Научная статья на тему 'Сложные слова со "сложным" характером: дискуссионный статус номинативных единиц типа "фитнес-клуб"'

Сложные слова со "сложным" характером: дискуссионный статус номинативных единиц типа "фитнес-клуб" Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
582
30
Поделиться
Ключевые слова
АТРИБУТИВНО-ИМЕННЫЕ СЛОЖЕНИЯ / ИМЕННЫЕ КОМПОЗИТЫ / СЛОЖНОСОСТАВНЫЕ СЛОВА / СВОБОДНОЕ СЛОВОСОЧЕТАНИЕ / ДЕФИСНОЕ НАПИСАНИЕ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Снегова Е.П.

Статья посвящена новому типу сложносоставных номинаций в русском языке, образованных на основе свободных словосочетаний английского языка. Предлагается попытка дать классификацию композитов. Выделяется гибридная разновидность с первым компонентом, записываемым на латинице. Рассматриваются лексические и синтаксические признаки композитов, свойственные им признаки окказиональности.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Снегова Е.П.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Сложные слова со "сложным" характером: дискуссионный статус номинативных единиц типа "фитнес-клуб"»

Е. П. Снегова

ИЛИ РАН, Санкт-Петербург

СЛОЖНЫЕ СЛОВА СО «СЛОЖНЫМ» ХАРАКТЕРОМ: ДИСКУССИОННЫЙ СТАТУС НОМИНАТИВНЫХ ЕДИНИЦ ТИПА «ФИТНЕС-КЛУБ»

Предметом данной статьи являются атрибутивно-именные сложения, или именные композиты, состоящие из двух компонентов, первый из которых, неизменяемый, — существительное/буквенно-цифровое сочетание/буква в атрибутивной функции, второй — определяемое существительное. Речь идет о таких номинативных комплексах, как фитнес-центр, интернет-магазин, шоу-бизнес, ЭКО-ребенок, МР3-диск, ЗО-модем, е-коммерция и подобных.

Объем выборки для целей настоящего исследования составил около 2000 именных композитов данного типа. Источниками выборки послужили периодические журнальные и газетные издания массового характера («Известия», «Коммерсант», «Литературная газета», «Итоги», «Комсомольская правда», «Метро», «Афиша» и т. п.), а также материалы картотеки Группы словарей новых слов и значений Института лингвистических исследований РАН и неологических словарей [НСЗ-80; НСЗ-90-1; РОС 1999; РОС 2005; РОС 2013; СКРЯ; ЯИ]. Сетевые издания в качестве источника не привлекались. Композиты, являющиеся именами собственными, и композиты, входящие в состав заголовков, рекламных слоганов, не учитывались.

Подобные, несвойственные русскому языку единицы стали активно употребляться печатными СМИ в текстах, посвященных массовой культуре, в 1980-е гг., о чем свидетельствует словарь «Новые слова и значения» [НСЗ-80], изданный в 1997 г. и составленный на материале 1980-х гг. Из 158 атрибутивно-именных сложений, зафиксированных в этом словаре, 124 относятся к сфере популярной музыки, танца и разнообразных развлечений, например: брейк-фестиваль, кантри-гитарист, поп-звезда, секс-туризм, шоу-группа. Первый том словаря «Новые слова и значения.

По материалам прессы и литературы 90-х годов XX века», изданный в 2009 г. [НСЗ-90-1], включает уже в пять раз больше именных композитов (необходимо учитывать, что его словник в количественном отношении значительно превосходит [НСЗ-80]), и в нем преобладают наименования из сферы бизнеса и компьютерных технологий, за счет, главным образом, таких деривационно активных первых компонентов, как бизнес, веб и интернет: бизнес-этикет, веб-приложение, интернет-гуру. «Толковый словарь русского языка конца XX в. Языковые изменения» [ЯИ 1998] дает около 70 именных композитов, в числе которых ВИЧ-инфекция, компакт-диск-плеер, СБ-диск, 1ВМ-совместимость. В оперативно отражающем пополнение лексического состава языка «Русском орфографическом словаре» под редакцией В. В. Лопатина [РОС 1999; РОС 2005; РОС 2013] зафиксировано более ста сложений такого типа, например: гей-клуб, йога-терапия, ПВХ-мате-риалы, секс-бизнес.

Отдельные употребления подобных сложений встречались в научно-технической литературе и до 80-х гг. XX в. В работах А. А. Реформатского и М. В. Панова, где затрагивается вопрос о сложных словах в русском языке, в качестве примеров единиц, которые, по убеждению авторов, не могут считаться словами, приводятся композиты вакуум-аппарат, икс-лучи, эхо-вариант [Реформатский 1960: 236] и скин-эффект и satэm-язык [Панов 1971: 244].

С 90-х гг. XX в. в текстах, посвященных новым электронным технологиям, цифровой аудио-, видео- и фототехнике, сотовой связи, экономике, музыке, моде, — текстах переводных или созданных на основе англоязычных оригиналов, как можно предположить исходя из их тематики, наблюдается массовое распространение атрибутивно-именных сложений. Исходной является обычная для синтаксиса английского языка конструкция «препозитивное определение, выраженное существительным/сочетанием существительных + определяемое существительное» , которая может быть переведена на русский язык разными способами и да-

1 А. И. Смирницкий и О. С. Ахманова характеризуют конструкции подобного типа как «нестойкие сложные слова, легко распадающиеся и превращающиеся в словосочетания» [Смирницкий, Ахманова 1952: 116].

леко не всегда с сохранением ее структуры, количества компонентов и частеречной принадлежности препозитивного атрибута.

Многие английские словосочетания могут переводиться на русский также при помощи словосочетания: bike marathon — марафон велосипедистов; doping test — допинговая проба; management seminar — семинар по менеджменту. Некоторые такие словосочетания традиционно переводят описательно: art event — событие в сфере живописи (искусства); hybrid version — модель автомобиля с гибридным двигателем; internet service provider — компания, предоставляющая услугу доступа к сети Интернет. В тех случаях, когда английские словосочетания не поддаются адекватному переводу или могут быть переведены с частичной потерей смысла или при помощи громоздкого описательного оборота, используются именные композиты:

• апартамент-отель и апарт-отель < appart(ment) hotel (комплекс номеров квартирного типа с возможностью аренды и полным набором гостиничных услуг);

• бьюти-зона < beauty zone (в салоне, специализирующемся на процедурах по уходу за телом: косметический кабинет и парикмахерская, где можно привести себя в порядок после процедур);

• стэндап-шоу < stand-up show (юмористическое выступление перед аудиторией, в ходе которого конферансье общается со зрителями, шутит на актуальные темы, иногда задирает присутствующих на шоу);

• косплей-шоу < cosplay show (шоу, участники которого одеты в костюмы персонажей мультфильмов, комиксов, видеоигр и т. п.);

• гонзо-журналистика < Gonzo journalism (субъективный, эмоциональный стиль повествования в журналистике, когда автор выступает в качестве участника событий) и др.

Атрибутивно-именные сложения присутствуют на страницах практически каждого печатного издания, ориентированного на массового читателя. В частности, сплошная выборка из журнала «Итоги» за 2012 - 2013 гг. дает от одного до восьми примеров на номер.

Появляется все больше композитов рассматриваемого типа, не имеющих иноязычного оригинала, т. е. возникших не как ре-

зультат заимствования, а построенных носителями русского языка по усвоенной модели. Об этом пишет Е. И. Голанова: «Во многих случаях идут параллельные репродуктивные процессы и в самом русском языке, с ориентированием на иноязычные структурные образцы или с прямым использованием иноязычных компонентов» [Голанова 1998: 33-34]. Ясно, что не всегда можно с уверенностью установить факт импорта композита, но стиль текста, а также лингвистические и экстралингвистические знания помогают определить русскую природу того или иного атрибутивно-именного сложения. Так, исключительно к российской действительности отсылают следующие образования: бизнес-амнистия, бомж-пакет, ЕГЭ-туризм, ё-мобиль, ЖКХ-услуга, ипотека-панк, КВН-постмодернизм, ПИФ-пай, плагиат-список, ТВ-совок, шабаш-трест, шахид-такси. Приведем примеры:

(1) Проведение экзамена в 2013 году сопровождалось сообщениями о массе нарушений: публикации в интернете ответов ещё до начала экзаменов, использовании на экзамене гаджетов и о «ЕГЭ-туризме» из городов в сельские районы, в которых проведение экзамена слабее контролируется [Московские новости 15.07.2013];

(2) Смешно, что очередная мутация тупого и беспощадного русского мейнстрима (в сравнении с которым «Дневной дозор» — скромная, осмысленная картина с мыслями и подтекстами) вышла не из леса, а из поэтической гостиной: из русского КВН-постмодернизма [Афиша 11.02.2008];

(3) Здесь живет в основном «шабаш-трест» — поденщики, не нашедшие постоянной работы [Русский репортер 14.05.2009];

(4) Вроде и легализоваться можно бесплатно, и штраф для них ввели, а шахид-такси — у каждой станции метро! [Комсомольская правда 12.03.2013].

Узнать в подобных сложениях собственно русское образование позволяют экспрессивно-оценочная окрашенность и/или принадлежность одного из компонентов (или его корневой морфемы) к исконно русской лексике (арт-жульё, бизнес-челобитная, быдло-реализм, онлайн-нелегальщина, разлюли-компания, стёбинг-программа), например:

(5) А в том, что после успеха Виталия Архангельского бизнес-челобитных в блоге президента станет больше, сомневаться не приходится [Деловой Петербург 01.07.2009];

(6) Обсуждение сериала «Школа» в программе «Судите сами» началось необычно: ведущий Максим Шевченко сразу дал фильму высокую оценку. (...) Писатель Веллер назвал жанр фильма быдло-реализмом, но критик Матизен заявил, что фильм заставляет его неотступно думать [ЛГ 02.06.2010];

(7) За 17 лет жизни в США здесь я впервые увидел даже не одну сильно пьяную американку, что уже было бы сенсацией, а целую разлюли-компанию. Дам шатало из стороны в сторону, и они от этого хохотали еще громче [Итоги, 2012, 28].

На основе различных признаков в составе именных композитов могут быть выделены следующие группы:

1. Группы, выделяемые на основе характеристики первого компонента

По критерию повторяемости

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1) Сложения с уникальным первым компонентом (зафиксированным в составе единственного композита):

Астма-школа, граммар-наци, деним-бренд, загс-тетка, киндл-книжка, КНАУФ-лист, ламбо-двери, лотос-ролл, маласа-чай, манхэттен-культура, ПИФ-пай, почему-вопрос, рестлинг-бой, ро-ро-терминал, тамагочи-лихорадка, флирт-вечеринка, фондю-меню, фримиум-модель, хармс-фестиваль, цитрус-пресс, шабаш-трест, эндаумент-фонд, DCF-модель, DDoS-атака, FTP-сервер, MID-устройство.

2) Сложения с первым компонентом, входящим в состав от двух до ста с лишним композитов:

Арт, бизнес, веб, вип, ВИЧ, гей, ГМ, допинг, интернет, ИТ, лакшери, онлайн, пиар, поп, премиум, секс, СМС, спа, топ, фан, фэшн, шоу, 3D, 3G, ADSL, fashion, GPRS, GPS, GSM, HD, HR, IT, LCD, LTE, luxury, MP3, PR, SMS, SPA, VIP.

2 Проверка осуществлялась по материалам информационного агентства «Интегрум» (http://www.integrum.ru/).

По критерию принадлежности лексическому уровню

1) Сложения с первым компонентом, являющимся самостоятельным словом,

а) входящим в словарный состав русского языка: бомж-пакет, ВИЧ-статус, гоп-поп, джаз-ресторан, ДНК-анализатор, ЕГЭ-туризм, ЖКХ-услуга, имидж-консультант, йога-центр, кофе-капсула, ЛОР-центр, люмпен-культура, метро-фастфуд, МРТ-диа-гностика, нетто-импортер, НЛП-практика, повар-шоу, разлюли-компания, СМИ-театр, спор-клуб, ТВ-корпорация, травести-шоу, фильтр-кувшин, хиппи-фестиваль, цунами-опасность, шоу-искусство, ШПД-инфраструктура, ЭКО-ребенок, экспромт-лекция.

б) не входящим в словарный состав русского языка: beauty-техника, BTL-реклама, casual-сmиль, CD-проигрыватель, data-трафик, DIY-гипермаркеm, fiction-мир, GR-специалисm, Gucci-стиль, handmade-ярмарка, HR-оmдел, indoor-медиа, LCD-mелеви-зор, Linux-дисmрибуmив, MMS-рассылка, тй-узор, outdoor-спорm, PDF-книга, premium-эсэмэска, USB-разъем, watch-mуризм.

2) Сложения с первым компонентом, являющимся английским буквенно-цифровым сочетанием: 2D-исследование, 3D-очки, 3G-часmоmа, b2b-продажа, b2c-рынок, МР3-трек, р2р-инвести-рование.

3) Сложения с первым компонентом, представляющим собой подобие русского слова: битл-подвиг, визуаль-спекуляция, гангста-рэп, дебат-команда, диет-сайт, кабрио-сезон, комп-реа-лизм, конференц-связь, конфидент-кампания, крими-драма, куль-тур-чиновник, национал-оранжизм, нормаль-одежда, твит-ак-каунт, экзистенц-абсурд, эконом-абонемент, экспо-место.

По критерию моно-/билингвальности

1) Сложения с первым компонентом, представляющим собой английское слово или слово (словосочетание, буквенно-цифровое сочетание, буква), записанное латиницей: 3G-модем, сус1е-студия, D-классник, e-книга, Forex-брокер, Ы^е^-выставка, 1от-cost-перевозчик, outdoor-индусmрия, ЫЕС-платеж, QWERTY-кла-виатура, УоЕР-продукт, world-music-группа.

2) Сложения, в которых и первый и второй компоненты представляют собой слова, входящие в современный словарный состав русского языка: айсберг-салат, бистро-сеть, ГМ-продукт,

загс-тетка, ЛГБТ-толерантность, поп-обработка, самба-карнавал, суши-ресторан, фэнтези-литература, червь-технология.

По критерию параллельного употребления кириллического письменного варианта

1) Сложения с первым компонентом, представляющим собой нетранслитерированное слово, имеющее кириллический эквивалент: beauty-техника (бьюти), blu-ray-диск (блю-рей, блю-рэй), casual-стиль (кэжуал), event-агентство (ивент, эвент), fashion-коллекция (фэшн, фэшен), IT-поддержка (ИТ, ай-ти), lu-xury-индустрия (лакшери), online-зритель (онлайн, он-лайн), PR-стратегия (пиар), SMS-авторизация (смс, эсэмэс), SPA-туризм (СПА, спа), twitter-революция (Твиттер, твиттер), VIP-поселок (ВИП, вип), web-браузер (веб, вэб), Wi-Fi-соединение (вай-фай).

2) Сложения с первым компонентом, который записывается только кириллицей: бульдозер-шоу, джимхана-видео, как-бы-тех-но, полицай-заплыв, самоделкин-арт, стёбинг-программа.

2. Группы, выделяемые на основе характеристики атрибутивно-именного композита в целом

По критерию узуальности

1) Образование, зафиксированное однократно (при целенаправленной проверке повторное употребление не обнаружено):

арт-жульё, бизнес-англицизм, блиц-отсидка, гольф-семья, джим-хана-видео, диско-говорильня, ЕГЭ-фарш, интернет-антикварка, как-бы-техно, КВН-постмодернизм, марш-марш-оппозиция, метро-читатель, мим-хулиганство, научпоп-литератор, онлайн-раз-вратник, панк-отребье, полицай-заплыв, промоушн-девица, само-делкин-арт, стёбинг-программа, тамагочи-лихорадка, ТВ-совок, травести-эскапада, тюнинг-пауза, фитнес-составляющая, фолк-тетка, фэнтези-нечисть, фэшн-тонкость, шаверма-пати, шоу-кулибин, штиль-жизнь, airbag-куртт, bond-подготовка, click-трафик, dance-турист, glossy-продукт, Gucci-стиль, ideology-free-тренд, IT-откровение, mobile-интерфейс, nail-творчество, to-do-лист.

2) Образование, неоднократно зафиксированное в различных источниках — от узкоспециальных до массовых: арт-кри-тик, бизнес-сообщество, веб-страница, вип-зона, ВИЧ-инфекция, гей-парад, ГМ-продукт, допинг-скандал, интернет-опрос, ИТ-специалист, мак-работа, онлайн-трансляция, пиар-технология,

поп-культура, премиум-класс, секс-символ, смс-реклама, спа-са-лон, топ-лот, фан-сектор, шоу-бизнес, экспресс-кредит, ЗО-ли-цензия, fashion-съемка, GPRS-трафик, GPS-навигация, GSM-опе-ратор, HD-качество, HR-департамент, 1Т-услуга, LTE-частота, luxury-бренд, МРЗ-диск, PR-директор, SMS-платеж, wish-лист.

По критерию наличия/отсутствия оригинала в английском языке

1) Образовано из слов, входящих в словарный состав русского языка: бомж-пакет, быдло-реализм, ЕГЭ-туризм, ЖКХ-услуга, загс-тетка, НАТО-вояка, повар-шоу, червь-технология, ЭКО-ребенок.

2) Заимствовано из английского языка целиком/частично, калькировано (что осознаётся на данном этапе развития языка): беби-кроссовер, бьюти-зона, велнес(с)-клуб, гаджет-атака, дай-винг-центр, зомби-триллер, косплей-шоу, мультимедиа-технология, НФ-роман (< sci-fi novel), онлайн-семинар, попкорн-комедия, продукт-маркетинг, риск-менеджмент, стайлинг-пакет, сэндвич-бар, твиттер-рассылка, тур-гид, фишинг-атака, хит-парад, эскорт-агент ство.

При описании именных композитов необходимо рассмотреть двойственную природу этих комплексов и вытекающее из этой двойственности расхождение во мнениях относительно их уровневой принадлежности. Следует учитывать, что: 1) большинство именных композитов имеет оригинал — словосочетание на английском языке — и повторяет его структурно при перенесении в русский язык, т. е. сохраняется количество компонентов и порядок их следования; 2) оба компонента, будучи употреблены по отдельности, имеют грамматические признаки слова; 3) для многих композитов, которые не были переведены с других языков, имеет место построение ad hoc; 4) нередка контекстуальная обусловленность (значение композита вне контекста неясно), например: ВИП-исполнение (вне контекста неясно, идет речь об исполнении для элитарной аудитории или об исполнении высокими профессионалами); 5) имеются такие первые части, которые входят в состав многих десятков сложений (бизнес, интернет, онлайн, секс, топ) и потенциально способны к образованию большого количества других; 6) в некоторых случаях компоненты разнохарактерны (ВИЧ-инфицированный, марш-марш-оппозиция).

Исходя из приведенных характеристик, атрибутивно-именные сложения можно отнести к синтаксическому уровню и квалифицировать их именно как словосочетания. Есть еще один косвенный довод в пользу синтаксической природы: отмечаются случаи раздельного написания, т. е. отсутствия дефиса в письменной реализации, особенно в случае с сохранением оригинальной графики первым компонентом (internet услуги наряду с интернет-услуги, SPA процедура наряду со спа-процедура).

С другой стороны, ряд характеристик позволяет причислить именные композиты к словам, к лексическому уровню языка. Перечислим эти определяющие факторы: 1) грамматическая неосвоенность первого компонента внутри сочетания; 2) изменение по падежам и числам, принадлежность к одному из трех грамматических родов всего комплекса целиком; 3) в письменной реализации предпочитается дефисное написание (а в ряде случаев — слитное), что придает сочетанию цельнооформленность; 4) невозможность вставки между частями сочетания третьего компонента; 5) более сильное акцентное выделение второго компонента. Возможность отнесения объекта исследования к лексическому уровню поддерживается также наличием в русском языке исконных номинаций аналогичной структуры, таких как жар-птица, океан-рыба, сон-трава, чудо-богатырь, горе-работник, царь-девица, бой-баба и др., и заимствованных сложных существительных лейб-гвардия, камер-юнкер, приват-доцент, штаб(с)-капитан, яхт-клуб3 и т. п., с первым компонентом, не являющимся, правда, самостоятельным словом в русском языке. Приведенные композиты включаются в орфографические словари и, если говорить об исконных наименованиях, в раздел словообразования существительных в Русской грамматике [Гр.-80: 242] и учебниках.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Равное количество аргументов в пользу отнесения либо к лексическому, либо к синтаксическому уровню затрудняет однозначную лингвистическую квалификацию описываемых наименований. Сложность также привносит наличие в русском языке

3 Эта заимствованная номинация используется А. Н. Толстым в романе «Гиперболоид инженера Гарина», впервые опубликованном в 20-е гг. XX в.

композитов, содержащих аффиксоиды типа видео, медиа, радио, ретро . Семантическое соотношение частей в них идентично соотношению частей в композитах интернет-рассылка, смс-сервис и подобных им. Насколько обоснованным в таком случае будет разведение интернет-рассылка и медиахолдинг, радиоателье и смс-сервис по разным уровням языка? Имеет ли номинация интернет-рассылка не формально-орфографическое отличие от приведенных выше сложных слов, а отличие в типах отношений между компонентами? Вероятно, в том числе и из-за отмеченного противоречия А. А. Горбов, например, называет атрибутивно-именные сложения «сложными номинативными единицами» и считает, что «уровневая принадлежность композитов остается неясной» [Горбов 2010: 35].

Ситуацию осложняет существование особой группы слож-носоставных гибридных образований, представляющих собой комбинацию из двух компонентов, первый из которых — английское слово (в том числе аббревиатура) или буквенно-цифровой комплекс, а второй — существительное на русском языке (fashion-бизнес, MMS-рассылка, ЗО-модем). В работе «Новые инографи-ческие единицы и единицы с инографическим компонентом в словарях современного русского языка» [Снегова 2012] приводится детальное описание этой группы, здесь же подробнее остановимся на названии, выбранном для данного типа номинаций. Под сложносоставностью мы понимаем объединение в одном сочетании двух номинативных единиц (MMS и рассылка, fashion и бизнес); в некоторых случаях одна из этих единиц имеет сложный семантический состав (MMS < multimedia messaging service = мультимедийное сообщение). Гибридность проявляется в использовании разных алфавитов (латиницы и кириллицы) и разных регистров (прописные и строчные буквы) (MP3-диск, VIP-персона) внутри цельнооформленной единицы номинации. Л. П. Крысин называет сочетания подобного рода словами-кентаврами и, признавая их лексическую природу, указывает на несоответствие орфографической норме русского языка [Крысин 2010]. С. В. Власенко, рас-

4 Ср. точку зрения Е. В. Клобукова и С. В. Гудиловой [Клобуков, Гудилова 2001], использующих термин «квазикомпозит» для некоторых подобных сложносоставных слов.

суждая о высокой степени адаптивности русского языка, говорит об обилии «гибридных сложносоставных лексем с заимствованной морфемой, транслитерированной в кириллицу, или с нетранс-литерированной (оригинальной) английской морфемой» [Власен-ко 2008: 66]. Для данной группы единиц мы используем название «сложносоставные гибридные образования», или СГО.

Признанию словной природы СГО препятствует в том числе смешанный характер номинации, разноалфавитность. С другой стороны, инографичность компонентов event, low-cost, SMS, SPA, VIP воспринимается только визуально. Некоторые такие иностранные слова уже вошли в русский язык в качестве неологизмов-существительных, например: вип (олигархи и прочие випы [Московский комсомолец 15.03.2014]), ивент (Это очень интересный ивент [Метро 28.07.2014]), лоукост (снять ограничения на продвижение лоукоста [Экономика и Жизнь, 2014, 11]), пиар (заниматься бессмысленным пиаром [Независимая газета 14.03.2014]), спа (Сходите в спа, чтобы погрузиться в атмосферу неги и расслабленности [Антенна 2013, 45]).

Если рассматривать материал в целом, то, по нашему мнению, перед нами атрибутивно-именные словосочетания, воспринимаемые носителями русского языка как сложные существительные из-за «неправильного» грамматического оформления первого компонента (см. выше). М. В. Панов, рассуждая о природе слова [Панов 1956], ссылался на некое «инстинктивное чувство слова» и оперировал метафорой «внутренняя бабушка» в попытках определить причину, побуждающую нас считать ту или иную смысловую единицу отдельным словом. Языковое чувство тех, для кого русский язык родной, склоняет к присвоению именным композитам лексического статуса. Об этом свидетельствует выбор полуслитного варианта написания. Предпочтение этому способу записи отдавалось уже в 90-е гг. XX в. , т. е. до появления новых «Правил русской орфографии и пунктуации», вышедших в декабре 2006 г. и включивших в раздел «Правила слитного, дефисного и раздельного написания» сложные слова допинг-кон-

5 Это можно проследить, например, по материалам словаря «Новые слова и значения. Словарь-справочник. (По материалам прессы и литературы 90-х годов XX века)» [НСЗ-90-1].

троль, интернет-проект, онлайн-опрос, трансфер-агент и т. п. [Правила 2006: 124].

В статье И. А. Уолша и В. П. Беркова «О статусе сложных слов — эквивалентов свободных словосочетаний» [Уолш, Берков 1984] подобная проблема рассматривается на примере сложных прилагательных русского языка типа тридцатисемиметровый, эквивалентных свободным словосочетаниям русского языка типа длиной в тридцать семь метров. Авторы полагают, что такие прилагательные «выражают единое сложное понятие» в отличие от своих аналогов — свободных словосочетаний, но «не носят устойчивого характера, т. е. не являются лексемами, или языковыми единицами», что «эквивалентные таким свободным словосочетаниям сложные слова окказиональны»6. Полагаем, сказанное применимо и к большому числу именных композитов.

И. А. Уолш и В. П. Берков, анализируя референтную соотнесенность сложных прилагательных типа тридцатисемиметровый, говорят о наличии у них синтаксического аналога — свободного словосочетания. В случае с атрибутивно-именными сложениями такой аналог часто отсутствует: в русском языке нет прилагательных вебовый/вебный (от веб < Web), гейный (от гей < gay), артный/артовый (от арт < art), бизнесный/бизнесовый (от бизнес < business), велнес(с)ный/велнесовый (от велнес(с) < wellness) или же они употребляются крайне редко, и поэтому сложения с первыми компонентами веб, гей, арт, бизнес, велнес(с) не имеют полноценных синтаксических эквивалентов в русском языке.

То понимание явления окказиональности, из которого исходят Уолш и Берков, находится в русле точек зрения других исследователей, занимавшихся изучением лексического состава русского языка: Н. И. Фельдман [Фельдман 1957], Э. Ханпиры [Ханпира 1966], Е. А. Земской [Земская 1972], В. В. Лопатина [Лопатин 1973], А. Г. Лыкова [Лыков 1977]. Последний в статье «Окказионализм и языковая норма» [Лыков 1977] выделил восемь признаков окказиональных слов, обращая внимание на то, что первый

6 Подробно рассматривал противопоставление языковых и речевых лексических фактов Э. Ханпира [Ханпира 1966]; о словах реальных и окказиональных писала Е. А. Земская [Земская 1972]; А. Г. Лыков выделял канонические слова в противоположность окказиональным [Лыков 1977].

признак имеет обобщающий характер, а следующие семь раскрывают суть первого: принадлежность речи, ненормативность, функциональная одноразовость, творимость, экспрессивность , произ-водность, синхронно-диахронная диффузность, принадлежность определенному лицу (т. е. авторство). «Примеряя» эти признаки окказиональности к именным композитам рассматриваемого типа, находим, что четыре из них — экспрессивность, синхронно-диахронная диффузность, авторство и производность — не свойственны большинству атрибутивно-именных сложений, хотя могут быть присущи отдельным образованиям.

Следует остановиться на вопросе о производности атрибутивно-именных сложений. Для определения производности той или иной сложносоставной единицы, включающей две более или менее отчетливо выделяемые корневые морфемы, необходимо знать, заимствована ли она целиком — и тогда перед нами перенос номинации из другого языка, трансплантация в русский язык, и речь о деривации не идет, — или образована по модели из ранее заимствованных или родных компонентов, и в этом случае уместно говорить о существительном, образованном безаффиксным способом чистого сложения [Гр.-80: 242; Земская 2008: 184]. Поскольку установление факта заимствования не всегда возможно, вопрос о производности иногда не находит решения.

Оставшиеся три признака, названные А. Г. Лыковым, являются непременными характеристиками значительной части композитов, за исключением тех, к которым применимо определение слов-лексем, или языковых единиц. Все именные композиты ненормативны с точки зрения русского словообразования, а также, в случае с СГО, — с точки зрения орфографии. Констатация нарушения нормы относится прежде всего к самой деривационной модели, или, точнее, к модели перевода, и уже как следствие — к конкретным речевым ее реализациям. Функциональная одноразовость, т. е. однократное или несколько раз встречающееся в рамках многолетнего периода употребление, присуща многим описываемым единицам: частотность имеющихся в нашем распоряжении примеров была проверена по материалам информа-

7 Выделение экспрессивности в качестве существенной характеристики в определении окказионализма представляется нам спорным.

ционного агентства «Интегрум» (http://www.integrum.ru/). Такой признак, как творимость, пересекающийся с функциональной одноразовостью, также свойствен многим сложениям. Впрочем, творимость устанавливалась нами путем субъективной оценки. Можно дополнить этот ряд признаков еще одним свойством окказиональности, а именно контекстуальной обусловленностью, т. е. затрудненностью понимания или невозможностью такового без текстового окружения (гольф-семья, стёбинг-программа) .

Признаки окказиональной лексики, выделенные А. Г. Лыковым и расцененные нами как нехарактерные для большинства именных композитов типа «фитнес-клуб», тем не менее могут быть отнесены к некоторым группам рассматриваемых выражений. Так, экспрессивность, несомненно, присуща определенной группе сложных наименований, представляющих собой собственно русские номинации — диско-говорильня, загс-тётка, трэш-забегаловка. Если же говорить о большинстве номинаций, то они не имеют экспрессивно-эмоциональной окраски. Синхронно-диа-хронной диффузностью, или «постоянной неадаптирующейся "свежестью"» [Лыков 1977: 69], наделены лишь некоторые именные композиты, да и понятие «свежести» применимо, скорее, к самой модели.

В результате рассмотрения обширного и неоднородного материала представляется возможным сделать следующее заключение:

1. Получили широкое распространение, прежде всего в письменных текстах, двухкомпонентные заимствованные (но в большинстве своем не освоенные русским языком) слова, в ряде случаев имеющие признаки окказионализмов. Специфика этих сложных существительных заключается в неизменяемости первого компонента, представляющего собой эквивалент самостоятельного русского слова. Соотнесение именно со словом до некоторой степени условно, поскольку в качестве первых частей уже назывались и буквенно-цифровое сочетание, и буква, и элемент, сходный со словом , но не являющийся таковым в русском языке (кон-

8 На это обратила внимание Н. И. Фельдман [Фельдман 1957: 66], позже Е. А. Земская [Земская 1972: 20].

9 В Правилах русской орфографии и пунктуации [Правила 2006: 126] используется терминологическое сочетание «усеченная основа

ференц, визуаль, диет). Среди именных композитов выделяется группа сложносоставных гибридных существительных с первым компонентом, сохраняющим оригинальную графику10.

2. Стала привычной новая модель перевода атрибутивно-именных словосочетаний английского языка: «неизменяемая первая часть, выраженная существительным/компонентом, похожим на слово/буквенно-цифровым сочетанием/буквой на русском или английском языке + изменяемое существительное на русском языке». Компоненты, согласно этой схеме перевода, на письме соединяются при помощи дефиса. Модель провоцирует носителя русского языка присваивать новообразованиям статус сложных существительных по причине полного формального с ними сходства, а также наличия в орфографических словарях русского языка подобных, но заимствованных ранее слов. Коллектив авторов «Правил русской орфографии и пунктуации» под редакцией В. В. Лопатина [Правила 2007] включил номинативные комплексы типа интернет-ресурс в раздел о правописании сложных слов — на основании, как можно предположить, сходных выводов. В Русском орфографическом словаре Института русского языка РАН отмеча -ется резкое увеличение количества атрибутивно-именных сложений от издания к изданию (ср., например, [РОС 1999; РОС 2005; РОС 2013]). В 2012 г. вышел «Словарь композитов русского языка новейшего периода» [СКРЯ 2012], в котором содержится значительное количество единиц данного типа.

3. На основе новой модели перевода возник новый способ именного словопроизводства, поддерживаемый исконно русским безаффиксным способом чистого сложения.

самостоятельно употребляющегося существительного или прилагательного».

10 Например: По Lego-городам ездят Lego-машины, но деревья среди Lego-домов растут настоящие, хоть и миниатюрные. Рядом прямо в воде стоит Lego-фламинго. А эти тюльпаны? Вроде бы настоящие. Через час пребывания в биллундском Legoland реальность от Lego-вымысла отличить бывает непросто. Наблюдая пролетающий прямо над парком настоящий самолет, еще не успевший набрать высоту (...), невольно задумываешься — а что, если и он из Lego-«брик-сов»? [Секрет фирмы, 2014, 6].

Литература

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Власенко 2008 — С. В. Власенко. Адаптивность русского как переводящего языка в англо-русском коммуникативном взаимодействии с позиций переводоведения // В. В. Красных, А. И. Изотов (отв. ред.). Язык. Сознание. Коммуникация. Вып. 36. М.: ООО «МАКС Пресс», 2008. С. 70-83.

Голанова 1998 — Е. И. Голанова. О «мнимых сложных словах» // М. Я. Гловинская (ред.). Лики языка (К 45-летию научной деятельности Е. А. Земской). М.: Наследие, 1998. С. 33-34.

Горбов 2010 — А. А. Горбов. Топ-метод экспресс-номинации эконом-класса: о русских именных композитах с атрибутивным элементом в препозиции к вершине // Вопросы языкознания 6, 2010. С. 26-36.

Земская 1972 — Е. А. Земская. Окказиональные и потенциальные слова в русском словообразовании // А. Н. Тихонов (отв. ред.). Актуальные проблемы русского словообразования. Материалы республиканской научной конференции (12-15 сент. 1972 г.). Самарканд: Б.и., 1972. С. 19-28.

Земская 2008 — Е. А. Земская. Современный русский язык. Словообразование: Учебное пособие. 5- е изд. М.: Флинта — Наука, 2008.

Клобуков, Гудилова 2001 — Е. В. Клобуков, С. В. Гудилова. Языковая специфика непроизводных сложных слов (квазикомпозитов) // В. В. Красных, А. И. Изотов (отв. ред.). Язык. Сознание. Коммуникация. Вып. 20. М.: ООО «МАКС Пресс», 2001. С. 12-25.

Крысин 2010 — Л. П. Крысин. Слова-«кентавры» // Русский язык в школе 9, 2010. С. 76-80.

Лопатин 1973 — В. В. Лопатин. Рождение слова: Неологизмы и окказиональные образования. М.: Наука, 1973.

Лыков 1977 — А. Г . Лыков. Окказионализм и языковая норма // Л. И. Скворцов (отв. ред.). Грамматика и норма: Сб. ст.. М.: Наука, 1977. С. 62-83.

Панов 1956 — М. В. Панов. О слове как единице языка // Ученые записки Московского городского педагогического института им. В. П. Потемкина. Т. 58. Вып. 5. 1956. С. 129-165.

Панов 1971 — М. В. Панов. Об аналитических прилагательных // Ф. П. Филин (отв. ред.). Фонетика. Фонология. Грамматика: К 70-летию А. А. Реформатского. М.: Наука, 1971. С. 240-253.

Реформатский 1960 — А. А. Реформатский. Введение в языкознание. 3-е изд. М.: Учпедгиз, 1960.

Смирницкий, Ахманова 1952 — А. И. Смирницкий, О. С. Ахманова. Образования типа stone wall, speech sound в английском языке //

Доклады и сообщения института языкознания АН СССР 2, 1952. С. 97-116.

Снегова 2012 — Е. П. Снегова. Новые инографические единицы и единицы с инографическим компонентом в словарях современного русского языка // Acta lingüistica Petropolitana. Труды Института лингвистических исследований РАН VIII, 3, 2012. С. 356-370.

Уолш, Берков 1984 — И. А. Уолш, В. П. Берков. О статусе сложных слов — эквивалентов свободных словосочетаний // Вестник Ленинградского университета 8, 1984. С. 66-71.

Фельдман 1957 — Н. И. Фельдман. Окказиональные слова и лексикография // Вопросы языкознания 4, 1957. С. 64-73.

Ханпира 1966 — Э. Ханпира. Об окказиональном слове и окказиональном словообразовании // Е. А. Земская, Д. Н. Шмелев (ред.). Развитие словообразования современного русского языка. М.: Наука, 1966. С. 153-166.

Источники

Гр.-80 — Н. Ю. Шведова (ред.). Русская грамматика: в 2 т. М.: Ин-т русского языка АН СССР, 1980.

НСЗ-80 — Е. А. Левашов (ред.). Новые слова и значения. Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 80-х годов. СПб.: Изд-во «Дмитрий Буланин», 1997.

НСЗ-90-1 — Т. Н. Буцева (ред.). Новые слова и значения. Словарь-справочник. (По материалам прессы и литературы 90-х годов XX века). СПб.: Изд-во «Дмитрий Буланин», 2009. Т. 1.

Правила 2006 — В. В. Лопатин (ред.). Полный академический справочник. М.: Эксмо, 2006.

РОС 1999 — В. В. Лопатин (ред.). Русский орфографический словарь. М.: Азбуковник, 1999.

РОС 2005 — В. В. Лопатин, О. Е. Иванова (ред.). Русский орфографический словарь. 2-е изд., испр. и доп. М.: Ин-т русского языка им. В. В. Виноградова РАН, 2005.

РОС 2013 — В. В. Лопатин, О. Е. Иванова (ред.). Русский орфографический словарь. 4-е изд., испр. и доп. М.: 2013.

СКРЯ — Н. В. Габдреева, М. Т. Гурчиани. Словарь композитов русского языка новейшего периода. М.: ФЛИНТА: Наука, 2012.

ЯИ — Г. Н. Скляревская (ред.). Толковый словарь русского языка конца XX в. Языковые изменения. СПб.: Фолио-пресс, 1998.