Научная статья на тему 'Слово и словесность в современной школе'

Слово и словесность в современной школе Текст научной статьи по специальности «Народное образование. Педагогика»

98
25
Поделиться
Ключевые слова
ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ АССАМБЛЕЯ / РУССКИЙ ЯЗЫК / ОБРАЗОВАНИЕ

Аннотация научной статьи по народному образованию и педагогике, автор научной работы — Черняк Валентина Данииловна

22 января 2010 г. в рамках Педагогической ассамблеи работала открытая площадка для дискуссии «Слово и словесность в современной школе». Вели дискуссионную площадку профессор кафедры педагогики Т. Г. Галактионова, заведующая кафедрой русского языка В. Д. Черняк и профессор кафедры русской литературы М. А. Черняк (РГПУ им. А. И. Герцена).

Текст научной работы на тему «Слово и словесность в современной школе»

22 января 2010 г. в рамках Педагогической ассамблеи работала открытая площадка для дискуссии «Слово и словесность в современной школе». Вели дискуссионную площадку профессор кафедры педагогики Т. Г. Галактионова, заведующая кафедрой русского языка В. Д. Черняк и профессор кафедры русской литературы М. А. Черняк (РГПУ им. А. И. Герцена).

Представленные на экране дискуссионного клуба слова В. А. Сухомлинского «Школа становится подлинным очагом культуры лишь тогда, когда в ней царят четыре культа: культ Родины, культ человека, культ книги и культ родного слова» послужили эпиграфом к разговору о тех проблемах, с которыми сталкиваются учителя-словесники. На обсуждение были вынесены следующие вопросы: 1) актуальные проблемы подготовки и профессиональной деятельности учителя-словесника в образовательном пространстве современной школы; 2) речевая культура и нравственное воспитание личности; 3) единые нормы и государственные требования к уровню речевой культуры как способ сохранения российской идентичности; 4) современный школьник в поле информации и коммуникации; 5) филологический профиль в школе: перспективы развития.

С приветственным словом к присутствующим обратился проректор по учебной работе РГПУ им. А. И. Герцена С. А. Гончаров.

Своими мыслями о филологическом образовании поделилась декан филологического факультета РГПУ им. А. И. Герцена Н. Л. Шубина (выступление публикуется на с. 26—28).

О проблемах, волнующих учителей русского языка и литературы, говорил учитель Новодевяткинской средней школы № 1 Ленинградской области А. И. Дунев (выступление публикуется на с. 28—30).

В. Д. Черняк начала обсуждение проблемы «Речевая культура и нравственное воспитание личности».

Общеизвестно, что речевая культура отражает сознание человека, его способность мыслить. Все, кто преподает русскую словесность в школах и в вузах, знают, что очень многие проблемы связаны именно с неумением, неспособностью учащихся и студентов говорить, выражать свои мысли, с неумением предотвращать конфликтные ситуации.

Что, прежде всего, поражает нас в фильмах Гай-Германики «Школа» и «Все умрут, а я останусь»? Поражает речь, то, как говорят старшеклассники, а уже за этим следует все остальное, что отражает внутренний мир, опустошенность подростка. Откровенно говоря, мы не можем не признать, что такая речь сегодня характеризует очень многих. Перед нами стоит огромная проблема, проблема, которую должны решать учителя все вместе, потому что если о речевой культуре, о способности выразить себя будут думать только учителя словесности, успеха мы не достигнем. Это должно быть общей задачей всех учителей.

Вынесенная на обсуждение проблема речевой культуры и нравственного воспитания относится к числу самых значимых сегодня, потому что никакие инновации, новые технологии, новый учебный инструментарий ничего изменят, если мы прежде всего не бу-

* Обзор материалов дискуссионной площадки «Слово и словесность в современной школе» в рамках Педагогической ассамблеи 22 января 2010 г. .

дем заботиться о том, как наши ученики выражают себя в слове, как они воспринимают тексты, которые им предлагаются. Это одна из ключевых проблем, с которой мы сталкиваемся постоянно. Когда мы говорим на любые темы, связанные с современной жизнью, с изменениями в обществе, с политикой, или обсуждаем текст художественного произведения, если не поняты слова, то все остальное уже оказывается бессмысленным.

Обсуждение предложенных вопросов, опираясь на конкретный опыт руководителя педагогического коллектива, продолжила Т. С. Федина, учитель русского языка и литературы, директор школы № 700 Василеостровского района Петербурга (выступление публикуется на с. 30—31).

Ректор Омского педагогического университета К. А. Чуркин поделился опытом работы своего университета по формированию культурной среды города. Он рассказал о том, как университет реализует программу «Современный русский», занявшую призовое место в конкурсе «Держава»: «Мы создали массу роликов, которые запустили в автобусах, троллейбусах, где только можно. Нам предоставили возможность социальной рекламы — бесплатно на больших билбордах мы говорили о русском языке. Открыли прямую телефонную линию, на которую звонят с вопросами о том, как правильно говорить, как правильно написать. На эту телефонную линию к нам стали обращаться и из других стран, где живут сегодня русские, с вопросами о русском языке... Наша задача заключается в том, чтобы внимание как можно большего числа людей привлечь к правильной русской речи».

В. Д. Черняк продолжила разговор о формировании речевой среды, в которой осуществляется вся воспитательная деятельность, и привела такой пример: утром по радио звучит реклама: «Одежда и обувь от лучших брендов Европы». Здесь ошибка на ошибке — и калькирование, и неуместное заимствование, и непонимание значения слова, то есть все собрано вместе. Но ведь в этой среде живут и дети, и родители, и учителя. Постепенно, не без помощи СМИ размываются границы того, что правильно и что неправильно.

Т. Г. Галактионова предложила рассмотреть вопросы, связанные с единым государственным экзаменом, в более широком контексте. Проблема «Единые нормы и государственные требования к уровню речевой культуры как способ сохранения российской идентичности» предполагает рассмотрение концепции ЕГЭ по русскому языку и литературе, плюсов и минусов единого государственного экзамена, уровень знаний и умений, который выявляет ЕГЭ.

В дискуссию включилась Е. П. Суворова, директор НИИ общего образования Герце-новского университета: «Я думаю, что беда ЕГЭ не в том, что это тестовые задания с готовыми ответами или без готовых ответов, а беда в том, что ЕГЭ по своей сути противоречит целям современного образования: цель современного образования состоит в том, чтобы подготовить ребенка, который может пользоваться родным языком в разных сферах жизни, однако язык из ЕГЭ исключен. На этапе окончания школы от ребенка речь не требуется, ни в ответе по физике, ни в ответе по математике, ни в ответе по истории, ни по русскому языку, ни даже по литературе. И в этом ЕГЭ ущербно».

М. А. Черняк предложила перейти к проблемам преподавания литературы и к проблемам чтения: «В выступлениях звучала справедливая мысль о том, что изменились информационные потоки в обществе и соответственно изменились требования к системе образования, к получению знаний. Неслучайно философы в последнее время говорят о том, что современный человек испытывает некий информационный шок и часто наши школьники и студенты «закрываются» от потока информации. Философы и психологи называют это процессом инволюции, свертывания, когда люди стараются уйти от ин-

формации, в том числе и от важной. Мы говорим о господстве визуализации, о клиповом сознании, которое, безусловно, сегодня формирует и читателя, и нечитателя.

Меня как преподавателя литературы, занимающегося в большей степени современным литературным процессом, волнует вопрос о содержании школьной программы по литературе, устаревшей в определенной степени: ведь и язык движется вперед, и литература развивается. Мы сейчас живем в XXI в., и можно говорить о том, что учебники отстают и от социальных проблем времени, и от психологии современного поколения. Практически не включены в программу темы по современному литературному процессу. Идет отторжение и непонимание современной литературы. Это меня всегда удивляет. Я задаю вопрос и студентам, и школьникам, с которыми часто общаюсь: почему вы увлекаетесь современной музыкой, знаете ее, смотрите современное кино, следите за модой и при этом игнорируете современную литературу? Ведь это еще более значимый способ ответить на вопросы современного мира, чем современное кино и музыка. Нужно говорить о новых подходах к содержанию программ по литературе».

Разговор о социокультурной ситуации, в которой работает сегодня учитель-словесник, продолжил В. Е. Пугач, учитель языка и литературы 259 школы Санкт-Петербурга: «Потребность молодежи в культуре не стала меньше, другое дело, что удовлетворяются эти духовные потребности иначе: это плеер, дискотека, рэп. Наши дети, которые не читают, которые ужасно говорят, на самом деле — и потребители, и творцы культуры, просто эта культура, которую они потребляют и творят, ведет на самом деле к ужасным вещам. Еще столетие такой культуры — и мы окажемся в пещерах. Школа перестала быть руководителем и маяком, она перестала направлять кого бы то ни было. Это не значит, что у школы нет возможностей, они есть, но она по разным причинам не может эти возможности реализовать». Одна из причин, по мнению В. Е. Пугача, — государственная образовательная политика: «Государство (сознательно или осознанно) делает все, чтобы дезорганизовать процесс образования. Для этого не так много надо. Принять стандарты, которые не имеют никакого отношения к учебному плану. Принять экзамен, который на выходе никакого отношения не имеет ни к стандартам, ни к учебному плану. Два-три указа, пара принятых документов — и все, и эта гигантская махина, школа, работать не может. То, что устраивается с ЕГЭ, — это, конечно, чудовищная вещь. Над требованиями, которые выдвигаются в ЕГЭ по литературе (требования к анализу текста), смеялись еще методисты 60-х годов прошлого века. А сейчас, в XXI в., нам предлагают именно так готовить детей. Это приводит только к одному: нас принуждают детей натаскивать, вместо того чтобы заниматься образованием». В заключение выступающий коснулся кризиса классно-урочной системы: «Классно-урочная система, конечно, дышит на ладан. Когда Ян Амос Каменский лет 350 назад эту систему продумывал, он закладывал в это определенную религиозную идею. Это была идея постепенного посвящения, от одной ступени к другой, идея обучения всех всему, то есть эта система была полна смысла. Теперь мы вынимаем из этого основную идею, ради чего это все делалось, и мы думаем, что еще 400 лет спустя эта система будет работать. Но это очень наивное соображение. Это надо признать и искать какие-то возможности, чтобы по крайней мере смягчить удар от развала классно-урочной системы».

М. Я. Дымарский, профессор кафедры русского языка Герценовского университета, обратил внимание на проблемы подготовки учителей русского языка и литературы: «Мы имеем дело с порочным кругом: в университет приходят плохо подготовленные абитуриенты, на выходе — плохо подготовленный выпускник, в школе — плохо работающий учитель. Надо как-то разорвать эту цепочку. Я думаю, что сделать это будет довольно трудно до тех пор, пока мы в педагогическом университете выпускаем не учителей русского

языка и литературы, а “безадресных” бакалавров филологического образования. Я убежден в том, что мы должны и при уровневой системе готовить именно учителей русского языка и литературы. Переходя на систему “бакалавриат — магистратура”, все кивали на Запад, однако в той же Германии бакалавра, то есть человека, который проучился в университете 6 семестров, сдал соответствующий экзамен и получил соответствующий документ, в школу никто не пустит. Для того чтобы получить право преподавать в школе, он должен проучиться еще минимум два семестра, набрать соответствующие кредиты, сдать сложнейший экзамен».

В. А. Ефремов, доцент кафедры русского языка Герценовского университета, затронул тему «СМИ — враг или помощник учителя»: «Несколько лет назад в России вслед за западной традицией стали проводить опросы среди журналистов и филологов на выделение самого популярного или самого непопулярного слова. В 2009 г. одним из трех самых популярных было слова зомбоящик, то есть зомбо (от зомби) и ящик (просторечное название телевизора). Ответ на вопрос «СМИ — враг или помощник учителя?» ясен — скорее всего, враг. СМИ все равно, в каком состоянии пребывает русский язык, но при этом дети, школьники, студенты, так или иначе находятся в этом мультимедийном пространстве. Если до середины XX в. образцом русской речи была театральная речь, речь интеллигенции, то сейчас этим образцом вроде бы должны быть средства массовой информации. Возникает риторический вопрос: к какому телевизионному каналу можно обратить человека, чтобы он смог услышать хорошую речь и увидеть нормы коммуникации. Сегодня мультимедийных персон с высоким уровнем речевой компетенции уже не существует. Самая главная проблема в том, что в современных средствах массовой информации нет образцов того, как правильно нужно говорить, как правильно общаться. Размывается грань между личным и публичным, а средства массовой информации абсолютно индифферентно к этому относятся, а в результате мы получаем негативные образцы, которые молодежь очень легко копирует и полагает, что так и должно быть».

В обсуждение включилась Е. А. Смирнова, учитель начальных классов гимназии № 73 («Ломоносовская гимназия»). Она рассказала о том, какую работу проводит школа для того, чтобы повысить речевую культуру, чтобы предупредить речевую агрессию в школе: «Мы провели исследование, где сравнили и проанализировали речевое поведение и учащихся, и учителей. Исследование проводилось в четырех четвертых классах начальной школы гимназии. Общее количество испытуемых составило 85 человек. Детям было предложено ответить на четыре вопроса анкеты, которые отражают восприятие детьми речевых действий педагогов, одноклассников и самих отвечающих. Анализ полученных данных позволил нам сделать выводы о том, что важными для детей в педагогическом дискурсе являются: выражение моральной поддержки, похвалы, положительная и уважительная словесная оценка результатов учебной деятельности учеников, проявление доброжелательности, открытости, внимательности к проблемам детей, важны слова, усиливающие, а не ослабляющие интеллект детей, повышающие мотивацию познавательной деятельности и обогащающие их эмоциональную сферу. Что же является недостатком педагогического дискурса? Это речевые действия педагога, содержащие отрицательную характеристику школьника как личности, его интеллектуальной способности, недостаточное комментирование положительных результатов работы детей».

О проблемах учителей-словесников в национальных республиках говорила П. А. Гор-бакова, учитель русского языка и литературы (гимназия «Марем», г. Магас, Ингушетия): «Литература борется не за умы, а за души. Может быть, для кого-то это общая фраза. Для людей, живущих на Кавказе, особенно для учителей, эти слова имеют прямой смысл. Мы

буквально занимаемся перетягиванием каната. С одной стороны — учителя, в первую очередь словесники. А на другой стороне — бандитизм, террор, преступность, наркотики.» Размышляя о престиже учителя, П. А. Горбакова сказала: «Я так понимаю, что Год учителя призван поднять его. Тяжела эта ноша. Ползти с гордо поднятой головой очень тяжело. Учителя на Северном Кавказе (я ответственно говорю за две республики — Северную Осетию и Ингушетию) получают зарплату 5—6 рублей тысяч и работают на голом энтузиазме».

Е. И. Пальгина, учитель русского языка и литературы школы № 90 Выборгского района Санкт-Петербурга, затронула вопрос о месте информационных технологий в современной школе и обратила внимание на печальные последствия глобальной компьютеризации: «В основе любой компьютерной программы или компьютерного действия лежит алгоритм, то есть определенный, заданный порядок действий, иначе говоря, автоматизм. Школьник, часто общающийся с компьютером, утрачивает способность мыслить самостоятельно, творчески. Он уподобляется программному обеспечению. Сейчас даже литература популярна та, которая написана по законам компьютерных игр. Вместо талантливых, творческих личностей общество получает огромное количество программистов. Вполне вероятно, что ни Ломоносовых, ни Толстых, ни Достоевских российское общество рискует больше не увидеть, если тенденции компьютеризации будут настолько обширны. И возможно, что лет через 20—30 мы получим людей, по складу ума и функциональным возможностям напоминающих автоматизированную технику».

Е. А. Измайлова, учитель русского языка и литературы школы № 38 Приморского района Санкт-Петербурга, обратилась к проблемам профильной школы (ее выступление опубликовано на с. 53—54).

B. Д. Черняк обобщила высказанные предложения: усилить работу по русскому языку и культуре речи в школах, предусмотреть в качестве форм повышения квалификации учителей любых школьных дисциплин хотя бы минимальный курс занятий по культуре речи и обязательное тестирование по культуре речи; создать специальный интернет-портал для учителей-словесников и, наконец, поддержать идею о созыве всероссийского съезда учителей словесности.

C. А. Гончаров подвел итоги работы открытой площадки.

Обзор подготовила В. Д. Черняк, заведующая кафедрой русского языка