Научная статья на тему 'США и создание организации Объединенных наций: взгляд с расстояния в 60 лет'

США и создание организации Объединенных наций: взгляд с расстояния в 60 лет Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
212
38
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Широкова С. Н.

Статья посвящена рассмотрению американских проектов создания организации международной безопасности в период второй мировой войны.

The US and the UN Creation: a 60-year Distance Look

The disquisition is about the US projects of International Security Organization to be formed in the period of World War II.

Текст научной работы на тему «США и создание организации Объединенных наций: взгляд с расстояния в 60 лет»

США И СОЗДАНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ: ВЗГЛЯД С РАССТОЯНИЯ В 60 ЛЕТ

С.Н. ШИРОКОВА

Кафедра всеобщей истории Российский Университет дружбы народов Ул. Миклухо-Маклая, 6, 117198 Москва, Россия

Статья посвящена рассмотрению американских проектов создания организации международной безопасности в период второй мировой войны.

После трагических событий осени 2001 г. практически каждый аспект внешней политики США стал рассматриваться в новом свете.

Произошедшие события вынудили Соединенные Штаты пересмотреть свою позицию и по отношению к Организации Объединенных Наций. Американское руководство поняло, что в борьбе с международным терроризмом ООН может сыграть важную роль. Недаром администрация сделала финансирование ООН одним из своих приоритетов. Для начала боевых действий против террористов и Америке желательно получить санкцию международного сообщества.

В этой связи с позиции сегодняшнего дня интересно посмотреть и вспомнить как еще в годы войны создавалась новая международная организация безопасности и какую позицию занимала американская администрация.

Американская доктрина ООН представляет собой совокупность программных установок, определяющих политический курс США в отношении этой организации в целом с момента ее создания, а также в отношении отдельных аспектов ее деятельности. Эта доктрина складывалась с самого начального периода становления ООН и продолжает модернизироваться и совершенствоваться в настоящее время. Под влиянием изменений в соотношении сил в мире и позднее в самой этой организации доктрина пополнялась новыми концепциями, оказывавшими прямое влияние на американскую политику в отношении создания ООН и деятельности дипломатии США в этой организации. Суть американской доктрины (справедливости ради нужно отметить, что не только американской) всегда заключалась в положении о том, что эта международная организация должна в максимально возможной степени служить национальным интересам США.

Цель данной статьи состоит не в подробном рассмотрении истории создания Организации Объединенных Наций, всех сложностей и компромиссов Думбартон-Окса и Сан-Франциско, которые уже достаточно подробно изложены в работах и советских авторов, таких как Крылов С.Б., Барышев А.П., Мурзин Г.И., Шарова А.Я. [1], и зарубежных — Расселл Р., Смит М., Стивенсон А., Хупс Т. и др. [2].

Автор поставил перед собой задачу попытаться разобраться в намерениях и планах США по созданию международной организации с тем, чтобы она отвечала целям и задачам американской внешней политики.

Большинство исследований как раз и сосредоточено на прослеживании основных разногласии между США и СССР, таких как вопрос голосования в Совете Безопасности, право вето, полномочий Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи, разработка Устава по колониализму [3]. Но в то же время интересным является вопрос предварительных проектов, подготовленных США до фактического решения о создании международной организации. В процессе изучения планов организации послевоенного мира, разработанных в начале 1940-х гг.,

выясняются данные о стратегии Соединенных Штатов в отношении создания международной организации по поддержанию мира. В целом, попытки США были направлены на то, чтобы приспособить структуру и функции будущей организации к реализации возможности осуществлять руководство миром.

Основными источниками работы послужили мемуары известных внешнеполитических деятелей США: госсекретаря К. Хэлла, сенатора А. Вандерберга, госсекретаря Д. Ачесона, X. Исмея, воспоминания Р. Шервуда, который являлся близким другом Г. Гопкинса, мемуары Э. Рузвельта, Черчилля [4], которые при всей своей возможной необъективности очень ценны при исследовании таких сложных вопросов как изучение неутвержденных официально планов, проектов, мнений, отношений и причин принятия тех или иных решений. Вполне естественно, что во многих американских работах на первом плане стоит фигура Рузвельта, а основным мотивом его действий объявляется именно забота о мировой безопасности, попытка решить общечеловеческие проблемы, а вовсе не стремление к гегемонии в мире.

Кроме того, использовались также материалы дипломатической переписки США и Англии, а также докладов англо-американской конференции в Квебеке в августе 1943 г. И Московской конференции в октябре 1943 г. [5].

Основание Объединенных Наций принято вести со знаменитой Атлантической хартии 1941 г., которая наряду с другими демократическими положениями включала положение об устройстве стабильного и свободного от угрозы войны послевоенного мира, а также об установлении широкой и постоянной системы безопасности. Во многом Атлантическая хартия была необходима также и для того, чтобы подчеркнуть единство англо-американских ценностей и полный их контраст с принципами и действиями Германии. Это был один из шагов по направлению на вступление США в войну, что, по мнению Рузвельта, было жизненно необходимо и являлось его главной целью на тот период.

Вернувшись к теме хартии на конференции через несколько дней после ее обнародования, Рузвельт указал, что очень многие еще не осознали всей опасности войны. Атлантическая конференция не сыграла большого значения в изменении общественного мнения. Согласно опросам 74% населения страны было против втягивания в войну, что лишь на 1% меньше, чем до конференции [6].

Следующим шагом в деле создания ООН явилась Декларация Объединенных Наций, принятая 1 января 1942 г., практически сразу же за нападением Японии на Пирл-Харбор и вступлением США в войну. По мнению Рузвельта и госсекретаря Хэлла, который, как отмечают исследователи, фактически был инициатором декларации [7], необходимо было развитие идеи, которая вдохновляла бы единство внутри страны и сотрудничество между странами и четко излагала моральные принципы для воодушевления нации. После Пирл-Харбора нужно было закрепить преодоление изоляционистских настроений. Важно отметить, что уже первоначальные американские идеи, касающиеся создания организации международной безопасности, предполагали англо-американскую кооперацию при естественном главенстве США.

Так, в Атлантической хартии не было никакого упоминания о Советском Союзе, предполагалось, что СССР не сможет продержаться долго против Германии. Декларация же Объединенных Наций официально оформила антигитлеровскую коалицию. Но вопрос участия Советского Союза в предполагаемой международной организации долгое время оставался открытым. В разработанном в госдепартаменте под руководством К. Хэлла меморандуме от 9 августа 1943 г. предусматривалось, что в случае отказа СССР принять американские условия создания международной организации США должны будут встать на путь учреждения «прочно объединенного агентства по сотрудничеству между другими Объединенными Нациями» [8]. Это положение перекликалось с высказанной Черчиллем в письме Рузвельту от 2 февраля 1943 г. идеей о необходимости упрочнения англо-американского союза при условии, что США возьмут на себя «мировое лидерство» [9].

Но в июне 1942 г. Рузвельт высказал Молотову определенные мысли о международной организации. Рузвельт выразил желание наделить Россию, США, Британию и, возможно, Китай ответственностью разоружать агрессоров и способствовать освобождению народов от колониальной зависимости. Вместо еще одной Лиги наций он предлагал организацию, которую он называл «четыре полицейских». Нужно подчеркнуть, что в тот период важны были не столько детали послевоенного урегулирования, сколько непосредственное влияние подобных обсуждений на общественное мнение внутри страны и вне ее, на атмосферу сотрудничества между нациями.

Китай рассматривался в проекте Рузвельта наравне с Британией и Россией, что, несомненно, не являлось справедливым, поскольку Китай, ослабленный войной с Японией и внутренней нестабильностью, не мог считаться мировой державой. Но с одной стороны, Китай мог быть противовесом России, так как по мнению Рузвельта, «в каком-либо серьезном конфликте с Россией (Китай) несомненно был бы на нашей стороне» [10], поскольку реальной была вероятность победы в гражданской войне Чан Кай Ши, на которого и делала ставку Америка. Кроме того, можно было рассмотреть возможность создания совместных китайско-американских баз для защиты тихоокеанского региона, что существенно подняло бы влияние США.

Так, практически со времени подписания Декларации Объединенных Наций в концепции Рузвельта, относительно послевоенного устройства мира, оформилось разделение — четыре великие силы (четыре полицейских) и остальные малые нации. Это разделение стало фундаментальным элементом послевоенных планирований США.

Вообще США были одной из первых стран, где еще с самого начала войны начали разрабатываться проекты после военного международного устройства, призванного обеспечить преимущество западных держав, прежде всего Соединенных Штатов. С этой целью было создано достаточно большое количество негосударственных и государственных объединений. Среди них — Комиссия по изучению организаций мира, созданная в 1939 г. (руководитель — Т. Шотуэлл); Комиссия за справедливый и прочный мир, созданная Федеративным советом христианских церквей (председатель — Дж. Даллес); Университетский комитет по послевоенным международным проблемам. Фонд Карнеги в период с 1943 по 1944 г. провел три конференции, пытаясь создать независимый орган с широкими политическими полномочиями.

В феврале 1942 г. приступил к работе созданный по инициативе Хэлла консультативный комитет по послевоенной внешней политике, учрежденный в рамках госдепартамента США и ставивший своей задачей разработку планов создания новой международной организации. В состав комитета вошли 45 политических и государственных деятелей, представлявших сенат, палату представителей, госдепартамент, казначейство, военное и военно-морское министерства, аппарат Белого Дома, библиотеку конгресса и лиц, не связанных с правительством. Центральной фигурой в разработке планов новой международной организации являлся Лео Пас-вольский, специальный помощник госсекретаря, назначенный исполнительным директором комитета. Эти организации размышляли над проектами надгосударственных всемирных организаций. Идеи варьировались от создания мировой федерации, мирового правительства до идеи межгосударственных объединений федеративного типа, либо регионально-федеративных объединений. Были идеи создания некого мирового парламента со «взвешенным голосованием», т. е. число голосов для государства должно быть пропорционально значению страны в международной жизни, при этом США была бы обеспечена нужная расстановка сил.

Комитет по изучению организации мира под руководством Шотвелла принимал необходимость англо-американского руководства в послевоенный переходный период, но предлагал проведение конференции всех наций с целью формулирования принципов и устройства мирового порядка.

В марте 1942 г. комитет Джона Фостера Даллеса предложил более радикальное решение организации мирового правительства с парламентом, международным

судом и соответствующими органами. Организация должна была регулировать международную торговлю, решать споры между нациями и контролировать все военные силы, за исключением призванных поддерживать внутренний порядок [11].

В апреле профессор Николас Спайкман (Йель) опубликовал работу под названием «Американская стратегия в мировой политике», где говорил, что планы изменения международного сообщества являются побочным продуктом любой войны, в то время как политика будет по-прежнему основываться на регулировании баланса сил в Европе и Азии [12].

Более популярной была работа бывшего президента Гувера в соавторстве с X. Гибсоном. Их тезис — о разделении между ответственностью по предотвращению угрозы мира и разоружению агрессоров и созданием международных законов, ведущих к избежанию войны — должен, по мнению авторов, пройти при претворении в жизнь две стадии. Первая задача — создание военного альянса великих держав; вторая — создание мирового совета, долженствующего разрешать споры наций. По мнению исследователей, нельзя не увидеть близости позиций Гувера и Рузвельта [13].

Убедительно изложил свою точку зрения Уолтер Липпманн в выпущенной в 1943 г. работе «Внешняя политика США: щит республики». Липпманн, помогавший Вудро Вильсону готовить программу мира, был разочарован Версальским договором и Лигой наций, но был уверен, что американское лидерство необходимо для поддержания стабильности в мире. По его мнению, все нации должны учитывать свои возможности. Он предлагал не новую лигу наций, а альянс США, Великобритании и России. Никакие другие нации не были серьезными факторами мировой политики. Ни Китай, ни Франция не были великими державами. Только Британия и Россия были достаточно сильны, чтобы угрожать безопасности США. Учитывая близкие связи США и Британии, здесь этого можно было не опасаться. Единственной опасностью являлась Россия, так как ее возможное противостояние с англо-американским альянсом могло привести к третьей мировой войне. В то же время трехстороннее соглашение было необходимым минимумом для сохранения мира [14].

Официальный план создания международной организации был подготовлен С. Уэллесом в январе 1943 г. Эта организация должна была включать все нации, стремящиеся к миру, но во главе ее должен будет стоять исполнительный комитет, состоящий из «большой четверки» и семи представителей от региональных организаций. План признавал, что каждый член «большой четверки» являлся доминирующей силой в своем регионе. Эти четыре члена будут иметь постоянный статус в исполнительном комитете, в то время как региональные будут периодически переизбираться. Четверка является ответственной за сохранение мира, но для применения вооруженных сил будет требоваться девять положительных голосов членов исполнительного комитета, включая, по крайней мере, троих из четверки [15].

Региональные организации будут разрешать местные региональные конфликты. Рузвельт принял основные принципы проекта, но заметил, что региональные организации Тихого океана и Среднего Востока едва ли сейчас просматриваются, учитывая недостаток опыта самоуправления в этих регионах.

В то время как в американских проектах содержалась попытка создать синтез региональных и глобальных организации, Черчилль представлял лишь региональные организации без глобального аспекта, сфокусированные на Европе. Он настаивал на невмешательстве Китая и СССР в дела Европы.

Выступая по радио в марте 1943 г., он выразил надежду, что три силы будут сотрудничать в какой-либо форме международной организации после войны, но предложил лишь Совет Европы и Совет Азии. Подчиненные общей организации, эти советы будут обладать широкими полномочиями в своих регионах.

Подобная концепция вызвала противоречивое отношение в Белом Доме. Рузвельт придерживался мнения отнесения Китая к великим державам, который служил бы, как уже было сказано выше, противовесом России.

С другой стороны, региональная концепция послевоенного устройства казалась Рузвельту весьма приемлемой. Хэлл же считал региональную организацию слабой и неэффективной [16]. Он опасался, что существование блоков подорвет авторитет центральной организации и приведет к межрегиональным конфликтам. Кроме того, изоляционисты могли заострить внимание на нескольких региональных организациях, чтобы удерживать США в рамках Западного полушария [17].

Во время своего визита в Вашингтон в мае 1943 г. Черчилль развил свой проект. Он заявил, что для предотвращения новой войны будет достаточно трех мировых держав, но если США будут настаивать на включении Китая, он не будет возражать. Эта внутренняя группа будет составлять высший мировой суд. Подчиненные ей должны быть созданы региональные советы Европы, Азии и Западного полушария. Споры внутри регионов будут разрешаться в первую очередь региональным советом под наблюдением мирового совета. Вся структура должна была представлять собой, по выражению Черчилля, «стул на трех ножках» — общий мировой совет во главе трех региональных. По его мнению, опыт Лиги наций показал, что только страны непосредственно заинтересованные в урегулировании конфликта будут прилагать достаточные усилия. Для обеспечения военными ресурсами каждый член организации должен был разделить свои военные контингенты на две части: одна — для территориальной защиты; вторая — для предоставления в распоряжение международных полицейских сил [18]. Шестью неделями позже, 14 июля, эти проекты были приняты как официальная позиция Великобритании.

Для встречи в Квебеке Соединенные Штаты подготовили свой проект организации, который лишь немногим отличался от проекта Уэллеса, неофициально одобренного Рузвельтом. Предполагалось, что организация должна быть создана до окончания войны и будет действовать в течение переходного периода. В это время не будет прямого участия ее членов. Единственными действующими органами будут комитет «большой четверки» и исполнительный комитет из 11 человек, куда будет входить «большая четверка» и семь периодически избираемых представителей от региональный организаций. Эти органы будут решать только вопросы безопасности. Решение о применении силы должны быть поддержаны 2/3 исполнительного комитета, включая всю большую четверку [19]. Позднее эта организация может перейти в постоянную путем наделения этой чисто военной организации более широкими полномочиями.

На конференции в Квебеке была быстро достигнута договоренность о подписании Декларации четырех держав. Но президент предпочел не заострять внимание на определении преимущественного подхода — международного или регионального. Он лишь предложил Черчиллю поднять вопрос о создании послевоенной организации для соблюдения порядка и закона на Московской конференции. Речь шла преимущественно об ответственности четверки, в отличие от проекта, включающего исполнительный комитет.

Вплоть до Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Англии Рузвельт считал, что вопрос о создании постоянной международной организации по поддержанию мира вообще должен быть отложен до завершения послевоенного «переходного периода», в течение которого по его мнению, лишь четыре великие державы должны были участвовать в «гарантировании мира». Он допускал функционирование в течение этого периода международной организации, но лишь на временной основе и лишь при условии, что она «не будет предопределять окончательных решений в отношении мирового порядка». Такая международная организация не должна брать на себя функции «разработки условий капитуляции и оккупации вражеских государств», что являлось бы «преимущественной прерогативой англо-американской военной деятельности» [20]. То есть первоначально послевоенное устройство должно было быть определено англо-американской коалицией, которая и продиктует свои условия, а затем при переходе этой организации в постоянную эти же страны будут продолжать контролировать международные процессы. Более того, при предполагаемой системе четырех держав была бы обеспечена поддержка проектов США и при возможном несогласии СССР. Разделяя взгляды Черчилля о региональной

организации послевоенного мира, Рузвельт не считал, что новая организация международной безопасности должна носить универсальный характер, поскольку региональные организации, каждая по отдельности, будут слабее США, особенно учитывая общее послевоенное состояние, что позволит Америке осуществлять свой контроль и регулировать деятельность каждой из них.

Довольно долгое время К. Хэлл пытался убедить Рузвельта в необходимости создания именно универсальной организации [21]. Политический подкомитет под руководством госсекретаря подробно изучил этот вопрос. Он выявил такие преимущества регионализма как возможность местного урегулирования конфликтов при невмешательстве других региональных организаций, что и учитывалось Рузвельтом как возможность контроля. При принятии региональными организациями общих принципов они могут применять их более эффектно. Такая структура обеспечит политические, экономические и юридические границы между нациями и универсальной организацией, что позволит региональной организации принять на себя различные местные противоречия. Это дает международной организации большую свободу для выполнения более широких функций. И если какая-либо великая держава выйдет из состава универсальной организации, региональные не дадут всей структуре распасться.

Но недостатки регионализма, по Хэллу, перевешивали преимущества. Во-первых, международной организации придется иметь дело с группами нации, а не с индивидуальными странами. С укреплением региональных организаций велика была возможность возникновения конфликтов между ними, с которыми универсальная организация может не справиться, так как легче иметь дело с отдельными нациями, чем с целым регионом.

В региональной организации могут установиться особые отношения между доминирующей силой и остальными нациями, которые могли бы способствовать подавлению и дискриминации малых стран, образованию отдельных торговых районов, что привело бы к образованию подобных районов и в других регионах, а следовательно, к возникновению серьезных межрегиональных конфликтов и подавлению демократических принципов.

Далее подкомитет высказал опасение, что при представительстве США и в Европейском и Тихоокеанском советах они могут оказаться в роли лавирующего между другими доминирующими силами в регионах. Кроме того, неизвестной была реакция латиноамериканских государств на создание организации, где США официально были бы провозглашены лидером. Весьма предсказуемой была и негативная реакция общественности и отказ Конгресса по поводу возможности участия США в Европейском совете, если учесть необходимость посылки в Европу американских военных сил. Если же принять возможность участия только в совете Западного полушария, велика вероятность новой волны изоляционизма и отказ от возможности претендовать на мировое лидерство.

Вероятно, предпочитая региональную организацию мира, Рузвельт предполагал не допустить другие державы к участию в управлении Западным полушарием и в то же время иметь возможность влиять на другие державы, которые будут, несомненно, ослабленны войной до такой степени, что бы не думать о мировом лидерстве.

Черчилль, выдвигая свой проект, несомненно думал о возможности сохранить влияние Великобритании в европейском регионе, по возможности ограничив вмешательство других держав, что в условиях универсальной организации сделать было бы крайне сложно.

Но изменение международной ситуации внесло, в частности, изменения во взглядах Рузвельта. Уже на Квебекской конференции президент имел перед собой документ, озаглавленный «Позиция России», полученный от «весьма высокопоставленного стратега США» (источник не назван). В этом документе говорилось:

«По окончании войны Россия будет занимать господствующее положение в Европе. После разгрома Германии в Европе не останется ни одной державы, которая могла бы противостоять огромным военным силам России. Правда, Великобритания укрепляет свои позиции на Средиземном море против России,

что может оказаться полезным для создания равновесия сил в Европе. Однако и здесь она не будет в состоянии противостоять России, если не получит соответственной поддержки.

Выводы из вышеизложенного ясны. Поскольку Россия является решающим фактором в войне, ей надо оказывать всяческую помощь и надо прилагать все усилия к тому, чтобы добиться ее дружбы. Поскольку она, безусловно, будет занимать господствующее положение в Европе после поражения держав оси, то еще более важно поддерживать и развивать самые дружественные отношения с Россией» [22].

Несомненно, этот вариант развития событий сыграл большую роль в том, что в Квебеке было принято решение о подписании Декларации четырех держав, а о подготовленном ранее проекте, делающем акцент на региональных организациях, более не упоминалась. Кроме того, при региональном подходе вероятно было и неучастие США в Европейском совете, что необходимо было учитывать, особенно если рассмотреть данные опроса Гэллопа по вопросу «Вы считаете, что Соединенные Штаты должны присоединиться к мировой организации с полномочиями сохранять международный мир?»

Год Да Нет Не знаю

1937 26 52 22

1941 38 39 23

1942 59 22 19

1944 72 13 15

1945 81 11 8

США не спешили отойти от глубокого изоляционизма 30-х гг., что не могло не оказывать влияние на Рузвельта [23]. То есть при возможном господстве России на востоке и в Европе и неучастии Америки в Европейском совете сложилась бы неблагоприятная ситуация для обеспечения мирового влияния Соединенных Штатов. В этих условиях универсальная организация являлась предпочтительнее.

На Тегеранской конференции Рузвельт описал предлагаемую им организацию, состоящую из трех частей следующим образом. Международная универсальная организация должна будет периодически встречаться для обсуждения мирных проблем и дачи рекомендации для их разрешения. Вторая часть — Исполнительный комитет будет включать СССР, США, Великобританию и Китай, двух представителей от европейских стран, одного — от Южной Америки, одного — от Среднего Востока, одного — от Дальнего Востока и одного — от английских доминионов. Этот Исполнительный комитет должен заниматься всеми невоенными вопросами, как, например, экономическими, продовольственными проблемами, здравоохранением и так далее.

Третьему органу Рузвельт дал название «Четыре полицейских» — СССР, США, Соединенное Королевство и Китай. Этот орган был бы органом принуждения и располагал бы полномочиями принимать меры против угрозы миру или в случае неожиданного возникновения чрезвычайного положения [24]. Именно этот орган и являлся чрезвычайно важным. Он являлся бы проводником американского влияния.

Такая теперь уже универсальная организация обеспечивала, по мнению США, нужную расстановку сил. Здесь имелось бы большинство, поддерживающее западные позиции.

С другой стороны, в условиях подъема антифашистского и демократического движения в мире, вызванного победой антигитлеровской коалиции, создания именно международной организации становилось объективной необходимостью: отказ означал бы большой удар по международному престижу США.

Учитывая разочарование американцев в системе традиционной внешней политике, при создании ООН Рузвельт представил ее как организацию, только внутри которой могут быть решены частные международные конфликты, которая действует на основе принципов справедливости и законной сдерживающей полицейской силы, которая представлялась Рузвельту продолжением альянса Боль-

шой тройки военного времени. Ключом к успеху, по его мнению, было полное участие США при возможно большем американском лидерстве. Таким образом, США стремились приспособить структуру и функции организации к реализации возможности осуществлять руководство миром.

Если поначалу это казалось удобнее сделать через официально объявленную систему региональных организаций, каждая из которых не сможет представить существенного противовеса влиянию США, то затем руководству Америки более выгодной представилась возможность иметь нужную расстановку сил и при универсальной организации, тем более если вспомнить предложения США по так долго обсуждавшемуся вопросу голосования в Совете Безопасности. Известно, что, если СССР выступал за единогласное принятие всех решений, то США — за единогласное принятие решений, касающихся принудительных мер, причем обсуждаемая страна не должна была участвовать в голосовании. То есть существовала возможность использовать ООН против постоянного члена. В то же время состав Совета Безопасности мог гарантировать неуязвимость США. Недаром позднее руководство США ставило одной из первоочередных задач ограничение права вето. ООН должна была стать инструментом сдерживания СССР и объединения зависимых от Америки государств. И одной из основных причин создания НАТО было именно то, что США не удалось воплотить в ООН желаемые идеи. НАТО же явилось отчасти возвращением к региональной организации мира, отчасти воплощением идеи создания органа «четырех полицейских». Влияние США оставалось неизменно основным в Западном полушарии и в то же время оно было сильным везде, кроме зоны советского влияния. Именно возможность сдерживания советского влияния учитывалась Рузвельтом при обращении к универсальной организации. В то же время США постарались не потерять преимуществ регионального подхода, особенно после того, как неудавшиеся попытки отменить право вето существенно снизили эффективность ООН для проведения американского влияния. Отказа от региональной идеи не произошло. Блок НАТО, созданный в 1949 г. как военный орган англо-американского сотрудничества, явился первым ее воплощением. Построенная затем система союзов показала, как, по идее Рузвельта, должно было складываться регулирование международной безопасности: США играли существенную роль во всех образованных позднее региональных союзах. Таким образом Америка никогда не отказывалась от регионального подхода.

Напрашивается некоторая историческая параллель между периодом окончания второй мировой войны и сегодняшним днем. Что как не мирового полицейского представляет сейчас Америка, стремясь установить порядок в Югославии, наказать виновных в терактах, произошедших 11 сентября 2001 г.? И разве международная организация по борьбе с терроризмом не выглядит как военный альянс для наведения и поддержания порядка в мире, альянс при несомненном лидерстве США, как и виделось Рузвельту еще в 1942 г.? Для подобных действий крайне необходимо одобрение международной организации, т. е. ООН, и таким образом приобретение санкции мирового сообщества, а это открывает довольно выгодные перспективы.

Можно ли сейчас в обращении к ООН усматривать только благородные цели борьбы с терроризмом? Или Америка, являясь единственной действительно мировой державой со своей мировой армией НАТО, снова пытается использовать «послевоенную ситуацию» (ситуацию после победы в «холодной войне») для усиления своего влияния, распространения его на еще не полностью охваченные зоны, как, например, исламский мир.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Крылов С. Б. История создания Организации Объединенных Наций. — М., 1960; Бары-шев А.П. Стратегия Белого Дома и ООН. — М., 1972; Мурзин Г.И. Использование Соединенными Штатами Америки ООН в целях идеологической экспансии. — М., 1972; Шарова А.Я. США и ООН: концепции и реальность (40—80-е гг.). — М., 1991.

2. Russel R. A History of the UN Charter. The Role of the US. 1940—45. — Washington, 1958; Smith M.A. At Aim’s Length: NATO and the UN in the Cold War era. — London, 1995; Stevenson A. Looking outward: Years of Crisis at the United Nations. — N.Y. 1963; Hoopes T. FDR and the Creation of UN. — New Halen, 1997.

3. Подробнее см.: Дурденевский B.H., Крылов С.Б. Организация Объединенных Наций / Сб. док., относящихся к созданию и деятельности. — М., 1956.

4. Hull С. The Memoirs of Cordell Hill. — N. Y., 1948; Vanderberg A.H. The Private Papers of Senator Vandenberg. — Boston, 1952; Acheson D. Power and Diplomacy. — Cambridge, 1958; Ismay H. NATO: The First Five Years. 1949—1954. — N.Y., 1954; Шервуд P. Рузвельт и Гопкинс глазами очевидца. — М., 1958; Рузвельт Э. Его глазами. — М., 1947; Churchill W. The Hinge of Fate. — L., 1958.

5. Рузвельт Ф., Черчилль У. Секретная переписка Рузвельта и Черчилля в период войны. — М., 1995; Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время ВОВ. — М., 1989; Foreign Relation of the US (1933-1957).-Washington, 1952-86.

6. Dallek R. Franklin Delano Roosevelt and American Foreign Policy, 1932—1945. — N.Y., 1981, p. 287.

7. Ibid., p. 321.

8. Russel R. Op. cit., p. 118.

9. Churchill W. Op. cit., p. 636—637.

10. Dallek R. Op. cit., p. 390.

11. Hoopes T. Op. cit., p. 186.

12. Ibid., p. 186.

13. Ibid., p. 187.

14. Lippmann W. US Foreign Policy: Shield of the Republic. — Boston, 1943.

15. Hull C. Op. cit., p. 1639.

16. Ibid, p. 1640.

17. Russel R. Op. cit., p. 92—102.

18. Churchill W. Op. cit., p. 802.

19. Hull C. Op. cit., p. 1642.

20. Russel R. Op. cit., p. 123.

21. Hull C. Op. cit., p. 1643.

22. Шервуд P. Ук. соч., с. 431—432.

23. Bailey Th. The United Stated and the United Nations. A Radio Discussion. — Chicago, 1945.

24. Hull C. Op. cit., p. 1650.

THE US AND THE UN CREATION: A 60-YEAR DISTANCE LOOK

S.N. SHIROKOVA

The World History Chair Russian Peoples’ Friendship University Miklukho-Maklay st.; 6, 117198 Moscow, Russia

The disquisition is about the US projects of International Security Organization to be formed in the period of World War II.