Научная статья на тему 'Соматизм волосы в славянской, германской и кельтской фразеологии'

Соматизм волосы в славянской, германской и кельтской фразеологии Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
393
41
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ФРАЗЕОЛОГИЯ / СОМАТИЗМЫ / МЕТАФОРИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ / ЛЕКСИКО-ГРАММАТИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ ИДИОМ / СЛАВЯНСКИЕ ЯЗЫКИ / ГЕРМАНСКИЕ ЯЗЫКИ / КЕЛЬТСКИЕ ЯЗЫКИ / PHRASEOLOGY / SOMATISMS / METAPHORICAL MODELS / LEXICAL/GRAMMATICAL ALTERATIONS OF IDIOMS / SLAVIC LANGUAGES / GERMANIC LANGUAGES / CELTIC LANGUAGES

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Дронов Павел Сергеевич

В статье рассматриваются идиомы с компонентом-соматизмом волосы в славянских (русский, сербохорватский), германских (английский, немецкий) и кельтских (ирландский) языках. Изучается противопоставление идиом с компонентами волосы (собирательное) vs. волос, которое может быть и чисто грамматическим, и лексическим. Если в языке на уровне лексики отдельный волос противопоставляется волосяному покрову, то в этом языке будут встречаться идиомы с двумя именными компонентами, имеющими разное значение. Исследуются метафорические модели в основе данных идиом, особенности лексикограмматических изменений фразеологизмов. Как показывает анализ, число моделей у данных идиом равно семи (формально можно также говорить о восьмой модели, однако соответствующие идиомы отмечены лишь в ряде словарей и не найдены в корпусе), а также возможно сближение идиом с исходно разными актуальными значениями. Поднимается вопрос о национально-культурной специфике данных идиом; как правило, в исследуемых языках техника номинации идиом с данным соматическим компонентом совпадает полностью или частично, поэтому бoльшую их часть можно отнести к фразеологическим интернационализмам. Помимо этого, в статье рассматривается новая, сравнительно недавно возникшая английская идиома с компонентом волосы (bad hair day) и ее лексикограмматические изменения в зависимости от типа дискурса.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Somatism HAIR in Slavic, Germanic, and Celtic Phraseology

The paper considers idioms with the constituent hair (as a mass noun) in Slavic (namely, Russian, Serbo-croatian), germanic (english, german), and celtic languages (namely, Irish). an issue arising in the process of analysing such idioms is the opposition hair (mass noun) vs. hair (individual noun), which may be either purely grammatical or lexical. this opposition, especially on the lexical level, leads to the co-occurrence of idioms with both constituents denoting different concepts. the article covers the idioms’ underlying metaphors and metaphorical models, as well as peculiarities of their lexical and grammatical alterations. as the analysis demonstrates, the hair idioms can be assigned to seven models; although technically there is the eighth one, there is little evidence of its existence in corpora or speech, and its lexicographical coverage is sparse. additionally, the paper regards convergence of idioms whose figurative meanings were originally different. another question raised in the article is that of cultural specificity vs. common figurative units, since most hair idioms appear to belong to latter. Besides, the paper deals with a newer english idiom bad hair day and the discourse.specific changes and modifications thereof.

Текст научной работы на тему «Соматизм волосы в славянской, германской и кельтской фразеологии»

филологические штудии

УДК 81'373.72'374.822=111

соматизм волосы в славянской, германской и кельтской фразеологии

Исследование выполнено при поддержке гранта Отделения гуманитарных и общественных наук РФФИ, проект № 15-34-01215а2.

Дронов павел Сергеевич

н. с. Научно-образовательного центра теории и практики коммуникации

им. Ю.С. Степанова Институт языкознания Российской академии наук Москва, 125009, Большой Кисловский пер., д. 1, стр. 1

nord.dronov@gmail.com

В статье рассматриваются идиомы с компонентом-соматизмом волосы в славянских (русский, сербохорватский), германских (английский, немецкий) и кельтских (ирландский) языках. Изучается противопоставление идиом с компонентами волосы (собирательное) vs. волос, которое может быть и чисто грамматическим, и лексическим. Если в языке на уровне лексики отдельный волос противопоставляется волосяному покрову, то в этом языке будут встречаться идиомы с двумя именными компонентами, имеющими разное значение. Исследуются метафорические модели в основе данных идиом, особенности лексико-грамматических изменений фразеологизмов. Как показывает анализ, число моделей у данных идиом равно семи (формально можно также говорить о восьмой модели, однако соответствующие идиомы отмечены лишь в ряде словарей и не найдены в корпусе), а также возможно сближение идиом с исходно разными актуальными значениями. Поднимается вопрос о национально-культурной специфике данных идиом; как правило, в исследуемых языках техника номинации идиом с данным соматическим компонентом совпадает полностью или частично, поэтому большую их часть можно отнести к фразеологическим интернационализмам.

Помимо этого, в статье рассматривается новая, сравнительно недавно возникшая английская идиома с компонентом волосы (bad hair day) и ее лексико-грамматические изменения в зависимости от типа дискурса.

Ключевые слова: фразеология, соматизмы, метафорические модели, лексико-грамматические изменения идиом, славянские языки, германские языки, кельтские языки.

Идиомы с компонентами-соматизмами и кинетические идиомы рассматриваются в целом ряде работ (см. [Сегтак 1998; Ри^егтиПег 2005; Григорьева, Григорьев, Крейдлин 2001; Козеренко, Крейдлин 1999, 2011; Крейдлин 2002]). Данные компоненты являются продуктивными в том смысле, что употребляются в большом числе фразеологизмов. Хотя, в силу универсальности соматических реакций, они частично совпадают в разных языках, очевидны и различия, связанные с неодинаковым осмыслением этих реакций. Такие идиомы могут быть интуитивно понятны носителю языка, но для неносителя могут оказаться сродни загадкам (см. [Ковшова 2015]). При этом очевидно, что количество фреймов-

введение

источников (а значит, и фреймов-целей, и таксонов в тезаурусе) напрямую связано с теми прототипическими движениями, которые характерны для соответствующей части тела.

В данной статье рассматриваются форма, значение и особенности употребления идиом с компонентом соматизмом волосы в славянских (на материале русского и сербохорватского), германских (на материале английского и немецкого) и кельтских (на материале ирландского) языках. Материалом служат лексикографические источники и корпуса текстов.

Противопоставление волос vs. волосы может быть и чисто грамматическим (как в русском, английском и немецком), и лексическим (сербохорватский, ирландский) причем не только парным. Так, в сербохорватском языке используются следующие слова: тсс/kosa 'волосяной покров' (собирательное), влас/vlas 'волос', длака/длака 'волос (на лице или теле); волосяной покров на теле человека; шерсть животного; ворс, пух (в ботанике) '. В ирландском языке используются gruaig 'волосы' (собирательное), folt 'вьющиеся волосы, локоны' (собирательное; ср. ирландское название созвездия Волосы Береники - Folt Bheirnice), ribe (вариант ruibe) 'волос, волосок на теле, щетина; усы; стебель травы, пучок травы'. Кроме того, в результате метафорического переноса появляется значение 'злобный внешний вид' (в словаре [О Donaill] - bristling, angry appearance, т.е. отражение соматической реакции, описываемой рус. волосы дыбом или ощетиниться). Компонент волос и его аналоги (vlas, dlaka, ribe) требуют отдельного разбора, поэтому в данной статье мы ограничимся идиомами с компонентом волосы.

Анализ идиом с компонентом волосы

Как правило, данные идиомы связаны с теми или иными соматическими реакциями и потому могут быть разделены на следующие макрометафорические концепты (по И.В. Зыковой [2015]):

ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ЭМОЦИИ - ЭТО ДВИЖЕНИЕ ВОЛОС / ДЕЙСТВИЕ С ВОЛОСАМИ

рус. волосы дыбом (областное волосы (в)стали на дыбки [ФСРЛЯ]), волосы шевелятся

сербохорв. коса <на глави> се диже/дигне (подигне) коме («волосы на голове поднимаются/поднимутся»);

англ. To make one's hair stand on end - sb's hair stood on end («заставить волосы стоять на кончике - волосы стоят на кончике»), to curl sb's hair 'приводить кого-л. в ужас' («завивать кому-л. волосы»);

нем. jemandem stehen die Haare zu Berge/sträuben sich die Haare («у кого-л. волосы стоят в гору / топорщатся»);

ирл. thögfadh se an ghruaig de do cheann («это подняло бы волосы с твоей головы») - sheas an ghruaig ar a cheann («встали волосы на его голове»)

Волосяной покров человека и волосяной покров животного оказываются близки, ср. вариант рус. волосы дыбом — шерсть дыбом. Это обусловлено анималистическим кодом культуры (в терминах лингвокультурологической школы фразеологии).

Следует обратить внимание на характерные для всех этих идиом конверсивные преобразования. В самой семантике этих идиом заложена каузация: «волосы поднимаются» по какой-л. причине («от чего-л.»). Д.О. Добровольский

справедливо отмечает, что конверсия и актантная деривация характерны для сравнительно малого числа близких семантических полей - прежде всего, ФИЗИЧЕСКОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ (и производных - КОНФЛИКТ, КРИТИКА, УКОР, СОПРОТИВЛЕНИЕ, АГРЕССИЯ и пр.; иначе говоря, эмоционального воздействия) [Добровольский 2011]. Семантические роли вышеперечисленных идиом способствуют конверсии и каузации: экспериенцер одновременно может восприниматься как пациенс, которого агенс «заставляет» испытывать те или иные отрицательные эмоции. Конверсивные преобразования, как правило, являются аналитическими: заставить волосы встать дыбом, to make one's hair stand on end, jmdm. die Haare zu Berge stehen lassen. Синтетические преобразования преобразования встречаются значительно реже. В русском тексте была найдена всего одна трансформация поднимать волосы дыбом:

1.В одной не слишком длинной обвинительной речи о крайне сомнительном истязании приемыша-девочки женщиной, взявшей ее на воспитание, судьи и присяжные слышали, по словам автора, такие отрывки: «Показания свидетелей в главном, в существенном, в основном совпадают; развернутая перед вами картина во всей своей силе, во всем объеме, во всей полноте изображает такое обращение с ребенком, которое нельзя не признать издевательством во всех формах, во всех смыслах, во всех отношениях; то, что вы слыхали, это ужасно, это трагично, это превосходит всякие пределы, это содрогает все нервы, это поднимает волосы дыбом»... [А. Ф. Кони. Искусство речи на суде (1914); НКРЯ].

Конверсия идиомы волосы шевелятся возможна, однако в большинстве контекстов (106 вхождений в основном корпусе, 6 примеров в поэтическом) шевелить волосы - свободное словосочетание. Мы обнаружили всего два исключения из художественной литературы:

2.a. Как и давеча, при встрече, - сладкий, дрожащий холод бежит по его телу и делает кожу жесткой и приподымает и шевелит волосы на голове. [А. И. Куприн. Поединок (1905); НКРЯ]. b. Третья сила существует, и она подошла так близко, что ее дыхание шевелит волосы на наших головах. [Марина Дяченко, Сергей Дяченко. Привратник (1994); НКРЯ].

На первый взгляд, эти словосочетания производят впечатление свободных. При этом используется та же модель, что и в аналитическом заставлять волосы шевелиться/ стоять дыбом. Кроме того, идиома волосы шевелятся находится в подтексте. Вероятно, эти словосочетания надо отнести к малоупотребительным трансформациям.

В английском языке, помимо to make sb's hair stand on end, зафиксирована форма to make sb's hair curl 'заставить чьи-л. волосы виться' (8 примеров идиоматического в [COCA], 12 примеров в [BNC] при всего одном свободном словосочетании). Встречающееся в словарях словосочетание to curl sb's hair является свободным в большинстве обнаруживаемых контекстов (95 пример в [COCA], из них всего три примера типа I regularly get questions so graphic they would curl your hair 'мне регулярно задают столь жуткие вопросы, что они завьют вам волосы' [1991; MAG; USNWR; COCA]). Интересно, что синтетическая форма каузатива допускает исключительно форму второго лица: curl your hair. В британском корпусе из 16 контекстов curl one's hair только один раз употреблено как идиома, причем с иным значением: имеется в виду не отрицательная эмоция, а

вообще сильная эмоция, ср. a hidden gem of British golf <...> that will curlyour hair 'скрытая жемчужина британского гольфа, <.. .> которая «завьет вам волосы»' [С9Е; W_pop_lore; BNC]. Аналогичное изменение значения обнаруживается у идиомы с другим именным компонентом-соматизмом, но близкой образной составляющей: to make sb 's toes curl 'вызывать стыд; вызывать страх' (букв. «заставлять чьи-л. пальцы ног поджиматься/завиваться»). Отрицательная эмоция (страх или стыд) может переосмысляться как любая сильная эмоция, в том числе и положительная: She planted a lip-lock on him that made her toes curl up inside her pointy-toed high heels. 'Она закрыла ему рот поцелуем, «который заставил ее пальцы поджаться внутри туфель на остром каблуке' [2008; FIC: FinalJustice; СОСА].

В немецком языке последняя трансформация встречается часто: так, в корпусе [DWDS] найдено 83 подобных примера из 499 контекстов употребления идиомы, причем большая часть относится к публицистическому дискурсу, ср:

3.Genaue Meßwerte können die DDR-Oberen noch verheimlichen, die sichtbaren Schäden jedoch nicht - und die lassen DDRlern wahrlich die Haare zu Berge stehen. 'Точные цифры еще может скрывать верхушка ГДР, но очевидный ущерб не скроешь - и «он заставляет у ГДРовцев волосы поистине становиться дыбом»' [Ketman, Per u. Wissmach, Andreas: DDR - ein Reisebuch in den Alltag, Reinbek bei Hamburg: Rowohlt 1986, S. 168; DWDS-Kernkorpus].

Немецкий глагол sträuben 'топорщить, ерошить' является переходным, поэтому теоретически возможна каузация типа jmdm. die Haare sträuben, однако на практике таких примеров мы не обнаружили. Возможно лишь варьирование глагола-каузатора - lassen vs. machen, например, у Карла Мая: eine Geschichte, die mir die Haare sträuben machte. 'история, которая «заставляла мои волосы топорщиться»' [May, Karl: Durchs Wilde Kurdistan. Freiburg (Breisgau), [1892]; DWDS].

В двух контекстах XIX—XX вв. зафиксирована контаминация этих идиом sich die Haare zu Berge sträuben:

4.Ich bin zu der Ueberzeugung gelangt, die Frauenfrage steht am Eingange eines Thores, das zu betreten uns das Haar zu Berge sträuben wird! 'Я пришел к убеждению, что женский вопрос стоит в начале ворот, проход через которые «встопорщит нам волосы дыбом»' [Gutzkow, Karl: Die neuen Serapionsbrüder. Bd. 2. Breslau, 1877; DWDS-Spracharchiv].

В ирландских словарях мы встречаем только синтетический способ каузации: seas 'стоять' заменяется на tög 'ставить': thögfadh se anghruaig de do cheann, - однако в ирландских корпусах мы встречаем только аналитическую форму каузатива:

5.Ta na mothüchain seo go leir fite fuaite ar a cheile i mbeagan focal istigh sa chaibidil san i dtosach an leabhair a chuir an ghruaig ina seasamh i gcül mo chinn. 'Все эти чувства неразрывно соединены в нескольких словах внутри этой главы в начале книге, которая «заставила мои волосы стоять на затылке» (букв. «взяла мои волосы в их стояние в задней части моей головы»)' [Leirmheas. Feasta 60 (3), 10-11. Domhnall Mac Sithigh; GAOIS].

Таким образом, у подобных идиом использование аналитической конструкции является основной моделью конверсивных преобразований.

Выделение макрометафорического концепта ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ ЭМОЦИИ - ЭТО ДВИЖЕНИЕ ВОЛОС сопряжено с некоторыми трудностями. На первый взгляд, данный концепт вполне может существовать и может быть

соотнесен с ориентационными метафорами Дж. Лакоффа и М. Джонсона. Идиомы, относящиеся к данному макрометафорическому концепту, обнаружены только в словарях: косе расту коме 'кто-л. испытывает радость, удовлетворение' («волосы растут у кого-л.), ср. также: кика расте («косичка растет»), nepje расте («перья растут»). Несмотря на это, ни в сербском, ни в хорватском корпусах мы не нашли ни одного примера употребления этих идиом. Коса расте, косе расту появляются только как свободные словосочетания; возможны также компаративы коса расте као врба 'волосы растут, как ива' и коса расте из воде 'волосы растут из воды'. Поскольку некоторые идиомы, относящиеся к предыдущему концепту, обозначают и положительные эмоции, эти концепты можно объединить: СИЛЬНЫЕ ЭМОЦИИ - ЭТО ДВИЖЕНИЕ ВОЛОС.

Рассмотрим следующий концепт, связанный с волосяным покровом: ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ЭМОЦИИ - ЭТО ДЕЙСТВИЯ С ВОЛОСАМИ. рус. рвать на себе / на голове волосы

англ. pull out one's hair 'приходить в отчаяние, горевать' - keep one's hair on 'оставаться спокойным'

сербохорв. уз косу (бити) 'о каком-л. действии: не быть добровольным' («быть против волос, вверх по волосам» - уз косу (иЬи) 'возражать, противиться' («идти против волос, вверх по волосам») - ср. рус. против шерсти

нем. sich <Dativ> die Haare raufen 'от отчаяния не знать, что делать' («выдергивать себе волосы»), Haare lassen [müssen] 'добиться чего-л. с потерями' («быть вынужденным оставить волосы»)

ирл. na bi ag stoitheadh mo chuidgruaige 'не нервируй меня' («не выдергивай мне волосы»).

Близость формы и значения рус. против шерсти и сербск. уз косу указывает на задействованный в данных фразеологизмах анималистический код культуры.

Такой жест, как дергание себя за волосы, характерен для многих людей испытывающих страх. Этим объясняется тот факт, что даже там, где эта идиома не зафиксирована в словаре, она обнаруживается в живом употреблении. Так, в сербском корпусе [KSSJ—MF] найдено десять примеров употребления чупати косу (букв. «выдергивать волосы»), восемь из которых представляют собой идиомы -номинации жеста. В двух она употреблена в том же значении, что и рус. рвать на себе волосы (от чего-л.), ср.:

6.»Da radim u diskografskoj kuci, verovatno bih cupao kosu. Vlada takva konfuzija i svi traze izlaz iz corsokaka, a nemoguce ga je naci«, rekao je nedavno '«Если бы я работал в музыкальном издательстве, я бы, наверное, "рвал волосы". Там господствует такая неразбериха, и все ищут выход из тупика, а найти его невозможно», - сказал он недавно' [Politika (21.11.2008) '; KSSJ-MF].

В немецком языке обнаруживается идиома, в которой концепт ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ЭМОЦИИ - ЭТО ДЕЙСТВИЯ С ВОЛОСАМИ совмещен с метафорой еды (ГАСТРОНОМИЧЕСКИЙ ОПЫТ): jemandem die Haare vom Kopf fressen 'хорошо поесть за чей-л. счет' («сожрать волосы у кого-л. с головы»). Данная идиома относится к пищевому коду культуры (в терминах лингвокультурологической школы фразеологии, ср. [Красных 2001]). Уподобление еде широко распространено во фразеологии, ср. соответствующую лексику во фразеологизмах, посвященных правде, истине и лжи [Байрамова 2016: 30-33].

Близкий концепт - КОГНИЦИЯ - ЭТО ДЕЙСТВИЯ С ВОЛОСАМИ. Он представлен в немецкой идиоме etw. an/bei den Haaren herbeiziehen 'цитировать или упоминать что-л., не относящееся (или слишком отдаленно относящееся) к делу'. Она широко представлена в немецком, ср.:

7.Gerade das verbietet es, was Männer so gerne tun: nämlich in gnadenloser Weise die Konversation auf präparierte Witze zuzusteuern oder vorgestanzte Witze an den Haaren herbeizuziehen. 'Именно это делает невозможным то, что так любят делать мужчины - безжалостно направлять разговор на заранее заготовленные шутки или «притягивать предварительно нарезанные анекдоты за волосы»' [Schwanitz, Dietrich: Männer, Frankfurt a. M.: Eichborn 2001, S. 176; DWDS-Kernkorpus].

В русском языке аналогом является идиома с иным соматическим компонентом: притягивать что-л. за уши (в основном, встречается в публицистике - ровно половина из 26 примеров в подкорпусах НКРЯ). При этом в русском и немецком корпусах мы встречаем всего лишь по одному примеру замены именного компонента: рус. несчастные начала народного духа, которые каждый притягивает за волосы к чему хочет [Н. К. Михайловский. Десница и шуйца Льва Толстого (1878); НКРЯ] (публицистика XIX в.) и einiges wirkte quasi an den Ohren herbeigezogen 'довольно многое казалось «фактически притянутым за уши»' [Berliner Zeitung, 05.10.2000; DWDS].

Глагольный компонент обеих идиом допускает известные грамматические изменения, ср. an den Haaren herbeizogen, притянутый за уши, не притягивай за уши.

Следующий концепт - ФИЗИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ - ЭТО ДЕЙСТВИЯ С ВОЛОСАМИ.

рус. вцепиться в волосы кому-л. 'начать драться с кем-л.' (ср. также идиому с иным именным компонентом: вцепиться в горло/глотку кому-л. 'не отступая, требовать свое' [ФСРЛЯ]);

сербохорв. скочити jедан другоме у косу 'подраться' («вцепиться друг другу в волосы»)

англ. to have sb by the short hairs /neck hairs / by short and curlies 'поставить кого-л. в трудное положение, полностью контролировать кого-л.' («держать кого-л. за короткие волоски / волоски на шее / за короткие и кудряшки»);

нем. sich in die Haare/Wolle fahren/geraten/kriegen 'начать драться, ссориться' («пройти/попасть друг другу по волосам/шерсти»), sich in den Haaren liegen 'драться, ссориться' («лежать, вцепившись друг другу в волосы»); ср. англ. устар. to go together by the ears в том же значении;

ирл. beidh "Lig amach mo ghruaig ann" 'сейчас начнется драка' («Будет: "Выпусти мои волосы из рук"»).

Русская идиома вцепиться в волосы чаще всего употребляется в качестве номинации жеста, причем подразумевается и начало драки, и конкретный болевой прием, ср.: Они так ругались, что казалось, еще мгновение - и вцепятся друг другу в волосы. [Евгений Сухов. Делу конец -сроку начало (2007); НКРЯ]. Как номинация жеста, вцепиться в волосы (если валентность заполнена местоимением себя) может сближаться с рвать на себе волосы.

Значение 'драться' обнаруживается у всех аналогов рус. вцепиться в волосы в изучаемых языках. Представляется очевидным семантический перенос 'драка,

оскорбление действием'> 'спор, оскорбление словом' (по модели СПОР - ЭТО ВОЙНА согласно Дж. Лакоффу и М. Джонсону).

Следующий концепт, который обнаруживается у идиом с компонентом волосы (как покров) - МУЖЕСТВЕННОСТЬ КАК ВОЛОСАТОСТЬ.

англ. To put hair on sb's chest 'сделать что-л., что придает сил или делает мужественным' («поместить кому-л. на грудь волосы»)

нем. Haare auf den Zähnen haben 'быть упорным, настойчивым' («иметь волосы на зубах»; ср. африкаанс hare op die tande hé с тем же значением).

Идиомы с подобным метафорическим переносом были обнаружены только в английском и немецком языках. Появление особенностей характера, ассоциируемых с мужским полом, осмысляется как маскулинность. В качестве субъекта англ. to put hair on sb's chest (с возможностью ввода местоимения some для обозначения партитивности), как правило, оказывается какой-либо традиционно мужской род занятий (military service will put hair on your chest 'служба в армии поместит у тебя на груди волосы'), или название крепкого алкогольного напитка. Обычно употребляется с местоимением you: X will put [some] hair on your chest. Адресатом, как подчеркивается в [McGraw-Hill], преимущественно является мужчина, хотя редко (1 контекст из 10 [COCA], 1 из 3 в [BNC]) адресатом оказывается женщина, и в результате возникает эффект двойной актуализации:

8.He hands her the drink with a small napkin. «That'llput hair on your chest!" # "I don't want hair on my chest," Norah says. 'Он передает ей бокал с напитком, обхватив его салфеткой: «Это поместит тебе волосы на грудь». // - Но мне не нужны волосы на груди, - отвечает Нора' [2005; FIC; MassachRev; COCA].

Немецкая идиома Haare auf den Zähnen haben основана на осмыслении повышенной выносливости и витальности как мужественности. Несмотря на то, что образ в основе идиомы указывает на мужские черты внешности, идиома может указывать на выносливость или терпение не только у мужчин, но и у женщин, ср.: beide [Lehrerinnen] hatten Haare auf den Zähnen und eine fast unverständliche Gefuld 'у обеих [учительниц] были «волосы на зубах» и почти непостижимое терпение' [Kant, Hermann: Die Aula, Berlin: Rütten & Loening 1965, S. 252; DWDS].

В русском языке к этому концепту мы можем отнести идиомы волосатая рука/лапа, мохнатая рука/лапа 'человек, имеющий влиятельные связи и знакомства, способный помочь в карьере и осмысляемый как физически сильная мужская рука, непосредственно воздействующая на окружающие объекты и манипулирующая ими, а также сами связи и знакомства такого типа' [АСРФ]. В данном толковании даны сразу два значения, и это обусловливает все возможности употребления этих идиом: иметь волосатую руку (где-л.), (добиться чего-л. ...) без волосатой руки и т.д.

Следующие концепты - СТАРЕНИЕ - ЭТО СЕДИНА и близкий к нему ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ЭМОЦИИ - ЭТО СТАРЕНИЕ (фактически, часть семантической сети, соединяющей в тезаурусе такие таксоны, как ИЗМЕНЕНИЕ ВНЕШНОСТИ, СТАРОСТЬ, ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ЭМОЦИИ).

рус. до седых волос, что-л. добавило кому-л. седых волос;

сербохорв. под седу косу, под седе власи 'под седые волосы', по коси попало ип>е 'на косы упал иней', прогрушала се коса 'заиндевели косы';

нем. sich <Dativ> über, wegen, um etwas keine grauen Haare wachsen lassen 'не беспокоиться по поводу чего-л.' («не давать себе отращивать из-за чего-л. седые

волосы»);

англ. to get grey hair from sth. 'волноваться по поводу чего-л.' («получить седые волосы по поводу чего-л.»);

Русская идиома часто употребляется в форме X дожил до седых волос, а P, например: он дожил до седых волос, а ума не нажил.

В двух языках обнаруживается модель ПРИЧЕСКА - ЭТО МАРКЕР ПОВЕДЕНИЯ.

англ. to let down one S hair 'вести себя непринужденно' («распустить волосы») - to put one S hair up 'вести себя официально' («стягивать волосы в пучок»);

ирл. ta a cuidgruaige i n-airde aici /ar sileadh lei 'она ведет себя официально / непринужденно' (в словаре О'Донелла: 'she has her hair up/hanging' [О Donaill]).

Внутренняя форма идиом совершенно прозрачна, ср. англ.:

9.The cast of the hit drama Mad Men loosen their ties and let down their hair. The cast of Mad Men celebrated their 16 Emmy nominations - including one for best drama - in high style. 'Актеры популярного драматического сериала «Безумцы» ослабляют галстуки и распускают волосы. Актеры сериала «Безумцы» стильно отпраздновали свои 16 номинаций на премию «Эмми», включая номинацию за лучшую драматическую работу' [2008; MAG: People; СОСА].

Английская идиома очевидным образом происходит от номинации жеста, и связь с ним остается очевидна в большинстве контекстов. Жест воспринимается как преимущественно женский, и с местоимением his идиома употребляется не более трех раз, причем исключительно как переосмысленное сочетание, ср.: Bellow has always been able to pack a sentence; and at its worst this can give his writing a kind of studied fluency, as though he wanted to be Flaubert letting his hair down. 'Сол Беллоу всегда умел написать фразу так, что ее будут помнить; в худшем случае это придает его стилю вид некой выученной непринужденности, как будто он хочет быть Флобером, «распускающим волосы»' [2008; ACAD: Raritan; СОСА].

Живая внутренняя форма приводит к двойной актуализации наподобие:

10. During the rebellious' 60s and' 70s, athletes let their hair down. And put it up. 'В бунтарские 60-е и 70-е спортсмены распускали волосы. И собирали их в пучок' [2004; NEWS; USA Today; СОСА].

В американском корпусе let one's hair down встречается 110 раз, let down one's hair - 37 раз; в британском корпусе количество примеров равно, соответственно, 30 и 6. Если валентность заполняется местоимением her, то в СОСА свободное словосочетание употребляется в каждом четвертом примере (5 из 21); в ВМС let her hair down употреблено всего один раз, однако именно как идиома. Словосочетание let down her hair является свободным практически всегда (9 примеров из 10 в СОСА, оба примера в ВМС). Значительная часть контекстов употребления содержит отсылку к сказке «Рапунцель» в виде цитаты Rapunzel, let your hair down 'Рапунцель, спусти волосы вниз' и ее производных. Из-за живой внутренней формы во многих примерах используется тот или иной способ уточнения, совместное употребление в одном контексте со свободными или слабоидиоматичными сочетаниями, контекстно-зависимые лексико-синтаксические модификации: relax and let your hair down 'расслабься и распусти волосы', Julia Roberts is letting her hair down and being herself 'Джулия Робертс распускает волосы и ведет себя естественно' (букв. «...и является собой»), lets down its collective hair 'распускает коллективные волосы'.

В ирландских корпусах мы обнаруживаем только свободное словосочетание: 11. Bhi se soileir laithreach go raibh si ina lipin baite, a cuid gruaige ag

sileadh de dhroim guaille 'go triopallach scainneach cablach' mar a drnrt an file Eoghan Rua. 'Теперь уже было понятно, что она промокла до нитки (букв. «была в своей утонувшей мокрой тряпке»); ее волосы свисали с плеч, словно «собранная в пучок истертая веревка», как сказал поэт Эоган Руа О'Салливан' [Micheal Ua Ciarmhaic, Guth on Sceilg; Nua-Chorpas].

В русском языке этому соответствует композит опростоволоситься и устарелая идиома в простых волосах (ср. в простых волосах дойду).

Наконец, во фразеологии рассмотренных языков обнаруживается уподобление волосам природных объектов: ПРЕДМЕТЫ - ЭТО ВОЛОСЫ. Данную метафору мы обнаруживаем только в двух языках - ирландском и сербохорватском. Идиомы и коллокации могут быть многозначны, ср. ниже сербохорватский пример.

сербохорв. вилина коса 'повилика; тонкие нити паутины, которые летят осенью по воздуху; полиэтиленовые нити как украшение на рождественской или новогодней елке' (букв. «вилины волосы», от вила 'лесная фея').

ирл. коллокации gruaig tra 'водоросли' («волосы пляжа»), folt na coille 'листва' («локоны леса»), folt fionn nafarraige 'буруны' («светлые локоны моря»)

Сербохорв. вилина коса (с возможной формой вилита/vilinja) в корпусах встречается сравнительно нечасто. В сербских примерах оно употреблено 8 раз, в хорватских примерах - 14 раз. В сербском корпусе оно 7 раз употребляется в значении 'повилика'; в одном контексте внутренняя форма объясняется: U Gruzi se veruje da je ova trava (zute boje ) opala vilina kosa <... > i da po njoj igraju vile 'жители Гружи верят, что эта трава желтого цвета - опавшие вилины волосы, и в ней пляшут вилы' [Cajkanovic, Veselin. Recnik srpskih narodnih verovanja o biljkama; KSSJ-MF]. В хорватском корпусе это значение зафиксировано 5 раз, а в 9 примерах оно означает 'паутина', ср.: sirok, ravan kraj nadkojimprolijece vilinja kosa 'широкая равнина, над которой пролетали «вилины волосы»' [Ivan Doncevic. Zivotopis bez svrsetka...; Riznica].

В ирландских корпусах мы обнаружили лишь одну из приведенных коллокаций - folt na coille, ср.: Thaispeain se nead di a bhi i bhfolach go dluth istigh i bhfolt na coille 'Он показал ей гнездо, которое было надежно укрыто внутри «локонов леса»' ^АОШ]. В обоих корпусах найдено всего по одному примеру.

Фразеологизмы с компонентом волосы продолжают возникать и в настоящее время: в английском языке сравнительно недавно начала фиксироваться идиома bad hair day (букв. «день плохих волос»), протолкованной в словаре [McGraw-Hill 2002] следующим образом: 'a bad day in general. ^s when one's inability to groom one's hair in the morning seems to color the events of the day.)' («В целом неудачный день, например, в случае если утром оказался невозможен уход за волосами и это каким-то образом придало общую окраску событиям всего дня»). В британском варианте английского языка данная идиома не зафиксирована.

Судя по ее употреблению, исторически она представляла собой модификацию устойчивого слабоидиоматичного сочетания bad day: на это указывает употребление одного и того же глагольного компонента to have (одного из стандартных глагольных компонентов с диффузной семантикой, характерных для фразеологии германских языков [Добровольский 1991]); ср. также: bad weather day 'день, когда была плохая

погода', bad air day 'день, для которого было характерно загрязнение воздуха' (букв. «день плохого воздуха»), bad allergy day 'день, когда кто-л. испытал сильный аллергический приступ' («день плохой аллергии»). В корпусе современного американского варианта английского bad hair day встречается в 120 контекстах (bad hair day/days с преобладанием формы единственного числа). Из них 43 примера обнаруживается в публицистике (33 - в единственном числе), 38 примеров употребления — записях звучащей речи (транскриптов теле- и радиопередач, 37 — в единственном числе).

12. a. ARMEY: Well, I don't know. But, I mean, you've had a bad day. James, you must have had a bad day CARVILLE Oh god. I had a bad day in November, a bad hair day 'Арми: Ну, я не знаю. Но я хотел сказать, у вас был неудачный день. Джеймс, у вас наверняка был неудачный день. Карвилл: Боже... В ноябре у меня был неудачный день, «день плохих волос».' [2002; SPOK; CNN_Crossfire; COCA]. b. And if you're having a bad hair day, you can turn off your screen. 'А если у вас «день плохих полос», то можно отключить экран' [2002; SPOK; CNN_Next; COCA].

Идиома допускает ввод отрицания (сильная эксплицитно-позитивная в терминологии [Баранов, Добровольский 2008: 293]) и модификации типа he is not having a good hair day. Любопытно, что в таком специфическом жанре публицистического дискурса, как журнал мод, данное словосочетание продолжает оставаться коллокацией, ср.:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13. A bad skin day is a bigger beauty ego killer than a bad hair day, according to 70% of women polled 'По мнению 70% проголосовавших женщин, «день плохой кожи» убивает уверенность в собственной красоте сильнее, чем «день плохих волос»'. [2011; MAG; Cosmopolitan; COCA].

Идиомы с компонентом волосы в разных языках образованы по небольшому числу моделей - семи (формально восьми).

Как правило, в исследуемых языках техника номинации идиом с данным соматическим компонентом совпадает полностью или частично, поэтому большую их часть можно отнести к фразеологическим интернационализмам.

Помимо ограниченного набора актуальных значений мы можем говорить об ограниченном наборе внутрифразовых символов по А.М. Мелерович (см. [Мелерович 2004]): например, концептам, связанным с когницией, соответствуют внутрифразовые символы волосы и уши; концептам, связанным с отрицательными эмоциями, в том числе со страхом и стыдом, — волосы и пальцы ног (на основе соматических реакций). Кроме того, изменение формы идиом может приводить к сближению идиом с разными актуальными значениями.

Возможность грамматических изменений зависит от образной составляющей идиомы: изменение внутрифразового символа в той или иной степени меняет метафору, и именно поэтому для идиом более характерно варьирование глагольного компонента. Это касается и такой трансформации, как уменьшение компонентного состава идиомы (как правило, с имплицитными, подразумеваемыми образной составляющей и компонентным составом).

Продолжается образование новых идиом, причем их варьирование и идиоматичность зависит от типа дискурса.

Быводы

Литература

АСРФ: Академический словарь русской фразеологии / Баранов А.Н., Вознесенская М.М., Добровольский Д.О., Киселева К.Л., Козеренко А.Д. 2-е изд., испр. и доп. М.: ЛЕКСРУС, 2015. 1168 с.

Байрамова Л.К. Правда и ложь как ценность и антиценность во фразеологической парадигме русского, английского, немецкого, французского, татарского языков: монография. Казань: ФЭН, 2016. 220 с.

Баранов А.Н., Добровольский Д.О. Аспекты теории фразеологии. М.: Знак, 2008. 646 с.

Витгенштейн Л. Философские исследования // Королев К.М. (сост.) Языки как образ мира. М.: Издательство АСТ; СПб.: Terra Fantastica, 2003. С. 220. 546.

Зыкова И.В. Концептосфера культуры и фразеология: Теория и методы лингвокультурологического изучения. М.: ЛЕНАНД, 2015. 380 с.

Ковшова М.Л. Идиома и загадка. Загадочность идиом // Когнитивные исследования языка. Вып. XXIII: Лингвистические технологии в гуманитарных исследованиях: сборник научных трудов / гл. ред. серии Н.Н. Болдырев; отв. ред. вып. В.З. Демьянков; отв. секр. вып. Е.М. Позднякова. М.: Ин-т языкознания РАН; Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2015. С. 643-651.

Козеренко А.Д., КрейдлинГ.Е. Фразеологические соматизмы и семиотическая концептуализация тела // Вопросы языкознания, №6, 2011. С. 54-66.

Красных В.В. Основы психолингвистики и теории коммуникации. М.: Гнозис, 2001. 270 с.

Мелерович А.М. О структуре и функциях фразеологических символов // Культурные слои во фразеологизмах и дискурсивных практиках / Отв. ред. В.Н. Телия. М.: Языки славянской культуры, 2004. С. 94-101.

РМС: Матица Српска. Речник српскохрватскога каижевног ]езика. Каига прва. А—Е. Каига друга. Ж—К (косиште). Нови Сад, 1990. [= Речник Матице Српске]. 1738 с. (871 + 867 с.)

СХРФС: Трофимкина О.И. Сербохорватско-русский фразеологический словарь. М.: Восток-Запад, 2005. 232 с.

ФСРЛЯ: Федоров А.И. Фразеологический словарь русского литературного языка. М.: Астрель, АСТ, 2008. 828 с.

Тезаурус: Баранов А.Н., Добровольский Д.О., Вознесенская М.М., Киселева К.Л., Козеренко А.Д. Словарь-тезаурус современной русской идиоматики: около 8000 идиом современного русского языка. М.: Мир энциклопедий Аванта+, 2007. 1135 с.

American Heritage Idioms: Ammer, С. The American Heritage Dictionary of Idioms. Houghton Mifflin Harcourt Publishing Company, 2003. 512 p.

BNC: British National Corpus (BYU-BNC) [Электронный ресурс] http://corpus. byu.edu/bnc/ (дата обращения 10.03.2017).

Bugarski R. Portret jednog jezika. / Urednik Ivan Colovic. Biblioteka XX vek, Knj. 201. Beograd: Knjizara krug, 2012 (Beograd: Cigoja stampa). 278 str.

Cermak, F. Somatic idioms revisited // EUROPHRAS 95 Europäische Phraseologie im Vergleich: Gemeinsames Erbe und kulturelle Vielfalt, Hrsg. W. Eismann. Bochum: Universitätsverlag Dr. N. Brockmeyer (Studien zur Phraseologie und Parömiologie 15), 1998. — P. 109—119.

СОСА: Corpus of Contemporary American English [Электронный ресурс] http://corpus2.byu.edu/coca/ (дата обращения 10.03.2017).

Dautovic M. Hrvatsko-ruski rjecnik. 1. svezak. А-О. Zagreb: Skolska knjiga, 2002. 759 str.

De Bhaldraithe T. English-Irish Dictionary [Электронный ресурс] http://www. teanglann.ie/ga/eid/ (дата обращения 05.02.2017).

Duden Band 11: Duden Redewendungen. Wörterbuch der deutschen Idiomatik. Mannheim: Bibliographisches Institut & F. A. Brockhaus AG, 2008. 928 S.

GAOIS: Corpas na Gaeilge Comhaimseartha [Электронный ресурс] http://www. gaois.ie/g3m/ga/ (дата обращения 10.03.2017).

KSSJ - MF: Korpus savremenog srpskog jezika - Matematicki fakultet // http:// www.korpus.matf.bg.ac.rs/prezentacija/korpus.html (дата обращения 10.03.2017).

О Duinnin P. (Dinneen P.S.) Focloir Gaedhlige agus Bearla: An Irish-English dictionary, being a thesaurus of the words, phrases and idioms of the modern Irish language. Dublin: published for the Irish Texts Society by the Educational Company of Ireland, 1927. 1374 p.

О Donaill N. Focloir Gaeilge-Bearla. BÄCL: An Güm, 1977. 1309 l.

Riznica: Hrvatska jezicna riznica. Institut za hrvatski jezik i jezikoslovlje [Электронный ресурс] http://riznica.ihjj.hr/ (дата обращения 10.03.2017).

RHSFR: Rusko hrvatski ili srpski frazeoloski rjecnik. Prvi dio A-N. U redakciji Antice Menac. Zagreb: IRO "Skolska knjiga", 1980. 746 str.

Vukajlija: Vukajlija. Recnik slenga [Электронный ресурс] http://vukajlija.com/ (дата обращения 10.03.2017).

THE SOMATISM HAIR IN SLAVIC, GERMANIC, AND CELTIC PHRASEOLOGY

Pavel S. Dronov

Ph. D., research fellow,

Yuri Stepanov Research Centre for Theory and Practice of Communication

Institute of Linguistics Russian Academy of Sciences 1, building 1 Bol'shoy Kislovsky per., Moscow, 125009 Russia

nord.dronov@gmail.com

The paper considers idioms with the constituent hair (as a mass noun) in Slavic (namely, Russian, Serbo-Croatian), Germanic (English, German), and Celtic languages (namely, Irish). An issue arising in the process of analysing such idioms is the opposition hair (mass noun) vs. hair (individual noun), which may be either purely grammatical or lexical. This opposition, especially on the lexical level, leads to the co-occurrence of idioms with both constituents denoting different concepts. The article covers the idioms' underlying metaphors and metaphorical models, as well as peculiarities of their lexical and grammatical alterations. As the analysis demonstrates, the hair idioms can be assigned to seven models; although technically there is the eighth one, there is little evidence of its existence in corpora or speech, and its lexicographical coverage is sparse. Additionally, the paper regards convergence of idioms whose figurative meanings were

originally different. Another question raised in the article is that of cultural specificity vs. common figurative units, since most hair idioms appear to belong to latter.

Besides, the paper deals with a newer English idiom bad hair day and the discourse-specific changes and modifications thereof.

Key words: phraseology, somatisms, metaphorical models, lexical/grammatical alterations of idioms, Slavic languages, Germanic languages, Celtic languages.

References

American Heritage Idioms: Ammer, C. The American Heritage Dictionary of Idioms. Houghton Mifflin Harcourt Publishing Company, 2003. 512 p.

ASRF: Akademicheskij slovar' russkoj frazeologii [An Academic Dictionary of Russian Phraseology] / Baranov A.N., Voznesenskaya M.M., Dobrovol'skij D.O., Kiseleva K.L., Kozerenko A.D. 2-e izd., ispr. i dop. M.: LEKSRUS, 2015. 1168 p.

Bayramova L.K. Pravda i lozh' kak tsennost' i antitsennost' vo frazeologicheskoj paradigme russkogo, anglijskogo, nemetskogo, frantsuzskogo, tatarskogo yazykov: monografiya. [Truth and Lies as a Value and Anti-Value in the Phraseological Paradigm of Russian, English, German, French, and Tatar: a Monograph]. Kazan': FEHN, 2016. 220 p.

Baranov A.N., Dobrovol'skij D.O. Aspekty teorii frazeologii [Aspects of the Theory of Phraseology]. M.: Znak, 2008. 646 p.

BNC: British National Corpus (BYU-BNC) [Electronic resource] http://corpus. byu.edu/bnc/ (retrieval date: 10.03.2017).

Bugarski R. Portret jednog jezika [A Portrait of a Language] / Urednik Ivan Colovic. Biblioteka XX vek, Knj. 201. Beograd: Knjizara krug, 2012. 278 p.

Cermak, F. Somatic idioms revisited // EUROPHRAS 95 Europäische Phraseologie im Vergleich: Gemeinsames Erbe und kulturelle Vielfalt, Hrsg. W. Eismann. Bochum: Universitätsverlag Dr. N. Brockmeyer (Studien zur Phraseologie und Parömiologie 15), 1998. Pp. 109-119.

COCA: Corpus of Contemporary American English [Electronic resource] http:// corpus2.byu.edu/coca/ (retrieval date: 10.03.2017).

Dautovic M. Hrvatsko-ruski rjecnik. 1. svezak. A-O. Zagreb: Skolska knjiga, 2002. 759 p.

De Bhaldraithe T. English-Irish Dictionary [Electronic resource] http://www. teanglann.ie/ga/eid/ (retrieval date: 05.02.2017).

Duden Band 11: Duden Redewendungen. Wörterbuch der deutschen Idiomatik [Duden Figurative Units: Dictionary of German Idioms]. Mannheim: Bibliographisches Institut & F.A. Brockhaus AG, 2008. 928 p.

FSRLYA: Fyodorov A.I. Frazeologicheskij slovar' sovremennogo russkogo literaturnogo yazyka [Dictionary of Idioms in the Modern Russian Literary Language]. M.: Astrel', AST, 2008. 828 p.

GAOIS: Corpas na Gaeilge Comhaimseartha [Corpus of the Contemporary Irish Language] [Electronic resource] http://www.gaois.ie/g3m/ga/ (retrieval date: 10.03.2017).

KovshovaM.L. Idioma i zagadka. Zagadochnost' idiom [An idiom and a riddle: the mystery of idioms] // Kognitivnye issledovaniya yazyka. Vyp. XXIII: Lingvisticheskie tekhnologii v gumanitarnykh issledovaniyakh: sbornik nauchnykh trudov [Studies in Cognitive Linguistics: Collective papers. Issue XXIII: Linguistic Technologies in

Academia] / gl. red. serii N.N. Boldyrev; otv. red. vyp. VZ. Dem'yankov; otv. sekr. vyp. E.M. Pozdnyakova. M.: In-t yazykoznaniya RAN; Tambov: Izdatel'skij dom TGU im. G.R. Derzhavina, 2015. Pp. 643-651.

Kozerenko A.D., Krejdlin G.E. Frazeologicheskie somatizmy i semioticheskaya kontseptualizatsiya tela [Somatisms in idioms and semiotic conceptualization of human body] // Voprosy yazykoznaniya [Problems of Linguistics], No. 6, 2011. Pp. 54-66.

Krasnykh V.V. Osnovy psikholingvistiki i teorii kommunikatsii. [Foundations of Psycholinguistics and Communication Theory] M.: Gnozis, 2001. 270 p.

KSSJ — MF: Korpus savremenog srpskog jezika - Matematicki fakultet [Corpus of contemporary Serbian, compiled by School of Mathematics, Belgrade university] [Electronic resource] http://www.korpus.matf.bg.ac.rs/prezentacija/korpus.html (retrieval date: 10.03.2017).

Melerovich A.M. O strukture i funktsiyakh frazeologicheskikh simvolov [On the structure and functions of phraseological symbols] // Kul'turnyye sloi vo frazeologizmakh i diskursivnykh praktikakh [Cultural Layers in Figurative Units and Discourse Practices] / Otv. red. V.N. Teliya. M.: YAzyki slavyanskoj kul'tury, 2004. Pp. 94-101.

O Duinnin P. (Dinneen P.S.) Focloir Gaedhlige agus Bearla: An Irish-English dictionary, being a thesaurus of the words, phrases and idioms of the modern Irish language. Dublin: published for the Irish Texts Society by the Educational Company of Ireland, 1927. 1374 p.

O Donaill N. Focloir Gaeilge-Bearla [Irish-English Dictionary]. bACL: An Gum, 1977. 1309 p.

Riznica: Hrvatska jezicna riznica. Institut za hrvatski jezik i jezikoslovlje [Croatian Language Repository: Institute of Croatian Language and Linguistics] [Electronic resource] http://riznica.ihjj.hr/ (retrieval date: 10.03.2017).

RHSFR: Rusko hrvatski ili srpski frazeoloski rjecnik. [A Russian-Serbo-Croatian Dictionary of Idioms] Prvi dio A-N. U redakciji Antice Menac. Zagreb: IRO "Skolska knjiga", 1980. 746 p.

RMS: Matica Srpska. Recnik srpskohrvatskoga knjizevnog jezika [The Matica Srpska Dictionary of the Standard Serbo-Croatian Language]. Knjiga prva. A—E. Knjiga druga. Z—K (kosiste). Novi Sad, 1990. 1738 (871 + 867) p.

SKHRFS: Trofimkina O.I. Serbokhorvatsko-russkij frazeologicheskij slovar' [Serbo-Croatian-Russian Dictionary of Idioms]. M.: Vostok-Zapad, 2005. 232 p.

Tezaurus: Baranov A.N., Dobrovol'skij D.O., Voznesenskaya M.M., Kiseleva K.L., Kozerenko A.D. Slovar'-tezaurus sovremennoj russkoj idiomatiki: okolo 8000 idiom sovremennogo russkogo yazyka [The Dictionary-Thesaurus of Contemporary Russian Idioms: 8000 Idioms of the Modern Russian Language]. M.: Mir ehntsiklopedij Avanta+, 2007. 1135 p.

Vitgenshtejn L. Filosofskie issledovaniya [Witgenstein L. Philosophical investigations] // Korolev K.M. (sost.) YAzyki kak obraz mira [Languages as the Image of the World]. M.: Izdatel'stvo AST; SPb.: Terra Fantastica, 2003. Pp. 220-546.

Vukajlija: Vukajlija. Recnik slenga [Vukajlija: a Slang Dictionary] [Electronic resource] http://vukajlija.com/ (retrieval date: 10.03.2017).

Zykova I.V. Kontseptosfera kul'tury i frazeologiya: Teoriya i metody lingvokul'turologicheskogo izucheniya [Conceptosphere of Culture and Phraseology: Theory and Methods of Linguocultural Studies]. M.: LENAND, 2015. 380 p.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.