Научная статья на тему 'Систематизация и типологизация как методологические процедуры правовых исследований'

Систематизация и типологизация как методологические процедуры правовых исследований Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1181
135
Поделиться
Ключевые слова
КЛАССИФИКАЦИЯ / ТИПОЛОГИЗАЦИЯ / СИСТЕМАТИЗАЦИЯ / ПРЕСТУПНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / МЕХАНИЗМ ПРЕСТУПЛЕНИЯ / КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / СИСТЕМА ПРИЗНАКОВ / КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ПОЗНАНИЕ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Коновалов С. И., Маркова-мурашова С. А.

Настоящая статья посвящена исследованию практической целесообразности применения систематизации и типологизации как методологических процедур в контексте современного криминалистического знания.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Коновалов С. И., Маркова-мурашова С. А.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

SYSTEMATIZATION AND TYPOLOGY AS METHODOLOGICAL PROCEDURES FOR LEGAL OF RESEARCH

Ms article is devoted to the study of practical expediency of application of the systematization and typology of as methodological procedures in the context of modern criminalistic knowledge.

Текст научной работы на тему «Систематизация и типологизация как методологические процедуры правовых исследований»

УДК 34.01

С.И. Коновалов, д-р юрид. наук, профессор, профессор кафедры криминалистики и правовой информатики, тел. +7(905)485-55-87, konovalov455@mail.ru (Россия, Краснодар, КубГУ)

С.А. Маркова-Мурашова, д-р юрид. наук, профессор, профессор кафедры теории и истории государства и права, тел. 8(918)418-57-99, marmur001@mail.ru (Россия, Краснодар, КубГУ)

СИСТЕМАТИЗАЦИЯ И ТИПОЛОГИЗАЦИЯ КАК

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЦЕДУРЫ ПРАВОВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Настоящая статья посвящена исследованию практической целесообразности применения систематизации и типологизации как методологических процедур в контексте современного криминалистического знания.

Ключевые слова: классификация, типологизация, систематизация, преступная деятельность, механизм преступления, криминалистическая деятельность, система признаков, криминалистическое познание.

Правовая наука характеризуется нетипичными объектами. Эта нетипичность обусловлена критериями наблюдательности, установленными для всех эмпирических явлений. Следовательно, объекты правовой науки не могут быть замечены без помощи понятий и теоретических категорий, эти понятия и теоретические категории являются непосредственно частью науки права, и таким образом объекты науки объединяются с наукой [1, С.84.].

Наука представляет собой знания об определенной системе материальных объектов, их свойств, связей и отношений. Поэтому любое научное исследование невозможно без систематизации, т.е. использования методических приёмов, так или иначе связанных с разделением изучаемых явлений в соответствии с целью исследования и избранными критериями на такие совокупности, которые, обладая известной общностью, вместе с тем отличаются одна от другой устойчивыми признаками. К приёмам такого типа принадлежат классификация, типология и систематизация, которые достаточно успешно применяются, в частности, в теории государства и права и в криминалистике.

Считается, что методология науки - это система наиболее общих установок и принципов, определяющих направление и конечные цели научной деятельности. С этой точки зрения процедуры систематизирования и типологизации можно отнести к важным методологическим процедурам.

В последние десятилетия как в теоретико-правовых, так и в специальных отраслевых исследованиях широкое распространение получило понятие

86

типологии. В одних контекстах оно полностью вытесняет понятие классификации, в других - является синонимом, в третьих - содержит намек на особую, более глубокую процедуру членения системных объектов [2, С. 256257 ].

Поэтому возникает проблема соотношения этих понятий, правомерность применения одного понятия вместо другого, их возможного сходства и различия. При этом у части ученых сложилось мнение, что разграничение и уточнение понятий и процедур классификации, систематизации и типологии не являются особой теоретико-методологической проблемой.

Имеющее место разнообразие мнений по вопросу применимости в каждом конкретном случае типологии или классификации вносит определенную неясность в проблему систематизации теоретических и практических знаний. Поэтому представляется важным выработать единообразно понимаемые в теоретико-методологическом смысле понятия классификации, систематизации и типологии. При этом разные аспекты и оттенки этих понятий должны проявляться как раз при применении данных феноменов представителями различных наук, но, не искажая истинного смысла категорий.

Для этого прежде всего разберемся в сущности данных понятий. Путем логико-методологического анализа имеющихся представлений о типе, классификации и систематизации, представленных в контекстах конкретных исследований. При условии взаимоотношений феноменов выявим связи между ними, (иначе говоря - систему отношений), выясним логическое место классификации и типологии, последовательность применения их методов в процессе познания. И наконец, определим задачи, решаемые с помощью типологии, классификации, систематизации как чисто теоретически, так и применительно к криминалистике как отраслевой дисциплине.

Применение типологических процедур в большей степени, чем формально-логических, подводит исследователя к осознанию конструктивной природы предмета исследования, что с неизбежностью ставит вопрос о его онтологическом статусе, о модусе объективности, соотношении метода и истины. Все это свидетельствует о том, что типологический метод сегодня требует более основательного исследования.

Таким образом, мы имеем перед собой следующую ситуацию. Во-первых, сложившуюся научную практику широкого использования понятия «типа» и связанного с ним весьма значительного круга его терминологических фиксаций. Во-вторых, явную неудовлетворенность ученых тем положением, что стихийно сложившиеся смысловые интерпретации типа и типологических процедур явно входят в противоречие с заключенными в них методологическими возможностями и эвристическим потенциалом, способными привести к принципиально новым теоретическим результатам в сопоставлении с традиционными способами конструирования теоретических аналогов предметов познания на основе процедур логического моделирования.

Таким образом, насущность философско-методологического осмысления всего круга проблем, связанных с построением общей теории типа и практикой

87

применения типологического метода в современной науке, не оставляет сомнения. Значительность данной проблемы подтверждается еще и тем, что подобные исследования проводились и проводятся не только в России, но и за рубежом [3, С. 26-29].

В рамках настоящего исследования мы будем рассматривать типологию с точки зрения процесса и результата.

Типология как процесс (типологизация) - это метод научного познания, в основе которого лежит расчленение объектов и их группировка с помощью обобщенной, идеализированной модели или типа.

Типология используется в целях сравнительного изучения существенных признаков, связей, функций, отношений, уровней организации объектов как сосуществующих, так и разделенных во времени.

В основе данного метода помимо названного лежат: выявление сходства и различия множества социальных объектов; поиск надежных способов их идентификации в системе переменных; группировка их с помощью идеализированной модели; результатом типологизации является выделение определенных типов социальных явлений.

С учетом сказанного отметим признаки типологии.

1. Типология чаще применяется к динамическим системам. Поскольку в подобных системах могут появляться новые компоненты и элементы, устанавливаться новые связи, возникать новые преобразования, то варьирование критериев, образующих основание типологии, определяется не только исследовательскими целями, но и объективными изменениями в самой системе.

2. Другим характерным признаком типологии является ее преимущественное ориентирование на внутреннее соотношение признаков типологизируемых объектов.

3. Типология не исключает того, что степень проявления каких-либо свойств делает проблематичным включение некоторого объекта в данную и только данную группу. Например, спорные ситуации вполне возможны при определении типа темперамента, нервной системы человека, жанра литературного произведения, типа правового мышления.

4. Для типологии в принципе допустимы нарушения правил классификации, а именно: выделенные типы не должны исчерпывать множество, подвергшееся группировке; допустимо существование объектов, относимых одновременно к нескольким типам.

Среди группируемых объектов допускается существование таких, которые не соответствуют ни одному из выделенных типов. Такие объекты называются атипичными. С этой точки зрения типология может охарактеризована как нестрогая классификация.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Типология как результат - это действующая или принятая в какой-либо области знания или практики система распределения объектов по группам.

Необходимость применения типологизации в исследованиях возникает в том случае, когда требуется либо упорядочить описание множеств неоднородных объектов, либо изучить какие-либо закономерности на основе

88

анализа таких множеств. Будучи одной из наиболее универсальных процедур научного мышления, типологизация опирается на выявление сходства и различия изучаемых объектов, на поиск надежных способов их идентификации, а в своей теоретически развитой форме стремится отобразить строение исследуемой системы, выявить ее закономерности, позволяющие предсказывать существование неизвестных пока объектов.

Типологизация зачастую осуществляется на основе построения некоторых идеальных моделей, или типов.

Процесс типологизации можно представить как процесс разбиения рода на виды, понятия - на составляющие его элементы. Процесс решения задачи типологии состоит из определенных этапов. Успех классификации в целом в значительной мере зависит от выбора метода на каждом этапе. При этом каждый этап решения задачи типологии - это процесс с обратной связью. Только оказавшись на следующем этапе и оценив его результаты, мы можем оценить свои предположения о целесообразности ранее сделанного шага.

Процесс типологизации можно изобразить в виде схемы (рис.1).

Этапы построения типологии

Выделение понятия, Априорный анализ Разработка и реализация

соответствующего понятия процедур.

изучаемо совокупности с целью расчленения на составляющих процесс

объектов элементы типологии

Процедура Процедура Процедура

построения построения оценки

признакового алгоритмов качества

пространства классификации классификации

Содержательное формулирование_

Формальный

анализ

Рис. 1. Единый процесс решения задач типологии

Верифицируя методологическую значимость типологизации на примере криминалистики, зададимся вопросом: что же собой представляют те индивидуальные объекты в криминалистике, обобщение которых должно привести к созданию родового объекта. Иными словами, что же должно быть подвергнуто обобщению на первом уровне, или в первую очередь? Нам

89

представляется очевидным, на основании рассмотренного механизма развития научных, в том числе и юридических, абстракций, выделение в качестве таких, нуждающихся в обобщении, индивидуальных объектов базовые криминалистические категории, понятия, обобщенно отражающие те явления и процессы окружающей действительности, которые отражают объект и составляют предмет науки криминалистики.

Проблема объяснения сущности явлений связывается, прежде всего с неоднозначностью интерпретации сложившегося понятийно-категориального аппарата криминалистики, с несовпадением во взглядах, мнениях различных ученых, с необходимостью проведения анализа, систематизации имеющихся представлений и их обобщения в теории криминалистики. Вот почему, нам представляется чрезвычайно важным применить обобщающую процедуру по отношению к базовым теоретическим понятиям и категориям криминалистики, провести обобщение первого уровня.

Кроме того, следует признать, что в научных исследованиях по криминалистике за последние 20 лет наметилась тенденция изучения узких, предельно локализованных проблем. Не умаляя нисколько их актуальности, видя в этом определенный смысл, напомним только, диалектический принцип развития научного знания: от дифференциации к интеграции знания.

При этом, результаты типизации, как метода обобщения изучаемой реальности призваны способствовать:

- упорядочению системы научных знаний об этой реальности, завершая очередной цикл его развития и придавая импульс новому;

- практическому применению системы обобщенных научных данных, что в конечном итоге будет способствовать повышению эффективности профессиональной деятельности человека.

Определив таким образом содержание метода типизации, конкретизируем его применительно к криминалистике. Нам представляется очевидным, что типизации должна быть подвергнута та реальность, та объективная действительность, изучение которой составляет объект криминалистики. Как известно, объект криминалистики как науки рассматривается в двух аспектах: с одной стороны, объектом криминалистики является преступная деятельность, с другой стороны, деятельность, связанная с расследованием преступлений. В этой связи предмет криминалистической типизации, отражая особенности объекта криминалистики как науки, составят сложившиеся теоретические представления о преступной деятельности и криминалистических аспектов расследования преступлений (первый этап типизации), а также их обобщение в систему, посредством выявления взаимосвязей и взаимозависимостей между ними (систематизация).

Казалось бы, классификационный метод как более строгий заслуживает предпочтения в сравнении с типологическим. Вспомним, однако, о существовании таких предметных областей, в которых плавность переходов на шкале качественных состояний или непрерывность протекающих процессов не позволяют проводить резкие границы между группами изучаемых объектов. В мышлении эти группы представлены неопределенными понятиями. Очень

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

90

много таких понятий и в сфере права [4 , С. 138-139]. Систематизацию подобных предметных областей удобнее осуществлять именно с помощью типологического метода.

Вообще было бы ошибочно противопоставлять друг другу классификацию и типологию; при всех различиях эти операции объединяет одна цель - упорядочение некоторой заданной совокупности объектов. Уступая классификации в степени строгости, типология явно превосходит ее своей универсальностью. Множество предметных областей с нерезкими границами между отдельными их частями и порождаемое этим множество неопределенных понятий обусловливает широкое применение типологических операций. Необходимо признать, что многие системы, именуемые классификациями, при ближайшем рассмотрении обнаруживают явные черты типологий.

Но дело не только в этом. Жесткое следование правилам классификации (и прежде всего правилу соразмерности) предполагает уже готовое, завершенное знание всей совокупности систематизируемых объектов, тогда как к началу систематизации это знание может быть далеко не полным. В таких условиях реальным методом упорядочения объектов может быть лишь их группировка в соответствии с предварительно выделенными типами. С этой точки зрения типологию можно рассматривать как универсальную основу и начальный пункт любых операций по систематизации объектов.

Для получения наиболее точного результата необходимо интегрировать задачи типологии, классификации и систематизации. Типологизация представляет собой поиск некоего инварианта, чего-то более абстрактного, какой-то модели, которая затем накладывается на некую эмпирическую данность. Типологизация проводится по многим параметрам. В ее основу кладется ряд признаков из опыта, интуиции или же из имеющихся данных. Сначала эти признаки берутся, как горох, случайным образом складываются в горку, затем проводится анализ. Применяется формальная процедура, и мы получаем тип. Таким образом типологический анализ позволяет уточнить, конкретизировать выявленные признаки и обосновать типы объектов. На этой стадии возможности типологии исчерпаны, дальше начинается область классифицирования. Типологические исследования как бы подводят к следующему этапу - классификационному, в результате которого рождается классификационная группировка.

Выявленные классификационные признаки ранжируются. По каждому из них строится классификационный ряд объектов обычно в прямой последовательности: от простого к сложному. Под классификацией следует понимать именно распределение исследуемых объектов по разрядам согласно определенным признакам.

Но далее и классификация бессильна, так как никакие классификации, самые совершенные, не имеют в себе способов для того, чтобы представить нам изучаемое как систему, как организованную целостную формацию, не могут раскрыть системообразующих связей. Классификация не может пойти дальше сопоставления элементов системы по принципам сходства и различия. Таким

91

образом, систематизация представляет следующую после классификации ступень развития процесса познания.

Итак, классификация, типологизация, систематизация являются прежде всего концептуальные операции, т. е. анализ понятий, точнее - содержания понятий, поскольку именно в содержании отражаются свойства исследуемых объектов, образующих объем понятий. Это то общее, что характеризует любую из рассматриваемых операций.

Различие между ними состоит не в специфике оперирования свойствами и признаками, так как основу их составляют одни и те же познавательные операции - отождествления и различения этих свойств. Скорее различия выражаются в стратегии этих отождествлений и различений, направленности и целях анализа. Так, классификация - это раздельное и последовательное рассмотрение признаков, образующих классы. Классификация, например, нейтральна к сущности вещей, к набору атрибутивных свойств, органическое единство которых и характеризует сущность предмета. Классифицировать можно абсолютно по любому свойству. В случае классификации речь идет только о существенности того или иного признака для целей классификации. Типизация же - целостное рассмотрение признаков как гармоничного целого, образующего сущность вещи. Результатом такого рассмотрения и является выработка типа, т. е. образца, парадигмы. Систематизация с этой точки зрения будет построением иерархической структуры признаков, взаимозависимых и взаимообусловленных функциональными связями в этой структуре, причем она будет не только рассматривать их внутреннюю структуру, но и включать их в систему большей степени общности.

Современный уровень развития науки требует интегрирования задач классификации, типологизации и систематизации, поскольку при работе над такой сложной материей, как право, реконструировать с достаточной полнотой и глубиной систему, двигаясь от множества элементов через классификацию или типологизацию, принципиально невозможно без целостного представления о системе.

Гносеологическая ценность этих феноменов во многом зависит от их правильного применения в юридической науке, используются ли они для решения того класса задач, которые соответствуют их природе. Разграничение этих феноменов на понятийном уровне и установление их взаимодействия имеет не только большое научное, но и практическое значение, поскольку недостатки ряда теоретических и практические попыток решения правовых проблем довольно часто коренятся в крайне упрощенных представлениях о процедурах типологии, классификации, систематизации.

О методологической и практической значимости рассмотренных процедур свидетельствует их применение в области криминалистической науки. О необходимости обобщения теории криминалистики высказывались еще Р.С. Белкин и А.И. Винберг: «Как познание общего немыслимо без проникновения в частности, так и познание частного, если это действительно познание, проникающее в сущность вещей, не может обойтись без обобщения познанного, обобщения на разных уровнях вплоть до самого высокого -

92

философского осмысливания отдельных элементов общей картины мира» [5, С. 4-5].

Содержание рассмотренных нами методологических процедур позволяет сформулировать вывод о необходимости и целесообразности признания объективной необходимости обобщения и упорядочения тех абстракций, которые отражают содержание объекта и предмета науки криминалистики.

История криминалистики как конкретной области научного знания в полной мере подтверждает действие основных закономерностей развития науки в целом: накопление эмпирических данных, их познание, включенное непосредственно в практику расследования преступлений, первоначальное теоретическое обобщение практического опыта, появление различных научных теорий, интерпретирующих фактические данные; становление криминалистики как науки, определение системы криминалистических знаний и, не всегда равномерное развитие, всех ее составляющих элементов.

На сегодняшний день криминалистика обладает всеми необходимыми атрибутами самостоятельной отрасли научного знания: собственными предметом, методами, задачами, понятийным аппаратом и т.д. Объем криминалистических знаний многократно увеличился.

В соответствии с логикой своего развития криминалистическое познание преступной деятельности зафиксировано в таких научных абстракциях, как «криминалистическая характеристика преступлений», «механизм преступления», «способ преступления». В понятиях «следственная ситуация», «тактическое решение», «тактическая операция», «тактическая комбинация» обобщены криминалистические аспекты расследования преступлений. Наличие указанных и иных теоретических обобщений служат необходимым условием для дальнейшего развития науки криминалистики. В соответствии с общими закономерностями научного познания, как сложного диалектического процесса, на очередном этапе развития криминалистики особую актуальность приобретают задачи обобщения и упорядочения самих, уже имеющихся криминалистических знаний.

Цель обобщения и упорядочения научной теории, как нам видится, соответствует методологическим принципам полноты и непротиворечивости теории. Принцип полноты теории требует того, чтобы отдельно изучаемые проблемы, или те или иные их аспекты, рассматривались в комплексе, как взаимосвязанные явления действительности. Однако, прежде, чем приступать к системному исследованию, следует определиться с сущностью самих системных элементов. Поскольку речь идет об уже имеющихся результатах научного познания, которые, как правило, фиксируются в криминалистических понятиях и их интерпретациях, отражающих субъективную точку зрения того или иного исследователя, то очевидной является задача их обобщения. Смысл обобщения достаточно хорошо известен и выражается в выявлении наиболее значимых, характерных, сущностных свойств изучаемых явлений и исключении случайных, менее существенных. Нам представляется, что путем обобщения авторских интерпретаций базовых криминалистических понятий, не всегда однозначных, возможно достичь объективного и непротиворечивого их

93

понимания.

Достаточно актуальной, в частности, нам видится задача упорядочения теоретических представлений о сущности криминалистической характеристики преступлений. В самом деле, на протяжении последних десятилетий, начиная с 60-х годов прошлого столетия, криминалистическая характеристика преступлений является предметом пристального внимания криминалистов. Однако, представления о ней - весьма противоречивы. В истории становления и развития этого понятия имеются и подъемы, и спады: от всеобщего «увлечения» идеей криминалистической характеристики к ее критическому осмыслению, признанию несостоятельности. Справедливости ради, следует сказать, что «критическое» отношение к криминалистической характеристике разделяется не всеми учеными. Однако, уже сам факт такого неоднозначного отношения, указывает на необходимость анализа имеющихся теоретических представлений, их последующего обобщения.

Процедура обобщения, кроме того, является актуальной и потому, что сторонники «кризиса» криминалистической характеристики преступлений стремятся этот кризис преодолеть, вводя новые понятия, в частности, понятия механизма преступления, модели преступления. Однако, для того, чтобы разобраться в том, насколько обновленным является содержание всех нововведений, следует прибегнуть к анализу и обобщению последних. Теоретическое и методологическое значение подобных обобщающих процедур нам представляется несомненной, поскольку они, будучи направлены на выявление сути и устранение противоречий, в конечном итоге позволят избежать повторения допущенных ошибок.

Безусловно, процедуре обобщения должны подвергнуться не только указанные и ряд других криминалистических абстракций, но и отношения между ними, характер взаимосвязей и взаимозависимостей. Памятуя о том, что все объекты и явления действительности имеют целостный характер, подчеркнем, что существенным является изучение и обобщение как самих элементов системы, так и взаимосвязей между ними, т. е. системной организации, ее структуры. В этой связи, нам представляется целесообразным проанализировать и представить в обобщенном виде всю систему поисково-познавательной деятельности, направленной на расследование преступлений, элементами которой являются криминалистическая характеристика преступлений, криминалистическая ситуация, собственно характеристика поисково-познавательной деятельности, включающая цели, задачи, механизмы принятия и реализации решений, операции и т.д. Каждая из перечисленных характеристик также имеет системный характер. В криминалистической литературе и криминалистическая характеристика преступлений, и ситуации расследования, да и сама поисково-познавательная деятельность раскрываются через понятие системы. Однако следует признать, что в контексте обсуждаемой проблемы взаимосвязи между этими элементами, назовем их подсистемами, не подвергались специальному обобщающему анализу, также, впрочем, как и не рассматривались взаимосвязи между элементами внутри самих подсистем.

Значительное внимание системно-структурному подходу уделено в монографии Р.С. Белкина и А.И. Винберга: «Методологические вопросы, относящиеся к специфичности криминалистических структур и систем, пронизывают содержание науки советской криминалистики, которая в целом представляет самостоятельную систему знания, обособленную, имеющую свою целенаправленность и вместе с тем взаимосвязанную с другими системами, являющимися, подобно криминалистике, подсистемами в системе науки права» [5, С. 166-169]. Системный подход, в частности, был удачно применен в определении предмета криминалистики. «В основу системы криминалистики положено целостное содержание предмета криминалистики как науки, в которую взаимосвязанными элементами входят общая теория криминалистики, криминалистическая техника, криминалистическая тактика и методика расследования и предотвращения отдельных видов преступлений. Каждый из названных элементов, будучи качественно обособленным, имеет определенную самостоятельность и относительную независимость» [5, С.46-47].

Далее, авторы на примере криминалистической техники убедительно показывают, что рассмотрение этого элемента вне системы, как какую-то автономную совокупность технических средств и приемов, не связанных с криминалистикой, с ее структурой, выглядит лишь как конгломерат разрозненных технических средств и приемов из области физики, химии, биологии, механики, физиологии, кибернетики и других наук.

Авторы справедливо заключают, что в криминалистике, как и в других областях научного знания, систематизация служит средством проникновения в сущность познаваемых явлений и предметов, установления связей и зависимостей между ними, выражения отношений между элементами структуры, между подсистемами [5, С.56-57].

Отметим, что системный подход в познании объекта криминалистики актуален и в настоящее время. Таким образом, мы приходим к следующему методологическому обоснованию - необходимости и целесообразности системного рассмотрения объекта исследования, а именно систематизацию элементов целостной системы поисково-познавательной деятельности, рассмотрение их во взаимосвязи и взаимном влиянии, отношение, в свою очередь, к этим элементам как к подсистемам и рассмотрение последних также с позиций системного анализа. Следует подчеркнуть, также, что на современном этапе развития криминалистического научного знания его содержание должно быть подвергнуто уплотнению, за счет выделения обобщенных типовых блоков информации, выступающих элементами изучаемой системы и, следовательно, построении типовой модели системы.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Кроме того, как было сказано выше, научные абстракции, обобщая и упорядочивая практический опыт (добавим и опыт теоретического исследования проблемы), первоначально выявляют и суммируют повторяющиеся или одинаковые фрагменты, а далее отвлекаясь от несущественных, случайных признаков, отражают те признаки, которые составляют сущность и специфику явлений и процессов действительности. Именно по такой схеме, мы считаем возможным последовательно провести

95

обобщение имеющихся точек зрения на содержание криминалистической характеристики, механизма преступления и т.д., с целью выявления «совпадающих взглядов», анализа имеющихся разночтений, что, по нашему мнению, позволит определить сущность и специфику этих понятий.

Аналогичным нам представляется процесс определения криминалистической сущности деятельности по расследованию преступлений: выявление и анализ различных исследовательских подходов, вычленение непротиворечивого содержания, его обобщение.

Для нас подобное заключение приобретает особый смысл, в связи с обоснованием целесообразности обобщения существенных, не единичных, а типовых явлений и закономерностей правовой действительности, которые составляют объект и предмет науки криминалистики.

Итак, первой методологической предпосылкой выступает объективная необходимость, целесообразность и, даже, определенная закономерность применения обобщающих процедур в построении общей теории каждой конкретной науки. Современное состояние теории криминалистики также предполагает проведение упорядоченного обобщения.

Подводя итог, следует отметить, что в теоретико-правовых науках мы применяем различные способы группировки изучаемых явлений, различные термины, вкладываем в них различный смысл. В наше время очень трудно договориться об общепринятых терминах. Часто мы разговариваем на разных терминологических и понятийных языках. Отсюда проистекает необходимость работать в направлении унификации. Исключительное многообразие явлений в обществе, культуре, праве требует от нас одновременно, с одной стороны, выявить общие черты, а с другой - проводить конкретную детализацию. Только такой двусторонний подход может дать нам нужные результаты -общетеоретические и конкретно-отраслевые, практические. При этом самая важная проблема - не «точность», но «полноценность». Причем «полноценность» не в вакууме, а в контексте. Без учета этого мы могли бы получить очень точные результаты с очень небольшой выгодой [6, С.44].

Списк литературы

1. VillaV. La science du droit / Trans. O. Nerhot and P. Nerhot. P., 1990.

2. Например, в учебнике по общей теории права и государства под редакцией В.В. Лазарева, параграф 19.1 носит название «Типология правовых систем», в реальности же в нем речь идет о классификации, без какого-либо объяснения или разграничения терминов. В частности, авторы отмечают: «Заслуживает поддержки подход западных компаративистов, отрицающих типологию правовых систем единственно по признаку их классовой сущности». И далее: «При классификации они используют различные факторы...». В последующем по тексту авторы оперируют уже только термином «классификация». См.: Общая теория прав и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1996. С. 256-257.

3. Wolff H. J. Typen im Recht und in der Rechtswissenschaft // Studium generale. 1952. № 5; Leenen D. Typus und Rechtsfindung. Berlin, 1971; Kuhlen L.

96

Die Denkform des Typus und die juristische Methodenlehre // H.-J. Koch (Hg.) Juristische Methodenlehre und analytische Philosophie. Kronberg; Taunus, 1976.

4. Например, немецкий ученый К. Энгиш, пишет, что «под "неопределенным понятием" мы понимаем понятие, содержание и объем которого является сомнительным. Абсолютно определенные понятия редки в пределах права». Преобладающими являются юридические понятия по крайней мере частично неопределенные. Неопределенность юридических понятий может основываться на многозначности знаменательного слова. Например слово «вещь» может быть физическим предметом (как предмет собственности, кражи, повреждения), предметом процесса (слушание дела в отношении вещи) и т.п. При такой многозначности требуется истолкование контекста, чтобы выяснить, какое значение принимать в расчет. См.: Engisch К. Einführung in das juristische Denken.

5. Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы. М.: Юридическая литература, 1973.

6. Urbina S. Legal Method and the Rule of Law. L.; N. Y., 2002.

S.I. Konovalov, S A.Markova-Murashova

SYSTEMATIZATION AND TYPOLOGY AS METHODOLOGICAL PROCEDURES FOR LEGAL OF RESEARCH

ms article is devoted to the study of practical expediency of application of the systematization and typology of as methodological procedures in the context of modern criminalistic knowledge.

Keywords: classification, typology, classification, criminal activity, the mechanism of the crime, criminalistic activities, the system of signs, criminalistic knowledge.

УДК 343.98

С.И. Коновалов, д-р юрид. наук, профессор, профессор кафедры криминалистики и правовой информатики, тел. +7(905)485-55-87, konovalov455@mail.ru (Россия, Краснодар, КубГУ)

С.А. Маркова-Мурашова, д-р юрид. наук, профессор, профессор кафедры теории и истории государства и права, тел. 8(918)418-57-99, marmur001@mail.ru (Россия, Краснодар, КубГУ)

ПРИНЦИП ЕДИНСТВА ИСТОРИЧЕСКОГО И ЛОГИЧЕСКОГО В КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОМ ПОЗНАНИИ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Настоящая статья посвящена исследованию современных проблем теории и методологии отечественной криминалистики на основе подходов и принципов, выработанных в рамках теории и философии права, а именно: генезису представлений о преступной деятельности и сущности криминалистической деятельности как объекта криминалистики.