Научная статья на тему 'Символическое значение дарения меча в исландских королевских сагах'

Символическое значение дарения меча в исландских королевских сагах Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
617
93
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РАННЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ / ИСЛАНДСКИЕ САГИ / КОРОЛЕВСКИЕ САГИ / ЭПОХА ВИКИНГОВ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Сеничев Вадим Евгеньевич

Статья посвящена анализу эпизодов дарения мечей в исландских королевских сагах, выявлению общих правил и условий, в которых происходила передача меча, и последствиям, которые это за собой влекло. В ходе исследования установлено особое ритуальное значение передачи меча и связи, формирующиеся между участвующими в процессе сторонами. Итогом проделанной работы является предположение о наличии особой формы клятвы верности, отраженной в королевских сагах и свидетельствующей о привлечении устойчивого древнего ритуала к нуждам формирования института королевской власти в раннесредневековом норвежском обществе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SYMBOLIC MEANING OF SWORD PRESENTATIONIN ICELANDIC KING’S SAGA

The article is dedicated to the analysis of the episodes of swords presentation in the Icelandic King Saga. The general rules and conditions in which the transfer of swords took place and its consequences for those involved into it are revealed. In the course of the study it was established that the procedure was of special ritual importance. It formed connections between the people involved into the process. The result of this work is the assumption that there was a special form of oath, reflected in the King Saga. It means that an ancient ritual practice was involved into the needs of the institution of royal power in the early medieval Norwegian society.

Текст научной работы на тему «Символическое значение дарения меча в исландских королевских сагах»

УДК: 94(367): 82'04

DOI: 10.18384/2310-676X-2018-4-102-111

СИМВОЛИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДАРЕНИЯ МЕЧА В ИСЛАНДСКИХ КОРОЛЕВСКИХ САГАХ

Сеничев ВЕ.

Московский государственный областной университет

141014, Московская область, г. Мытищи, ул. Веры Волошиной, д. 24,

Российская Федерация

Аннотация. Статья посвящена анализу эпизодов дарения мечей в исландских королевских сагах, выявлению общих правил и условий, в которых происходила передача меча, и последствиям, которые это за собой влекло. В ходе исследования установлено особое ритуальное значение передачи меча и связи, формирующиеся между участвующими в процессе сторонами. Итогом проделанной работы является предположение о наличии особой формы клятвы верности, отраженной в королевских сагах и свидетельствующей о привлечении устойчивого древнего ритуала к нуждам формирования института королевской власти в раннесредневековом норвежском обществе.

Ключевые слова: раннее средневековье, исландские саги, королевские саги, эпоха викингов.

SYMBOLIC MEANING OF SWORD PRESENTATION IN ICELANDIC KING'S SAGA

V. Senichev

Moscow Region State University

24, Vera Voloshina ul, Mytishchi, 141014, Moscow Region, Russian Federation

Abstract. The article is dedicated to the analysis of the episodes of swords presentation in the Icelandic King Saga. The general rules and conditions in which the transfer of swords took place and its consequences for those involved into it are revealed. In the course of the study it was established that the procedure was of special ritual importance. It formed connections between the people involved into the process. The result of this work is the assumption that there was a special form of oath, reflected in the King Saga. It means that an ancient ritual practice was involved into the needs of the institution of royal power in the early medieval Norwegian society.

Key words: Early Middle Ages, Icelandic Sagas, King's Sagas, Viking Age.

В данной статье на материале сборника саг Heimskringla (сост. ок. 1230 г.)1, составленного Снорри Стурлусоном, будет рассмотрен мотив дарения меча и свя-

© CC BY Сеничев В.Е., 2018.

1 Оригинальный список которого погиб в Стокгольмском пожаре 1728 г., от которого сохранилось только несколько листов текста, содержащих сагу об Олафе Святом (манускрипт Lbs fragm 82), однако списки текста существуют в большом количестве на норвежском, шведском, датском и исландском языках.

Vioy

занные с ним процессы и ритуалы, позволяющие восстановить картину общественных отношений между благородным дарителем и одариваемым, какой она описана в сборнике королевских саг. Вспомогательными источниками в данном случае выступят исландские родовые саги, герои которых часто оказываются в свитах норвежских конунгов и принимают от них подарки, таким образом, эпизод дарения, описанный в королевской саге, может быть продолжен или переосмыслен родовой сагой, описывающей возвращение исландца домой и события, происходившие с ним после принятия драгоценных подарков и условий, которые это накладывало.

Дарение оружия и иных ценностей в древнем мире зачастую несет в себе глубокий символический и, порой, ритуальный смысл, намекающий на распространенную практику и стоящие за ней общественные отношения. Мотив дарения мечей, символизирующий связь между людьми, может быть прослежен на протяжении всего комплекса древнеисландских саг, включая саги о древних временах, королевские саги и саги об исландцах. Высокая частотность повторения мотива позволяет сделать выводы о значительной символической роли меча в процессе дарения, в формировании особой связи между сторонами, участвующими в этом акте. Исследователи вопросов ритуала дарения в древнескандинавском обществе отмечают, что подарок как таковой формировал связи и обязательства между людьми, часто одариваемый оказывался в положении должника или по крайней мере обязанного по отношению к дарителю, и стремился отплатить более щедрым и дорогим

подарком, если его статус не позволял находиться в зависимом положении. Таким образом конунг, получивший дар, чувствовал необходимость отдариться более дорогим, зачастую излишне дорогим порадком, который невозможно было перекрыть, а «ценность полученного подарка измерялась не только и даже не столько его материальным "весом", сколько личностью и общественным положением дарителя, пожалованные же конунгом предметы, как считалось, несли в себе еще и частицу королевской "удачи" ^жГа), что делало их особенно привлекательными в глазах окружающих» [11, с. 72]. При этом исследователями отмечается, что дар, полученный от конунга, оплачивается службой, нежели иным подарком [16, р. 156]. Конунг, желающий привлечь на свою сторону союзников, несомненно, прибегал и к другим подаркам, в виде иных материальных ценностей, например кораблей и колец, которые воспринимаются как признак богатства в целом, и дарениям земель, именуемом вейцла [13].

Дарение мечей, в данном случае, позволяет зафиксировать связь внутри воинского коллектива, «На объект владения переходит частица личности самого владельца, отчего самый этот предмет приобретает некоторые черты его обладателя» [11, с. 186], таким образом, одариваемый оказывался связан с дарителем не только социальным обязательством, но и в магическом понимании, как это отмечалось в нашей работе на примерах саг о древних временах [14]. Также касательно дарения мечей следует отметить, что Т. Н. Джак-сон в работе «Мечи викингов», описывает мечи в скандинавских источниках как важный социальный и сакральный

Vioy

элемент в культуре, притом не теряющий свои свойства при переходе в христианство и функционирующий как связующее звено между индивидами [15, c. 264]. Необходимо упомянуть и об обряде инициации в пределах воинской культуры, в котором принимают участие мечи, которые фиксируется у германских народов еще в сочинениях Тацита. Следует отметить, что подобный обряд находит свое отражение во времена становления феодализма в Западной Европе и выражается в передаче оружия, вопринимающейся как передача полномочий светской власти [10, c. 67] и наделение правами. Отношения, выстраиваемые таким образом через подарок и его принятие, можно рассмотреть как раннюю или особую скандинавскую форму клятвы верности, при этом уходящую в более раннюю традицию признания родственника или наследника [14].

Особое значение для исследования традиции принесения присяги в древнескандинавском обществе имеет такой жанр исландской литературы, как Королевские Саги, включенные в сборник Снорри Стурлуссона Круг Земной (также именуемая Heimskringla, дошедшая в списках AM 45 fol., AM 47 fol. И AM 75a fol.). Сборник саг о норвежских конунгах содержит структурированный и подробный рассказ о биографии правителей, при этом дает ценнейшие сведения о роли мечей не только как воинского инструмента, но и важного участника скандинавской формы клятвы верности. Саги о конунгах как отдельный жанр исландской прозы позволяют взглянуть на отношение к мечу в высшем сословии, имеющем, несомненно, свои ритуалы и паттерны поведения. Королевские саги демонстрируют

развитие власти конунгов в Норвегии на протяжении трех веков, начиная от мифологизированого описания первых правителей, происходивших из гомеровской Трои, и заканчивая историческими правителями Хаконом II и Магнусом ^

В саге о Харальде Прекрасноволо-сом (Haraldar saga hárfagra), первом конунге, объединившем Норвегию, встречается упоминание акта дарения меча, связанное с признанием превосходства конунга и подчинения ему. Конунг Англии Этельстан отправлил Харальду посланца, который должен был вручить тому дорогой меч, с такими словами: «Hér er sverd er Adalsteinn konungur mwlti ad pú skyldir vid taka»1, а в момент, когда конунг взялся за рукоять меча, тот произнес такую фразу: «Nú tókstu svo sem vor konungur vildi og nú skaltu vera pegn hans er pú tókst vid sverdi hans»2. Такая формула, дополненная ритуальным действием, позволяет предположить устойчивость традиции, которая, однако, может быть повернута против принимающей стороны как оскорбление или шутка. Именно так воспринял ее Ха-ральд и, посоветовавшись с друзьями, на следующее лето сыграл с конунгом Этельстаном похожую шутку, сперва посадив тому мальчика Хакона на колени, а затем попросив того взять его на воспитание, что вызвало гнев Этельстана. Далее сага разъясняет, что, по-видимому, в обоих ритуалах был нарушен порядок, и мальчик, уже посидевший на коленях конунга, не

1 Снорри Стурлусон Heimskringla Haraldar saga hárfagra, гл. 40: «Вот меч, который Эдель-стейн конунг просит тебя принять» (пер. авт.).

2 Снорри Стурлусон Heimskringla Haraldar saga hárfagra, гл. 40: «Ты взял этот меч, как и желал наш конунг, и отныне ты его поданный, раз принял его меч» (пер. авт.).

может быть им отвергнут, так как сам акт сидения на коленях считается признанием ребенка своим. Так конунг Харальд удовлетворил свое недовольство, что сага объясняет так: «nú vel pví ad pad er mál manna ad sá vari ótignari er ödrum fóstradi barn»1. Также исследователями отмечается, что одариваемый в древнескандинавском обществе оказывался в подчиненном, обязанном положении к дарителю, что налагало обязательства, на которые далеко не каждый был готов пойти, и выход из подобной ситуации, придуманный конунгом Харальдом, показывает, насколько важно было «отыграть» свою возможность не быть обязанным дарителю [11, с. 184].

В восьмой главе саги упоминается обряд, при котором конунг Наумдаля, Хроллауг, вручает Харальду свое владение, предварительно объявив, что он более не конунг, а ярл и готов быть человеком Харальда. Тот оставляет его ярлом и опоясывает мечом и щитом, а затем сажает на покинутый им до этого трон: «Pá tók Haraldur konungur sverd og festi á linda honum og hann hengdi skjöld á háls honum og gerdi hann jarl sinn og leiddi hann í hás^ti»2. Здесь наблюдается ритуал, при котором более знатный одаривает «своего человека» мечом и сам сажает на трон, таким образом показывая, что полномочия и привилегии того теперь происходят от вручившего их ему. Интересно заметить, что начинается эта глава саги и с

1 Снорри Стурлусон Heimskringla Haraldar saga hárfagra, гл. 41: «потому как говорят, что воспитывает чужого ребенка тот, кто менее знатен». (пер. авт.).

2 Снорри Стурлусон Heimskringla Haraldar saga hárfagra, гл. 8: «Взял конунг Харальд меч и опоясал его и повесил щит ему на шею и назвал его ярлом и посадил на трон» (пер. авт.).

того, что в Наумдале (Naumudal) было два брата-конунга, Херлауг и Хроллауг (Herlaugur og Hrollaugur), и Херлауг, по-видимому, решил остаться конунгом и сам запер себя в кургане с двенадцатью людьми, таким образом выбрав почетную посмертную участь, но не подвергнув свои земли разорению.

Также в этой саге упоминается меч Kvernbítur (Кусающий жернов), подаренный конунгом Адальстеном молодому Хакону, приемному сыну Хараль-да конунга: «Adalsteinn konungur gaf Hákoni sverd pad er hjöltin voru úr gulli og medalkaflinn en brandurinn var pó betri. Par hjó Hákon med kvernstein til augans. Pad var sídan kallad Kvernbítur. Pad sverd hefir best komid til Noregs. Pad átti Hákon til daudadags»3, этот меч в последствии фигурирует в саге в качестве неразлучного спутника Хакона, будущего конунга Норвегии Хакона Доброго (920961). Меч этот сопровождает конунга в его последней битве с сыновьями Эй-рика Кровавая Секира, его брата, покинувшего Норвегию, описанной уже в саге о Хаконе воспитаннике Этель-стана (Hákonar saga ASalsteinsfóstra). В саге также говорится, что меч был положен с конунгом в курган: «Vinir hans fluttu lík hans nordur á Saheim á Nordur-Hördaland og urpu par haug mikinn og lögdu par í konung med alvapni sitt og hinn besta búnad sinn en ekki fé annad»4.

3 Снорри Стурлусон Heimskringla Haraldar saga hárfagra, гл. 42: «Адальстейн конунг дал Ха-кону меч, вся рукоять которого была в золоте, но лучше всего в том мече был клинок. Этим мечом Хакон мог разрубить жернов ручной мельницы до глазка. Потому меч назывался Кусающим Жернова. Лучшего меча не бывало еще в Норвегии. Был он при Хаконе до самой смерти» (пер. авт.).

4 Снорри Стурлусон Hákonar saga ASalsteins-fóstra, гл.32: «Друзья его перенесли его тело на север в Сэхейм, что на севере Хордланда, где насыпали ему курган и положили конунга в

Viosy

Сага об Олафе Трюггвасоне (Ólafs saga Tryggvasonar) повествует об эпизоде, в котором конунг дарит скальду по имени Халльфред меч за его хвалебные висы и делает его своим человеком. Также этот сюжет воспроизводится в саге о Халльфреде (Hall-freôar saga), дошедшей в сборнике Moôruvallabôk (AM 132 fol): здесь показан обряд становления «человеком конунга» через дарение меча. Однако к этому прилагается особое условие, которое необходимо будет выполнить, чтобы вступить в право владения мечом: здесь тексты саг расходятся, и в версии Moôruvallabôk Халльфред три дня и три ночи должен был носить его на виду и без ножен, но не наносить никому раны, и только по прошествии этого срока конунг дарит Халльфреду ножны: «Petta er gott kvœôi ogpigg af mér sverô bûiô en vandgœtt mun pér til pess pvi ad engi fylgir umgerôin og haf svo prjá daga og prjár nœtur ad engum verdi mein ad»1, а в версии Heimskringla конунг требует за ножны сочинить вису, в которой меч будет в каждой строке: «Yrk nú vísu um sverôiô og lát sverô vera í hverju visuorôi»2. Виса Халльфреда с упоминанием меча в каждой строке одинаково записана и в версиях Moôruvallabôk и Heimskringla:

Eitt er sverd pad er sverda

sverdaudgan mig gerdi.

лучшем его вооружении, но без иных драгоценностей» (пер. авт.).

1 HallfreSar saga vandr»3askálds, гл. 6: «Это была хорошая песнь, и за нее я подарю тебе меч, но не дам ножны. Три дня и три ночи ты должен носить его на виду, но не нанести никому ни одной раны» (пер. авт.).

2 Снорри Стурлусон Heimskringla Ólafs saga

Tryggvasonar, гл. 83: «Теперь сочини вису, в которой меч будет в каждой строке» (пер. авт.).

Fyrir svip-Njordum sverda sverdótt mun nú verda. Muna vansverdad verda, verdr em eg priggja sverda, jardarmens ad yrdi umgerd ad pví sverdi.3

Скальд за свои висы и характер получил от конунга прозвище Van-dra6askáld, то есть Трудный скальд, и с тех считал себя связанным с конунгом особыми узами, постоянно появлялся при его дворе и исполнял его поручения. Большим ударом для него стала весть о гибели конунга, которую он сперва узнал во сне, а после она подтвердилась - здесь сага демонстрирует мистическую связь между героями, которые скрепили свои отношения подобным образом. Меч, подаренный конунгом, Халльфред передает своему сыну, при этом остальные дары конунга просит оставить с ним в гробу, так как очень дорожит ими.

Другой эпизод дарения в саге о Людях из Лососьей Долины и саге об Олафе Трюггвасоне в Heimskringla связан с конунгом Олафом и описывает Кьяртана Олафсона, внука Хоскульда и сына дочери Эгиля Скаллагримсона, который принимает крещение от конунга в обмен на дружбу и защиту, и в версии саги в Круге Земном оговаривается только, что конунг был милостив с ними, однако в саге о Людях из Лаксда-ля дается более пространное описание, указывающее на дорогой подарок от конунга и заверения в дружбе: «Pá tók konungur til orda: «Hér er sverd Kjartan er

3 Не было меча у меня, / теперь же мечом я одарён, /Ньёрд ножей / мечом моим будет теперь. /Меч бесполезный без ножен, /да ныне три меча получу /болотной земли порожденье, / ныне мечами буду окружён (пер. авт.)

pú skalt piggja af mér ad skilnadi okkrum. Láttu pér vopn petta fylgjusamt vera pví ad eg v&nti pess ad pú verdir eigi vopnbitinn madur ef pú berd petta sverd».1 Меч описывается как большая драгоценность, и Кьяртан не расстается с ним, что несколько раз подчеркивается в дальнейшем. Также сага описывает другие подарки конунга, которые Кьяртан получил на крещение и с которыми отправляется на праздненство в Лаугар: «Kjartan gerir svo sem fadir hans beidist og tekur hann nú upp skarlatskladi sín pau er Ólafur konungur gaf honum ad skilnadi og bjó sig vid skart. Hann gyrti sig med sverdinu konungsnaut. Hann hafdi á höfdi hjálm gullrodinn og skjöld á hlid raudan og dreginn á med gulli krossinn helgi. Hann hafdi í hendi spjót og gullrekinn falurinn á».2 Так он предстает перед исландцами человеком конунга, несущим его символы и подарки, означающие покровительство. Этот драгоценный меч впоследствии выкрадывают у героя и ради него устраивают поиски. Меч находят притопленным в болоте, и с тех пор само болото называют Мечевая Топь (SverSskelda). Ножны меча, однако, были утрачены, и сага сообщает, что Кьяртан с тех пор ценил меч меньше, чем раньше.

Аналогичный по формуле сюжет в саге о Людях из Лососьей Долины, до-

1 Laxdsla saga, гл. 43.: Тогда конунг сказал: «Вот меч для тебя, Кьяртан, который я даю на прощание. Пусть иное оружие будет посрамлено, покуда ты носишь этот меч с собой» (пер. авт.).

2 Laxdsla saga, гл.44.: Кьяртан сделал, как велел его отец, он оделся в красную тунику, которую подарил ему Олаф конунг на прощание. Также он подпоясался подаренным конунгом мечом. На голову надел позолоченный шлем и повесил на плечо щит, с красным полем и золотым крестом. Копье его было отделано золотом» (пер. авт.).

шедшей в сборнике AM 162 D 2 fol. (ок. 1250-1300 гг.), связан с именем конунга Харальда Серая Шкура (Haralds Gráfel-dar), однако, он не имеет параллели в саге о конунге, где, однако, исландцы упоминаются в положительном ключе и в качестве тех, кто прозвал его Серым Плащом (Haralds saga gráfeldar гл. 7). Однако в Саге о Людях из Лососьей Долины эпизод общения с конунгом представлен в таком свете, что конунг восхищался мужеством и доблестью исландцев и одарил их подарками, среди которых было драгоценный меч: «En er skip Ólafs var al-búid pá fylgir konungur Ólafi til skips og gaf honum spjót gullrekid og sverd búid og mikid fé annad»3. За этим последовал эпизод, аналогичный эпизоду с Кьяр-таном, где перечисляется подаренное одеяние: «Ólafur var búinn á ^á leiö aö hann var í skarlatsklœôum er Haraldur konungur haföi gefiö honum. Hann haföi á höföi hjálm gullroöinn og sverö bùiô í hendi er Myrkjartan konungur haföi gefiö honum»4. Еще одним отличием, конечно же, является то, что в данном случае Олаф выбрал меч, подаренный ему дедом, королем Ирландии Мюркьярта-ном, а не конунгом Норвегии.

В Саге о Хельги сыне Халльварда (Helga saga Hallvarössonar), существующей в списке конца XIX в. Lbs 2307 4to, меч достается герою в подарок от конунга Харальда за то, что тот побе-

3 Laxdsla saga, гл. 21.: «Когда корабль Олафа был готов, конунг пришел к Олафу и подарил ему копье, украшенное золотом и меч, и большую сумму денег» (пер. авт.).

4 Laxdsla saga, гл. 23.: «Олаф надел на себя красную тунику, которую дал ему Харальд конунг. На нем был позолоченный шлем, и в руке он держал меч, подаренный конунгом Мюр-кьяртаном» (пер. авт.).

дил в борьбе «черного человека»1. Меч в данном случае не имеет имени или особых свойств, но текст саги говорит, что конунг Харальд и Хельги расстались друзьями после того, как был сделан подарок2. Можно предположить, что подарок задобрил оскорбленные чувства Хельги и связал его и конунга узами дружбы, также Харальд подарил Хельги корабль, чтобы тот спокойно мог вернуться домой.

В Саге об Олафе Святом (Ólafs saga helga) человек по имени Брюньольв Старый Волк (Brynjólfur úlfaldi), бывший уважаемым бондом и поддержавший Олафа в битве за Гауталанд, после чего получает от конунга во время Йольского пира подарки, среди которых драгоценный меч и поместье Веттланд (Vettaland), о чем сочиняет краткую вису:

Bragningr gaf mér

brand og Vettaland3

Далее сага говорит, что Бриньольв с тех пор остается величайшим другом конунга на все времена.

В саге о Магнусе Добром (Magnúss saga góSa), сыне Олафа Святого, так же есть эпизод с ритуальным вручением меча и наречением ярлом, частично повторяющий эпизод из саги о Ха-ральде Перкрасноволосом:

«Pä stöö konungur upp og tók sverö og festi ä linda Sveini. Siöan tök hann skjöld og festi ä öxl honum, setti siöan hjälm ä höfuö

1 Blámanninn, вероятнее всего, имеется в виду африканец, который как-то оказался в Северной Европе, возможно был привезен ко двору конунга из Испании или Северной Африки..

2 Helga saga Hallvarрssonar, гл. 5

3 Снорри Стурлусон Heimskringla Ólafs saga

helga, гл. 62: Песен герой мне дал / клинок да

Веттланд (пер. авт.).

honum og gaf honum jarlsnafn og veislur slikar i Danmörk sem par haföi äöur haft Úlfur jarl faöir hans»4.

Ульфссон признает себя «человеком конунга» и обещает свою верность Магнусу, за что получает покровительство над Даней, а для закрепления договора также клянется на раке с мощами.

В саге о Харальде Сигурдсоне (Haralds saga SigurSarsonar) сюжет с дарением мечей перерастает в символический дар небольшой тростниковой палочки (reyrteina), которую предлагает Харальду его родич конунг Магнус, сперва одарив всех его людей мечами, кольцами и иными драгоценностями, повышая их стоимость с каждым новым подарком, и в итоге подойдя к Харальду с двумя палочками, выбрав одну из которых, Харальд получает половину Норвежского королевства5. * * *

Таким образом, мы можем выделить важную формулу, проходящую через королевские саги и описывающую особый раннескандинавский обряд принесения присяги, обещание дружбы и верности. Перепоясывание или передачу меча, встречающиеся в текстах Heimskringla, можно выделить как основной элемент такого действия.

Эпизоды дарения меча в королевских сагах обнаруживают черты сходства с аналогичными эпизодами из саг о древних временах, где подобные

4 Снорри Стурлусон Heimskringla Magnúss saga góSa, гл. 23: «Встал конунг и взял меч и повесил его на пояс Свейну. Затем взял он щит и повесил ему на шею, и затем взял шлем, который надел тому на голову и дал тому титул ярла и владение в Даннии, которое ранее держал Ульф ярл, его отец» (пер. авт.).

5 Снорри Стурлусон Heimskringla Haralds saga SigurSarsonar, гл. 23.

V^ioey

сюжеты раскрывают свою магическую природу, не просто связывая людей договором, но и передавая особую силу, дар или судьбу, которая следовала за одариваемым вместе с полученным предметом, заставляя его поступать определенным образом. Клятва, как один из важнейших элементов социальных отношений раннего средневековья, таким образом скрепляется драгоценным подарком, имеющим глубокий сакральный подтекст. Мотив

меча как символа власти, также накладывающего особые обязательства на владельца, можно проследить вплоть до античной мифологии, а воспроизведение элементов мифа в более реалистическом произведении, повествующем о когда-то живших известных людях, может свидетельствовать об устойчивых практиках внутри древнескандинавского общества.

Статья поступила в редакцию 20.04.2018

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА Источники

1. HallfreSar saga vandrsSaskálds [электронный ресурс]. - URL: http://www.sagadb.org/ hallfredar_saga_vandraedaskalds.is (дата обращения: 15.02.2018).

2. Heimskringla Hákonar saga ASalsteinsfóstra [электронный ресурс]. - URL: https://www. snerpa.is/net/snorri/hakon-g.htm (дата обращения: 15.02.2018).

3. Heimskringla Haraldar saga hárfagra [электронный ресурс]. - URL: https://www.snerpa. is/net/snorri/har-har.htm (дата обращения: 15.02.2018).

4. Heimskringla Haralds saga SigurSarsonar [электронный ресурс]. - URL: https://norse. ulver.com/src/konung/heimskringla/harald-hard/is.html (дата обращения: 15.02.2018).

5. Heimskringla Helga saga HallvarSssonar [электронный ресурс]. - URL: http://norse.ulver. com/src/isl/helgih/on.html (дата обращения: 15.02.2018).

6. Heimskringla Magnbss saga góSa [электронный ресурс]. - URL: https://www.snerpa.is/ net/snorri/magnus-g.htm (дата обращения: 15.02.2018).

7. Heimskringla Ólafs saga helga [электронный ресурс]. - URL: https://www.snerpa.is/net/ snorri/ol-helg.htm (дата обращения: 15.02.2018).

8. Kormaks Saga [электронный ресурс]. - URL: http://www.sagadb.org/kormaks_saga (дата обращения: 15.02.2018)

9. Laxdsla saga [электронный ресурс]. - URL: http://www.sagadb.org/laxdaela_saga (дата обращения: 15.02.2018).

Литература

10. Бартелеми Д. Рыцарство: от древней Германии до Франции XII века. М.: Евразия, 2012. 604 с.

11. Гуревич А.Я. Богатство и дарение у скандинавов в раннем средневековье // Средние века. 1968. Вып. 31. С. 180-198.

12. Гуревич А.Я. Древненорвежская вейцла (к истории возникновения раннефеодального государства в Норвегии) // Научные доклады высшей школы. Исторические науки. 1958. № 3. С. 141-150.

13. Гуревич А.Я. Проблемы генезиса феодализма в Западной Европе. М.: Высшая школа, 1970. 284 с.

14. Сеничев В.Е. Наследование и дарение оружия как символ родства и дружбы в средневековых исландских родовых сагах // Электронный научно-образовательный журнал «История». 2017. T. 8. Выпуск 1 (55) [сайт]. - URL: http://history.jes.su/ s207987840001683-0-1 (дата обращения: 20.08.2018).

15. Джаксон Т.Н. Мечи викингов // Краеугольный камень. Археология, история, искусство, культура России и сопредельных стран (80-летию Анатолия Николаевича Кир-пичникова посвящается). Т. I. М. СПб.: Ломоносовъ, 2010. С. 262-268.

16. Bagge, S. Society and Politics in Snorri Sturluson's Heimskringla. Berkeley: University of California Press, 1991. 339 р.

REFERENCES

1. Hallfre3ar saga vandr®3askalds. Available at: http://www.sagadb.org/hallfredar_saga_van-draedaskalds.is (accessed: 15.02.2018).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Heimskringla Hakonar saga A3alsteinsfostra. Available at: https://www.snerpa.is/net/snor-ri/hakon-g.htm (accessed: 15.02.2018).

3. Heimskringla Haraldar saga harfagra. Available at: https://www.snerpa.is/net/snorri/har-har.htm (accessed: 15.02.2018).

4. Heimskringla Haralds saga Sigur3arsonar. Available at: https://norse.ulver.com/src/konung/ heimskringla/harald-hard/is.html (accessed:15.02.2018).

5. Heimskringla Helga saga Hallvar3ssonar. Available at: http://norse.ulver.com/src/isl/helgih/ on.html (accessed: 15.02.2018).

6. Heimskringla Magnuss saga. Available at: https://www.snerpa.is/net/snorri/magnus-g.htm (accessed: 15.02.2018).

7. Heimskringla Olafs saga Helga. Available at: https://www.snerpa.is/net/snorri/ol-helg.htm (accessed: 15.02.2018).

8. Kormaks Saga. Available at: http://www.sagadb.org/kormaks_saga (accessed: 15.02.2018).

9. Laxdsla saga. Available at: http://www.sagadb.org/laxdaela_saga (accessed: 15.02.2018).

10. Bartelemi D. Rytsarstvo: ot drevnei Germanii do Frantsii XII veka [Chivalry: from ancient Germany to France of the XII century]. Moscow, Evraziya Publ., 2012. 604 p.

11. Gurevich A.Ya. [Wealth and giving the Scandinavians in the early middle ages]. In: Srednie veka, 1968, no. 31, pp. 180-198.

12. Gurevich A.Ya. [Old Norse veizla (the history of the early feudal state in Norway)]. In: Nauchnye doklady vysshei shkoly. Istoricheskie nauki, 1958, no. 3, pp. 141-150.

13. Gurevich A.Ya. Problemy genezisa feodalizma v Zapadnoi Evrope [Problems of Genesis of feudalism in Western Europe]. Moscow, Vysshaya shkola Publ., 1970. 284 p.

14. Senichev V.E. Nasledovanie i darenie oruzhiya kak simvol rodstva i druzhby v sredneveko-voi islandskikh rodovykh sagakh [Inheritance and donation of arms as a symbol of kinship and friendship in medieval Icelandic family sagas]. In: Elektronnyi nauchno-obrazovatel'nyi zhurnal «Istoriya». 2017. T. 8. Vypusk 1 (55) [sait]. [Electronic scientific and educational journal "History", 2017, vol. 8, Iss. 1 (55) [website]]. Available at: http://history.jes.su/ s207987840001683-0-1 (accessed: 20.08.2018).

15. Dzhakson T.N. Mechi vikingov [Swords of the Vikings]. In: Kraeugol'nyi kamen'. Arkhe-ologiya, istoriya, iskusstvo, kul'tura Rossii i sopredel'nykh stran (80-letiyu Anatoliya Nikolaevi-cha Kirpichnikova posvyashchaetsya). T. I. M [Cornerstone. Archaeology, history, art, culture of Russia and neighboring countries (to the 80th anniversary of Anatoly Nikolaevich Kirpichnikov dedicated). T. I. M]. SPb., Lomonosov" Publ., 2010, pp. 262-268.

16. Bagge, S. Society and Politics in Snorri Sturluson's Heimskringla. Berkeley, University of California Press, 1991. 339 р.

^iioy

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРЕ

Сеничев Вадим Евгеньевич - ассистент кафедры археологии, истории Древнего мира и Средних веков Московского государственного областного университета; e-mail: heldar@mail.ru

INFORMATION ABOUT THE AUTHOR

Vadim E. Senichev -assistant of the Department of Archeology, Ancient and Medieval History, Moscow Region State University; e-mail: heldar@mail.ru

ПРАВИЛЬНАЯ ССЫЛКА НА СТАТЬЮ

Сеничев В.Е. Символическое значение дарения меча в исландских королевских сагах // Вестник Московского государственного университета. Серия: История и политические науки. 2018. № 4. С. 102-111. DOI: 10.18384/2310-676X-2018-4-102-111

FOR CITATION

Senichev V. Symbolic meaning of sword presentation in Icelandic king's saga. In: Bulletin of Moscow State Regional University. Series: History and Political Sciences, 2018, no 4, pp. 102-111. DOI: 10.18384/2310-676X-2018-4-102-111

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.