Научная статья на тему 'Становление административной ответственности родителей за ненадлежащее воспитание детейв отечественном праве'

Становление административной ответственности родителей за ненадлежащее воспитание детейв отечественном праве Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
995
142
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ / НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ВОСПИТАНИЕ ДЕТЕЙ / НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЙ / ПРАВОНАРУШЕНИЕ / СПЕЦИАЛЬНЫЙ СУБЪЕКТ ПРАВООТНОШЕНИЙ / ПРАВА НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ / ADMINISTRATIVE RESPONSIBILITY / IMPROPER UPBRINGING OF CHILDREN / MINOR / OFFENCE / SPECIAL SUBJECT OF LEGAL RELATIONS / RIGHTS OF MINORS

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Хаметдинова Г.Ф.

В статье исследуется вопрос формирования института административной ответственности родителей и лиц, их заменяющих, за ненадлежащее воспитание несовершеннолетних детей. Основу исследования составил анализ источников отечественной правовой системы, действовавших в период с 1917 по 1984 год, ставший годом принятия первого Кодекса РСФСР об административных правонарушениях. Данный кодифицированный акт вобрал в себя многолетний опыт регулирования общественных отношений, связанных с осуществлением родительских прав и обязанностей. В работе прослеживается приоритетное регулирование государством семейных отношений и возникающих на их основе обязанностей родителей по воспитанию и обучению несовершеннолетних детей. В ходе исследования выделено три этапа формирования ответственности родителей за ненадлежащее воспитание детей. Автор приходит к выводу о том, что родительская ответственность формировалась параллельно с формированием отраслей российской правовой системы, начиная с закрепления в семейном законодательстве прав родителей и лиц, их заменяющих, на воспитание своих несовершеннолетних детей и заканчивая становлением уголовной, гражданско-правовой (материальной) и административной ответственности родителей как специальных субъектов правоотношений. В основу исследуемого вида правовой ответственности легли положения семейного, гражданского и уголовного законодательства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Хаметдинова Г.Ф.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Establishing the administrative responsibility of parents for improper upbringing of children in domestic law

The issue of establishing the institution of administrative responsibility of parents and persons replacing them for improper upbringing of minor children is analyzed in the article. The study is based on the analysis of the sources of the domestic legal system that operated in the period from 1917 to 1984 the year of the adoption of the first Code of Administrative Offences of the RSFSR. This codified act incorporated many years of experience in regulating social relations connected with the exercise of parental rights and responsibilities. The author substantiates the priority regulation of family relations and the obligations and duties of parents arising on their basis by the state. These duties concern the upbringing and education of minor children. Three stages of establishing the institution of parental responsibility were distinguished during the research. The author comes to the conclusion that “parental responsibility” was being formed in parallel with the formation of the branches of the Russian legal system, beginning with fixing the rights of parents and persons replacing them for the upbringing of their minor children in the family law and ending with establishing the criminal, civil (material) and administrative liability of parents as special subjects of legal relations. The provisions of family, civil and criminal legislation formed the basis of the analyzed type of legal liability.

Текст научной работы на тему «Становление административной ответственности родителей за ненадлежащее воспитание детейв отечественном праве»

ХАМЕТДИНОВА Г.Ф., кандидат юридических наук, gulnara.khamietdinova@mail.ru Кафедра административной деятельности органов внутренних дел; Тюменский институт повышения квалификации сотрудников Министерства внутренних дел Российской Федерации, 625049, г. Тюмень, ул. Амурская, 75

KHAMETDINOVA G.F., Candidate of Legal Sciences, gulnara.khamietdinova@mail.ru Chair of administrative activity of the internal affairs bodies; Tyumen Advanced Training Institute of the Ministry of the Interior of the Russian Federation, Amurskaya St. 75, Tyumen, 625049, Russian Federation

СТАНОВЛЕНИЕ АДМИНИСТРАТИВНОМ ОТВЕТСТВЕННОСТИ РОДИТЕЛЕЙ ЗА НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ВОСПИТАНИЕ ДЕТЕЙ В ОТЕЧЕСТВЕННОМ ПРАВЕ

Аннотация. В статье исследуется вопрос формирования института административной ответственности родителей и лиц, их заменяющих, за ненадлежащее воспитание несовершеннолетних детей. Основу исследования составил анализ источников отечественной правовой системы, действовавших в период с 1917 по 1984 год, ставший годом принятия первого Кодекса РСФСР об административных правонарушениях. Данный кодифицированный акт вобрал в себя многолетний опыт регулирования общественных отношений, связанных с осуществлением родительских прав и обязанностей. В работе прослеживается приоритетное регулирование государством семейных отношений и возникающих на их основе обязанностей родителей по воспитанию и обучению несовершеннолетних детей. В ходе исследования выделено три этапа формирования ответственности родителей за ненадлежащее воспитание детей. Автор приходит к выводу о том, что родительская ответственность формировалась параллельно с формированием отраслей российской правовой системы, начиная с закрепления в семейном законодательстве прав родителей и лиц, их заменяющих, на воспитание своих несовершеннолетних детей и заканчивая становлением уголовной, гражданско-правовой (материальной) и административной ответственности родителей как специальных субъектов правоотношений. В основу исследуемого вида правовой ответственности легли положения семейного, гражданского и уголовного законодательства.

Ключевые слова: административная ответственность; ненадлежащее воспитание детей; несовершеннолетний; правонарушение; специальный субъект правоотношений; права несовершеннолетних.

ESTABLISHING THE ADMINISTRATIVE RESPONSIBILITY OF PARENTS FOR IMPROPER UPBRINGING OF CHILDREN IN DOMESTIC LAW

Annotation. The issue of establishing the institution of administrative responsibility of parents and persons replacing them for improper upbringing of minor children is analyzed in the article. The study is based on the analysis of the sources of the domestic legal system that operated in the period from 1917 to 1984 — the year of the adoption of the first Code of Administrative Offences of the RSFSR. This codified act incorporated many years of experience in regulating social relations connected with the exercise of parental rights and responsibilities. The author substantiates the priority regulation of family relations and the obligations and duties of parents arising on their basis by the state. These duties concern the upbringing and education of minor children. Three stages of establishing the institution of parental responsibility were distinguished during the research. The author comes to the conclusion that "parental responsibility" was being formed in parallel with the formation of the branches of the Russian legal system, beginning with fixing the rights of parents and persons replacing them for the upbringing of their minor children in the family law and ending with establishing the criminal, civil (material) and administrative liability of parents as special subjects of legal relations. The provisions of family, civil and criminal legislation formed the basis of the analyzed type of legal liability.

Keywords: administrative responsibility; improper upbringing of children; minor; offence; special subject of legal relations; rights of minors.

Исследование вопросов, связанных с административной ответственностью родителей (иных законных представителей) несовершеннолетних за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних, предопределило необходимость обращения к историческому генезису так называемой родительской ответственности. Невыполнение родителями и лицами, их заменяющими, своих обязанностей остается одной из серьезных проблем с точки зрения ее социальных, экономических и демографических последствий [1, с. 3-4].

Под родительской ответственностью в данной статье предлагается понимать совокупность правовой ответственности лиц, имеющих несовершеннолетних детей, за их воспитание, в том числе ответственность, возникающую в связи с совершением правонарушений несовершеннолетними и необходимостью возмещения вреда, причиненного в результате таких правонарушений.

Столь широкое толкование ответственности родителей складывается на основе исследования правовых актов Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (далее - РСФСР) начиная с 1917 года, когда регулирование общественных отношений осуществлялось на основе большого количества декретов, указов, постановлений Совета народных комиссаров РСФСР (СНК РСФСР) и Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК). Основы указанного подхода были заложены первыми нормативными правовыми актами новой власти:

- Декретом СНК РСФСР от 18 декабря 1917 г. «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния», в котором отмечалось, что отцом и матерью ребенка записываются «лица, подавшие о том заявление и давшие соответствующую в том подписку»*;

* О гражданском браке, о детях и о введении книг актов гражданского состояния: декрет Совета народных комиссаров РСФСР от 18 дек. 1917 г. // Собрание узаконений Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (далее - СУ РСФСР). 1917. N 11. Ст. 160.

- Постановлением Народного комиссариата просвещения РСФСР от 11 декабря 1917 г. «О передаче дела воспитания и образования из духовного ведомства в ведение Комиссариата по народному просвещению»** все школы были переданы из духовного ведомства в ведение Комиссариата народного просвещения, возглавляемого народным комиссаром А.В. Луначарским. Как отмечается в литературе, с 1917 г. церковь утратила свою роль в образовании детей, был ликвидирован сословный принцип образования, введен государственный контроль образования, широкое развитие получила сеть всеобщих образовательных учреждений, обеспечение обучения детей в которых стало обязанностью родителей [2, с. 30].

Декретом СНК РСФСР от 14 января 1918 г. «О комиссиях для несовершеннолетних» упразднены суды и тюремное заключение для малолетних и несовершеннолетних. «Дела о несовершеннолетних обоего пола до 17 лет, замеченных в деяниях общественно опасных, подлежат ведению комиссии о несовершеннолетних». С этой целью созданным комиссиям было поручено пересмотреть «все дела о несовершеннолетних, находящихся в производстве каких-либо судов, а также закончившиеся осуждением»***. В оценке данного декрета следует согласиться с выводом Ж.С. Васильевой о том, что в вопросах профилактики правонарушений большевики провозгласили приоритет предупредительных и воспитательных мер над мерами уголовного воздействия [3, с. 108].

В РСФСР первым правовым актом, закрепившим обязанность родителей заботиться о своих несовершеннолетних детях, стал принятый на сессии ВЦИК 16 сентября 1918 г. Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве (далее - Кодекс

** О передаче дела воспитания и образования из духовного ведомства в ведение Комиссариата по народному просвещению: постановление Народного комиссариата просвещения РСФСР от 11 декабря 1917 г. // Газета Временного рабочего и крестьянского правительства. 1917. 15 дек.

*** О комиссиях для несовершеннолетних: декрет Совета народных комиссаров РСФСР от 14 янв. 1918 г. // СУ РСФСР. 1918. N 16. Ст. 227.

1918 года). В пункте 154 данного Кодекса устанавливалось, что «родители обязаны заботиться о личности несовершеннолетних детей, об их воспитании и подготовлении их к полезной деятельности»*.

Авторами, исследовавшими вопросы истории возникновения и формирования института личных неимущественных родительских прав и обязанностей в отечественной правовой системе, отмечено, что родительскими правами наделялись супруги, заключившие брак по установленным в советском праве нормам, а также другие мужчины и женщины, указанные в качестве родителей в актовой записи о рождении ребенка [2, с. 29]. Соответственно, данные лица и признавались в последующем субъектами правовой ответственности за воспитание своих несовершеннолетних детей.

Кроме того, в обязанности родителей входила защита личных и имущественных интересов детей. Родители были обязаны держать детей при себе и вправе требовать возврата их от любого лица, удерживающего детей у себя не на основании постановления закона или суда. Далее документ закреплял за родителями совместные права в отношении детей мужского пола до 18 лет и детей женского пола - до 16 лет (пп. 149-150). Родительские права должны были осуществляться исключительно в интересах детей, при неправомерном их осуществлении суд уполномочен был лишить родителей этих прав (п. 153).

При этом в примечании к п. 153 Кодекса 1918 г. устанавливалось, что дела о лишении родительских прав подсудны суду и могут быть возбуждены как представителями государственной власти, так и частными лицами. Полагаем, что в данном случае речь идет о частных лицах как о возможных инициаторах подачи заявления в суд для возбуждения дела о лишении родительских прав. Соответственно, по инициативе государственных органов и по заявлению граждан суды могли возбуждать дела и принимать решения по данной категории дел.

* Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве // СУ РСФСР. 1918. N 76-77. Ст. 818.

Таким образом, законодатель определял совокупность прав и обязанностей родителей, возникающих на основе родства и брачно-семейных правоотношений, закреплял порядок лишения этих прав, указав в качестве основания такого лишения неправомерность осуществления родительских прав. Однако на данном этапе не было определено, в чем выражалось неправомерное поведение родителей.

В 1920 году в совместно принятом Народными комиссариатами просвещения, здравоохранения и юстиции РСФСР Постановлении от 30 июля, утвердившем Инструкцию Комиссиям по делам о несовершеннолетних (далее - Инструкция КДН 1920 г.), устанавливалось, что Комиссии обязаны привлекать к судебной ответственности взрослых, с немедленной передачей дел в Народный суд по следующим основаниям:

а) за подстрекательство и склонение несовершеннолетних и малолетних к совершению общественно опасных деяний;

б) соучастие с ними в преступлении или за попустительство такового;

в) склонение несовершеннолетних и малолетних к проституции и половым извращениям, за сводничество и т.п.;

г) эксплуатацию труда несовершеннолетних и малолетних;

д) жестокое обращение с несовершеннолетними и малолетними**.

Данные основания есть не что иное, как перечень деяний уголовно-правового характера, совершаемых в отношении несовершеннолетних (вовлечение в преступление, склонение к проституции, жестокое обращение и т.д.). Однако во вступившем в действие 1 июня 1922 г. первом Уголовном кодексе РСФСР (далее - УК РСФСР) содержалось только четыре состава преступления, устанавливавших ответственность за посягательства на права и законные интересы несовершеннолетних.

В третьей главе УК РСФСР «Нарушение правил об отделении церкви от государства» была предусмотрена ответ-

** Инструкция Комиссиям по делам о несовершеннолетних: постановление Народного комиссариата просвещения РСФСР, Народного комиссариата здравоохранения РСФСР и Народного комиссариата юстиции РСФСР от 30 июля 1920 г. // СУ РСФСР. 1920. N 68. Ст. 308.

ственность за преподавание малолетним и несовершеннолетним религиозных вероучений в государственных или частных учебных заведениях и школах (ст. 121). Глава пятая «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» содержала две статьи: ст. 148 УК РСФСР предусматривала ответственность в виде лишения свободы на срок до трех лет за содействие или подговор к самоубийству несовершеннолетнего, «если самоубийство или покушение на него последовали»; ст. 168 УК РСФСР -развращение малолетних или несовершеннолетних, совершенное путем развратных действий в отношении их, каравшееся лишением свободы на срок до пяти лет. Статья 171 УК РСФСР, в соответствии с которой назначалось наказание за сводничество, содержание притонов разврата, а также вербовку женщин для проституции, усиливала ответственность за вовлечение в проституцию состоявших на попечении обвиняемого, в подчинении у него или не достигших совершеннолетия*.

В данных нормах уголовного закона отсутствовало указание на субъект преступления, и лишь в последнем случае законодатель дифференцировал ответственность в зависимости от отношения субъекта к несовершеннолетнему. Так, вовлечение в проституцию лиц, находящихся на попечении обвиняемого, служило основанием для повышения ответственности («лишение свободы на срок не ниже пяти лет») по сравнению с основным составом ст. 171 УК РСФСР, предусматривавшим «лишение свободы на срок не ниже трех лет с конфискацией всего или части имущества»**.

В анализируемых документах просматривается единый подход законодателя лишь относительно такого деяния, как склонение несовершеннолетних к проституции (Инструкция КДН 1920 г.), или вовлечение в проституцию не достигших совершеннолетия (УК РСФСР 1922 г.). Частным случаем подстрекательства или склонения несовершеннолетних к совершению общественно опасных деяний, установленным

Инструкцией КДН 1920 г., можно признать предусмотренное УК РСФСР 1922 г. содействие или подговор к самоубийству несовершеннолетнего. В остальном анализируемые правовые акты не согласованы в вопросе установления ответственности взрослых и родителей, совершавших деяния в нарушение прав и законных интересов несовершеннолетних.

Следует отметить, что в Инструкции КДН 1920 г. была сделана попытка дифференцировать ответственность в зависимости от вида субъекта - общего или специального. В ней содержалась норма об ответственности любого взрослого лица, с оговоркой относительно родителя, который, согласно указанному в примечании дополнению, лишался судом родительских прав.

Важное значение в рамках данного исследования имеет документ, представляющий собой анализ сложившейся практики привлечения к ответственности родителей. Таким документом явился Циркуляр Народного комиссариата юстиции РСФСР от 13 ноября 1923 г. N 241 «О недопустимости уголовной ответственности за недостаточное осуществление присмотра частными лицами за несовершеннолетними». В нем устанавливалось: «из имеющихся в НКЮ сведений усматривается, что на местах, согласно пункту 7 Инструкции КДН 1920 г., привлекаются к уголовной ответственности родители несовершеннолетних или другие лица, их заменяющие, за недостаточный присмотр в отношении отданных им на попечение несовершеннолетних, причем такие лица привлекаются, ввиду отсутствия в Уголовном кодексе прямого указания, по статьям 10 и 219 Уголовного кодекса»***.

В данном случае речь идет о неправомерном привлечении родителей либо лиц, их заменяющих, к уголовной ответственности на том основании, что комиссиями по делам несовершеннолетних допускается применение права по аналогии, поскольку прямой нормы, как уже отмечалось, в действовавшем на тот момент УК РСФСР не было.

* О введении в действие Уголовного кодекса РСФСР: постановление ВЦИК от 1 июня 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. N 15. Ст. 153.

** Там же.

*** О недопустимости уголовной ответственности за недостаточное осуществление присмотра частными лицами за несовершеннолетними: циркуляр Народного комиссариата юстиции РСФСР от 13 нояб. 1923 г. N 241 // Сборник циркуляров Наркомюста РСФСР за 1922-1925 гг. М., 1926.

Подобное допускалось в соответствии со ст. 10 УК РСФСР: «в случае отсутствия в Уголовном кодексе прямых указаний на отдельные виды преступлений, наказания... применяются согласно статей Уголовного кодекса, предусматривающих наиболее сходные по важности и роду преступления, с соблюдением правил общей части сего Кодекса»*.

«Сходной по важности и роду» в данном случае признана, как отмечено выше, ст. 219 УК РСФСР, которая предусматривала ответственность за «неисполнение законного распоряжения или требования находящегося на посту органа милиции, военного караула, а равно всяких других властей, призванных охранять общественную безопасность и спокойствие»**.

Соответственно, недостаточный присмотр в отношении несовершеннолетних, находящихся на попечении частных лиц, в том числе родителей, понимался как «неисполнение законного распоряжения властей». Однако статья 219 УК РСФСР предусматривала ответственность не за все виды распоряжений (требований) власти, а только за те, которые были направлены на охрану общественного порядка и общественной безопасности.

Следовательно, сложившаяся данным образом и основанная на Инструкции комиссиям по делам о несовершеннолетних правоприменительная практика была признана Народным комиссариатом юстиции неверной. Наркомюст обратил внимание на то, что недостаточное осуществление присмотра частными лицами за несовершеннолетними, отданными им на попечение, не составляет само по себе уголовно наказуемого деяния. Далее следовало разъяснение: к затронутому вопросу пункт 7 указанной выше Инструкции КДН 1920 г. применяться не может, недостаточный присмотр за несовершеннолетними родителей или лиц, их заменяющих, может повлечь за собой лишь передачу самих несовершеннолетних другим, более надежным лицам и учреждениям, например, как отмечено в литературе, в учреж-

дения (детские дома, коммуны, приюты, приемники, называвшиеся в декрете «убежищами») Народного комиссариата общественного призрения, который вскоре был переименован в Народный комиссариат социального обеспечения [3, с. 109].

В данном случае говорится об исключении уголовной ответственности и применении мер управленческого характера, а именно: Комиссиям по делам о несовершеннолетних было дано право решать вопрос о передаче несовершеннолетних детей на воспитание другим благонадежным лицам, учреждениям в случае недостаточного присмотра за ними со стороны частных лиц, родителей или лиц, их заменяющих.

Обращает на себя внимание описание субъекта правовой ответственности. Он указан в Инструкции как «частное лицо», «родители или лица, их заменяющие». Исходя из содержания рассматриваемых документов, под частными лицами понимаются граждане, являющиеся попечителями несовершеннолетних детей. В соответствии с Кодексом 1918 г. опекуны «охраняют все личные и имущественные интересы подопечных, являясь их законными представителями» (п. 188), а попечители «назначаются для совершения отдельных сделок или уполномочиваются на управление имуществом вообще» (п. 189). Из этого следует, что опекуны по своему правовому статусу были приравнены к родителям и являлись законными представителями несовершеннолетних, в то время как попечители лишь представляли в отдельных случаях имущественные интересы несовершеннолетних.

Несовершеннолетними, как указано в п. 191 Кодекса 1918 г., признавались «лица мужского пола, не достигшие 18-летнего, и лица женского пола, не достигшие 16-летнего возраста». Декретом СНК РСФСР от 4 марта 1920 г. «О делах о несовершеннолетних, обвиняемых в общественно опасных действиях» возраст совершеннолетия был уравнен независимо от пола. В пункте 2 устанавливалось: «Несовершеннолетними считаются лица обоего пола, не достигшие 18-летнего возраста»***.

* О введении в действие Уголовного кодекса РСФСР: постановление ВЦИК от 1 июня 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. N 15. Ст. 153.

** Там же.

*** О делах о несовершеннолетних, обвиняемых в общественно опасных действиях: декрет Совета народных комиссаров РСФСР от 4 марта 1920 г. // Известия ВЦИК. 1920. 6 марта. N 51.

Разъяснение Наркомюста следует считать правомерным, поскольку в пункте 7 Инструкции комиссиям по делам о несовершеннолетних речь идет о необходимости обязательного исполнения всеми лицами распоряжения и постановления Комиссии по делам о несовершеннолетних «в периоде рассмотрения дела, так и во время состояния несовершеннолетнего или малолетнего под ответственным надзором». При этом «всякое неисполнение постановлений Комиссий или противодействие таковым со стороны родителей, лиц, их заменяющих, или с чьей бы то ни было иной стороны, составляет деяние уголовно наказуемое, влекущее за собой судебное преследование».

Таким образом, уголовная ответственность в данном случае предусмотрена не за деяния родителей в отношении несовершеннолетних детей, выразившиеся в недостаточном присмотре, а за неисполнение ими и кем бы то ни было решений, вынесенных Комиссиями по делам несовершеннолетних. Издание документа, содержавшего разъяснения Комиссиям по делам несовершеннолетних, подтверждает имевшее на тот момент место чрезмерное применение репрессивных мер уголовно-правового характера.

Циркуляр от 13 ноября 1923 г. «О недопустимости уголовной ответственности за недостаточное осуществление присмотра частными лицами за несовершеннолетними» разъяснял, что лица, имевшие недостаточный присмотр за малолетними до 14 лет, могут привлекаться в порядке гражданского судопроизводства к возмещению убытков, причиненных действиями этих малолетних, согласно ст. 45 УК РСФСР 1922 г.: «Обязанность загладить вред возлагается на осужденного, если суд признает целесообразным, чтобы он личными усилиями, точно указанными в приговоре, устранил последствия правонарушения или причиненный потерпевшему ущерб»*. Данная норма закрепила обязанность родителей по возмещению вреда или имущественного ущерба, причиненного их несовершеннолетними детьми.

Постановлением ВЦИК от 19 ноября 1926 г. «в целях урегулирования правовых отношений, вытекающих из брака, семьи и опеки на основе нового революционного быта»** с 1 января 1927 г. в действие был введен «Кодекс законов о браке, семье и опеке» (далее - Кодекс 1927 г.), сменивший Кодекс 1918 г. Вновь принятый правовой акт определял случаи, которые давали основание суду принять решение «об отобрании детей от родителей и передаче на попечение». Таковыми, наряду с ранее упоминавшимся неправомерным осуществлением родительских прав по отношению к детям, названы: невыполнение родителями своих обязанностей и случаи жестокого обращения с детьми. Как видно, произошло расширение оснований для лишения прав родителей и указано на дальнейшее определение детей в органы опеки и попечительства.

Вышеназванные правовые акты отражают последствия «неправомерного осуществления родительских прав», «ненадлежащего присмотра» и «ненадлежащего исполнения родителями своих обязанностей», не закрепляя при этом понятия и не раскрывая сущности деяния, связанного с ненадлежащим воспитанием детей. Отсутствовало в тот период в праве и указание на меры административно-правовой ответственности родителей за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей. Регулирование общественных отношений, складывавшихся по поводу реализации прав родителей и детей, происходило на основе норм семейного и гражданского законодательства.

В литературе отмечается, что после событий 1917 года в России были разрушены органы государственной власти, многие общественные институты, в том числе прежняя система защиты детей [4, с. 20]. Революционные события, в корне изменившие государственную систему управления в стране, оказали негативное влияние на развитие науки административного права, на соответствующие отрасль и законодательство. В анализируемый период

* Статья 45 УК РСФСР 1922 г. (см.: СУ РСФСР. 1922. N 15. Ст. 153).

** О введении в действие Кодекса законов о браке, семье и опеке: постановление ВЦИК от 19 нояб. 1926 г. // СУ РСФСР. 1926. N 82. Ст. 612.

развития государства отсутствовал единый правовой акт, регулировавший общественные отношения методами публичного администрирования. Накопившиеся за первые годы советской власти нормативные акты требовали начала работы над кодифицированным актом, предназначенным для регулирования отношений в сфере управления.

Например, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1966 г. «Об усилении ответственности за хулиганство»* предусматривалась ответственность родителей или лиц, заменяющих родителей, за совершение подростками в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет мелкого хулиганства или уголовно наказуемого хулиганства. В соответствии с данным актом родители подвергались штрафу в размере от 10 до 30 рублей. Кроме того, штраф с родителей или лиц, их заменяющих, взыскивался и в случае отсутствия самостоятельного заработка у правонарушителей в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет, совершивших мелкое хулиганство. Заложенные данным Указом основания привлечения родителей к административной ответственности были впоследствии включены в Кодекс РСФСР об административных правонарушениях 1984 г. (далее - КоАП РСФСР).

Следует заметить, что первым результатом многолетнего труда над созданием кодифицированного акта в советском пространстве стал Кодекс административного права Украинской ССР, введенный в действие с 1 февраля 1928 года.

Глава 13 КоАП РСФСР «Административные правонарушения, посягающие на общественный порядок» включала пять норм, устанавливавших ответственность родителей или лиц, их заменяющих, за следующие противоправные деяния:

- распитие спиртных напитков подростками в возрасте до шестнадцати лет (ч. 3 ст. 161);

- появление подростка в возрасте до 16 лет на улицах или в других общественных местах в пьяном виде (ч. 3 ст. 162);

* Об усилении ответственности за хулиганство: указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. N 5362-У! // Ведомости ВС СССР. 1996. N 30. Ст. 595.

- доведение несовершеннолетнего до состояния опьянения (ст. 163);

- невыполнение обязанностей по воспитанию и обучению детей (ч. 1 ст. 164), выразившееся в злостном невыполнении субъектом обязанностей по воспитанию и обучению несовершеннолетних детей, а также потреблении несовершеннолетними наркотических веществ без назначения врача или совершении ими других правонарушений;

- мелкое хулиганство или хулиганство, совершенное подростками в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет (ч. 2 ст. 164).

Итак, ответственность родителей или лиц, их заменяющих, была предусмотрена, во-первых, за противоправное поведение несовершеннолетних детей в возрасте до 16 лет, выразившееся в конкретных действиях: распитие спиртных напитков; появление в общественных местах в состоянии опьянения; совершение мелкого хулиганства (ст. 158 КоАП РСФСР) или хулиганства (ст. 206 УК РСФСР); потребление наркотических веществ без назначения врача или «совершение ими других правонарушений».

Во-вторых, административная ответственность была предусмотрена и за собственные правонарушения родителей или лиц, их заменяющих, выразившиеся в доведении несовершеннолетнего до состояния опьянения или в невыполнении обязанностей по воспитанию и обучению детей. Причем здесь же законодатель определил, в чем выражалось невыполнение обязанностей субъекта ответственности: в злостном уклонении от воспитания и обучения детей, в допущении употребления ими наркотических веществ и в совершении ими же иных административных правонарушений. Соответственно, родители и лица, их заменяющие, несли ответственность на основании КоАП РСФСР за совершение их детьми, как правило, административных правонарушений. Однако в ч. 2 ст. 164 КоАП РСФСР имелась норма и об ответственности за совершение несовершеннолетними детьми преступления, а именно хулиганства, предусмотренного ст. 206 действовавшего в тот период УК РСФСР 1960 г.

Итак, применительно к исследуемому вопросу необходимо выделить следующие этапы формирования родительской ответственности:

1 этап (1917-1918 гг.) - закрепление обязанностей родителей по воспитанию несовершеннолетних, в рамках которого законодательно определено понятие отца и матери, их прав и обязанностей в отношении несовершеннолетних детей;

2 этап (1919-1926 гг.) - становление особого порядка рассмотрения дел в отношении несовершеннолетних и взрослых, совершающих правонарушения в отношении несовершеннолетних: появление Комиссий для несовершеннолетних как специализированного органа и отнесение родителей к специальному субъекту ответственности за посягательство на права и законные интересы несовершеннолетних, возложение гражданско-правовой ответственности на родителей за вред, причиненный малолетними детьми;

3 этап (1927-1984 гг.) - становление административной ответственности за ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних. Данный этап характеризуется отсутствием системности в основаниях привлечения родителей за правонарушения, совершаемые не-

совершеннолетними, а также единой правовой нормы, предусматривающей такую ответственность в целом. Он завершился закреплением в КоАП РСФСР 1984 г. общей нормы, предусматривавшей ответственность родителей за ненадлежащее воспитание и обучение детей, а также специальных норм, предусматривавших ответственность родителей за совершение несовершеннолетними конкретных административных правонарушений и преступлений. Это свидетельствует о завершении процесса становления института административно-правовой ответственности родителей. Основой данного вида правовой ответственности стали, в первую очередь, положения семейного и гражданского законодательства.

Таким образом, родительская ответственность формировалась параллельно с формированием отраслей российской правовой системы, начиная с закрепления в семейном законодательстве прав родителей и лиц, их заменяющих, на воспитание своих несовершеннолетних детей и заканчивая становлением уголовной, гражданско-правовой (материальной) и административной ответственности родителей как специальных субъектов правоотношений.

Список литературы

1. Долгова С.И. Административная ответственность родителей и лиц, их заменяющих, за неисполнение обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних в Российской Федерации: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014. 188 с.

2. Нижник Н.С., Бурданова Н.А. Личные неимущественные родительские права и обязанности: направления эволюции института в российской правовой системе в IX-XX веках // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2014. N 2. С. 28-35.

3. Васильева Ж.С. Профилактика правонарушений несовершеннолетних в первые годы советской власти на территории Чувашии: историко-правовой анализ // Социально-правовая защита детства как приоритетное направление современной государственной политики: сб. материалов междунар. науч.-практ. конф., Чебоксары, 13-14 апреля 2018 г. Чебоксары, 2018. С. 107-114.

4. Ускова А.С., Кирюхин В.В. Правовое и организационное обеспечение деятельности подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел: учеб. пособие / под науч. ред. А.С. Усковой. М.: Акад. управления МВД России, 2017. 100 с.

References

1. Dolgova S.I. Administrativnaya otvetstvennost' roditeley i lits, ikh zamenyayushchikh, za neispolnenie obyazannostey po soderzhaniyu i vospitaniyu nesovershennoletnikh v Rossiyskoy Federatsii. Kand. Diss. [The administrative responsibility of parents and their substitutes for non-fulfillment of obligations for the maintenance and upbringing of minors in the Russian Federation. Cand. Diss.]. Moscow, 2014. 188 p.

2. Nizhnik N.S., Burdanova N.A. Lichnye neimushchestvennye roditel'skie prava i obyazannosti: napravleniya evolyutsii instituta v rossiyskoy pravovoy sisteme v IX-XX vekakh [Personal non-property parental rights and responsibilities: the direction of the evolution of the institution in the Russian legal system in the 9th-20th centuries]. Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii - Bulletin of the St. Petersburg University of the Ministry of Internal Affairs of Russia, 2014, no. 2, pp. 28-35.

3. Vasil'eva Zh.S. Profilaktika pravonarusheniy nesovershennoletnikh v pervye gody sovetskoy vlasti na territorii Chuvashii: istoriko-pravovoy analiz [Prevention of juvenile delinquency in the early years of Soviet power in the territory of Chuvashia: historical and legal analysis]. Sotsial'no-pravovaya zashchita detstva kak prioritetnoe napravlenie sovremennoy gosudarstvennoy politiki [Socio-legal protection of childhood as a priority of modern state policy]. Cheboksary, 2018. Pp. 107-114.

4. Uskova A.S., Kiryukhin V.V. Pravovoe i organizatsionnoe obespechenie deyatel'nosti podrazdeleniy po delam nesovershennoletnikh organov vnutrennikh del [Legal and organizational support of the activities of the units for the affairs of minors of the internal affairs bodies]. Moscow, Academy of Management of the Ministry of Internal Affairs of Russia, 2017. 100 p.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.