремление начать социокультурное развитие с «чистого листа», игнорируя ценностный и поведенческий опыт морали, в том числе регулятивно - нормативный, и многовековую традицию, сформировавшую поведенческие стереотипы и предпочтения, имеющие регламентирующий характер. Пространство российской культуры многомерно; в нем доминирует традиционно - консервативный тренд. Тем не менее, нет оснований отказываться

от ряда положений теории стигматизации, которые ориентируются на инноватику и определение вариантов развития периферийных субкультур. 3. Социокультурная стигматизация находит проявление в студенческой субкультуре, ее основой являются поведенческие стереотипы, доминирующим способом избавления - доверительное общение, а продолжительность определяется временем пребывания в образовательном учреждении.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бабосов Е. М. Социальный статус и социальные роли личности / Е. М. Бабосов // Социальные личности, стратификации и управления. - Минск : Бел.наука, 2006. - С. 145-160.

2. Беккер Г. С. Человеческое поведение. Экономический подход. Избранные труды по экономической теории / Г. С. Беккер. - М. : ГУ ВШЭ, 2003. - 672 с.

3. Гилинский Я. И. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других «отклонений» / Я. И. Гилинский. - СПб. : Юридический центр Пресс, 2004. -347 с.

4. Гофман И. Стигма: Заметки об управлении испорченной идентичностью / И. Гофман ; пер. с анг. М. С. Добряковой // Goffman. Stigma: Notes on the Management of SpoiledIdentity. N.Y.: Prentice-Hall, 1963. Chapters 1 and 2 (3-6).

5. Кудрявцев В. Н. Социальные деформации (причины, механизмы и пути преодоления) / В. Н. Кудрявцев. - М. : РАН ИГ и П, 1992. - 134 с.

6. Позднякова М. Е. Девиантное поведение и интернет (опыт социологического анализа) / М. Е. Позднякова // Сб. науч. тр. / под ред. М. Е. Поздняковой и Л. В. Корнаушенко. - М. : Изд-во Института социологии РАН, 2008. - 184 с.

7. Шнирер Т. От «конкурентного общества» к «обществу переживания»? «Лифт - эффект», субъективная значимость социального неравенства и освобождающая функция изменения ценностей / Т. Шнирер // Социальные и гуманитарные науки. Социология. - 1997. - №№ 3. - С. 63-71.

© Сироткин Ю.Л., 2015 Статья получена: 01.06.2015