Научная статья на тему 'Становление карательной политики в первые годы советской власти'

Становление карательной политики в первые годы советской власти Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
503
117
Поделиться
Журнал
Общество и право
ВАК
Область наук
Ключевые слова
СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО / ДЕКРЕТЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ / КАРАТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА / СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ЗАКОННОСТЬ / СУДЕБНАЯ СИСТЕМА / THE SOVIET STATE / THE LAWS OF SOVIET POWER / THE POLICY OF PUNITIVE / SOCIALIST LAW / LEGAL SYSTEM

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Глущенко Петр Петрович, Жаркой Михаил Эмильевич

Авторы рассматривают период зарождения Советской власти. Становление карательной политики появилось как результат борьбы с контрреволюционерами. В статье приводится множество документальных примеров и фактов законного утверждения смертной казни.In the article authors examine the period of origin of Soviet power. Becoming of punitive policy appeared as a result of fight against counter-revolutionaries. A great number over of documentary examples and facts of legal claim of death penalty is brought in the article.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Глущенко Петр Петрович, Жаркой Михаил Эмильевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Становление карательной политики в первые годы советской власти»

Глущенко Петр Петрович

доктор юридических наук, профессор заслуженный юрист РФ, декан юридического факультета Санкт-Петербургской Академии управления и экономики Жаркой Михаил Эмильевич

кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и истории права и государства Санкт-Петербургской Академии управления и экономии

(тел. 89218874405)_

Становление карательной политики в первые годы советской власти

Аннотация

Авторы рассматривают период зарождения Советской власти. Становление карательной политики появилось как результат борьбы с контрреволюционерами. В статье приводится множество документальных примеров и фактов законного утверждения смертной казни.

Аnnotation

In the article authors examine the period of origin of Soviet power. Becoming of punitive policy appeared as a result of fight against counter-revolutionaries. A great number over of documentary examples and facts of legal claim of death penalty is brought in the article.

Ключевые слова: Советское государство, декреты Советской власти, карательная политика, социалистическая законность, судебная система.

^y words: the Soviet state, the laws of soviet power, the policy of punitive, socialist law, legal system.

ПЩ оявление первого в мире госу-Щ дарства диктатуры пролетариата вызвало ожесточенное сопротивление со стороны империалистического лагеря. Сразу же после победы Октябрьской революции буржуазная пропаганда выдвинула тезис о враждебности Советской власти демократии, обвинив большевиков в том, что они установили свою диктатуру над народными массами, развязали гражданскую войну и террор, насильно подавив оппозицию. В современных условиях официальная отечественная и зарубежная историография также стремятся сфальсифицировать все то, что было внесено в жизнь человеческого общества социализмом.

После победы революции большевистская партия и Советское правительство сразу же приступили к осуществлению программы политических, экономических и социальных преобразований. В принятом 26 октября 1917 г. II Всероссийским съездом Советов Декрете о мире Советское правительство, отражая всеобщее стремление

1 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 33. С. 26.

населения покончить с империалистической войной, предложило народам и правительствам всех воюющих стран начать переговоры о справедливом, демократическом мире и выразило готовность со своей стороны немедленно заключить перемирие.

Тем не менее, партия большевиков еще до революции понимала, что новый строй не сможет утвердиться без борьбы с поверженным капитализмом. В работе «Государство и революция» В.И. Ленин писал: «Свержение буржуазии осуществимо лишь превращением пролетариата в господствующий класс, способный подавить неизбежное, отчаянное сопротивление буржуазии и организовать для нового уклада хозяйства все трудящиеся и эксплуатируемые массы»1.

Широко известно, что Советская власть на первых порах проявляла мягкость к своим врагам. Вскоре после завоевания власти пролетариатом 17 ноября 1917 г. В.И. Ленин заявил на заседании ВЦИК: «Мы не хотим гражданской войны. Наши войска проявили большое терпение. Они выжидали, не стреляли, и сначала ударниками

_14

ОБЩЕСТВО И ПРАВО • 2009 • №1(23)

было убито трое наших. К Краснову были применены мягкие меры. Он был подвергнут лишь домашнему аресту. Мы против гражданской войны. Если, тем не менее, она продолжается, то что же нам делать?»1. Выступая на III Всероссийском съезде Советов в январе 1918 г, В.И. Ленин снова подчеркнул эту мысль: «...Мы были слишком гуманны, слишком добросердечны по отношению к чудовищным по своему предательству, представителям буржуазно-империалистического строя»2. Таким образом, как мы уже говорили выше, В.И. Ленин считал возможным применение рабочим классом после его победы мер государственного принуждения для подавления сопротивления эксплуататоров.

Для осуществления революционных задач пролетариат должен был создать свой государственный аппарат, свои учреждения управления. Старый государственный аппарат, естественно, не мог осуществлять задачи пролетариата; и поэтому подлежал разрушению. Вместо него нужно было образовать новые госучреждения, соответствующие целям социалистической революции. Везде, где победила революция, рабочий класс и его организации приступили к созданию своих революционных органов борьбы с контрреволюцией и новых судебно-следственных учреждений.

Известно, что первым советским органом борьбы с контрреволюцией и уголовной преступностью стал Военно-революционный комитет, образованный Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов еще до Октябрьской революции. Это был орган, созданный под руководством партии большевиков для подготовки и проведения вооруженного восстания. С 27 октября ВРК являлся главным оперативным органом ВЦИК и Совнаркома по созданию аппарата новой государственной власти, а также по борьбе с саботажем и контрреволюцией. Еще 24 октября 1917 г. Военно-революционный комитет призвал всех трудящихся Петрограда «задерживать хулиганов и черносотенных агитаторов и доставлять их комиссарам Совета в ближайшую войсковую часть». Комитет установил: «При первой попытке темных элементов вызвать на улицах Петрограда смуту, грабежи, поножовщину иди стрельбу преступники будут стерты с лица земли»3. Опираясь на вооруженные отряды рабочих и солдат, ВРК подавлял все контрреволюционные попытки и сопротивление со стороны приверженцев ста-

рого режима, строго охранял революционный порядок в Петрограде. Не позднее 10 (23) ноября 1917 г. СНК за подписью В.И. Ленина предписал Военно-революционному комитету принять самые решительные меры к искоренению спекуляции и саботажа, скрыванию запасов, задержки грузов и т.п. «Все лица, виновные в такого рода действиях, подлежат по специальным постановлениям Военно-революционного комитета немедленному аресту и заключению в тюрьму Кронштадта, впредь до предания военно-революционному суду»4. Первая же советская следственная комиссия образовалась при Петроградском ВРК. В ее работе принимали участие П.А. Красиков, М.Ю. Козловский и др. В расследовании некоторых дел участвовали П.И. Стуч-ка, М.С. Урицкий, Н.В. Крыленко, Я.С. Шейнкман, Б.Д. Мандельбаум5.

Судебная система РСФСР была создана тремя Декретами ВЦИК «О суде», принятыми в 1917-1918 гг. Декрет № 1 от 22 ноября 1917 г. содержал ссылку на возможности применения старых законов, но оговаривал эту возможность такими условиями, которые фактически сводили на нет применение царских законов. Советский суд мог применить старые законы лишь в случае, если эти законы: 1) не отменены революцией,

2) не противоречат декретам Советской власти,

3) не противоречат революционной совести и революционному правосознанию, 4) не противоречат партийным программам большевиков и левых эсеров. С точки зрения, как теории, так и практики этот документ имел много недостатков, особенно в плане последнего положения. В ст. 8 Декрета указывалось: «Для борьбы против контрреволюционных сил... учреждаются рабочие и крестьянские революционные трибуналы.»6. Этот документ и последующие инструкции закрепили важнейшие принципы и нормы судопроизводства, которыми стали: избираемость судей и членов следственных комиссий; гласность и публичность судопроизводства; равноправие сторон в судебном процессе; допуск защиты на стадии предварительного следствия; коллегиальность в решении вопросов предварительного следствия и судебного процесса. 28 ноября было опубликовано подготовленное НКЮ «Руководство для устройства революционных трибуналов», в котором впервые был дан перечень наказаний, применяемых трибуналами: денежный штраф, обществен-

1 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 53-54.

2 Там же. С. 283-284.

3 Известия ВЦИК. 1917. 27 окт.

4 См.: В.И. Ленин и внутренние войска. М., 1981. С. 173-174.

5 См.: Голинков Д.Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. Кн. 1. М., 1980. С. 51.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6 Декреты Советской власти. М., 1957. Т. 1. С. 125-126.

15

ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА ное порицание, лишение общественного доверия, принудительные работы, лишение свободы, высылку за границу и др. Подчеркнем, что смертная казнь не входила в перечень наказаний, предусмотренных Руководством. Тогда же формулируется и новый вид наказания - «объявление вне закона». Такая санкция была уста-новлена СНК 26 ноября в обращении «О борьбе с контрреволюционным восстанием Каледина, Корнилова, Дутова»1.

Инструкция НКЮ революционным трибуналам от 19 декабря 1917 г. конкретизировала положения Декрета о суде № 1 в плане подсудности последних, согласно которому им подлежали дела о лицах, организующих восстания против власти рабоче-крестьянского правительства, активное противодействие правительству, неподчинение ему, призыв других к противодействию или неподчинению ему, саботаж и пр. Таким образом, это была первая попытка дать нормы Особенной части уголовного права в отношении дел, подсудных трибуналам2. Хотя их подсудность на протяжении всего времени существования постоянно изменялась текущим законодательством.

15 декабря 1917 г. было принято постановление НКЮ «О мерах заключения задержанных и об учреждении при тюрьмах следственных комиссий, проверяющих правильность и законность ареста. Постановлением НКЮ от 16 декабря 1917 г. «О производстве обысков, арестов, выемок и всяких иных следственных действий только по ордерам следственных и судебных учреждений» был установлен перечень государственных органов, наделенных полномочиями по применению, в частности, меры пресечения в виде ареста. Право на выдачу ордеров на аресты предоставлялось: «...1) Следственной комиссии при Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов. 2) Следственным органам при районных Советах рабочих и солдатских депутатов. 3) Революционному трибуналу всех вновь организуемых судебных мест. 4) Специальным следственным комиссиям: а) Всероссийской следственной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совете Народных Комиссаров; б) Комитету по борьбе с погромами при Центральном Исполнительном Комитете Советов Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов». В развитие положений, закрепленных вышеупомянутыми

постановлениями, была разработана специальная инструкция НКЮ от 19 декабря 1917 г. «О Революционном трибунале,его составе, делах, подлежащих его ведению, налагаемых им наказаниях и о порядке ведения его заседаний», содержащая методические рекомендации по их применению3. Документы предусматривали право обвиняемого на защиту. Более того, газета «Впередъ» 7 февраля 1918 г. подчеркивала: «В настоящее время защитникам обвиняемого представляется возможность присутствовать при допросе обвиняемого на предварительном след-ствии»4.

Декрет № 2 развивал основные принципы построения советского суда и права, заложенные в декрете № 1 о суде, что прямо подчеркивалось в его тексте. В нем получили закрепление и дальнейшее развитие такие демократические принципы, как гласность советского уголовного процесса, право обвиняемого на защиту, судоговорение на местном языке, отмена приговоров и решений не только по формальным признакам, но и ввиду их несправедливости и др.5

В свете вопроса о мерах обеспечения процесса следует отметить, прежде всего, Декрет ВЦИК от 30 ноября 1918 г. «О народном суде РСФСР», так как именно в нем закреплялись уже на уровне закона, а не подзаконного акта, полномочия следственных комиссий по избранию любой меры пресечения. Статья 35 Декрета устанавливала право избирать и изменять меру пресечения по уголовному делу; принцип коллегиальности здесь последовательно использовался. Кроме того, впервые в истории советского законодательства данным Декретом была предоставлена возможность не только ведомственного контроля, но и судебного обжалования любых постановлений следственных комиссий. Таким образом, буквально в первые месяцы своего существования Советское государство предоставило любому гражданину, обвиняемому в совершении преступления и арестованному следственными органами, возможность требовать рассмотрения вопроса о законности и обоснованности его ареста. Сочетание принципа коллегиальности при избрании мер пресечения и судебной проверки законности их избрания породило систему гарантий личной неприкосновенности.

Суммируя вышесказанное, отметим, что в пе-

1 СУ РСФСР 1918. № 4. Ст. 53.

2 См.: История государства и права России (под ред. Ю.П. Титова). М., 2004. С. 298.

3 См.: Питулько К.В. Судебный контроль за применением заключения под стражу и реализация права обвиняемого (подозреваемого) на защиту в уголовном процессе РФ. СПб., 2000. С. 17-18.

4 ГАРФ. Ф. Р-130. Оп. 5. Д. 1097. Л. 20.

5 Подробно см. Мишунин П.Г. Очерки по истории советского уголовного права М., 1954; Чхиквадзе В.М. Вопросы социалистического права и законности в трудах В.И. Ленина, М., 1960.

_16

ОБЩЕСТВО И ПРАВО • 2009 • №1(23)

риод установления и укрепления позиций Советской власти карательная политика в сфере уголовного и уголовно-процессуального регулирования осуществлялась на основе единичных, не систематизированных и во многом не согласованных нормативных документов. Но важно отметить, что, во-первых, прослеживается тенденция к созданию судов как высших органов правосудия. Такой позитивный процесс свидетельствует о стремлении новой власти даже в условиях царившего правового хаоса, твердо идти по пути законности. Во-вторых, в первых законодательных актах, регулирующих порядок заключения под стражу, был определен перечень органов, имеющих право применять эту меру пресечения, а также была предусмотрена возможность проверки законности и обоснованности ареста следственными комиссиями. Декретом о суде от 30 ноября 1918 г. установлен порядок обжалования постановления следственной комиссии в суд, т.е. избрание мерой пресечения заключения под стражу поставлено под контроль не только следственных, но и судебных органов. В дальнейшем процедура этого контроля претерпела серьезные изменения.

В первый же день функционирования Советского государства 26 октября 1917 г. в принятом Декрете «О земле» говорилось о том, что «какая бы то ни было порча конфискуемого имущества, принадлежащего ныне всему народу, объявляется тяжким преступлением, караемым революционным судом». Обращает на себя внимание то обстоятельство, что за преступление здесь не устанавливается конкретной меры наказания. М.Ю. Карасева объясняет это исключительно политической обстановкой и предупредительной целью на-званной нормы декрета1.

Еще одним важным документом карательной политики новой власти явился Декрет об аресте вождей гражданской войны против революции, принятый 28 ноября 1917 г. Поводом к его принятию послужила контрреволюционная демонстрация, организованная кадетами в этот день в Петрограде. Кадеты намеревались осуществить контрреволюционный переворот, открыв явочным порядком заседание Учредительного собрания вопреки декрету Совнаркома от 26 ноября (9 де-

кабря) 1917 г. об открытии его лицом, специально на то уполномоченным Совнаркомом, при наличии не менее половины членов Учредительного собрания. На местные Советы возлагалась обязательство особого надзора за партией кадетов ввиду ее связи с корниловско - калединской гражданской войной против революции2.

Всего к апрелю 1918 г. было принято 17 специальных декретов в области карательной политики новой власти и 15 актов об отдельных преступлениях, а к концу июля 1918 г. их было уже соответственно 40 и 693. Например, в дополнение к декрету о продовольственной диктатуре в мае 1918 г. объявлялось, что всех владельцев хлеба, имеющих излишки и не вывозящих их на ссыпные пункты, а также всех расточающих хлебные запасы на самогонку, считать врагами народа, предавать Революционному суду и подвергать впредь заключению в тюрьме не ниже 10 лет4. В заметке «О мерах борьбы с голодом», написанной во второй половине мая или в начале июня 1918 г., В.И. Ленин в связи с этим указывает: «Держать у себя излишки хлеба и других продовольственных продуктов, когда народ в Питере, в Москве и в десятках неземледельческих уездов не только терпит недостаток в хлебе, но мучительно голодает, есть величайшее преступление, заслуживающее самой беспощадной кары»5. В Докладе о борьбе с голодом на объединенном заседании ВЦИК, Московского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов и профессиональных союзов 4 июня 1918 г. Ленин подчеркивает: «К кулакам, преступникам, мучающим население голодом, из-за которых страдают десятки миллионов, к ним мы применяем насилие»6. 15 июня 1918 г. СНК в декрете о национализации крупнейших предприятий промышленности вводит понятие «тяжелая уголовная ответственность». Однако каких-либо квалификационных критериев, раскрывающих данную дефиницию декрет не приводит7. Более важное карательное значение имеет Декрет СНК от 22 июля 1918 г. «О спекуляции»8. В нем в ст. 1 впервые появляется новый наказания - «тягчайшие принудительные работы», правда и здесь не раскрывается содержание смысла «тягчайшие». Следует думать, что речь идет о тяжелых физических рабо-

1 См.: Карасева М.Ю. Формирование и развитие института наказания в начальный период Советского госу-дарства (1917 - 1919 гг.). Краснодар, 2000. С. 36.

2 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 27. С. 126.

3 См.: История государства и права России (под ред. Ю.П. Титова). М., 2004. С. 297.

4 Декреты Советской власти. Т. 2. М., 1959. С. 261-266. 5Ленин В.И. Указ. соч. Т. 36. С. 318.

6 Там же. С. 390.

7 Там же. С. 414.

8 СУ РСФСР 1918. № 47.

17

тах. Впоследствии этот термин вновь появляется в Декрете СНК от 5 апреля 1921 г., которым было утверждено «Положение о дисциплинарных товарищеских судах»1. Суды были организованы при советах профсоюзов и обладали правом налагать на работников предприятий следующие наказания: перевод на тяжелые принудительные работы без лишения свободы в том же предприятии на срок до 6 месяцев; передача в концентрационный лагерь на тот же срок. На местах, еще до выхода декрета, принимались более радикальные меры. Так еще 28 мая 1918 г. ЧК при СНК Кубано-Черноморской Советской республики предупредила, что «в борьбе со спекуляцией она не остановится ни перед какими мерами вплоть до расстрела на месте преступления»2.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Надо сказать, что система судебно-следствен-ных учреждений, сложившаяся в первое время после Октябрьской революции, не обеспечивала достаточно эффективной борьбы с контрреволюцией и другими видами наиболее опасных преступлений. Следственные комиссии и революционные трибуналы занимались рассмотрением дел об уже известных, совершенных преступлениях. Между тем контрреволюция устраивала заговоры, готовила восстания и т.п. Политическая обстановка требовала создания органа, который мог бы выявлять, своевременно пресекать, предупреждать подготавливаемые контрреволюцией преступления. С этой целью, были образованы специальные комиссии и комитеты по борьбе с отдельными видами особо опасных для революции преступлений. Среди них наибольшее значение приобрели Комитет по борьбе с погромами и Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Инициатором создания такого комитета и его председателем стал управляющий делами СНК В.Д. Бонч-Бруевич. 6 декабря 1917 г. Комитет по борьбе с погромами ввел в Петрограде осадное положение и предупредил: «Попытки разгромов винных погребов, складов, лавок, магазинов, частных квартир и проч. и т.п. будут прекращаемы пулеметным огнем без всякого предупрежде-ния»3.

Практически одновременно с образованием этого комитета был учрежден и специальный орган борьбы с контрреволюцией. Созданная в декабре 1917 г. Всероссийская Чрезвычайная Комиссия при СНК по борьбе с контрреволюцией и

саботажем должна была решать несколько задач, в числе них пресекать и ликвидировать все контрреволюционные и саботажнические попытки и действия по всей России со стороны кого бы они ни исходили; предавать суду Революционного трибунала всех саботажников и контрреволюционеров, вести предварительное следствие. 14 января 1918 г. Председатель СНК РСФСР В.И. Ленин подписал документ, в котором Ф.Э. Дзержинскому поручалось организовать отряды энергичных и идейных бойцов при ВЧК. Органами ВЧК и ее вооруженными отрядами только в 1918-1919 гг. было подавлено 340 антисоветских выступлений, раскрыто и ликвидировано 447 различных контрреволюционных организаций и групп4.

Основные направления деятельности ВЧК первоначально были определены не слишком четко. В докладе Ф.Э. Дзержинского 7 (20) декабря 1917 г. говорилось, что комиссия должна была вести только предварительное расследование. Вместе с тем, здесь же предусматривались и меры воздействия, которые могла применять ВЧК. На практике ВЧК имела оперативные и следственные функции. Вместе с тем, она могла применять в административном порядке и прямые меры воздействия, правда, первоначально достаточно мягкие, например, составление и опубликование списков врагов народа и т.п. Так как расстрел был отменен в Российской республике5, не применялся он и ВЧК. В постановлении, принятом СНК 21 декабря, ВЧК признавалось органом «беспощадной борьбы с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией», находящимся под ближайшим наблюдением НКЮ, НКВД и президиума Петроградского Совета.

В обращении ВЧК к населению Москвы в декабре 1917 г. подчеркивалось: «... первейшей задачей ЧК будет борьба за полную безопасность и неприкосновенность личности и имущества от произвола и насилия самовольных захватчиков» (примазывающихся, выдающих себя за анархистов, красногвардейцев, членов других революционных организаций). В обращении содержится призыв содействовать ЧК, где люди всегда найдут понимание, отзывчивость и помощь. «Необходимо немедленно заявить ЧК о каждом неправомерном, незаконном или преступном проступке власть имущих, наперед зная, что всякое такое заявление будет встречено благодарнос-

1 СУ РСФСР 1921. № № 23-24.

2 См.: Кубанская ЧК: органы госбезопасности Кубани в документах и воспоминаниях. Краснодар, 1997. С. 33.

3 Известия ВЦИК. 1917. 6 дек.

4 Календарь воина на 1983 г. М.,1982. С. 26.

5 Летом 1917 г. расстрел был восстановлен на фронте.

_18

ОБЩЕСТВО И ПРАВО • 2009 • №1(23)

тью». Здесь же говорилось о необходимости регистрации в ЧК оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ. «Лица, занимающиеся грабежами, убийствами, захватами и прочими т.п. совершенно нетерпимыми пре6ступными деяниями предлагается в 24 часа покинуть г. Москву или совершенно отказаться от своей преступной деятельности, зная наперед, что через 24 часа после опубликования этого заявления все застигнутые на месте преступления или пойманные по горячему следу, будут расстреливаться немедленно»1. Обратим внимание на то, что право расстрела в этот период у ВЧК не было. Следовательно, обращение носит характер угрозы, общей превенции. Впоследствии логотип этого обращения использовался во многих регионах. Так, например, приступая к исполнению своих обязанностей ЧК при СНК Кубанской Республики 28 апреля 1918 г. обратилась к населению Екатерино-дара с аналогичными, в основном, предложениями и предупредила всех ведущих противоправный образ жизни, что если они не откажутся от своей преступной деятельности, то через 24 часа после опубликования этого обращения «войдет в силу мера, карающая расстрелом на месте преступления»2.

Иностранная интервенция в Советскую Россию и поддержка империалистическими державами белогвардейского движения, помощь, оказываемая им внутренней контрреволюции, резко активизировали весною и летом 1918 г. все группы антисоветского лагеря. Обострение гражданской войны и наступление немцев на Петроград в феврале 1918 г. привело к усилению карательной политики. СНК 21 февраля 1918 г. принял декрет «Социалистическое Отечество в опасности!», в котором подчеркивалось, что для обеспечения обороноспособности и революционного порядка в стране должны приниматься самые решительные меры. Декрет ввел расстрел на месте без суда и следствия германских шпионов, неприятельских агентов, спекулянтов, хулиганов, контрреволюционных агитаторов и др3. При этом декрет не устанавливал какой орган будет осуществлять эти меры. Но на следующий день после его выхода ВЧК опубликовала объявление о том, что именно она будет обеспечивать реализацию декрета в части применения репрессивных мер к нарушителям советских законов.

В первое время ст. 8 декрета, предусматри-

вавшая расстрел на месте преступления, применялась ВЧК крайне редко. Например, 26 февраля 1918 г. ВЧК расстреляла известного авантюриста-бандита Эболи за ряд грабежей, совершенных ими под видом обысков от имени советских органов. Расстрел был произведен по специальному постановлению Коллегии ВЧК. В дальнейшем исключительные обстоятельства военного времени вынудили Советское правительство принять решение о более широком применении расстрелов для борьбы с контрреволюцией. В обращении СНК от 10 июня 1918 г. ко всем трудящимся в связи с мятежом чехословацкого корпуса говорилось: «Всем Совдепам вменя-ется в обязанность бдительный надзор над местной буржуазией и суровая расправа с заговорщиками... Офицеры-заговорщики, предатели, сообщники Скоропадского, Краснова, сибирского полковника Иванова, должны беспощадно истребляться... Долой изменников-насильников! Смерть врагам народа!»4. Фракция РКП(б) конференции ЧК 12 июня 1918 г. приняла следующее решение: «Ввиду грозного момента и исключительных обстоятельств вынесены следующие постановления: ...Изъять из обращения видных и активных руководителей монархистов-кадетов, правых социалистов-революционеров и меньшевиков... Взять на учет и установить слежку за генералами и офицерами, взять под наблюдение Красную армию, командный состав, клубы, кружки, школы и т.д. .Применить меру расстрела по отношению видных и явно уличенных контрреволюционеров, спекулянтов,грабителей и взяточни-ков»5.

В целом, применение расстрела в качестве меры борьбы с контрреволюционерами изменило характер деятельности Чрезвычайной комиссии. После того как ВЧК начала применять меру внесудебной репрессии расстрел на месте, она стала органом не только розыска и дознания, но и непосредственной расправы с наиболее опасными преступниками. ВЧК взяла на себя не только право вершить правосудие, приводить приговоры в исполнение, но и существенно дополнило декрет СНК, расширив круг субъектов, подпадающих под расстрел. Таким образом, вопреки обычным правилам функционирования правоохранительной системы с дифференциацией деятельности, ВЧК объединяла в одном лице сыск, следствие, осуждение и исполнение высшей

1 ГАРФ. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 94. Л. 5.

2 См.: Кубанская ЧК: органы госбезопасности Кубани в документах и воспоминаниях. Краснодар, 1997. С. 27-28.

3 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 357-358.

4 См.: Декреты Советской власти. Т. 2. С. 411.

5 См.: Неизвестная Россия. ХХ . М., 1992. Т. 1. С. 30.

19

ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА меры наказания1. На практике же в первый год Советской власти расстрелы по решению официальных органов правосудия применялись сравнительно редко и только в отношение наиболее социально опасных лиц, занимающихся бандитизмом. Так за первую половину 1918 г. было расстреляно, по воспоминаниям одного из руководителей ВЧК Я.Х. Петерса, лишь 22 чел2. Сказанное не означает, однако, что вне официальной правовой позиции на местах не практиковалась смертная казнь в отношении других категорий преступников. Так в телеграмме в СНК из Сомино Тихвинского уезда Петроградской губернии от 17 июня 1918 г. сообщалось о задержание вора -конокрада, которого в виду военного положения местный Совет решил расстрелять. В ней фактически содержится ультимативное требование дать согласие на приведение приговора в исполнения, так как «иначе народ самосуд». На телеграмме наложена не подписанная резолюция, адресованная наркому Г.И. Петровскому: «На телеграмму о ворах - конокрадах. На Ваше усмотрение»3. В тот же день 17 июня 1918 г. на заседании пленума ЦИК Кубано-Черноморской республики было объявлено об аресте и преданию суду членов Чрезвычайно следственной комиссии, по решению которой было расстреляно во внесудебном порядке 77 обвиняемых в контрреволюционном движении4.

23 февраля 1918 г. (в то время, когда немецкие войска наступали) ВЧК направила радиограмму всем Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, в которой предложила им «немедленно организовать в районах чрезвычайные комиссии по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией, если таковые еще не организованы, и связаться со Всероссийской Чрезвычайной Комиссией...». 22 марта 1918 г. ВЧК приняла постановление, которым вновь предложила всем Советам организовать местные чрезвычайные комиссии для борьбы с контрреволюцией и спекуляцией, злоупотреблениями по должности и посредством печати. В этом постановлении было отмечено, что «отныне право про-

изводства всех арестов, обысков, реквизиций, конфискаций и проч., связанных с поименованными преступлениями, принадлежит исключительно этим чрезвычайным комиссиям как в г. Москве, так и на местах». Сеть местных чрезвычайных комиссий была создана не сразу. Одной из первых была образована Московская ЧК. В начале марта 1918 г. Исполком Московского Совета принял решение об ее образовании5. Однако Московская ЧК не успела развернуть работу. После переезда из Петрограда в Москву ВЧК, Московская и Всероссийская комиссии были слиты. Вновь Московская ЧК была образована в начале декабря 1918 г. Однако еще раньше, 1 марта во время наступления немцев на Петроград, была образована Гатчинская уездная чрезвычайная комиссия, затем в мае 1918 г. была организована Лужская уездная ЧК, 1 июля - Ям-бургская, 23 июля - Кронштадтская, 22 августа -Новоладожская. В сентябре - начале октября начали действовать уездные чрезвычайные комиссии в Шлиссербурге, Царском Селе, Гдове, Петергофе, Колпине и Сестрорецке6.

15 июня 1918 г. по постановлению Коллегии ВЧК была учреждена первая «высшая» тройка. В документе указывалось: «Составить тройку из представителей партии коммунистов (больш.) и левых с.-р., которые и уполномочиваются решать вопросы о расстреле. Расстрелы применяются ко всем, кто замешан в заговоре против советской власти и республики, если это будет доказано. Приговоры тройки должны быть единогласны»7. 22 июня 1918 г. в объявлении ВЧК о беспощадной борьбе с контрреволюционерами были поставлены уже несколько иные акценты: «. всякая контрреволюционная попытка будет подавлена в корне, всякое натравливание одной нации на другую, всякий призыв к погромам (еврейскому, латышскому, татарскому, грузинскому и др.) будет караться по всей строгости революционных законов, конфискацией всего имущества, заключением в тюрьму и расстрелом погромщиков»8.

19 июня 1919 г. председатель ВЧК Дзержинс-

1 См.: Ростовщиков И.В. Права личности в России: их обеспечение и защита органами внутренних дел. Волгоград, 1997. С. 167-168.

2 См.: Кузнецов Ю.А. Деятельность органов внутренних дел по укреплению революционной законности в первые годы советской власти // Вопросы политической работы в органах внутренних дел в современных условиях. Л., 1985. С. 121.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3 ГАРФ. Ф. Р-393. Оп. 1. Д. 115. Л. 30.

4 См.: Кубанская ЧК: органы госбезопасности Кубани в документах и воспоминаниях. Краснодар, 1997. С. 33.

5 См.: Рассказов Л.П. Карательные органы в процессе формирования и функционирования административно командной системы в Советском государстве (1917-1941 гг.). Уфа, 1994. С. 59.

6 См.: Кутузов В.А., Лепетюхин В.Ф., Седов В.Ф., Степанов О.Н. Чекисты Петрограда на страже революции. Л., 1987. С. 182.

7 Обзор деятельности ВЧК за 4 года. М., 1921. С. 14.

8 Из истории ВЧК. М., 1958. С. 142.

_20

ОБЩЕСТВО И ПРАВО • 2009 • №1(23)

кий утвердил инструкцию чрезвычайным комиссиям на местах. Согласно инструкции, в задачи комиссии входит производство дознаний. Комиссия может производить обыски и аресты лиц и организаций, заподозренных в контрреволюционной деятельности и в деятельности, направленной против советской власти. «Если где в советских учреждениях будет замечено злоупотребление и упущение, то комиссия немедленно принимает соответствующие меры». Следствие по делам, возникшим в губчека, должно заканчиваться не позднее одного месяца. Применять высшую меру наказания губчека могут только с разрешения ВЧК. 21 октября 1919 г. Декретом СНК был учрежден особый Революционный трибунал по делам о спекуляции при ВЧК, который «в своих суждениях руководствуется исключительно интересами революции и не связан какими-либо формами судопроизводства.. .Приговоры Особого Революционного трибунала окончательны и обжалованию в кассационном порядке не подлежат». Фактически это был не судебный орган, а подразделение той же ВЧК: председатель и оба члена ВЧК назначались коллегией ВЧК, при этом один из членов назначался коллегией по соглашению с о Всероссийским Советом Профессиональных Союзов1.

Проект декрета о революционных трибуналах был принят на заседании СНК 4 мая 1918 г. Для рассмотрения особо важных дел 29 мая 1918 г. был об-разован Ревтрибунал при ВЦИК. Согласно положению, принятому ВЦИК и СНК 29 мая 1918 г., его задачей было «суждение по делам, которые будут изъяты из подсудности местных революционных трибуналов»2. Докладчики Д.И. Курский и Н.В. Крыленко на заседании ВЦИК отмечали, что эти меры принимаются в виду необходимости усилить карательную политику против контрреволюционеров. Интересное замечание по поводу компетенции этого органа сделал В.В. Рубан, отметив сходство между Верховным революционным трибуналом при ВЦИК с Особым Присутствием Правительствующего Сената времен царской России3.

16 июня 1918 г. было опубликовано постановление НКЮ, в котором говорилось: «революционные трибуналы в выборе мер борьбы с контрреволюцией, саботажем и проч. не связаны ни-

какими ограничениями»4. Тем самым революционным трибуналам предоставлялось право выносить в судебном по-рядке приговоры о смертной казни. В результате 21 июня 1918 г. революционный трибунал при ВЦИК в публичном открытом заседании вынес первый смертный приговор, в отношении бывшего начальника морских сил Балтийского флота А.М. Щастного. 26 июня за подписью В.Д. Бонч - Бруевича из управления делами СНК было направлено письмо Н.В. Крыленко с просьбой выслать в управление письма осужденного А.М. Щастного и другие вещи, так они «несомненно подлежат передаче его семье». На письме была наложена резолюция С. Медведева: «Никаких писем или вещей, оставленных осужденным никуда не отправлять. Все письма и вещи представить на просмотр на случай выдачи их родственникам осужденного»5.

Введение смертной казни вызвало озлобленные противников Советской власти. Вопрос о ее применении на основе судебных решений стал даже предметом дискуссии на V Всероссийском съезде Советов между большевиками и левыми эсерами. На заседании 5 июля 1918 г. лидер левых эсеров М. Спиридонова возражала против вынесения по суду приговоров к смертной казни. В виду участия левых эсеров во внесудебной практике ВЧК Я.М. Свердлов обратил внимание делегатов съезда на то, что «они против смертной казни по суду, но смертная казнь без суда ими допускается»6. Сказанное позволяет сделать вывод о том, что расстрел на месте (т.е. во внесудебном порядке) и смертная казнь по суду рассматривались большевиками как исключительные меры, вызванные резкой активизацией враждебной деятельности контрреволюционеров. Масштабы их применения зависели от военно-политической обстановки в стране. Согласно базовому положению о революционных трибуналах от 18 марта 1920 г. ВЧК и губернские ЧК могли заключать в концлагерь нарушителей трудовой дисциплины, революционного порядка и паразитические элементы сроком на 5 лет.

Председатель ВЧК Ф.Э. Дзержинский и член Кассационного трибунала Н.В. Крыленко в приказе Президиума ВЧК от 17 апреля 1920 г. отмечают, что коренным отличием трибунального суда от суда общего должна быть «необычайная быс-

1 СУ. 1919. № 53. Ст. 504.

2 Из истории ВЧК. М., 1958. С. 332.

3 См.: Рубан В.В. Уголовно - процессуальное право в сфере борьбы с политическими оппонентами большевиков в первые годы советской власти (октябрь 1917 - июнь 1922 гг.). Дис. ... канд. юр. наук. Волгоград, 2006. С. 7.

4 СУ. 1918. № 44. Ст. 533.

5 ГАРФ. Ф. Р-130. Оп. 5. Д. 1097. Л. 8-8 об.

6 Пятый Всероссийский съезд Советов рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов. Стенографический отчет. М., 1918. С. 47.

21

трота, во-первых, и необычайная суровость, во-вторых, где подсудимый имеет минимум прав и где его интересы сознательно приносятся законом в жертву интересам целого.». Здесь же разъяснялось, что «член коллегии губчека, входящий одновременно в состав трибунала, должен в этом случае явиться той живой связью обеих коллегий, которая поможет установить между обоими учреждениями теснейший контакт...». И далее: «Трибуналы и ЧК в идеале должны пред-

ставлять собой единый орган борьбы»1. В январе 1922 г. В.И. Ленин писал члену коллегии ВЧК И. Уншлихту: «Гласность ревтрибуналов не всегда; состав их усилить «вашими» людьми, усилить их связь (всяческую) с ВЧК»2.

Таким образом, по компетенции и правам, которыми обладали ВЧК, революционные трибуналы и суды можно судить об основных направлениях развитии советской карательной политики в первые дни существования Советской власти.

1 Из истории ВЧК. М., 1958. С. 383-384.

2 В.И. Ленин и ВЧК. М., 1987. С. 523.

_22_

ОБЩЕСТВО И ПРАВО • 2009 • №1(23)