Научная статья на тему 'Школа Михаила Степановича маслова'

Школа Михаила Степановича маслова Текст научной статьи по специальности «Педиатрия»

CC BY
211
22
Поделиться
Область наук

Текст научной работы на тему «Школа Михаила Степановича маслова»

Из истории педиатрии

150

Г.Л. Микиртичан

Государственная педиатрическая медицинская академия, Санкт-Петербург

Школа Михаила Степановича Маслова

Контактная информация:

Микиртичан Галина Львовна, доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой гуманитарных дисциплин и биоэтики Санкт-Петербургской государственной педиатрической медицинской академии Адрес: 194100, Санкт-Петербург, ул. Литовская, д. 2, тел. (812) 542-55-65 Статья поступила: 17.09.2008 г., принята к печати 02.02.2009 г.

Выдающийся отечественный педиатр, действительный член АМН СССР, профессор, доктор медицинских наук, заслуженный деятель науки РСФСР М.С. Маслов (1885-1961) является создателем одной из самых крупных научных школ в советской педиатрии. Предпосылками для ее возникновения были социально-исторические, предметнологические и личностно-психологические факторы. Формированию научной школы М.С. Маслова и ее успешной деятельности способствовали благоприятные условия, созданные для развития науки в нашей стране в первые годы Советской власти, и большое внимание государства к охране материнства и детства.

Значимым фактором стал также уровень развития теоретической и клинической медицины, включая педиатрию. На границе XIX и XX веков педиатрия была уже самостоятельной врачебной специальностью, научной дисциплиной и достигла значительных успехов. Трудами Н.П. Гундобина и его учеников был заложен теоретический фундамент педиатрии, а научной школой Н.Ф. Филатова — созданы ее клинические основы.

Как врач и научный работник, М.С. Маслов сформировался в одном из старейших медицинских заведений нашей страны — в Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова (ВМА) в Ленинграде. Интерес к научно-исследовательской работе появился у него еще в студенческие годы. В течение

2 лет он работал в лаборатории профессора А.И. Моисеева (1857-1939) по патологической гистологии. После окончания с отличием ВМА в 1910 г. он по конкурсу сочинений был оставлен при кафедре детских болезней, где одновременно изучал биологическую химию в биохимическом отделении Института экспериментальной медицины под руководством Н.О. Зибер-Шумовой (1854-1916). Результатом этой работы стала докторская диссертация М.С. Маслова «О биологической роли фосфора для растущего организма» (1913).

В ВМА он воспитывался на традициях научной педиатрии, связанных с выдающимися педиатрами С.Ф. Хотовицким (1796-1885), Н.И. Быстровым (1841-1906), Н.П. Гундоби-ным (1860-1908), А.Н. Шкариным (1876-1920). Инвариантной проблемой кафедры педиатрии являлось изучение возрастных особенностей детей. Вопросы, разрабатываемы школой М.С. Маслова, преемственно связаны с его предшественниками. Преемственность — понятие неоднозначное, включающее одновременно и верность традициям, и новаторство, что ясно отразилось в развитии школы М.С. Маслова. Такое своеобразное сочетание обеспечило жизнеспособность школы.

G.L. Mikirtichan

Для формирования школы М.С. Маслова принципиальное значение имели успехи естественных наук — физики, химии, биохимии, методы которых он использовал для разрешения ряда вопросов педиатрии.

Существенным фактором для формирования любой научной школы является научная база. Преимуществом М.С. Маслова были два базовых учреждения, а самое главное — это были высшие учебные медицинские заведения, что помогало осуществлению и соединению двух ведущих функций научной школы — исследовательской и образовательной. Личностные качества М.С. Маслова способствовали выполнению им роли лидера научного коллектива. С юности он отличался упорством в достижении поставленной цели и трудолюбием. Ему были свойственны понимание нового на основе исключительного знания старого, разносторонность научных интересов и в то же время сосредоточенность на проблемах, интересовавших его в течение всей творческой жизни, внимание к методологическим вопросам науки. Он сочетал интерес к науке со стремлением к коллективному творчеству. Анализ деятельности М.С. Маслова как руководителя школы показал, что он принадлежал к тем ученым, которые неизменно нуждались в учениках и последователях, служа в свою очередь центром притяжения для исследователей. Он был твердо убежден в том, что всесторонне осветить тот или иной вопрос можно только в процессе коллективного изучения. «Только дружные научные коллективы, объединенные единым научным руководством, сработавшиеся на методике, испытанные в работе, умеющие критически мыслить, могут дать и действительно дают ценное для науки. Когда работа выходит от такого крупного научного коллектива, к ней можно отнестись с доверием, ибо за ней скрываются научно-клинический опыт и критическое отношение самого учреждения» [1].

При изучении истории той или иной научной школы иногда трудно указать точную дату ее рождения. Говоря о школе М.С. Маслова, это можно сделать с полной определенностью. Уже в 1923 г. на II Всероссийском съезде детских врачей научный коллектив во главе с М.С. Масловым представил 10 докладов, в которых с позиций единого методического подхода были обобщены новые данные по изучению ферментативных функций в детском возрасте при различных физиологических и патологических состояниях, особенно при аномалиях конституции, а также — расстройствах питания и пищеварения у детей грудного возраста. Исследования отличались оригинальностью, единством тематики, новизной, актуальностью. Именно на этом съезде

St. Petersburg State Pediatric Medical Academy

Michail Maslov's School

впервые заговорили о новой школе в педиатрии, о новом академическом направлении исследований1.

Возглавив кафедру детских болезней ВМА в 1921 г., Михаил Степанович всего за 2 года сумел организовать коллектив единомышленников. В 20-х годах он вместе со своим первым коллективом сотрудников приступил к реализации исследовательской программы, включающей познание процессов, происходящих в растущем организме и определяющих здоровье и болезнь ребенка. Эта программа была обусловлена ходом развития педиатрии и включалась в ее предметно-логический строй. В процессе реализации исследовательской программы изучались многие научные проблемы педиатрии. Их множество было обусловлено широтой исследовательской программы, но все они были логически взаимосвязаны между собой и имели большую практическую значимость. Для разрешения этих проблем М.С. Маслов использовал функциональные и биохимические методы исследования. Этот период можно охарактеризовать как создание М.С. Масловым малой группы в науке, в основном связанной с ВМА и заложившей начало будущей школы.

В состав первого научного коллектива, сформировавшегося на кафедре детских болезней ВМА, в 1921-1924 гг. входили

3 штатных преподавателя: М.Ф. Руднев и В.Ф. Знаменский, которые работали на кафедре еще при II.П. Гундобине и А.Н. Шкарине, и В.Н. Морев. После избрания М.Ф. Руднева в 1924 г. заведующим кафедрой педиатрии в Днепропетровском медицинском институте на кафедре Военно-медицинс-кой академии с 1924 по 1930 г. оставалось 2 штатных преподавателя. В качестве сверхштатных сотрудников работали

А.Ф. Тур и Ю.А. Котиков. Кафедра стала привлекать врачей, которые могли работать в качестве экстернов, активно включаясь в лечебную и научную деятельность. Е.И. Казанская, оставила интересные воспоминания об условиях работы в детской клинике ВМА в 1922-1925 гг. В частности, она писала: «После рабочего дня весь коллектив принимался за научную работу. Большая часть работы была сосредоточена в лаборатории... Лаборатория, расположенная в первом этаже, была изолирована от жилых помещений и поэтому зимой имела очень низкую температуру. Лаборатория отапливалась времянкой, которая давала больше дыма и копоти, чем тепла, тем более что дрова были сырые. Нам самим приходилось топить, мыть, сушить и стерилизовать посуду. На свои средства мы должны были доставать необходимую посуду, химикалии и даже аппаратуру, зачастую отказывали себе во всем, но все это не ослабляло нашего рвения. Наоборот, мы проявляли максимальную энергию и добивались желаемых результатов. Михаил Степанович перед уходом домой часто заходил в лабораторию, иногда молча смотрел, как идет работа, иногда подходил к одному или другому сотруднику, задавал вопросы, вносил ценные предложения и коррективы. Его приход «оживлял наши мысли и будил инициативу» [2]. Действительно, М.С. Маслов очень любил лабораторию. Большинство его учеников унаследовали эту любовь.

Двери клиники были открыты для всех желающих учиться педиатрии. Врачи города приходили на лекции М.С. Маслова, участвовали в его клинических обходах. Даже опытные детские врачи Ленинграда, такие как А.Н. Антонов, П.П. Пименов, М.Л. Фарфель, постоянно посещали клинику, работали с пациентами, знакомились с научной тематикой, учились методикам научных исследований. Педиатры, приезжающие в Ленинград из других регионов страны, считали своим долгом побывать в клинике, узнать, что нового можно позаимствовать для внедрения в своих учреждениях. Некоторые врачи использовали свой отпуск для повышения квалификации, работая в клинике детских болезней под руководством М.С. Маслова.

С 1925 г. М.С. Маслов начал работать в Ленинградском институте ОММ (Ленинградском педиатрическом медицинском институте — ЛПМИ), здесь формируется другой его научный коллектив. К первым его сотрудниками (10.(1. Садыкова, Э.И. Фридман, О.П. Тимофеева, RM. Муравина и др). присоединились прошедшие экстернатуру или стажировку в детской клинике академии А.Ф. Тур, Ю.А. Котиков и др. Работа М.С. Маслова в ЛПМИ, крупном научном и учебном учреждении, где были созданы лаборатории, клиники, кафедры, необходимые для всестороннего изучения ребенка, способствовала окончательному формированию школы. Многие бывшие ученики М.С. Маслова были направлены в лечебно-профи-лактические учреждения не только Ленинграда и области, но и в другие города страны [3].Возглавляемая М.С. Масловым кафедра факультетской педиатрии ЛПМИ была более многочисленной по штату. Здесь долгие годы трудились P.M. Муравина, О.П. Тимофеева, Е.И. Казанская, Ю.Э. Виткинд, К.П. Ива-нова-Глухова, Б.Д. Тварьянович и др. В конце 40-х — начале 50-х годов на кафедре работали Г.И. Зайцева, Н.И. Тарасов,

В.П. Варламова, Э.А. Антипина, Л.Л. Пляскова, Н.В. Ананьина, А.П. Макарова, А.А. Валентинович, И.Г1. Хлыстова и др.

М.С. Маслов серьезно подходил к подбору учеников. Многие из них были выпускниками ЛПМИ. Преподаватели кафедры факультетской педиатрии, проводившие занятия в группах, тщательно присматривались к студентам, особенно занимающимся в студенческом научном кружке на кафедре, рекомендовали бывших студентов своих групп на вакантные места на кафедре. С каждым желающим работать у него М.С. Маслов обязательно беседовал, выяснял состав семьи, наличие свободного времени, мотивы желания работать на кафедре, научные устремления, знание иностранных языков. В начальный период работы молодого врача на кафедре Михаил Степанович присматривался к нему, как бы убеждаясь в его преданности делу. Большое внимание он уделял клинической подготовке молодых врачей. С ними проводились специальные занятия по методике выполнения клинических и лабораторных исследований. Старшие товарищи контролировали курирование больных, проводили коррекцию лечения и диеты. После успешного клинического совершенствования в течение 1-2 лет молодого специалиста привлекали к научным исследованиям. Если в процессе работы М.С. Маслов выяснял, что врач — хороший клиницист, но к научной работе не способен, он очень деликатно, но твердо рекомендовал ему посвятить себя лечебной работе и предлагал на выбор несколько мест. Но если после окончания ординатуры или адъюнктуры для перспективного, проявившего способности к научной работе молодого специалиста не оказывалось штатного места, Михаил Степанович не порывал с ним связи и при первой возможности приглашал на кафедру. Е.И. Казанская писала, что такой тщательный отбор способствовал отсеиванию тех, кто не оправдал доверия. Но те, кто оставались в стенах клиники, становились для М.С. Маслова полноправными членами научного коллектива, достойными соавторами научных исследований.

Научные проблемы М.С. Маслов распределял исходя из творческих возможностей коллективов. Одни вопросы решались одновременно на 2 кафедрах (особенности детского возраста, заболевания системы дыхания, гепатолиеналь-ные заболевания, острые и хронические расстройства питания и пищеварения, конституции и ее аномалии у детей и др.), другие (сепсис и септические состояния, нефропатии) — преимущественно на кафедре факультетской педиатрии ЛПМИ. Распределение проблемных заданий между членами научного коллектива проводилось М.С. Масловым в соответствии с общественными и научными нуждами,

151

1 Понятие «академическое» здесь связано с наименованием учреждения, где работал М.С. Маслов, — Военно-медицинской академией.

ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОЙ ПЕДИАТРИИ/ 2009/ ТОМ 8/ № 1

Из истории педиатрии

152

а также с учетом индивидуальных склонностей и способностей сотрудников. Координируя деятельность научных коллективов, он добивался максимальной эффективности работы учеников, о чем свидетельствует большое число выходящих с кафедр публикаций [4].

О том, как выбирали темы научных исследований, писала ученица Михаила Степановича К.Ф. Ширяева: «М.С. Маслов вызывал молодого врача к себе и расспрашивал, каких больных он ведет и чем больше интересуется, затем рекомендовал просмотреть соответствующую литературу и после этого просил зайти к нему. При повторных собеседованиях складывалась тема научных исследований, в обсуждении которой весь коллектив принимал активное участие. Методика исследования осваивалась и подбиралась исполнителем. По рекомендации Михаила Степановича исследователь мог обратиться для консультации в другие институты (например, ИЭМ) или на различные кафедры ЛПМИ и ВМА [5].

В процессе работы над темой М.С. Маслов примерно 1 раз в месяц вызывал врача в кабинет и интересовался ходом дела. «Чтобы что-нибудь сказать в определенной области в определенном вопросе, — считал он, — надо владеть в совершенстве методикой, надо сидеть годами, подходить к одному и тому же вопросу разными путями, с разных точек зрения, углубляться в него, и тогда только истина начнет разъясняться» [1].

М.С. Маслов выступал против решения сложных проблем на основании единичных экспериментальных и лабораторных исследований, против погони за модными темами, а также против случайного выбора тем, находясь под впечатлением от прочитанной интересной статьи. Он считал, что такие единичные неплановые, без критического подхода научные работы только засоряют медицинскую литературу. Он незаметно, но неустанно формировал у учеников научное и клиническое мышление.

Сдержанный по характеру, Михаил Степанович не был щедр на похвалы. Ученик был счастлив, когда, обсуждая какую-то проблему, М.С. Маслов просто говорил: «Хорошо, продолжайте работу». Недобросовестного отношения к работе он не прощал и, независимо от положения, не оставлял таких людей в своем коллективе. Руководство его было ценно тем, что, корректируя недочеты и даже ошибки, он не подавлял инициативу и приветствовал творчество. Он старался, чтобы после обсуждения ошибок у молодого врача не оставалось чувство обиды. По признанию его учеников, такое бережное, корректное отношение будило мысль и заставляло еще более углубиться в работу.

М.С. Маслов не только рекомендовал необходимую литературу, но и сам приносил ученикам книги и журналы из своей личной библиотеки, иногда с закладками на самых важных местах. Это было особенно ценно в 20-е и 40-е годы, когда начались трудности с получением научной литературы, особенно — зарубежной периодики. Бывая в зарубежных командировках, М.С. Маслов никогда не забывал о нуждах своих учеников и часто привозил химические реактивы для биохимической лаборатории, другие необходимые для научной работы предметы — набор зондов для катетеризации сердца, первый атлас ангиокардиографии, атравматические иглы и т.д.

Законченная работа передавалась Михаилу Степановичу и после прочтения обсуждалась с автором. Диссертационные и плановые работы рецензировались старшими преподавателями, а затем подробно обсуждались на совещании кафедры, и эти дискуссии были прекрасной школой для научных работников.

М.С. Маслов предъявлял большие требования к работавшим в его клиникахэкстернам, ординаторам, аспирантам нетолько в отношении научной работы, но и к ведению ими больных в клинике. В обязанности экстернов входили полное лабора-

торное обследование ребенка, регулярные дежурства по клиникам, проведение амбулаторных приемов, сбор анамнеза у вновь поступивших в клинику детей, помощь преподавателям в педагогической работе, общественные нагрузки. Несмотря на высокую требовательность, желающих работать на кафедре М.С. Маслова было так много, что врачам нередко отказывали, не имея возможности принять всех.

М.С. Маслов больше всего ценил в работнике (независимо от его положения на кафедре) любовь и преданность делу, инициативу, настойчивость, последовательность, самостоятельность. Он был для учеников строгим, но справедливым учителем, доступным и человечным начальником. Характерные для самого Михаила Степановича качества — принципиальность, скромность, спокойствие — он воспитывал и в своих учениках. Внешне суровый, малоразговорчивый, он постоянно проявлял заботу и интерес к своим ученикам, и не случайно в последние дни жизни он завещал учредить премию для молодежи, занимающейся наукой. Эта премия присуждалась АМН СССР 1 раз в 2 года аспирантам и клиническим ординаторам за лучшую клиническую работу по педиатрии.

Для поддержания дружеской атмосферы в коллективе М.С. Маслов устраивал товарищеские встречи. К.Ф. Ширяева, вспоминая встречу Нового года в его квартире, отмечала, что «Михаил Степанович дома был чрезвычайно приветливым хозяином, писал новогодние поздравления в стихах, шутил над нами...»;. Последнее совещание кафедры в конце учебного года проводилось у него на даче, при этом появлялась возможность одновременно сочетать с отдыхом серьезные беседы о работе, подводились итоги за год, отмечались успехи и недочеты, перед каждым сотрудником ставились задачи на следующий год.

Характерной чертой полноценной научной школы является высокий уровень творческого общения [6]. Теоретические вопросы, экспериментальные исследования, клинические материалы постоянно обсуждались на совещаниях кафедры. М.С. Маслов прежде всего оценивал в рецензируемых монографиях, статьях, диссертациях актуальность темы и важность работы для практического здравоохранения, отмечал оригинальность методики исследования, тщательность выполнения каждой части, работы; обращал внимание на недостатки, Тщательно просматривая материал, он выяснял склонность автора к анализу и синтезу, степень владения им методом клинического мышления.

На суд коллектива М.С. Маслов выносил и свои работы. Так, обсуждались его учениками и сотрудниками выступления на конференциях, съездах, обязательному разбору подвергались его учебники (в частности, 6-е издание «Учебника детских болезней», вышедшее в 1953 г., обсуждалось около 4 месяцев). Особенно интересовало Михаила Степановича мнение сотрудников по разделам, которые у него самого вызывали сомнения.

Многие научные работы, в том числе диссертационные, выполнялись совместно с сотрудниками других кафедр, и такое сотрудничество было чрезвычайно плодотворным. Совместно с биохимической лабораторией ЛПМИ, которой заведовал профессор Л.Т. Соловьев, и кафедрой биохимии были подготовлены работы P.M. Муравиной, Э.И. Фридмана, И.А. Левинсон, Л.Г. Лейвикова. А.Ф. Фаддеевой, Б.Д. Тварья-нович, Е.Е. Шестовской, Д.Я. Подгаецкой и др. Кроме того, некоторые работы выполнялись совместно с кафедрой патологической анатомии ЛПМИ, возглавляемой профессором Д.Д. Лоховым (работы Ю.Н. Садыковой, П.Г. Кац, Д.М. Винокурова и др.), а также с кафедрой топографической анатомии и оперативной хирургии, которой руководил профессор Ф.И. Валькер (работы Р.С. Новоселовой, С.А. Ару-тюнян, Ю.Э. Виткинд и др.).

Четкая исследовательская программа, тщательная организация научной работы, коллективный характер и комплекс-

ность выполняемых работ служили залогом успеха школы М.С. Маслова.

Михаил Степанович суважением и доброжелательностью относился к представителям других школ в педиатрии, несмотря на разногласия с ними по некоторым вопросам. Наиболее принципиальные разногласия были у М.С. Маслова и А.А. Киселя по вопросам конституции детей. Напомним, что А.А. Кисель (1859-1938) отвергал деление детей на определенные конституционные типы, отрицал связь конституции и наследственности. Он писал: «Бросается в глаза бесконечное разнообразие детей со стороны физического строения и психики. У каждого свои особенности, своя конституция, свой, так сказать, тип. Сколько детей — столько типов» [7]. Главную причину различия конституционных типов он видел во влиянии различных факторов среды, вызывающих в организме ребенка патологические изменения.

Ученик А.А. Киселя С.И. Федынский (1876-1926), научные интересы которого были очень близки исследованиям М.С. Маслова, поскольку касались изучения обмена веществ, биохимических изменений при расстройствах питания в раннем возрасте, во взглядах на конституцию поддерживал своего учителя. На II Всесоюзном съезде детских врачей (1923) он высказал свое несогласие с классификацией, предложенной М.С. Масловым. В 20-е годы, когда велись эти споры, учение о конституции только начинало развиваться. Последующие исследования подтвердили правоту основных положений М.С. Маслова по вопросам аномалий конституции у детей.

Взгляды А.А. Киселя на конституцию были основаны на его эмпирическом, клиническом опыте при изучении туберкулеза, инфантилизма и других заболеваний. И наряду с ошибочными взглядами на эту проблему он справедливо считал необходимым учитывать индивидуальное состояние реакции организма на факторы внешней среды у каждого ребенка. Оценивая сегодня высказанные учеными мнения по проблеме конституции в детском возрасте, мы видим, что их нельзя противопоставлять — просто в споре рассматривались разные стороны вопроса. И главное, помыслы ученых были направлены на разработку методов, облегчающих страдание ребенка. То, что без борьбы противоречий нет поступательного движения науки, наглядно проявляется при рассмотрении отношения А.А. Киселя и М.С. Маслова к методам диагностики и лечения больных. Как известно, А.А. Кисель на 1-е место ставил клинические методы исследования, а другим методам диагностики (лабораторно-инструментальным, бактериологическим, биохимическим) придавал значение, если они согласовывались с клиническими.

В отношении лечения он пользовался очень ограниченным числом лекарственных средств, лично им много лет применявшихся, которым он очень доверял. В своих выступлениях он неоднократно критиковал увлечение «лечебным уклоном» (не будем забывать, что в 30-е годы А.А. Кисель не знал о многих препаратах, в частности об антибиотиках, принесших успех в лечении многих заболеваний).

М.С. Маслов же в своей клинике внедрял новые методы диагностики и лечения, был основателем патогенетического принципа лечения. В одной из рецензий во «Врачебной газете» (1930) он упомянул о «терапевтическом нигилизме школы А.А. Киселя».

Однако, как уже неоднократно отмечалось, М.С. Маслов во многих своих трудах и выступлениях на съездах, особенно в 40-50-е годы, призывал педиатров осторожно и очень тщательно, с учетом индивидуальных особенностей ребенка продумывать показания и противопоказания к тем или иным сложным методам диагностики и лечения (лечение гормонами, антибиотиками). Возможно, этому способствовал не только клинический опыт М.С. Маслова, но и определенное влияние высказываний А.А. Киселя.

Подтверждением близости взглядов А.А. Киселя и М.С. Маслова является выступление М.С. Маслова на VI Всесоюзном съезде детских врачей (1947) с докладом «Патогенез токсических, септических и дистрофических состояний у детей», в котором он подчеркивал необходимость изучения каждого больного, призывал научиться рационально использовать собственные резервы организма, создавать наиболее благоприятные условия для работы внутренних органов, воздействовать на систему регуляторов, стимулировать ее. В заключение он сказал: «Я несколько раз указывал, что мы слишком увлекаемся активным вмешательством у постели больного ребенка, стремимся пускать в ход все, что дает современная медицина (инъекции, всевозможные препараты и пр.), без критического отношения к патогенезу. И, желая принести пользу, мы приносим ребенку лишь вред...» [8].

М.С. Маслов всегда подчеркивал, положительные стороны исследований других ученых, с большим тактом проводил научные дискуссии, вел дружескую переписку с представителями других школ, выдающимися педиатрами ГН. Сперанским, М.Х. Угрелидзе, Е.Н. Хохол, Р.С. Гершеновичем, Г.С. Леви, О.Д. Соколовой Пономаревой и другими учеными. К нему обращались сотрудники педиатрических кафедр многих вузов страны с просьбами проконсультировать по теме научной работы, помочь в выборе темы, быть научным руководителем. Школой М.С. Маслова в советской педиатрии был утвержден функционально-биохимический подход в изучении особенностей организма ребенка в норме и при патологии, введены биохимические маркеры, определяющие здоровье и болезнь, создано понятие об индивидуальной реактивности ребенка, увязанное с конституцией, что позволило подойти к изучению индивидуального патогенеза и разработке индивидуальной патогенетической терапии.

Типичной чертой, присущей школе М.С. Маслова, является ставшая достоянием всех ученых-педиатров разработка методологического подхода к вопросам изучения патологии детского возраста [9-11]. В настоящее время ни одно исследование в области педиатрии не проводится без всестороннего, глубокого изучения функциональных и биохимических процессов, происходящих в организме ребенка при том или ином заболевании, без выработки методов лечения, возможно более ранней коррекции, рациональной профилактики. М.С. Маслов вместе с А.А. Киселем, Г.Н. Сперанским и другими советскими педиатрами создал основу для проведения индивидуальной профилактики, разработал критерии для выделения детей, предрасположенных к различным заболеваниям, в так называемые группы риска.

Труды школы М.С. Маслова, посвященные изучению патогенеза, клиники и лечения острых и хронических расстройств питания и пищеварения, нефропатий, гепатолиенальных синдромов, пневмоний, различных степеней дыхательной недостаточности, заболеваний сердечно-сосудистой системы, септических и токсических состояний, имели огромное значение для практического здравоохранения, способствовали снижению заболеваемости и летальности среди детей. Большую клиническую научную и педагогическую работу М.С. Маслов сочетал с решением организационных вопросов детского здравоохранения и активной общественной деятельностью. Особенно большая работа проводилась им на посту председателя Ленинградского научного общества детских врачей (1925-1926, 1929-1930, 1933-1942, 1944-1961). Общество оказывало органам здравоохранения методическую и практическую помощь. Благодаря такому взаимодействию в практику оперативно внедрялись наиболее ценные предложения: рациональная диета, рекомендации по лечению токсической диспепсии, дизентерии, пневмонии, острых инфекций и др. Кроме того, после обсуждения ряда докладов на заседаниях общества совместно с горздравотделом организовывались противоревматические

153

ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОЙ ПЕДИАТРИИ/ 2009/ ТОМ 8/ № 1

Из истории педиатрии

154

кабинеты, отделения для лечения колита, специальные пригородные санатории для больных ревматизмом, бронхиальной астмой, хронической пневмонией. Одному из таких санаториев, созданному при непосредственном участии М.С. Маслова, было присвоено его имя [12].

Под руководством М.С. Маслова было подготовлено 10 докторских и 46 кандидатских диссертаций, 5 сотрудникам была присвоена ученая степень кандидата наук без защиты диссертации. Из числа сотрудников и учеников М.С. Маслова свыше 4-0 человек получили звание ассистента и работали как в ЛПМИ, так и в других учебных и научных учреждениях страны: 18 сотрудников получили звание доцента; 21 стали профессорами и возглавили кафедры или были профессорами в различных городах страны: А.Ф. Тур (ЛПМИ) В.Л. Стыри-кович (Кишинев), Э.И. Фридман (Ленинград, Новосибирск), Л.А. Юрьева (Казань, Чкалов — Оренбург), P.M. Муравина (ЛПМИ), Г.А. Николаев (ГИДУВ), М.С. Бокерия (Тбилиси), Л.Г. Лейвиков (Караганда), Н.А. Шалков (Москва; Ленинград, ГИДУВ), В.И. Морев (III ЛМИ), В.Ф. Знаменский (ЛСГМИ), Ю.А. Котиков (ЛПМИ). П.И. Ильинский (Ленинград, Симферополь), Е.Ю. Поюровская (Дзау-Джикау — Владикавказ), А.М. Шапиро (г. Станислав — Оренбург), B.C. Вайль (Душанбе), Ш.З. Ибраев (Алма-Ата), Е.С. Малыжева (ВМА), А.А. Валентинович (ЛПМИ), В.П. Давыдов (Ростов-на-Дону), М.С. Осетрин-кина (ЛСГМИ). Из числа сотрудников и учеников М.С. Маслова в 60-70-е годы защитили докторские диссертации;

Н.Г. Зернов (Москва, Стоматологический институт), А.И. Клио-рин (ВМА), О.Л. Переладова (Днепропетровск), М.Г. Чухловина (ЛПМИ), К.Ф. Ширяева (Ленинград, Институт пульмонологии). С 1921 по 1961 г. сотрудниками М.С. Маслова было написано около 600 работ, в том числе 460 статей в журналах, сборниках научных трудов, 10 монографий, 3 справочника и др. Одной из характеристик лидера научной школы является его сопричастность мировой науке: усвоение информации из общезначимого фонда научных знаний; продуцирование новых положений и концепций. Все это относится и к М.С. Маслову. Большое внимание он уделял личному научному общению, участвуя в съездах, конференциях, симпозиумах, в том числе международных, где пропагандировал достижения своей школы; тем самым его идеи, подходы к изучению различных аспектов детской патологии, методы лечения находили последователей, получали широкое распространение. Он возглавлял советские делегации на международных конгрессах педиатров, был избран вице-президентом V Международного конгресса педиатров в Нью-Йорке, способствовал созданию в Карловом университете в Праге первого в Чехословакии педиатрического факультета, был в дружеских отношениях и вел переписку со многими зарубежными педиатрами [4, 6]. М.С. Маслов считал, что должна быть единая мировая наука. На организованный им VII Всесоюзный съезд детских врачей (Ленинград, 1957) были приглашены ученые из многих стран мира. Он подчеркивал важность знакомства советских врачей с достижениями медицинской науки в зарубежных странах: «Как бы ни были велики наши достижения в области

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Маслов М.С. Роль клинического опыта, лабораторно-инстру-ментальных методов и кондиционального мышления в современной научно-практической диагностике // Педиатрия. — 1929. — Т. 8, № 2. — С. 105-104.

2. Военно-медицинский музей МО СССР фонд 62078. Воспоминания Е.И. Казанской о работе в детской клинике Военно-меди-цинской академии в течение 1922-1925 гг. — С. 8-9.

3. Тур А.Ф. М.С. Маслов. — М.: Медицина, 1969. — С. 52.

4. Микиртичан Г.Л. М.С. Маслов. — М.: Медицина, 1990. — С. 176.

5. Рукопись. Хранится на кафедре детских болезней Военно-ме-дицинской академии им. С.М. Кирова.

6. Кедров Б.М. Научная школа и ее руководитель / Школы в науке. — М., 1977. — С. 306, 310.

научной педиатрии и практики детского здравоохранения, мы должны всегда помнить, что прогресс в науке достигается совместными усилиями ученых всех стран. Медицина сейчас является очень сложной областью науки, решение многих вопросов может быть достигнуто только упорным трудом научных коллективов, работающих в разныхусловиях. Поэтому мы должны внимательно следить за прогрессом в области педиатрии и в зарубежных странах и должны также радоваться их успехам. Общение ученых разных стран может обеспечить более полное и правильное понимание многих патологических процессов и правильный подход к профилактике и терапии» [13].

Михаил Степанович поддерживал связи со многими зарубежными коллегами, давал консультации по научным и организационным вопросам. Под его руководством обучались 6 аспирантов из социалистических стран (НРБ, СФРЮ, КНР), они считали себя учениками М.С. Маслова, пропагандировали достижения его школы за рубежом.

Перед каждой научной школой встает вопрос о жизнеспособности ее научного направления. Последнее складывается из нескольких факторов: увеличение числа учеников, появление новых поколений последователей, образование «дочерних» школ, способных обеспечить расширенное воспроизводство научных идей и открытий.

Число учеников М.С. Маслова постоянно возрастало, плодотворно работали 2-е и 3-е поколения школы М.С. Маслова. Исследовательская программа М.С. Маслова, естественно, не была исчерпана им и его учениками при жизни Михаила Степановича — и сегодня продолжается изучение поставленных им проблем. Оба коллектива, которыми руководил М.С. Маслов (кафедра детских болезней ВМА им. С.М. Кирова и кафедра факультетской педиатрии ЛПМИ — ныне Санкт-Петербургская педиатрическая медицинская академия), продолжили разработку некоторых тем, входящих в исследовательскую программу школы М.С. Маслова наряду с новыми проблемами педиатрии, выдвигаемыми современной медицинской наукой.

Большое значение для развития советской педиатрии имела деятельность «дочерней» школы, созданная учеником М.С. Маслова, действительным членом АМН СССР, профессором А.Ф. Туром в ЛПМИ.

Дальнейшее углубление проблем школы М.С. Маслова продолжалось не только в ВМА им. С.М. Кирова и ЛПМИ, но и в других научных учреждениях нашей страны. Необходимо также отметить, что проблемы, которыми занимался М.С. Маслов, его методические установки восприняты учеными-педи-атрами, которые у него не учились и непосредственно с ним не общались, но для них его труды стали настольными книгами. Они руководствовались ими при рассмотрении различных аспектов детской патологии.

Анализ творческой деятельности М.С. Маслова, его учеников, сотрудников и последователей позволяет заключить, что научная школа М.С. Маслова сыграла существенную роль в развитии педиатрии.

7. Кисель А.А, Труды заслуженного деятеля науки профессора А.А. Киселя. — М., 1941. — Т. II, Вып. .1. — С. 267.

8. Труды VI Всесоюзного съезда детских врачей. — М., 1948. — С. 74.

9. Маслов М.С. Диагноз и прогноз детских заболеваний: Руководство для врачей. — Л.: Медгиз, 1948. — С. 495.

10. Маслов М.С. Учебник детских болезней. Для студентов педиатрических факультетов. — 3-є изд. — Л.: Медгиз, 1956. — С. 551.

11. Маслов М.С. Лекции по факультетской педиатрии: в 2 ч. — Л.: Медгиз, 1957. — Ч. 1. — С. 231; 1960. — Ч. 2. — С. 203.

12. Педиатрия. — 1969, № 6. — С. 66.

13. Труды VII Всесоюзного съезда детских врачей. — Л., 1959. — С. 6,

Информация для авторов журнала «Вопросы современной педиатрии »

Правила оформления публикаций

Представленные в работе данные должны быть оригинальными. Не допускается направление в редакцию работ, которые дублируются в других изданиях или посланы для публикации в другие редакции. Редакция не несет ответственность за достоверность собственных клинических исследований авторов статей.

Все присланные работы подвергаются научному рецензированию. Редакция оставляет за собой право сокращения публикуемых материалов и адаптации их к рубрикам журнала. Статьи, не оформленные в соответствии с данными правилами, к рассмотрению не принимаются и авторам не возвращаются.

В редакцию направляются 2 экземпляра рукописи, которые сопровождаются направительным письмом учреждения, заверенным ответственным лицом, на имя главного редактора журнала. К рукописи прилагается электронный носитель (дискета или CD), содержание которого должно быть идентичным принтерной распечатке. По согласованию с редакцией допускается направление всех материалов по электронной почте.

ПРИ ОФОРМЛЕНИИ СТАТЕЙ НЕОБХОДИМО ПРИДЕРЖИВАТЬСЯ СЛЕДУЮЩИХ ПРАВИЛ:

1. Текст печатается в текстовом редакторе Word шрифтом Times, кеглем 12, через 1,5 интервала на листе А4. Поля: верхнее и нижнее — 2,5 см, левое — 3,5 см, правое — 1,5 см. Запрещается использование автоматических переносов. Внизу справа ставится нумерация страниц.

2. В текст статьи не включаются иллюстрации (таблицы и рисунки) или кадровые рамки для указания места их размещения в тексте.

3. Титульная страница: название статьи (не допускается употребление сокращений, а также торговых названий препаратов, продуктов питания и биодобавок); инициалы и фамилия(и) автора(ов); полное официальное название учреждений, на базе которых выполнено исследование, город и страна (если учреждение находится за пределами РФ); принадлежность каждого автора к соответствующему учреждению указывается цифрами, надстрочным индексом в порядке упоминания; аннотация статьи (не более 150 слов) имеет следующую структуру: краткое вступление, отражающее актуальность проблемы, материалы и методы исследования, результаты исследования и выводы; перечень ключевых слов статьи; данные «Для корреспонденции» одного из авторов статьи (фамилия, имя и отчество, занимаемая должность, ученая степень, ученое звание, а также рабочий адрес с почтовым индексом, номерами контактных телефонов, факса, e-mail). Статью обязательно подписывают все авторы.

4. Объем статей: не более 15 страниц — для оригинальной, 20 — для лекции или обзора литературы, 7 — для описания клинического наблюдения. Оригинальная статья должна иметь следующие разделы: введение, пациенты (материалы) и методы, результаты исследования и их обсуждение, выводы (заключение). При описании клинического наблюдения приводятся результаты только тех исследований, которые имеют дифференциально-диагностическую и диагностическую ценность для описываемого случая.

5. Все цифровые данные должны иметь соответствующие единицы измерения в системе СИ, для лабораторных показателей в скобках указываются нормативные значения. Употребление в статье необщепринятых сокращений не допускается. Малоупотребительные и узкоспециальные термины должны быть расшифрованы. Сокращение слов и названий (не более 3), кроме общепринятых сокращений мер, физических и математических величин и терминов, допускается только с первоначальным указанием полного названия и написания соответствующей аббревиатуры сразу за ним в круглых скобках. В публикации следует пользоваться современной русскоязычной научной терминологией и не употреблять «кальки» терминов, транскрибированные с иностранных слов. В математических формулах должны быть четко размечены все элементы: латинские буквы синим, греческие красным, индексы надстрочные и подстрочные, прописные (М) и строчные (м) буквы, сходные по написанию цифры и буквы (О буква и О цифра).

6. При описании лекарственных препаратов должны быть указаны: международное непатентованное наименование (МНН), торговое название, фирма-изготовитель и страна производства; все названия и дозировки должны быть тщательно выверены. Способ применения, дозы и формы используемых лекарственных препаратов и биодобавок должны учитывать возраст пациентов и соответствовать официальным предписаниям. Описание пострегистра-ционных клинических испытаний лекарственных препаратов, продуктов питания, биологически активных добавок и средств по

уходу за детьми должны обязательно включать информацию о регистрации и разрешении к применению указанной продукции официальными разрешительными органами (регистрационный номер, дата регистрации).

7. При упоминании использованной в ходе выполнения работы лечебно-диагностической аппаратуры необходимо в скобках указать название фирмы и страну производства аппаратуры. Описание данных, полученных при использовании оригинальной, разработанной в данном учреждении, лечебно-диагностической аппаратуры требует указания номера авторского свидетельства и лицензии на внедрение этой аппаратуры, а также разрешения на ее использование у детей.

8. При применении авторами инвазивных исследований и процедур должно быть приведено исчерпывающее обоснование их проведения. В отдельных случаях, до публикации материала, редакция оставляет за собой право потребовать у авторов предоставления разрешения этического комитета учреждения.

9. Все латинские названия пишутся курсивом. Первое упоминание микроорганизма должно включать полностью родовое и видовое названия, даже если микроорганизм широко известен. В дальнейшем пишется сокращенное родовое и полное видовое название. В таблицах — обязательно полностью. Слово «species» сокращается до «spp.».

10. Иллюстративный материал (кроме таблиц, которые размещаются срезу после текста статьи) представляется на отдельных листах и в отдельных файлах с соответствующей нумерацией и, за исключением таблиц, обозначается словом «рисунок». Таблицы, графики и диаграммы строятся в редакторе Word. Необходимо указывать цифровое значение каждого элемента диаграммы (столбик, сектор) или каждой точки графика; на осях должны быть указаны единицы измерения. Электронные версии рисунков, фотографий, рентгенограмм представляются в форматах .jpeg, ,tif или .eps, имеющих разрешение не менее 300 ppi, и ширину объекта не менее 100 мм. Текст-подпись — на последней странице файла с текстом статьи после списка литературы.

• Однотипные иллюстрации должны быть одинаковыми по размеру, масштабу, характеру представления информации.

11. Список использованной в статье литературы прилагается в порядке цитирования источников. Библиографические ссылки даются в квадратных скобках через запятую в строгом соответствии со списком использованной литературы. В оригинальных статьях допускается цитирование не более 25 источников, в обзорах литературы — не более 60. В списке литературы указывается:

• при цитировании книги: фамилии и инициалы авторов, полное название книги, место, издательство и год издания, количество страниц в книге или ссылка на конкретные страницы;

• при цитировании статьи в журнале: фамилии и инициалы авторов (если авторов более 4, то указывают три, добавляя «и др.» или «etal.»), полное название статьи, полное или сокращенное название журнала (сокращения должны соответствовать стилю Index Medicus или MEDLINE), год издания, том, номер, цитируемые страницы;

• в статье допускаются ссылки на авторефераты диссертационных работ, но не на сами диссертации, так как они являются рукописями.

Плата с аспирантов за публикацию рукописей не взимается. Авторы несут полную ответственность за точность данных, приведенных в списке использованной литературы.

ОБРАЗЦЫ БИБЛИОГРАФИЧЕСКИХ ЗАПИСЕЙ

1. Габуния М.С. Состояние молочных желез при применении гормональных препаратов в гинекологической практике // Российский вестник акушера-гинеколога. — 2001. — Т. 4, № 6. — С. 55-58.

2. Буланкина Е.В, Диагностика и прогноз развития висцеральных нарушений у детей с врожденной дисплазией соединительной ткани: Автореф. дис.... канд. мед. наук. — Иваново, 2002. — С. 24.

3. Kianfar Н., Kimiagar М., Ghaffarpour М. Effect of daily and intermittent iron supplementation on iron status of high school girls // Int. J. Vitam. Nutr. Res. — 2000. — V. 70, № 4. — P. 172-177.

4. Хрусталев Ю.М. Философия. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2005. — С. 640.

Статьи присылать по адресу:

119991, Москва, Ломоносовский проспект, д. 2/62 тел.: (499) 132-72-04 тел./факс: (499) 132-30-43 e-mail: vsp@nczd.ru

155

Льготная редакционная подписка

Предлагаем подписку на официальные издания Союза педиатров России. Периодичность выхода журналов 6 раз в год (1 раз в два месяца). Адрес редакции: 119991, Москва, Ломоносовский проспект, д. 2/62.

Телефон: 8 (499) 134-07-30, факс: 8 (499) 132-30-43, e-mail: redactor@nczd.ru

С'Э

fca, -як®

Вопросы современной педиатрии

Педиатрическая

фармакология

Журнал входит я Перечень ведущих научных журналов и изданий ВАК

Журжм входит і Перечень ведущих научных журнале» и изданий ВАК

Новый журнал Союза педиатров России. Издается с 2009 г.

s<-

Извещение _ _ Форма №ПД-4 Общественная организация «Союз педиатров России»

(наименование получателя платежа) 7704027058

(ИНН получателя платежа) № 40703810377020097001

(номер счета получателя платежа) В Международном промышленном банке

(наименование банка и банковские реквизиты) к/с 30101810000000000748

БИК 044525748

Подписка на журнал □ Педиатрическая фармакология П Вопросы диагностики в педиатрии П Вопросы современной педиатрии Срок: □ полгода □ год

(наименование платежа, нужное отметить) Дата Сумма платежа: руб. коп.

Информация о плательщике:

кассир (ФИО, индекс, адрес, телефон)

Плательщик (подпись)

Извещение Форма №ЦЦ-4 Общественная организация «Союз педиатров России»

(наименование получателя платежа) 7704027058

(ИНН получателя платежа) № 40703810377020097001

(номер счета получателя платежа) В Международном промышленном банке

(наименование банка и банковские реквизиты) к/с 30101810000000000748

БИК 044525748

Подписка на журнал □ Педиатрическая фармакология □ Вопросы диагностики в педиатрии □ Вопросы современной педиатрии Срок: □ полгода □ год

(наименование платежа, нужное отметить) Дата Сумма платежа: руб. коп.

Информация о плательщике:

Кассир (ФИО, индекс, адрес, телефон) Плательщик (подпись)

X

Редакционная подписка это:

Подписка с любого номера Теперь подписаться можно с любого номера, на год или на полгода.

Удобства оплаты По квитанции в любом отделении Сбербанка РФ.

Разборчивым почерком впишите в квитанцию свои личные данные: ФИО получателя, адрес для доставки журналов с индексом, контактный телефон. Отметьте нужный журнал и период подписки и укажите ее стоимость. Подтвердите оплату по факсу 8 (499) 132-30-43.

Гарантированная и своевременная доставка

Доставка журналов осуществляется по почте заказной бандеролью в течение 5 дней после выхода журнала.

Сервис обслуживания подписчиков В случае возникновения вопросов, касающихся Вашей подписки, позвоните нам по телефону 8 (499) 134-07-30.

Мы ответим на все Ваши вопросы.

Обратная связь с редакцией Вы можете сообщить свои пожелания относительно тематического наполнения журнала. Мы обязательно учтем Ваши пожелания при подготовке будущих номеров.

Стоимость льготной подписки через редакцию: Для физических лиц:

полгода (3 номера) — 450 рублей; год (6 номеров) — 900 рублей Для юридических лиц: полгода (3 номера) — 900 рублей; год (6 номеров) — 1800 рублей Доставка журналов включена в стоимость подписки.