Научная статья на тему 'СИНОПСИС ДНЕВНИКА В.В. ТИМОФЕЕВОЙ (ПОЧИНКОВСКОЙ) 1918–1921 гг.'

СИНОПСИС ДНЕВНИКА В.В. ТИМОФЕЕВОЙ (ПОЧИНКОВСКОЙ) 1918–1921 гг. Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
32
2
Поделиться
Ключевые слова
Михайловское / Пушкинские Горы / В. В. Тимофеева / дневник / хроника / революция / бытописание / провинция. / Mikhailovskoye / Pushkinskiye Gory / Varvara Timofeyeva / diary / chronicle / revolution / description of the daily life / province

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кощиенко Ирина Владимировна

Представлены результаты исследования неопубликованного дневника писательницы В. В. Тимофеевой (псевд. Починковская) за 1918–1921 гг. Обзор рукописи знакомит с бытовой жизнью Пушкиногорья – значимого национального топоса — в период становления советской власти

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Кощиенко Ирина Владимировна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

SYNOPSIS THE DIARY OF V. V. TIMOFEEVA (POCHINOK) 1918-1921

The article presents the results of a study of the unpublished diary of the writer V. V. Timofeyeva (pseudonym. Pochinkovskaya) for 1918–1921, formulated in a very concise form. Review of the manuscript introduces the everyday life of Pushkinogorye – national significant topos in the period of the Soviet regime, reveals the main problems of turning time, traces the changing feelings of the local population, spot lights difficulties of the emergence of the Pushkin reserve

Текст научной работы на тему «СИНОПСИС ДНЕВНИКА В.В. ТИМОФЕЕВОЙ (ПОЧИНКОВСКОЙ) 1918–1921 гг.»

ИМЕНА И СОБЫТИЯ ПРОШЛОГО

REV; REP УДК 930.85 ББК 63.2

СИНОПСИС ДНЕВНИКА В.В. ТИМОФЕЕВОЙ (ПОЧИНКОВСКОЙ) 1918-1921 гг.1

Кощиенко Ирина Владимировна,

кандидат филологических наук, научный сотрудник, главный хранитель Рукописного отдела ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН; irinairli@yandex.ru

Аннотация

Представлены результаты исследования неопубликованного дневника писательницы В. В. Тимофеевой (псевд. Починковская) за 1918-1921 гг. Обзор рукописи знакомит с бытовой жизнью Пушкиногорья - значимого национального топоса — в период становления советской власти.

Ключевые слова

Михайловское, Пушкинские Горы, В. В. Тимофеева, дневник, хроника, революция, бытописание, провинция.

1 Статья подготовлена при поддержке гранта РФФИ, проект № 18-012-00315 «Бытовая хроника первых революционных лет "Пушкинского уголка" Псковской губернии (по дневникам писательницы В. В. Тимофеевой)».

Документально-мемуарный жанр является наиболее репрезентативной формой воплощения повседневной жизни, актуализирующей проблемы быта. Дневник писательницы Варвары Васильевны Тимофеевой (1850-1932; псевд. О. По-чинковская, Анна Стацевич и др.) (Фото 1.), выявленный нами в начальный период научно-технической обработки ее архива (Ф. 425), занимает особое место не только в ее литературном наследии, но и в ряду подобной дневниковой про-зы1. В. В. Тимофеева вела дневник с момента переезда в сельцо Михайловское. Хронологические рамки всех записей охватывают события 10-ти лет: с июля 1911 г. по июль 1921 г. Дореволюционный дневник носит называние «Шесть лет в Михайловском. Из записных тетрадей 1911-1917 гг.» и был введен в научный оборот в 1981 году2.

Обнаруженные записи 1918-1921 г. на сегодняшний день являются единственным дневниковым текстом о годах гражданской войны и послереволюционного разгула на родовых землях Пушкиных-Ганнибалов в Псковской губернии. Величина рукописи (1085 листов, разделенных автором на пять томов), затрудняет ее публикацию в полном объеме, учитывая и составление необходимых комментариев. Облегчить ориентацию внутри текста призвано данное исследование, задача которого — представить обзор дневника В.В. Тимофеевой с последующим синопсисом

В. В. Тимофеева была автором повестей и романов, работала корректором в журналах «Гражданин» (под руководством Ф. М. Достоевского, об этом периоде опубликованы ее воспоминания), «Отечественные записки», «Искра», «Вестник Европы». С лета 1911 г. жила в благотворительном учреждении, открытом в селе Михайловском в память об А. С. Пушкине, — в колонии для престарелых и неимущих литераторов. См. о ней: 1. Ф. М. Достоевский в воспоминаниях современников. М., 1964. Т. 2. С. 122-123. 2. Тимофеева В. В. «Пушкинский уголок» прежде и теперь. Путеводитель» / публ., подгот. текста, вступ. ст. и коммент. И. В. Кощиенко // «.. .Я могу творить»: Сельцо Михайловское: сб. ст. Пушкинский заповедник, 2017. С. 174-183. (Сер. «Михайловская пушкиниана», вып. 69).

Дневник на сегодняшний день не опубликован, выборочная публикация сделана С. Д. Яковлевым (Яковлев С. Д. «Пред солнцем бессмертным ума...». С. 53-56), А. И. Давыдовым (Давыдов А. И. Воспоминания В. В. Тимофеевой (Починковской) «Шесть лет в Михайловском»).

Фото 1. В.В.Тимофеева в своей комнате колонии для престарелых литераторов над страницами дневника. 1915 г.

каждого тома. Цитирование источника в рамках статьи не предполагается3.

Бурная и сложная жизнь Пушкиногорья в период постреволюционных беспорядков еще до объявления этих мест заповедными4 предстает на страницах рукописи в бытовых подробностях, освещающих весь спектр взаимоотношений: гражданская война и дезертирство солдат, религиозные настроения и житие священнослужителей, хлебный вопрос и голод, проводимые преобразования советской власти и реакция на них крестьян, проблемы школы и учителей, нравственные вопросы, связанные в первую очередь с выживанием населения, и мн. др.

Рукопись широко цитировалась в нашей статье «Дневник В.В. Тимофеевой-Починковской и история советской провинциальной повседневности».

17 марта 1922 г. постановлением Совета народных комиссаров сёла Михайловское, Тригорское и могила А. С. Пушкина были объявлены заповедными (протокол № 849). Первоначальное название: «Государственный заповедник "Пушкинский уголок"»: Ьйр://ршЬкт.еШпк. ги/2018/тшеит/т8т1.а8р . Дата посещения 22.08.2019.

1

3

2

4

Это каждодневная история, наполненная печалями и радостями, парадоксами времени.

Помимо критического осмысления вводимых советской властью новшеств, автор дневника иногда пользовалась приемом их сатирического перечисления. Тогда в одном эпизоде могут быть собраны свидетельства всевозможного характера: от самогоноварения до апокалиптических предсказаний, свойственных эпохальным периодам истории. Записи Тимофеевой содержат сведения биографического характера, относящиеся к местному дворянству (С.Б. Вревской, семей Княжевич, Шел-гуновых, Фок и др.) и купечеству (Бакусовы, Крестины, Харинские, Лоховы, промышленники Тиме и др.), зажиточному крестьянству (Клиши из Воро-нича, Павловы, Андреевы и Тимофеевы из Желе-зова и мн. др.) и служителям церкви (Муравейские, А. Невежин, Г. Шлепетинский, В. Н. Ладинский, М. Белогородский и др.), в частности установление дат и обстоятельств смерти, мест захоронения (например, писательницы Н.В. Яковлевой-Ланской) и пр. Объектом записей становятся и несчастные случаи, убийства (н-р, из ревности был убит заведующий «наробраза» Н.Е. Алексеев), и ценообразование в условиях денежного хаоса, и культурологические наблюдения. Немалую важность имеют топонимические подробности: упоминание деревень, многие из которых сохранились, железнодорожных станций уже не существующей дороги Псков-Полоцк, местных названий явлений, предметов, описания географии местности. Воссозданию атмосферы, в которой создавался дневниковый текст, способствует воспроизведение орфоэпических особенностей речи крестьян.

Многочисленные описательные моменты, включая зарисовки «пушкинской» природы, характеристики местных жителей, изложение душевного и физического состояния самой писательницы, бытовых проблем, с которыми сталкивалась пожилая женщина, а также ее размышления о происходящем и произошедшем, сопровождающиеся философскими аллюзиями из русской и европейской литературы, обогащают дневник и заслуживают отдельного изучения различными специалистами: психологами, философами, социологами и др.

В. В. Тимофеева фиксировала не только увиденное, но и услышанное. Как деревенский обыватель она, не имея возможности верифицировать такие известия, записывала их, а затем через какое-то время, если они не подтверждались, сама же их и «разоблачала».

Фото 2. План окрестностей Михайловского. Из книги Устимович П. М. Михайловское, Тригорское и могила Пушкина. Л., 1927.

Отсутствие информации (газет и писем) бы-ло зачастую результатом трагически переменчивой судьбы Пскова и ближайших к нему уездов: Псковского, Островского, Порховского, Опочецкого и Гдовского, которые в 1918-1919 гг. являлись эпицентром гражданской войны на Северо-Западе. В феврале 1918 г. Псков на 9 месяцев занимают германские интервенты. Освобожденный Красной Армией в ноябре 1918 г., через полгода (25 мая 1919 г.) город вновь был занят уже белоэстонцами и белыми отрядами атамана С. Н. Булак-Балаховича. 26 августа Псков и его окрестности были окончательно освобождё-ны, но до конца 1919 г. постоянное беспокойство вызывали набеги войск генерала Н. Н. Юденича. Ко всему в 1920 г. Псковская губерния потеряла часть своих земель. Согласно Тартускому мирному договору от 2 февраля 1920 г. западный район Псковской области — Печорский - оказался в составе Эстонии. Позже, 11 августа 1920 г., часть бывшего Островского уезда Псковской губернии с железнодорожной станцией Пыталово, РСФСР передала Латвии согласно Рижскому мирному договору. (Фото 2).

Такая политическая атмосфера усугубляла разрушение традиционного жизненного уклада, и бытового, и духовного. В губернии царил голод, в школах прекратили преподавание Закона Божия, осквернялись мощи, производились мас-

совые расстрелы. До Вороничской волости Опо-чецкого уезда, где жила В. В. Тимофеева, немцы и белогвардейцы не дошли, но население находилось в постоянной готовности захвата, переворота, военных передвижений войск. В этот период зарождения нового мироустройства среди крестьянства совершенно не наблюдалось ни массового энтузиазма, ни доверия к провозглашенной большевиками идее. Для трудового большинства эйфория свободы, равноправия и вседозволенности быстро сменилась разочарованием и беспокойным ожиданием стабильности или жизни хотя бы «как раньше». Надежды на возвращение прежнего бытия были связаны с передвижением белогвардейских войск. Процветание новых ставленников власти порождало ненависть, злобу, приводя крестьян к вооруженным бунтам и к массовым беспорядкам.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Отразив сложные общественные и культурные явления, протекавшие в Пушкиногорье, В. В. Тимофеева оказала влияние на становление будущего этих заповедных мест. В заповеднике ее по праву считают первой хранительницей и экскурсоводом, и дневник свидетельствует о ее беспрестанной просветительской работе, хотя на тот момент ей было уже 70 лет. Полуголодной и больной пожилой женщине крайне тяжело давалась такая нагрузка, которая при этом, как и чувство «нужности», помогала выжить. Став с 1920 г. членом Союза работников просвещения (рабпроса), 11 февраля 1920 г. она создала проект охраны «Пушкинского уголка» (подписано: В. Тимофеева-Починковская)5. Получив в начале июня 1920 г. предложение возглавить Свято-горскую библиотеку-читальню им. А.С. Пушкина, В. В. Тимофеева, терпевшая крайнюю нужду, согласилась и с 1 августа вступила в должность заведующей, переехав из Воронича в Святые горы. В дневнике писательницы сохранилась запись от 17 (30) октября 1920 г., свидетельствующая о руководстве еще одной общественной организацией: «Мое имя опять связано с Пушкиным: председательствую в комиссии по охране "Пушкинского уголка", подала уже голос о признании его "заповедным имением" и буду читать о значении Михайловского, как памятни-

5 Документ опубликован. См.: Тихонова Л. П. Из истории «Пушкинского уголка»: В. В. Тимофеева-Починковская // Михайловская пушкиниана. Вып. 19. М., 2001. С. 183-187.

ка "былых вдохновений"»6. В.В. Тимофеева стала одним из инициаторов реставрации «домика няни»7 в октябре-ноябре 1920 г., что стало первым сигналом для объявления этих мест «заповедными» и первым достижением только что созданной Комиссии. Дневник дает представление, какими людьми, с которыми В. В. Тимофеева отстаивала уникальность этих мест, она была окружена, с чем приходилось сталкиваться, учитывая крестьянскую неграмотность и стремление к возобладавшему материальному обогащению. Сотрудник Пушкинского Дома П. М. Устимович отмечал, что этот местный комитет, не щадя энергии и сил, преодолевал совершенно невероятные препятствия8. В начале мая 1921 г. она пишет заявление о сложении с себя «ответственности за сохранность и неприкосновенность этого исторического памятника» и выходе из комиссии, поскольку не имеет возможности «фактически исполнять обязанности по осуществлению охраны» заповедных михайловских рощ9. И все же, рассказывая приезжим об истории этих мест, она повлияла на описание ряда достопримечательностей и формирование «фольклорного» ореола этих мест, поскольку среди слушавших были и составители путеводителей того времени: А. Гладкий, Ф.А. Васильев-Ушкуйник, М. Гаррис,10 что отмечалось самими авторами.

Исследуемый дневник «После Михайловского (Записи 1917-1922 годов)» имеет следующие шифры: РО ИРЛИ. Ф. 425. Оп. 1. №№ 62-66.

6 В конце 1921 г. в журн. «Вестник литературы» вышла ее статья «Среди памятников былых вдохновений».

7 См. подробнее нашу статью «Десять лет из жизни «Домика няни» в Михайловском: 1911-1921. (По материалам архива В.В. Тимофеевой)» // Ежегодник Рукописного отдела. 2009-2010. СПб., 2011. С. 290-301.

8 Устимович П. М. «Госзаповедник Пушкинский уголок в Псковской губернии // Краеведение. М.-Л., 1924. № 3. С. 354.

9 Тимофеева-Починковская В. В. Среди памятников былых вдохновений (Письмо из с. Михайловского) // Вестник литературы. 1921. № 12. С. 17.

10 Васильев-Ушкуйник Ф. А. Пушкинские уголки Псковской губернии. М.: Изд-во т-ва «В. В. Думнов, н-ки бр. Салаевых», 1924 / Серия сборников по устройству общеобразовательных экскурсий. Вып. IX. 72 с. Гаррис. Уголок Пушкина. М.-Петроград: Гос. изд-во, 1923. 106 с. Гладкий А. Пушкинский уголок в Псковской губернии. Псков: Кн-во «Новая жизнь», 1922. 20 с.

у ~ * J3 {? ^ " j viHMVfV

Ti| . 7ii

Фото 3. Оглавление дневника В. В. Тимофеевой

Он разделен автором на пять томов (Фото 3), в которых датировки выдержаны в одном стиле: указывается сначала дата по старому стилю, затем — по новому, хотя записи делались уже после выхода декрета 1918 г. В делении 11-го и 111-го томов В.В. Тимофеева соблюдала привычную ей хронологию: до 31 декабря по старому стилю. Остальные тома разделены по судьбоносным этапам в ее жизни. Полный текст рукописи после изучения был снабжен необходимыми историческими и краеведческими комментариями, раскрывающими самые разные моменты описания, но сосредоточенными в основном на малоизвестной или детальной информации. Так, конкретизируются отдельные политические обстоятельства, имена священников, местных жителей, партийных деятелей, здешние праздники и др. Анализ и комментирование фактов, явлений, персонажей этого документально-мемуарного документа эпохи позволили создать динамичный образ Пушкинского уголка того времени.

Обозначим здесь наиболее важные сюжетные линии каждого тома. В синопсисе предпочтение

отдается преимущественно тем событиям, которые сама В. В. Тимофеева считала важными, к которым возвращалась в размышлениях, отмечала подчеркиванием, восклицаниями и пр. Факты, имеющие автобиографический характер, не включены, поскольку отчасти уже были представлены нами выше.

Том I «Без лица» охватывает период с декабря 1917 по апрель 1918 г. Записи дополняют сведения о бытовании усадьбы Тригорское, его хозяйки баронессы С.Б. Вревской, а также семьи управляющего М.И. Пальмова до и после уничтожения имения с 3 на 4 марта (с 18 на 19 февр. по ст. ст.) 1918 г. Судьба бывших владелиц усадеб Петровское, К. Ф. Княжевич, и Дериглазово — А. Д. Красу-ской (урожд. Шелгунова), история жизни священника Георгиевской церкви пригорода Вороничи Георгия Шлепетинского, включая непростые взаимоотношения с местными священниками. Разграбление и сожжение Дома-музея Михайловское с 4 на 5 марта (с 19 на 20 февр. по ст. ст.)11.

В томе II «Vita nuova» (6 (19) мая — 10 (23) декабря 1918 г.) значимыми являются описания сходок крестьян в Святых Горах, положения дел в продовольственном комитете, новости с оккупированных немцами территорий, о боях Красной и Белой армии. Сообщается о создании комиссии по делу о погромах имений, посетившей и В.В. Тимофееву, которая составляет показания в письменной форме. (Фото 4).

Свидетельства бывшего кучера Михайловского Матвея о дне гибели усадьбы. Состояние парков бывших имений, могилы А. С. Пушкина.

Приезд А. Д. Красуской, ее попытки выжить в новых условиях.

Многократные попытки поимки одного из главных виновников разорения и поджога окрест-

11 Вся краеведческая литература оперирует датой старого стиля, при чем исследователями это никак не оговаривалось. Очевидно, не придавалось значение тому факту, что в сохранившихся свидетельствах, на которые они опирались, указан именно старый стиль, от которого с 14 февраля 1918 г. отказалась новая власть. Тем не менее официальным днем разграбления и гибели Михайловского в краеведении считается 19 февраля — дата старого стиля, что противоречит современным нормам датировок. См. подробнее: Кощиенко И.В. К вопросу о дате уничтожения Дома-музея в селе Михайловском в 1918 г. // Вестник Псковского Государственного университета. Серия: Социально-гуманитарные науки. Вып. 11. Псков., 2019. (В печати).

С НлО»« ■■ - -J.nl V ^ I

. ^йоиищ^ V, V- .1 ^«.у. V ^ 1 - НА С V-I,.£*й -I

Л.» ^ { . и. М . уп. 1. ЧМ11

V !'..■■ (члТишлЫI " «кЫр». V» ^мл-п^нД

^ ни м. I1 ^ши^к'п ДЧ" ^ 1

--г'-.и. I

I -гл^кч^ ^у.лл».^ -. .

I .1 Л«

I Ч,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

р'ла- ■■ Jvt.fi -1

I ч -. -■■ Иг. Лд^пл^чм* I ■■ * V -•■ ч^ч-*- Цм*.!^. ^ц^ци»

I ' »ЧА тйг.^ИЫ, ЛлИ^ I

Фото 4. Страница из дневника (том II) с началом «Показаний» В.В. Тимофеевой по делу о погромах имений. 6 (19) июля 1918 г.

ных усадеб, бывшего председателя исполкома Семена Тихонова (Тучинского).

Негативная реакция крестьян на введение новых налогов. Полный политический хаос. Желание народа вернуться к прежнему житью при помещиках. Изменения в сознании «мужиков». Распространение болезней: «пошесь» и «испанка» (испанский грипп). Дороговизна. Процветает спекуляция. Голод. Церковь еще не потеряла своего влияния: ученики не желают ходить в школу без обучения Закону Божию и икон. Открытые призывы записываться в белогвардейскую армию.

Из представленных портретов выделяются учитель и делегат Крестьянского союза А. Ф. Федоров и Н.В. Беляев, караульный Николая II в Екатеринбурге, историю знакомства которого с императором поведала Тимофеева.

Том III «По мытарствам», охватывающий весь 1919 год и самый значительный по объему, насыщен описаниями происходящих в деревнях перемен. (Фото 5). Местные жители не хотят вступать в коммуны, но на собраниях «безмолствуют». Недовольства «хлебной» переписью. Среди крестьян открытая неприязнь к «нонешним правам», противодействие им. В губернии частые восста-

ния, жестоко подавляемые. Агитация против белых. Новые наборы в армию, молодых и старых, «воевать брат на брата». Опочка на военном положении, повсеместное дезертирство. В продовольственном комитете практически всем отказывают в выдаче пайка.

Из Псковского Центрального исполкома в феврале получена телеграмма о прекращении рубки лесов и охране памятников старины и искусств в Михайловском и Тригорском. Трудовая коммуна, которую поселили в Тригорском для охраны, нарушает установленные порядки.

Тимофеева дает показания по уголовному делу о разграблении и поджоге Михайловского в защиту Даши Ивановой из Савкина (горничной в колонии для престарелых литераторов) и ее арестованного свекра, обратившихся за помощью. Продолжение истории об аресте Семена Тихонова. Знакомство с «первый поджигателем, грабителем и террористом-верховодом» Осипом Семеновым из деревни Носово.

Новости о бывших владельцах усадеб: смерть К. Ф. Княжевич в Петрограде и С. Б. Вревской в Ямбурге, куда ее перевезли после сожжения Духново. Сведения о П.П. Зубовой, бывшей хозяйке имения Голубово, внучке Евпраксии Вревской («Зизи»).

Рассказ очевидца об убийстве в Острове священника Владимира Ладинского. Беседы с монахами о новой власти. Ноябрьские празднества.

Фото 5. Начальная страница тома III. 5 (18) - 6 (19) января 1919 г.

Во время проведения экскурсии по Тригор-скому и Михайловскому Тимофеева знакомится с лектором опочецких курсов В. М. Никифоров-ским, будущим первым директором Пушкинского заповедника (с 1 июля 1923 г.), ставшим надежным другом престарелой писательницы.

Учительница из Опочки Е. Н. Кудрявцева, которая едет в Петроград на заседание отдела охраны памятников старины и искусства, советуется с Тимофеевой, что нужно реставрировать в Михайловском и какие срочные меры предпринять.

Заголовок тома IV «По мытарствам» (10 (23) января по 12 (25) августа 1920 г.) сообщает о продолжающейся драме нищенствующей писательницы.

Тимофеева приглашена в Опочку для участия в литературном вечере памяти А. С. Пушкина. Знакомство с семейством промышленников Тиме.

Много приезжих, бегущих от голода из Петрограда и Москвы. Антижидовские настроения среди крестьян. В Опочке нечего есть, оттуда уезжает интеллигенция. В рабочую артель в Тригор-ском мечтают перебраться учителя, т. к. пайки урезаются и выдаются только «чернорабочим». В Михайловское также заселяют 5 семей. О благополучной коммуне в селе Высоком.

Приезд Анны Шелгуновой, которая мечтает жить и работать рядом с «родным пепелищем». Разноречивые мнения о ее возвращении.

Беспорядки в парках продолжаются, не смотря на усилия сторожей и лесников.

Бегство красноармейцев из армии. В Святых Горах стоит несколько бригад. Много больных, тифозных по преимуществу. В больнице все места заняты солдатами. Трудности с поиском квартиры для Тимофеевой, приглашенной на должность заведующей читальни.

На собрании союза работников просвещения («рабпроскульт») обсуждается Устав союза, Никифоровский снят с должности председателя союза. Писательница отказывается от предложенной ей роли председателя.

Том V «В "романической" слободе», отражающий в названии новое место жительства Тимофеевой — слобода Тоболенец (Святые Горы), центр Во-роничской волости, описывает события с 25 июля (7 августа) 1920 г. по 18 (31) июля 1921 г. (Фото 6).

Люди записываются в коммунисты, в штабы, клубы, театры из-за пайков. Самый лучший паек выдается «по кумовству».

В отделе народного образования каждые 23 месяца меняются заведующие (малограмотные,

Фото 6. Страницы дневника тома V. 31 декабря 1920 -1 (14) января 1921 гг.

«простые мужички»). О рабочих отношениях между

A. Т. Смирновым, библиотекарем, и В.В. Тимофеевой в библиотеке. Случаи в библиотеке. Знакомство с местным поэтом Н. А. Алексеевым.

Деньги не имеют никакой цены и «не ходят нигде», любой труд оплачивается продуктами. Везде бюрократия. Неэффективная борьба с винокурением. За самогон в исполкоме добывается все: хлеб, сахар, соль, спички и керосин, распределяются сенокосы и пр.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ликвидация безграмотности, объявленная летом, началась поздней осенью (учителя участвовали в статистической переписи). Новые коммунистические буквари не приняты населением, обучение по старым учебникам. Библиотекари также привлечены к проведению уроков.

В день памяти А. С. Пушкина, устроенном

B. В. Тимофеевой: панихида на могиле, чтение его произведений в школе, выступление ученического хора. Тимофееву знают все в округе: дети, монахи, крестьяне.

Народ-приспособленец: сегодня — коммунисты, завтра будут монархистами. И обратно. Все «в масках».

Конфликты с новой властью: крестьяне отказываются выдавать семена для «коммунального» посева (все семена разворованы «исполкомцами»).

Церковь пустеет. Монахов теснят и разоряют. О судьбах священничества в современных обстоятельствах.

Настоящий обзор более тысячи страниц дневниковых записей писательницы дает общую хронологическую канву повседневных фактов, историй, явлений разной значимости. В своем дневнике В. В. Тимофеева создала собственную эго-историю, вписав ее в общую историю совет-

ской провинциальной повседневности. Из неприметных (по первому впечатлению) бытовых подробностей и складывается картина жизни Пушкинского уголка конца 1910-х начала 1920-х гг. Такой взгляд изнутри позволяет пристально рассмотреть сложную палитру настроений и характеров той эпохи, точечно осветить трудности возникновения Пушкинского заповедника. Отдельные будничные эпизоды, являясь предметом авторской рефлексии и художественного осмысления, выступают как широкий историко-культурный фон.

Список литературы

1. Васильев-Ушкуйник Ф. А. Пушкинские уголки Псковской губернии. М.: Изд-во т-ва «В. В. Думнов, н-кибр. Салаевых», 1924 / Серия сборников по устройству общеобразовательных экскурсий. Вып. IX. 72 с.

2. Гаррис. Уголок Пушкина. М.-Петроград: Гос. изд-во, 1923. 106 с.

3. Гладкий А. Пушкинский уголок в Псковской губернии. Псков: Кн-во «Новая жизнь», 1922. 20 с.

4. Давыдов А.И. Воспоминания В.В. Тимофеевой (Починковской) «Шесть лет в Михайловском» // Михайловская пушкиниана. М.: МЦНТИ, 1996. Вып. 1. С. 5-29.

5. Ф. М. Достоевский в воспоминаниях современников / под общ. ред. В. В. Григоренко [и др.]. М.: Худож. лит.,1964. Т. 2. 519 с. (Сер. литературных мемуаров).

6. Кощиенко И.В. Дневник В.В. Тимофее-вой-Починковской и история советской провин-

циальной повседневности // Литературный архив советской эпохи. Сб. ст. и публ. Вып. 2. СПб.: ООО «Изд-во «Росток»», 2020. В печати.

7. Кощиенко И. В. К вопросу о дате уничтожения Дома-музея в селе Михайловском в 1918 г. // Вестник Псковского Государственного университета. Серия: Социально-гуманитарные науки. Вып. 10. Псков: Псковский гос. ун-т, 2019. В печати.

8. Тимофеева В. В. «Пушкинский уголок» прежде и теперь. Путеводитель / публ., под-гот. текста, вступ. ст. и коммент. И. В. Кощи-енко // «...Я могу творить»: [сб. ст.]. Сельцо Михайловское: Пушкинский заповедник, 2017. С. 174-219. (Сер. «Михайловская пушкиниана», вып. 69).

9. Тимофеева-Починковская В.В. Среди памятников былых вдохновений (Письмо из с. Михайловского) // Вестник литературы. 1921. № 12. С. 17.

10. Тихонова Л.П. Из истории «Пушкинского уголка»: В.В. Тимофеева-Починковская // Михайловская пушкиниана. Вып. 19. М., 2001. С. 183-187.

11. Устимович П. М. «Госзаповедник Пушкинский уголок в Псковской губернии // Краеведение. М.-Л., 1924. № 3. С. 354-356.

12. Яковлев С. Д. «Пред солнцем бессмертным ума...»: Псковский государственный заповедник на Псковской земле. Исторические очерки. Пушкинские Святые Горы: Б. и., 1994. Ч. 1: Памятник: биография отдельного лица. 138 с.

SYNOPSIS THE DIARY OF V. V. TIMOFEEVA (POCHINOK) 1918-1921

Irina Koshchienko Vladimirovna,

PhD, researcher, chief custodian at the Manuscript Department of Pushkin House Russian Academy of Sciences

Abstract

The article presents the results of a study of the unpublished diary of the writer V. V. Timofeyeva (pseudonym. Pochinkovskaya) for 1918-1921, formulated in a very concise form. Review of the manuscript introduces the everyday life of Pushkinogorye - national significant topos in the period of the Soviet regime, reveals the main problems of turning time, traces the changing feelings of the local population, spot lights difficulties of the emergence of the Pushkin reserve.Keywords

Keywords

Mikhailovskoye, Pushkinskiye Gory, Varvara Timofeyeva, diary, chronicle, revolution, description of the daily life, province.