Научная статья на тему 'Социальная политика как основа социальной работы в области психического здоровья в Канаде'

Социальная политика как основа социальной работы в области психического здоровья в Канаде Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

CC BY
286
37
Поделиться
Ключевые слова
СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА / СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА / МЕДИЦИНСКОЕ СТРАХОВАНИЕ / ЗДРАВООХРАНЕНИЕ / ПСИХИАТРИЯ

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Станкова Марина Васильевна

В статье анализируется процесс становления в Канаде социальной политики в области здравоохранения (в том числе психиатрии) и ее связь с социальной работой в этой сфере. Новизна работы обусловлена недостаточной изученностью достижений зарубежной социальной работы в нашей стране. Выводы статьи рекомендуется использовать в учебном курсе при подготовке специалистов по социальной работе, а также в практике социальной работы в психиатрии, в том числе в Омском регионе.

The social policy as a background of social work in Canada

This article analyses the process of formation social policy in Canada in the field of public health (including psychiatrics) and its relationship with social work. Novelty of work is proved by an insufficient level of study of achievements of foreign social work in our country. Conclusions of article are recommended to be used in educational course for training of experts on social work, and also in the practice of social work in psychiatry including Omsk region.

Текст научной работы на тему «Социальная политика как основа социальной работы в области психического здоровья в Канаде»

УДК 316.334.3:364:614(071) М. В. СТАНКОВА

Омский государственный технический университет

СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА КАК ОСНОВА СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ В ОБЛАСТИ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ В КАНАДЕ____________________________________

В статье анализируется процесс становления в Канаде социальной политики в области здравоохранения (в том числе психиатрии) и ее связь с социальной работой в этой сфере Новизна работы обусловлена недостаточной изученностью достижений зарубежной социальной работы в нашей стране Выводы статьи рекомендуется использовать в учебном курсе при подготовке специалистов по социальной работе а также в практике социальной работы в психиатрии в том числе в Омском регионе.

Ключевые слова социальная политика социальная работа медицинское страхование, здравоохранение психиатрия.

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, в настоящее время пять из десяти ведущих причин инвалидности в мире связаны с расстройствами психики. Не является исключением и Канада, в которой социальная работа в психиатрии является одним из приоритетных направлений в социальной работе. Основой социальной работы, в том числе и в сфере психического здоровья, является социальная политика, отношение к которой социальных работников Канады определяется идеологией социальной работы. Многие проблемы социальной работы в психиатрии на современном этапе связаны с социальной политикой в этой области.

Современная система медицинского страхования Канады складывалась на протяжении многих десятилетий. Вплоть до Второй мировой войны медицинское обслуживание оплачивалось канадцами из личных средств. В случае серьезного заболевания пациенты и их семьи часто сталкивались с финансовыми трудностями. Попытки некоторых провинций ввести программы медицинского страхования в 1930— 1940-е годы потерпели неудачу. В 1946 году была проведена совместная конференция провинций и федерального правительства Канады с целью обсуждения возможности создания общенациональной системы медицинского страхования. Однако и на этой встрече стороны не пришли к соглашению.

Новый этап в становлении современной системы медицинского страхования в Канаде начался в 1959 году, когда социал-демократическое правительство провинции Саскачеван во главе с Томми Дугласом ввело медицинское страхование стационарного лечения и различных обследований. Эта инициатива нашла поддержку у правительств других провинций, где стали вводиться аналогичные меры. К 1970 году была создана охватывавшая всю страну система медицинского страхования, которую федеральное правительство финансировало совместно с правительствами провинций [1, с. 81].

Принципы сложившейся системы были продекларированы в Канадском законе о здравоохранении, принятом в 1984 году:

1. Медицинская помощь в провинциях должна соответствовать местным планам медицинского страхования.

2. Планы медицинского страхования должны включать все необходимые медицинские услуги.

3. Все лица, постоянно проживающие в стране, должны иметь медицинские страховки.

4. Временное отсутствие в провинции постоянного проживания или переезд из одной провинции в другую не являются препятствием для получения медицинской страховки.

5. Все планы медицинского страхования в провинциях должны обеспечивать беспрепятственное получение необходимой медицинской помощи независимо от ее стоимости или географической удаленности.

В настоящее время канадцы оплачивают услуги здравоохранения через систему налогообложения и программы медицинского страхования провинций. Национальную программу медицинского страхования финансирует федеральное правительство. Программы страхования большинства провинций могут частично возмещать стоимость лекарств, очков, обследование зрения, стоматологическое лечение, физиотерапию и использование методов нетрадиционной медицины.

Больницы получают ежегодное финансирование от провинциальных правительств, которые используются по усмотрению администрации больницы. Из этих средств также выплачивается зарплата врачам.

Исполнение Канадского закона о здравоохранении с середины 1990-х годов представляется проблематичным, так как с 1996 года канадское правительство сократило ассигнования на финансирование социального обеспечения и здравоохранения провинций. В результате реформ был сокращен персонал многих больниц, а также площади медицинских учреждений [1, с. 82].

Национальный Форум федерального правительства по здравоохранению призвал в 1994 году канадцев обсудить проблемы здравоохранения в стране. В 2002 году был подготовлен окончательный отчет по результатам работы форума, включавший несколько важных рекомендаций:

— необходимо модернизировать Канадский закон о здравоохранении;

— учредить Совет Канады по здравоохранению, который будет контролировать работу системы здравоохранения;

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (101) 2011 СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (101) 2011

— с 2006 года увеличить финансирование фондов провинциального страхования медицинского обслуживания;

— финансировать приобретение по рецепту лекарств для пациентов с серьезными заболеваниями;

— создать Национальное Фармацевтическое Агентство с целью контроля над ценами, проведения испытаний лекарств и рассмотрения правил получения патентов на их производство;

— сотрудничать с представителями коренного населения страны, чтобы улучшить их медицинское обслуживание [1, с. 87].

Необходимо отметить, что большинство из этих рекомендаций не было выполнено.

Изменения в социальной политике страны привели не только к изменениям медицинского обслуживания, но и к социальной работе в этой сфере, в том числе и в психиатрии.

Социальная политика в области психического здоровья существует на двух уровнях. Первая — макрополитика, выражаемая в законодательстве. Вторая — стратегические программы деятельности административных и контролирующих организаций.

Современная политика в сфере психического здоровья на Западе сформировалась под влиянием процессов перехода к лечению психики (medical-ization) и деинституционализации (deinstitutionalization).

Долгое время психические расстройства рассматривались в Европе как проявления одержимости дьяволом, от которых можно избавиться, воздействуя на личность на духовном уровне. К лицам, страдающим психическими заболеваниями, относились как к морально ущербным. Считалось, что единственное, что общество может сделать для них, — обеспечить достойный уход. Переход к лечению психики стал следствием распространения в конце XVIII века взгляда на «безумие» как на болезнь. Реформы в этой сфере начались во Франции в 1793 году с работы Филиппа Пинэля, доктора психиатрической больницы. Он был сторонником так называемого «нравственного подхода к лечению». Название, данное этому подходу, произошло от французского термина (traitement moral — с фр. нравственное лечение), который означал не нравственное содержание медицинского вмешательства, а психологически ориентированную терапию. Пинэль полагал, что к пациентам психиатрической больницы необходимо относиться гуманно, с сочувствием и заботой.

Реформы в психиатрии Северной Америки начались в середине XIX века с работы Доротеи Дикс, имевшей большое влияние на общественное движение за реформы начала 1900-х годов. Дикс, используя работу Пинэля, успешно защищала гуманные формы лечения в психиатрических больницах. В результате ее деятельности в Северной Америке во второй половине XIX века было построено большое число психиатрических больниц.

Несмотря на реформы, вплоть до 1900-х годов основное внимание в области психиатрии уделялось уходу за больными, а не их лечению. Процесс лечения предполагает, что состояние человека может улучшиться, в то время как ограничение деятельности только уходом за пациентом исключает такую возможность.

В начале XX века в Нью-Йорке была издана книга Клиффорда Бирса, человека, страдавшего серьезным психическим заболеванием, описавшим ход его течения и показавшим, что болезни психики подлежат успешному лечению. Работа Бирса положила основу

для возникновения в Северной Америке Движения за гигиену психики, установившего, что медицинское вмешательство, основанное на «нравственном лечении» и использовании методов психологии и психиатрии, может иметь положительный результат. Это движение, кроме прочего, полностью оспорило тезис Доротеи Дикс, что институциональным уход эффективней, чем лечение в сообществе [1, с. 94].

С этого времени понятие «заболевание психики» получило широкое распространение, что отразило главное изменение в общественном сознании: поворот к лечению от опекунской заботы.

Эти реформы и изменения означали, что психическая болезнь была приравнена к соматическому заболеванию. Логика медицинской модели состоит в том, что, если можно изучить развитие болезни, можно ее эффективно лечить или предотвратить. Эта модель лечения болезней психики доминирует в настоящее время, в том числе и в провинциях Канады.

Влияние такого подхода на политику Канады1 в сфере здравоохранения выразилось в строительстве во второй половине XIX века большого числа больниц с целью лечения больных с диагнозом психическое заболевание, рассчитанных на 2000 и больше коек, с очень высокими потолками и огромными залами для еды и отдыха, просторными больничными палатами.

Число пациентов психиатрических больниц росло до конца 1950-х годов, когда некоторые специалисты заявили, что заключение в них больных мешает эффективному лечению.

Большинство пациентов признавало, что пребывание в этих учреждениях бесполезно, поскольку индивидуальные потребности и интересы клиентов не учитывались, если они требовали дополнительных усилий сотрудников. Многие врачи утверждали, что уход за пациентами в сообществе намного дешевле, чем в больницах. Кроме того, в это время стали использоваться лекарства для лечения болезней психики, вследствие чего многие больные больше не нуждались в пребывании в больницах.

Все это подготовило движение деинституционализации, начавшееся в первой половине 1960-х годов одновременно в Канаде и Соединенных Штатах. Врачи провинциальной психиатрической больницы Weybum провинции Саскачеван Роберт Соммер и Хэмфри Осмонд опубликовали в 1961 году имевшую большой резонанс статью, в которой утверждалось, что развитие психических заболеваний часто бывает результатом госпитализации пациентов в психиатрические больницы.

Одним из сторонников психиатрического лечения вне больниц был президент США Джон Кеннеди. По его инициативе большие суммы были вложены в программы по перемещению ранее госпитализированных пациентов в сообщество с последующим продолжением их лечения. Такая политика преследовала две цели. Одна состояла в том, чтобы предоставить качественные услуги в сообществе пациентам, которые из-за серьезности своей психической болезни ранее оставались бы в больнице до конца своей жизни [1, с. 95]. Вторая цель этих программ состояла в том, чтобы сделать доступным лечение заболеваний психики для больных, живущих в сообществе, и поддерживать для них возможно лучшее качество жизни. Внедрение крупномасштабных институциональных программ предусматривало развитие местных центров психического здоровья. Больницы общего профиля открывали отделения психиатрии,

в которых оказывался широкий диапазон амбулаторных услуг.

Успех этой политики трудно оценить однозначно. Первоначальная задача деинституционализации была благородной: гуманизация отношения к пациентам в крупных психиатрических больницах. Для большинства пациентов пребывание в сообществе было предпочтительней, чем в медицинских учреждениях. Однако тысячи пациентов за время пребывания в защищенной среде больницы утратили жизненные навыки, необходимые для жизни в обществе. Программы деинституционализации были реализованы в 1970 — 90-е годы, но не в том виде, как первоначально планировалось. Президент Кеннеди предполагал, что средства, перечисляемые в больницы на лечение, будут после реформы направлены на оказание помощи в сообществе. Правительства Канады и Соединенных Штатов этого не сделали. Закрытие большого числа психиатрических больниц в 1980-е годы стало причиной быстрого роста числа бездомных и того, что многие пациенты, нуждающиеся в настоящее время в помощи психиатра, не имеют возможности ее получить [1, с. 96].

Исследования показали, что заболевания психики имеют биологическую природу. Однако большинство специалистов признает, что провоцируют их психологические и социальные факторы. В свою очередь, болезнь имеет психологические и социальные последствия для больного, поэтому социальная работа в сфере здравоохранения требует комплексной работы специалистов различного профиля. Часто лечением заболеваний психики в Канаде занимаются бригады специалистов. Они должны состоять из психиатров, психологов, социальных работников, медсестер и, иногда, терапевтов. Состав бригады и распределение обязанностей в ней могут быть разными в зависимости от ситуации, но общие роли в бригаде определены макрополитикой в области психического здоровья или местным агентством социальной работы.

За лечение, в том числе и за помещение в больницу, всегда ответственны психиатры. Социальные работники помогают в решении семейных проблем, использовании ресурсов сообщества и подготовке к выписке, если пациент госпитализирован. Психологи осуществляют психологическое обследование. Медсестры участвуют в непосредственном осуществлении хода лечения. Все эти специалисты — психологи, социальные работники, психиатры, иногда медсестры осуществляют психотерапию и консультирование. Коллегиально они дают оценку социальной ситуации клиента.

Обычно первую профессиональную помощь человеку с любым заболеванием, включая психику, оказывает семейный врач. Семейный врач обычно дает направление на оказание специализированных услуг: семейное консультирование, психотерапию, групповую терапию.

Если в случае лечения соматических заболеваний пациент может выбирать метод лечения из предложенных врачом, то в случае заболеваний психики решение принимает психиатр. В большинстве кризисных центров есть протокол поведения работников. Лиц, склонных к суициду, позвонивших по телефону доверия, социальные работники могут посетить в их доме без согласия или уведомления потенциального суициедента.

Часто социальные работники участвуют в мобильных кризисных группах. Если мобильная группа или полиция решают, что клиент — потенциальный

самоубийца или что он нуждается в медицинской помощи (например, если есть подозрение на передозировку снотворного), его можно поместить в больницу против желания.

В течение трех дней эксперты-врачи, чаще всего психиатры, должны определить (освидетельствовать), способен ли пациент принимать адекватные решения самостоятельно, если нет, дать указание, чтобы пациент оставался в больнице и получал лечение даже без его согласия. Такие действия предпринимаются, если пациент представляет опасность для себя или окружающих. Освидетельствование должно периодически пересматриваться, пациенты имеют право опротестовать его через суд. Кроме того, законодательство некоторых провинций требует лечения психически больных, даже если они живут в сообществе и не хотят лечиться [1, с. 96] .

Таким образом, главная особенность социальной работы в сфере психического здоровья — то, что она является формой социального контроля. Конечно, от социальных работников при этом требуется тщательное следование этическому кодексу Ассоциации социальных работников Канады.

Социальная работа в области психического здоровья в настоящее время стремительно развивается. Она основывается на представлении, что, улучшая качество жизни пациентов и мобилизуя их силы, можно научить больных разрешать собственные проблемы самостоятельно.

Диапазон ролей социальных работников в сфере здравоохранения, в том числе в психиатрии, достаточно широк:

— помощник (enabler), психологически поддерживающий членов семьи больного;

— педагог (educator), обсуждающий ход лечения и его результаты с членами семьи;

— посредник (mediator), разрешающий конфликты между персоналом больниц и семьями;

— адвокат (advocate), устанавливающий сотрудничество между врачами и отделениями больницы;

— консультант (counsellor), изучающий проблемы и потребности пациентов и их семей и предоставляющий им помощь на протяжении всего периода лечения;

— социальный посредник (social broker), включающий семью больного в программы для семей, имеющих аналогичные проблемы;

— менеджер (case manager), обеспечивающий получение пациентом социальной помощи в данном конкретном случае [1, с. 79]

Социальные работники могут способствовать и более глобальным изменениям. Часто лица с психическими расстройствами и их семьи чувствуют изоляцию и стигматизацию в обществе. Через группы самопомощи, руководимые социальными работниками, возможно изменить социальные представления о болезнях психики и их проявлениях [2, с. 154].

В целом можно сказать, что теоретические подходы социальной работы в области психического здоровья Канады, не принижая важность лечения, исходят из того, что необходимо, признавая болезнь, развивать продуктивные стороны личности, добиваться независимости больных от больниц и улучшения качества их жизни. Система социального обеспечения должна гарантировать достижение этих целей. Однако практическая деятельность в этой области не соответствует теоретическим установкам. Современная социальная политика страны состоит в сокращении финансирования данной сферы, что препятствует достижению поставленных целей.

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (101) 2011 СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (101) 2011

Однако социальные работники Канады не остаются пассивной стороной в этом процессе. Социальные работники, как члены сообщества и граждане, могут влиять на социальную политику, высказывая свои взгляды, выступая в качестве агентов социальных изменений на своих рабочих местах, объединяясь для политических действий с коллегами и клиентами.

Библиографический список

l.Heinonen T. Social work practice: Problem Solving and Beyond/ T. Heinonen, L. Spearman. — 2nd ed. — Toronto: Nelson, 2006. — 366 p.

2. Mullaly R. Structural social work: ideology, theory, and practice/ R. Mullaly.- 2nd ed. — Oxford: Oxford University Press, 1997. -228 p.

СТАНКОВА Марина Васильевна, кандидат исторических наук, доцент кафедры социологии, социальной работы и политологии.

Адрес для переписки: e-mail: florence@list.ru

Статья поступила в редакцию 15.06.2011 г.

© М. В. Станкова

УДК 316 - 048.35 в. А. ШЕЛКОВСКИМ

Омский государственный педагогический университет

МОДЕРНИЗАЦИОННЫЙ ПРОЕКТ КАК УНИВЕРСАЛИЯ МИРОВОГО ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД

(1940—1970 гг.)_____________________________

Для модернизации отечественной экономики, социальной и политической сфер общества необходимо критически осмыслить зарубежный опыт в послевоенный период. В этот период процесс модернизации наиболее интенсивно происходил в бывших колониальных государствах. Развивающиеся государства, двигаясь по универсальному пути модернизации вырабатывали свои «догоняющие» модели развития. Для российского общества наибольший интерес представляет опыт новых индустриальных государств, основы успеха которых были заложены именно в этот период Для Омской области наибольший интерес может представлять региональный и локальный опыт модернизации

Ключевые слова модернизация постколониализм догоняющая модель развитие, экономический национализм.

Едва ли не самым вездесущим и клишированным понятием последних лет, «постоянно прописанным» в социальных науках, публицистике и политической риторике является модернизация. Ввиду мировоззренческих и методологических различий в той или иной сфере познания или деятельности, возникают серьезные коннотации насчет самого понятия, а также применимости исторического и современного опыта в решении проблем современного российского общества. Ситуация напоминает стихотворение эпохи развитого социализма, когда у каждого свой Ленин в сердце, так и сейчас у каждого в голове своя модернизация. Между тем в западных социальных науках существует достаточно общее консенсусное мнение о самом понятии модернизация, причинах развития проекта модернизации, временных рамках периода осуществления, а также причинах провала.

Сам термин «модернизация» был введен в широкий оборот в послевоенный период, после распада мировой системы империализма и получения независимости новыми нациями. Политика модернизации

в молодых государствах понималась как политика развития, направленной организации или мотивации общества к глубоким социальным изменениям. Изменения происходят в таких сферах как смена системы верований общества (от религиозного к секулярному), классовая и демографическая структура общества (от сельского к городскому), материальные средства (от животной силы к механической). Весь комплекс изменений в этих сферах был призван сделать общество в пост-колониальном мире максимально похожим на западное. Такой путь социальных изменений аксиоматически понимался как почти единственно возможный. Один из наиболее интересных вопросов — как идеи, казавшиеся универсальными, постепенно утратили свою привлекательность, почему само понятие развитие было очень глубоко модифицировано и переформатировано?

Наиболее привлекательным и плодотворным способом решения проблемы представляется рассмотрение исторического контекста истоков модерниза-ционного проекта, его развития и кризиса, внутренних факторов развивающихся стран и внешнего кон-