Научная статья на тему 'Символика «Прядения» (завивания) в Вятской (русской) обрядовой традиции'

Символика «Прядения» (завивания) в Вятской (русской) обрядовой традиции Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
191
59
Поделиться
Ключевые слова
ОБРЯД / РЕГИОНАЛЬНАЯ ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ ТРАДИЦИЯ / СИМВОЛИКА ДЕЙСТВИЯ

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Ширяева Наталья Станиславовна

Предлагается системный анализ символических связей в календарных обрядовых комплексах вятской (русской) этнокультурной традиции, который позволяет выявить понятие ‘прядение’ (завивание) как ключевое символическое обрядовое действие. Так, ‘прядение’ (завивание) является ключевой символикой «дления» (вития) Нити Жизни; символическим заклинанием плодородия в обрядовых текстах годового календарного цикла.

Symbolics of “spinning” (twisting) in vyatka (russian) ceremonial tradition

The article deals with the system analysis of symbolical communications in calendar ceremonial complexes of Vyatka (Russian) of ethnocultural tradition, which allows revealing the concept “spinning” (twisting) as key symbolical ceremonial action. So, “spinning” (twisting) is a key symbolic of “decay” (twisting) of the Thread of Life; symbolical spell of fertility in ceremonial texts of an annual calendar cycle.

Текст научной работы на тему «Символика «Прядения» (завивания) в Вятской (русской) обрядовой традиции»

Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 25 (354). Философия. Социология. Культурология. Вып. 35. С. 98-103.

СИМВОЛИКА «ПРЯДЕНИЯ.» (ЗАВИВАНИЯ) В ВЯТСКОЙ (РУССКОЙ) ОБРЯДОВОЙ ТРАДИЦИИ

Предлагается системный анализ символических связей в календарных обрядовых комплексах вятской (русской) этнокультурной традиции, который позволяет выявить понятие 'прядение' (завивание) как ключевое символическое обрядовое действие. Так, 'прядение' (завивание) является ключевой символикой «дления» (вития) Нити Жизни; символическим заклинанием плодородия в обрядовых текстах годового календарного цикла.

Ключевые слова: обряд; региональная этнокультурная традиция; символика действия.

Календарные обрядовые комплексы Вятской (русской) этнокультурной традиции с точки зрения семантической природы их ключевых действий до сих пор не становились предметом исследования. Далее нами будет предпринята попытка проанализировать 'прядение' (завивание) как ключевое символическое обрядовое действие.

Спиралевидная природа нашей галактики определила и «спиральность» кода человека (двойная спираль) и «дления» (развития) его жизни. В представлениях наших предков о мироустройстве ключевым понятием было понятие 'нить Жизни'. 'Прясть', 'вить' символически означало 'длить Жизнь'.

В славянских сказках одним из ключевых символических образов является образ «чудесной самопрялки, прядущей золотые нити, спускающиеся с неба». Из этих-то солнечных нитей, по представлениям наших предков, и приготовлялась та «чудная розовая ткань, застилающая небо, которую мы называем зорею».

В сказаниях народного эпоса часто встречаются герои и героини с золотыми волосами. Например, русская сказочная красавица царевна Златовласка. Слово 'краса' первоначально означало: свет («красно солнышко»), так как для народа не было в природе ничего прекраснее дневного светила, дающего всему жизнь и краски. О царевне Златовласке сказка выражается так: до чего ни дотронется она рукою - тотчас все превращает в золото (т. е. все золотит яркими солнечными лучами) [1].

В древнейшую эпоху создания прарусско-го языка лучи солнечные, в которых фантазия народа видела роскошные волоса, должны были уподобляться и золотым нитям; ибо оба понятия: и волоса, и нити, - язык обозначал тождественными названиями.

Названное вертящимся колесом, солнце принято за колесо прялки, а лучи его - за нити, наматываемые на веретено. Это представление отозвалось и в языке: пряжа и пря-жити - поджаривать на сковороде (пряже-ный, пряженец).

Вятская народная загадка прямо уподобляет солнечный луч веретену: Из окна в окно готово веретено [3].

Сравним: кудель (кужель, куделя) - моток льна, приготовленный для пряжи, и куде-ря - кудря, кудло - длинная шерсть, кудлатый - человек с всклокоченными волосами, кужлявый - курчавый, волосень - шерстяная пряжа, овечья шерсть [2].

В Вятской губернии пучок льна - почесок (от чесать; пачеси - волоса, остающиеся на гребне). В Лузе (северный район Вятской губернии) девушки на посиденках пели: Пряла лен - не пачеси, да Все глядела на часы. Времечко девятой час, Придет миленочек сейчас [4]. Таким образом, семантика золотых волос-прядей - выражение солнца, восходящего поутру из волн воздушного океана и погружающегося туда вечером, светила, рассыпающего свои светлые кудри или прядущим из себя золотые нити [2].

Женщина в народной мифологии «прядет нить жизни», поэтому умение прясть было необходимым условием для того, чтобы выйти замуж (выйти на новый виток развития).

Во время совершения свадебного обряда (Вятская губерния) в последней песне невеста укоряет мать за то, что та «хочет свою дочь избыть», что она пожалеет об этом, ведь дочь была и «ткаля и пряхой»: Уж гораздо проскучила тебе? У окошечка спрохаживала,

Все в окошечко споглядывала, Много чашек испрохлебывала? На лугах-то не косильщица была, На зеленых не гребелыщица была, А на прясельке не пряха была. Все за станами не ткаля была? [4] Зависимость от природы заставляла земледельца изучать окружающий его мир, примечать «мельчайшие подробности случайностей природы», улавливать закономерности и связи одних явлений с другими. Это вылилось в целый свод тонких и верных наблюдений, правил, регламентирующих обрядовую традицию.

Символика прядения (витья) в обрядах «засевания Матери земли»

В календаре природы наших предков Весна была первым временем года. Весна символизировала девичество природы. Как только лучи Солнца прогревали мать-землю, она готова была принять зерно, совершались обряды «засевания матери-земли». В обрядовых хороводах «сеяли» «просо», «мак», «горох», «лен». В песне, записанной в селе Ашлань Уржумского уезда Вятской губернии, пелось:

1. Сею-вею, да сею-вею, Сею-вею белый лен, да. (2)

Женщина «пряха» прядет (вьет) Нить Жизни. Пропуская через свои руки все стадии выращивания и обработки льна, женщина символически «длит Нить Жизни». Поэтика второго и третьего куплетов - это символика заклинания «вития» «Нити Жизни».

2. Завечаю. Завечаю, Завечаю - уродися! (2)

3. Тонок - долог, Тонок - долог,

Тонок - долог, волокнистый! (2) [4] В Лузском уезде Вятской губернии мать-землю «засевали» в обрядовом хороводе «Горох»:

Сею-вею бел-горох, Сею-вею бел горох. Завивайся бел горох Со гороховиною! [4]

Горох в обрядовом тексте назван «белым» не случайно: символика «белого» это символика чистоты (здесь в значении высокого качества). «Завивайся бел горох» здесь в значении «пройди все стадии (витки) роста!».

Весной девушки «завивали капусту» в обрядовых хороводах, повторяя в узоре хоровода «виток за витком, чтобы остаться осенью с вилком»:

Вейся ты вейся, капустка, Да завивайся белая! Да как капустке не виться, Да как зеленой не родиться! Да частый дождичек льется, Да ливно поливает, Да зеленую не ломает! [4] Символика прядения (витья) в обряде Зеленые святки

Седьмая неделя после Пасхи на Вятке называлась семицкой или троицкой. Семик -четверг на семицкой неделе, считался очень важным обрядом. Он открывал сложный комплекс обрядов, знаменующих прощание с Весной (девичеством Круга Жизни природы). Смыслом этих обрядов являлось прославление зеленеющей земли. Символом девичества Природы, символом чистоты была березка.

Во всех деревнях Вятской губернии «в среду (в одних уездах) или четверг (в других уездах) перед Троицей девушки отправлялись «завивать» березку. Семицкое действо «завивания» березки на Вятке называлось рябить, наряжать, опряжить, выряжать [5]. В Нолинском (д. Ботыли) и Уржумском (с. Шурма) районах в первый день Троицы ходили «отпевать» берёзку («Не на местечке берёзка вырастала»).

Семантическим смыслом данного обрядового действия было «свивание» судьбы молодого дерева и судьбы молодой девушки: как Весна - пора девичества Природы переходит в стадию Красного Лета - молодости в круге жизни Природы, так и девушка «должна» была перейти в новое качество - выйти замуж и стать женщиной. Завивание березки

В большинстве деревень Уржумского уезда Вятской губернии в среду или четверг перед троицей девушки отправлялись выбирать - «завивать» березку [5]. К березке шли со специальными песнями, в которых обращались к березоньке со словами:

1. Уж ты белая березонька, Да уж ты белая кудрявая.

2. Да уж ты белая кудрявая,

Да еще что тебе, березонька, стоять?

3. Да еще что тебе, березонька, стоять, Да при ветру, да при вихорю?

4. Да при ветру, да при вихорю, При такой большой дороженьке? [4] Взявшись за руки, девушки начинали березку величать: заводили вокруг нее узорчатый хоровод и пели неспешно, величаво (се-

мицкий хоровод Уржумского уезда Вятской губернии «Во поле березонька стояла»):

1. Во поле берёзонька стояла, Во поле кудрявая стояла, Люли, люли, да стояла. (2)

2. Некому берёзу заломати, Некому кудряву заломати, Люли, люли, заломати. (2)

3. Пойду я в поле погуляю, (2) Люли, люли, погуляю. (2)

4. Белую берёзу заломаю, (2) Люли, люли, заломаю. (2)

5. Сломлю я веточки немножко, (2) Люли, люли, немножко. (2)

6. Завью веночек невеличек, Люли, люли, невеличек. (2) [4]

Выбрав на лугу самую стройную и белую молодую березку, девушки начинали совершать ее «завивание»: выплетали из своих кос ленты и вплетали их в «березовые косы».

Соединяя ветки березы с травой, верили, точно как березка наполнялась живой силой от матушки-земли, так и девушка брала от неё тепло, красоту и здоровье, перенимала все женские качества, готовясь превратиться из девушки-невесты в женщину-жену: На поляне, на лугу гнулася березонька. Завивали девушки, завивали белую. Лентой украшали, березку величали. Эти обрядовые действия, по мнению участниц семицкого обряда, должны были:

1) обеспечить продолжение Рода: как природа в лице березки прощается со своим девичеством, так и девушка должна была распрощаться с девичеством и выйти замуж (символика перехода на новый виток Жизни);

2) завивание березки символизировало соединение судеб девушки и молодца: как веточки березки переплетались друг с другом, так же девушка надеялась уже в скором времени «свиться» с молодцем.

Ритуальная еда

Каждая девушка приносила с собой «козули», род круглых лепешек в виде венка с яйцами в середине [5].

Березка, березка, завивайся, кудрявая, К тебе девки пришли, пироги принесли, Пироги принесли со яичницею [4]. После садились вокруг возвеличенного дерева и коллективно съедали яичницы. Яйцо - символ появления Жизни. Коллективное «съедание» яичницы символизировало пожелания развития, то есть продолжения Жизни.

Завивание венков

Каждая из девушек готовила себе обрядовый березовый венок: связывала концы обломленной березовой веточки лентой, выплетенной из своей косы. При этом припевали: Пойдем, девочки, завивать веночки! Мы завьем веночки, мы завьем зеленые. Стой, мой веночек, всю недельку зелен, А я, молодешенька, увесь год веселешенька! [4]

Потом возвращались веселым хороводом в село с тем, чтобы в Троицын день снова прийти к той же березке «развить» свои венки: посмотреть, завял или еще свеж ее венок. По нему судили о своем счастье или несчастье. Кроме того, свивали еще венки и для своих родных, испытуя и их судьбу [5]: Пойдем, девушки, в зелену рощу, Совьем, девушки, себе по веночку, На мне венок не сохнет, не вянет По мне дружок не тужит, не плачет! Или припевали: Вью, вью веночек на батюшка, Другой веночек на матушку, Третий веночек сама на себя! [4] Кумление («свивание» на дружбу) Ритуал кумления совершался девушками в лесу после завивания березки: из веток березок завивали венки. К этим венкам девушки подвязывали свои крестики, затем сквозь венки целовались, менялись крестами и пели песни, содержанием которых является призыв к кумлению («свиванию» на дружбу): Покумимся, кума, покумимся! Подружимся, кума, подружимся! Год бы нам с тобою не браниться, Год бы нам с тобою дружиться! [5] Покумившиеся девушки считаются подругами на всю жизнь или до следующего кумления через год с другой девушкой, или на срок праздника. Кумятся все девушки, присутствующие при обряде.

Символика приговоров кумления - это символика перехода в новое качество - на новый виток жизни. Во время кумления девушек-подростков приветствуют обыкновенно так: «Еще тебе подрасти да побольше расцвести!», а девице заневестившейся говорят: «До налетья (следующего года) косу тебе расплесть надвое, чтобы свахи и сваты не выходили из хаты, чтобы не сидеть тебе по подлавочью (т. е. в девушках)!», а бабам пожелания высказываются несколько иного характера: «На лето тебе сына родить, на тот

год сам-третьей тебе быть!». Девушки свои пожелания шепчут друг другу на ухо. По завивании венков, после кумовства, выбирают подбрасыванием вверх платков старшую куму, которая и носит это название в продолжение целого дня [5].

Потом возвращаются веселым хороводом в село:

1. А мы в поле сходили, доли-лели-лели-ле!

2. В поле сходили, дело сделали! Доли-лели-лели-ле!

3. Дело сделали, венки завили! Доли-лели-лели-ле! (троицкая, село Ашлань, Уржумского уезда Вятской губернии) [4]

Проводы Весны (до свидания, Весна!)

В воскресение на семицкой (зеленой, троицкой) неделе устраивались большие народные гуляния. Главной тематикой обрядовых игр песен и хороводов была тема будущих брачных союзов. В этих песнях добрые молодцы и красные девицы «показывали», что не хотят быть парою с «неровнюшкой» - со старым или малым, богатым или бедным. А хотят «свить гнездо» с тем, кто сердцу мил.

Символическими образами этих обрядовых текстов являются образы птиц - «утицы» и «селезня». Выступая в игре-хороводе в образе «утушки», девушка показывала, что хочет «свить гнездо» и готова защищать своих будущих «птенцов». Обязательными обрядовыми играми на троицу были «Шла утица по бережку», «Коршун и наседка», «Селезень утку ловит».

Вот как, например, игрался обрядовый хоровод Уржумского района Вятской губернии «А как, как, утушка?» [4]:

1. - А как, как, утица, Хоровод-круг движется А как, как, серая, по солнцу, «утушка» Через море летала? (2) стоит в центре круга.

- Я эдак, вот эдак, я Хоровод-круг стоит, эдак, вот эдак, девушка «утушка Через море летала? (2) летит по кругу и машет

крыльями».

2. - А как, как, утица, Хоровод-круг движется А как, как, серая, по солнцу, «утушка» Гнездо завивала? (2) стоит в центре круга.

- Я эдак, вот эдак, я Хоровод-круг стоит, эдак, вот эдак, «утушка» «перевивая Гнездо завивала! (2) кисти рук» кружится в

центре.

3. - А как, как, утица, Хоровод-круг движется А как, серая, по солнцу, «утушка» Деток выводила? (2) стоит в центре круга.

- Я эдак, вот эдак, я эдак, вот эдак,

Деток выводила! (2)

4. - А как, как, утица, А как, серая, Их летать учила? (2)

- Я эдак, вот эдак, я эдак, вот эдак,

Их летать учила! (2)

Хоровод-круг стоит, «утушка» «садится на гнездо, закрывая его руками-крыльям. Хоровод-круг движется по солнцу, «утушка» стоит в центре круга. Хоровод-круг стоит, девушка «утушка летит по кругу и машет крыльями». Птенцы летят за ней.

Символика прядения (витья) в купальских обрядах

Обряды на Ивана Купала принадлежали к числу самых почитаемых, самых важных годовых обрядов. Традиция требовала активного включения каждого во все обрядовые действия, действа, обязательного выполнения и соблюдения обрядовых правил и запретов.

Обвивали соломой старые колеса, поджигали их и спускали с пригорков. Вертящееся колесо символизировало «верчение» солнца [5]. Завивание венков

В день Ивана Купалы девушки завивают венки из трав и цветов: Иван-да-Марьи, лопуха, богородицкой травы и медвежьего уха. Травы и цветы, по представлениям наших предков, - это волосы земли, поэтому символически волосы девушки свивались с волосами земли, беря от них животворящую силу. Не случайно каждый цветок девушка срывала со специальным заговором:

Как этот цветок всем мил да хорош, Так чтоб и я, свет, Натальюшка, Всем была мила, да хороша! [5] Хороводы с венками

Заводили хороводы с венками. Семантическим смыслом такого хоровода было появление пары, которую оберегало само солнце. Символом «солнца» в обрядовом хороводе был «золотой вьюн» - венок [4]:

1. Со вьюном я хожу, С золотым я хожу.

Я не знаю куда вьюн положить. (2)

2. Положу я вьюн, Положу я вьюн, Положу я вьюн на правое плечо. (2)

3. А со правого, А со правого,

А со правого на лево положу. (2)

4. Я ко молодцу, Я ко доброму,

Я ко молодцу иду, иду, иду.

Поклонюся, да веночек подарю!

Хоровод-круг движется по солнцу.

Внутри хоровода против солнца ходит девушка с венком в руках Хоровод-круг стоит. Девушка внутри хоровода движется по солнцу с венком на правом плече Хоровод-круг стоит. Девушка в центре хоровода, кружится на одном месте с венком на левом плече. Хоровод-круг стоит. Девица движется внутри хоровода. Выбирает доброго молодца, кланяется ему и дарит венок.

Затем этот хоровод заводили для доброго молодца. Тогда в последнем куплете пели: 4. Я ко девице, Хоровод-круг стоит.

Ко красавице Молодец движется

Я ко девице иду, иду, внутри хоровода. иду. Выбирает девицу,

Поклонюся, да веночек кланяется ей и дарит подарю! венок.

Гадание на венках

Купальской ночью пускали цветочные венки на воду. Символика перевитых трав в венке - это символика перевитых судеб доброго молодца и красной девицы. Примечали, как и куда венки плывут: если венок тонет, значит, суженый разлюбил и замуж за него не выйти, а если пристает к бережку, значит, девушка «пристанет» к своему избраннику.

Символика прядения (витья) в обряде Зажинки

В конце лета, оканчивая жатвенные работы, жнеи сходились каждая своею полосою к единому центру, в котором оставлялся пучок живых колосьев. Этот пучок символизировал бороду славянского божества Волоса (Веле-са). «Завив» эту «бороду», главная жнея «завивала» из нее же венок, а оставшиеся колосья закапывала в землю [5]. Символика этих действий в желании продлить «Нить Жизни», обеспечив ее новый виток.

Символика прядения (витья) в обряде Кузьминки

Осень - третье время года в календаре наших предков. Завершался космический цикл (три времени года - цикл жизни Живой при-

роды). Не случайно обряд Кузьминки называли поминальным обрядом. В народе сохранилось присловье: «Кузьминки - осени поминки» Солнце переставало греть и ярко светить: необходимо было совершить специальные обрядовые действия, чтобы «нить Жизни» не оборвалась.

Семантический смысл кузьминского обряда точно передают обрядовые хороводы. В обрядовом хороводе Вятской губернии «Вейся, хмель», где «бел-хмель» - символ мужского начала, а тычина - символ женского начала, поется:

1. У нас солод на овине, бел хмель на тычине.

На тычине, на елине, на самой вершине [4].

Не случайно хмель в обрядовом тексте «бел» - это символ чистых, светлых помыслов мужского начала - продолжения Рода. Он вьется, обвивая тычину - женское начало. Тычина представлена образом «еленки». Ель - вечнозеленое дерево и в символике женских образов-деревьев - это образ-символ женщины-продолжательницы Рода. Не случайно в Вятской губернии шаль, которая венчала головной убор девушки на свадьбе, называлась «еленка».

Символика второго куплета - завершение космического цикла Жизни в Природе: «Ты-чинушка обломилась, хмель-от опустился»:

2. Тычинушка тонко гнется, бел-хмель кверху вьется.

Тычинушка обломилась, хмель-от опустился.

В третьем и четвертом куплетах символически заклинается продолжение Жизни: «Со-вивайся, соплетайся трава с повилицей!»

3. Опустился, обломился, на мать-сыру землю.

Совивайся, соплетайся трава с повилицей!

4. Совивайся, соплетайся трава с повили-цей!

Соживайся, совыкайся молодец с девицей!

Так же как весной в обрядах «засевания матери-земли» девушки символически «завивали «капустку», так осенью добрые молодцы «завивали «бел-хмель» вокруг девушек «ты-чинушек».

Ой, вейся, хмель, ой, вейся, хмель,

По тычине высоко, в сыру землю глубоко.

Таким образом, «прядение» (завивание) выступает как ключевое символическое обрядовое действие. «Прядение» (завивание) является ключевой символикой «дления»

(вития) Нити Жизни; символическим заклинанием плодородия в обрядовых текстах годового календарного цикла в обрядах вятской (русской) этнокультурной традиции.

Список литературы

1. Афанасьев, А. Н. Народные русские сказки : в 5 т. М. : Терра, 2008.

2. Афанасьев, А. Н. Поэтические воззрения славян на природу : в 3 т. М. : Академ.

проект, 2013.

3. Вятский фольклор : легенды, сказки, загадки / сост. С. Браз. Горький : Волго-вят. книж. изд-во, 1976.

4. Мохирев, И. Народные песни Кировской области / И. Мохирев, В. Харьков, С. Браз. М. : Музыка, 1996.

5. Энциклопедия земли вятской. Т. 8. Киров : Вятка, 2002.