Научная статья на тему 'Становление демократического правового государства в Российской Федерации и принцип верховенства закона'

Становление демократического правового государства в Российской Федерации и принцип верховенства закона Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
779
69
Поделиться
Ключевые слова
КОНСТИТУЦИЯ РФ 1993 Г / КОНСТИТУЦИОННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО / ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО / ВЕРХОВЕНСТВО ЗАКОНА / ЗАКОННОСТЬ / СУД / СУДОПРОИЗВОДСТВО

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Колесников Евгений Викторович

В статье рассматриваются актуальные вопросы становления демократического правового государства в Российской Федерации; организационно-функциональные признаки правового государства. Показано, что верховенство закона является ведущим признаком демократического правового государства и конституционным принципом.

Establishment of the Democratic State in the Russian Federation and Principle of Supremacy of Law

In this article is devoted to current issues of establishing of the democratic state of law in the Russian Federation. It is selected organizational and functional signs of state of law. It is shown that rule of law is a leading sign of the democratic state of law and constitutional principle.

Текст научной работы на тему «Становление демократического правового государства в Российской Федерации и принцип верховенства закона»

Е.В. Колесников

СТАНОВЛЕНИЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПРИНЦИП ВЕРХОВЕНСТВА ЗАКОНА

В статье рассматриваются актуальные вопросы становления демократического правового государства в Российской Федерации; организационно-функциональные признаки правового государства. Показано, что верховенство закона является ведущим признаком демократического правового государства и конституционным принципом.

Ключевые слова: Конституция РФ 1993 г., конституционное законодательство, демократическое правовое государство, верховенство закона, законность, суд, судопроизводство.

E.V. Kolesnikov

ESTABLISHMENT OF THE DEMOCRATIC STATE IN THE RUSSIAN FEDERATION AND PRINCIPLE OF SUPREMACY OF LAW

In this article is devoted to current issues of establishing of the democratic state of law in the Russian Federation. It is selected organizational and functional signs of state of law. It is shown that rule of law is a leading sign of the democratic state of law and constitutional principle.

Keywords: Constitution of Russian Federation in 1993, constitutional legislation, democratic state of law, supremacy of law, legality, the court, legal proceedings.

Задача построения в России демократической правовой государственности была поставлена в Декларации о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 г.1, а в концептуальном плане — только в действующем Основном Законе 1993 г. (ст. 1, 2, 4, 17, 18). Признание данной концепции, ее отражение в конституционных нормах связано с демократическими реформами, сменой общественного строя, новым обликом Российского суверенного государства2.

В советской юридической науке концепция правового государства получила права гражданства в условиях перестройки. Задача создания демократической правовой государственности прямо ставилась правящей партией и влиятельной политической силой того периода — КПСС, — лишь начиная с 1988 г. Это был, несомненно, один из крупных реформаторских шагов тогдашнего партийного руководства, связанный во многом с признанием приоритета общечеловеческих ценностей. Знаменательно, что идея правового государства является едва ли не общепризнанной и поддерживается многими силами — политическими партиями различной идеологической ориентации, общественными движениями, предпринимателями, широкими кругами творческой и научно-технической интеллигенции.

Важнейшими свойствами правового государства являются новый тип отношений между государственным аппаратом, должностными лицами, руководителями всех рангов и гражданами, предполагающий их взаимную ответственность и изменение взаимоотношений между государством и правом. Причем, право — это в первую очередь стабильный, долговременный регулятор социальных отношений, воплощающий демократические и гуманистические

© Колесников Евгений Викторович, 2013

Доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры конституционного и международного права (Саратовская государственная юридическая академия); e-mail: kmp@sgap.ru

ценности и соответствующий основным закономерностям общественного развития, средство достижения общего согласия, гражданского мира, а не только орудие государственного управления.

Цель правового государства — соблюдение, защита и гарантирование прав и свобод, при этом человек признается высшей ценностью (ст. 2 Конституции РФ). Первостепенной (но не единственной) предпосылкой подобных новых взаимоотношений государства, общества и личности являются признание и осуществление правового равенства граждан перед национальной Конституцией, законом и судом. Только в этом случае права и свободы человека и гражданина будут составлять не политическую декларацию или привлекательную совокупность лозунгов, а фундамент демократического государства, определять смысл и содержание деятельности органов государственной власти.

Среди признаков правового государства необходимо выделить группу т. н. организационно-функциональных, выражающих суть этого феномена и делающих реальным достижение его высоких идеалов.

Применительно к разнообразным и политически значимым аспектам организации государственной власти на первое место в условиях демократии выдвигается принцип разделения властей.

Конституция РФ 1993 г., признав концепцию народного суверенитета, установила законодательные и институциональные основы единства государственной власти и принципа разделения властей (ст. 5, 10-12). Данный базовый принцип направлен на децентрализацию и деконцентрацию институтов власти, ограничение монополизма в государственном строительстве и политической деятельности, и, как следствие, на соблюдение и уважение прав и свобод человека и гражданина. ш При демократическом режиме обязательно наличие сильной судебной власти н и независимого правосудия, образующих в совокупности второй имманентный а признак правовой государственности. Впервые в общем виде о «третьей власти» т

о

сказано в Декларации о государственном суверенитете новой России от 12 июня к

о

1990 г. В ней разделение законодательной, исполнительной и судебной властей о! рассматривалось как важнейший принцип и условие функционирования РСФСР | как правового государства (п. 13). Эта ветвь государственной власти в концепту- в альном плане закреплена только в Конституции РФ 1993 г. (гл. 7). о

В 90-е гг. в условиях радикальных политических и социально-экономических Ю преобразований была создана самостоятельная судебная власть, независимая от | других ветвей власти. Ее задачи состояли в осуществлении правосудия, защите с

к

прав и свобод человека и гражданина, обеспечении верховенства Конституции а РФ и законов в иерархии источников права, а также в определенной мере — Л уравновешивании законодательной (представительной) и исполнительной властей. и Функциональное предназначение судебной власти — занять достойное место в • системе разделения властей, в механизме сдержек и противовесов. Она призвана 99 стабилизировать существующие общественные отношения, добиться протекания ^ конфликтов и споров в цивилизованных формах. В соответствии с общепризнан- 3 ными международными стандартами в Российской Федерации статус, устройство, юрисдикция судов, судопроизводство определяются исключительно Конституцией России, федеральными конституционными и федеральными законами.

Важнейшим организационно-функциональным признаком правового государства является верховенство закона. В действующей Конституции впервые четко зафиксирован принцип верховенства федерального закона (ч. 2 ст. 4, ст. 15, 90, ч. 1 91

ст. 115). Приоритет (от лат. ргюг — первый, т. е. первенство в какой-либо области)3 закона лежит в основе нового миропорядка и конституционного строя демократических государств. Альтернативой ему являются бесправие и социальный хаос4.

Верховенство закона — принцип правовой системы, означающий исключительную роль и ценность законодательной формы в регулировании общественных отношений и тем самым обеспечивающий невозможность (или, по крайней мере, ограничение) государственного произвола. В законе должны содержаться не любые нормы, а в основном первичные, базисные, имеющие прямое действие и государственную защиту. Так, одна из основных целей прокуратуры — обеспечение верховенства закона, единства и укрепления законности (ст. 2 Закона о Прокуратуре Российской Федерации 1992 г. с последующими изменениями и дополнениями)5.

Основополагающая черта подобного верховенства проявляется в том, что при коллизии законодательных и подзаконных норм предпочтение отдается правилу, содержащемуся в законе. Это особенно актуально для судов и других правоприменительных органов.

В правовой системе признается безусловное верховенство Конституции РФ, это юридическая аксиома. Приоритет закона показывает его уникальную роль и место применительно к массиву многочисленных и противоречивых подзаконных актов. Авторитет и юридическая сила закона зависят от его содержательной стороны, от того, насколько он способен быть эффективным регулятором общественных отношений, воздействовать на мотивы и поведение граждан и коллективов.

Содержательный аспект верховенства вытекает из суверенитета Российской а Федерации, которая обладает всей полнотой власти на своей территории, необхо-? димыми атрибутами и прерогативами самостоятельного, независимого государей ства, субъекта не только внутригосударственных, но и международно-правовых | отношений. Это во многом предопределяет престиж и общеобязательность за-I конодательных установлений. Принципиальное значение имеет характеристика I России как демократического и правового государства (ст. 1 Конституции РФ). | Развитие демократии возможно именно благодаря реализации данного кон-| ституционного положения, ибо основные государственные и общественные ин-| ституты находят свое логическое воплощение в правовых формах. Кроме того, §■ цивилизованная государственность может опираться только на единый рынок, ° общее социально-экономическое пространство, которые объективно требуют ж централизованного регулирования, опирающегося на систематизированные и | непротиворечивые законодательные акты.

е Немаловажное значение для утверждения анализируемого принципа имеет

1 конституционная обязанность соблюдать законы (ч. 2 ст. 15), обращенная к граж-

0

° данам, другим субъектам права. Российское государство обеспечивает равенство

го

¿5 всех перед законом и правосудием (ст. 19), что также способствует повышению

1 престижа законодательной формы.

| Страны СНГ, провозгласив задачу построения правового государства, закре-

пили аналогичные или близкие формулировки: принцип верховенства права (ч. 1 ст. 8 Конституции Украины), безусловное верховенство Конституции и республиканских законов (ст. 15 Конституции Узбекистана), верховенство законов в качестве выражения воли народа (преамбула Конституции Азербайджана). В конституционном акте Кыргызской Республики сказано о «стремлении утверж-

92

дения верховенства права» (преамбула)6.

Федеральные (общероссийские) законы имеют верховенство не во всех случаях. Учитывая федеративную природу Российского государства, конституционные нормы (ст. 76), они превалируют над актами субъектов Федерации, если изданы по предметам ведения Российской Федерации или же по предметам совместного ведения России и ее субъектов. Интересно, что еще Веймарская Конституция Германии 1919 г. предусматривала, что имперское (в современном значении федеральное) право имело перевес над областным (земельным) правом (ст. 13)7.

Анализируемое верховенство обеспечивает во многом его демократическое содержание, единство правовой системы и политических институтов, способствует укреплению государственности.

Рассматривая проблему более подробно, можно выделить следующие проявления подобного верховенства:

1. Приоритетность законодательной формы при регулировании определенных, политически и социально значимых общественных отношений.

2. Высшая (после Конституции) юридическая сила закона, что воплощается в его авторитете, непререкаемости, общеобязательности. В иерархии источников права он занимает высокое место и требует безусловного соблюдения, применения, исполнения, использования.

3. Непосредственность его действия. Вступивший в силу закон не требует специальной санкции, утверждения со стороны какого-либо государственного органа, учреждения, должностного лица, однако его отдельные положения могут конкретизироваться в подзаконных актах.

4. Соответствие ему иных нормативно-правовых и индивидуальных актов. С учетом конституционных положений это касается правотворческой деятельности главы государства, исполнительной власти, органов субъектов Федерации, министерств и ведомств. Подобные акты должны издаваться на основе и во исполнение закона или в пределах прав, предоставленных законодательными нормами, и быть подзаконными.

Верховенство закона можно рассматривать как ведущий формально-юридический признак правового государства и как конституционный принцип, положенный в основу демократического строительства. Его утверждение приводит к господству законности и правопорядка, уменьшает зоны хаоса, произвола и своеволия. Российская Конституция не только закрепляет данный принцип, но также говорит об обеспечении законности, правопорядка и общественной безопасности (п. «а» ч. 1 ст. 72), осуществлении мер по реализации законности (п. «е» ч. 1 ст. 114). Можно утверждать, что он распространяется не только на традиционное государственное управление, но и на многие важные сферы политической, социальной, экономической, культурной жизни.

Демократическая правовая государственность основана на выражении воли народа, уважении прав и свобод человека и гражданина. При демократическом политическом режиме никто не стоит над законом; государственные органы, должностные лица, партии, общественные объединения связаны правом и конституционным строем, действуют на основе законности, а Конституция обладает высшей юридической силой и имеет прямое действие.

1 См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. № 2, ст. 22.

2 Многие аспекты данной концепции уже исследовались в российском правоведении (см., например,

работы С.А. Авакьяна, С.С. Алексеева, Н.В. Витрука, В.Д. Зорь-кина, А.В. Корнева, В.Н. Кудрявцева,

О.Е. Кутафина, В.В. Лазарева, Р.З. Лившица, В.В. Маклакова, Н.И. Матузова, В.С. Нерсесянца, В.Д. Пере-валова, Б.А. Страшуна, В.А. Четвернина).

3 См.: Большой словарь иностранных слов / сост. А.Ю. Москвин. М., 2005. С. 538.

4 См.: Зорькин В.Д. Верховенство закона и конституционное правосудие // Журнал российского права. 2005. № 12. С. 30-31; Он же. В хаосе нет морали // Российская газета. 2012. 11 дек.

5 См.: Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 8, ст. 336; Собр. законодательства Рос. Федерации. 2004. № 35, ст. 3607.

6 См.: Новые Конституции стран СНГ и Балтии. М., 1997. С. 55, 452, 509; Конституции государств Азии: в 3 т. М., 2010. Т. 2. С. 454.

7 См.: Конституции буржуазных стран: в 2 т. М.; Л., 1935. Т. 1. С. 85.

В.Д. Мазаев

СУЩНОСТЬ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ — ПОЛЕ БИТВЫ ИНТЕРЕСОВ И ЦЕННОСТЕЙ

В статье раскрывается социальная роль Конституции РФ; выделяются два уровня познания сущности Основного Закона и даются ее характеристики. Обосновывается рассмотрение Конституции с использованием закона единства и борьбы противоположностей.

Ключевые слова: сущность конституции, уровни познания сущности, интеграционные свойства, соотношение социальных сил, противоположности, противоречия, единство и борьба противоположностей.

V.D. Mazaev

ESSENCE OF THE CONSTITUTION OF THE RUSSIAN FEDERATION — A BATTLE-FIELD OF INTERESTS AND VALUES

This article reveals the social essence of the Constitution of the Russian Federation and herewith allocates two levels of learning of essence of the basic law, and gives its characteristics. Consideration of essence of the Constitution with the use of the law of the unity and struggle of opposites is settled.

Keywords: essence of the Constitution, levels of learning of essence, integration properties, correlation of social forces, contrasts, contradictions, unity and struggle of opposites.

Название и содержание данной статьи навеяно воспоминаниями о профессиональной деятельности И.Е. Фарбера. В Исааке Ефимовиче сочетались выразительная внешняя фактура, черты яркой харизматической личности, лидера и пытливый ум исследователя. Общение с ним положительно влияло на творческие поиски аспирантов, молодых преподавателей. Научно-педагогическая школа И.Е. Фарбера давала фундаментальную подготовку по теории государственного права, методике преподавания данного предмета, ориентировала на наиболее актуальные и сущностные проблемы теории конституции, природы власти, институтов обеспечения и защиты народовластия, прав и свобод человека и гражданина. Об ее уровне свидетельствовали успехи его учеников и последователей. В частности, работая на кафедре государственно-правовых дисциплин Высшей следственной школы МВД СССР в Волгограде, я наблюдал у его учеников преданность идеалам своего учителя. Например, Ю.П. Еременко, руководитель кафедры государственно-правовых дисциплин, старался поддерживать на кафедре теории

© Мазаев Владимир Дмитриевич, 2013

Доктор юридических наук, профессор кафедры конституционного и муниципального права (Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»); e-mail: vmazaev9@mail.ru