Научная статья на тему 'Сабли на территории Пермского Предуралья'

Сабли на территории Пермского Предуралья Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
248
115
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПЕРМСКОЕ ПРЕДУРАЛЬЕ / САБЛИ / СРЕДНЕВЕКОВОЕ КЛИНКОВОЕ ОРУЖИЕ / КЛИНКОВОЕ ОРУЖИЕ
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Сабли на территории Пермского Предуралья»

А.В. Данич САБЛИ НА ТЕРРИТОРИИ ПЕРМСКОГО ПРЕДУРАЛЬЯ

Сабли являются наиболее редкой находкой из всех предметов вооружения на территории Пермского Предуралья. Они определяют социальное и имущественное положение человека, которому принадлежат.

Клинковое оружие населения Пермского Предуралья на археологических материалах рассматривалось в работах А.М.Белавина, С.Р.Волкова, Р.Д.Голди-ной, В.А.Оборина, А.Н.Кирпичникова и др. Значительная же часть материалов, несмотря на эти публикации, не подвергалась анализу. Таким образом, актуальность данной темы определяется отсутствием систематизации имеющегося материала и необходимостью комплексно интерпретировать его, тем более что монографического исследования по этой проблематике нет.

В статье рассматриваются материалы с территории ломоватовской (VII - XI вв.) и родановской (XII - XIV вв.) археологических культур, т.е. с территории бассейна Верхней Камы и р. Чусовой.

Цель исследования - дать характеристику прикамских сабель VII-XV вв. В работе использованы материалы из музеев городов Чердыни, Соликамска, Березников, Кудымкара, Перми, Чёрмо-за, коллекции из раскопок ПГУ и ПГПУ, а также публикации по данной проблематике.

Средневековому клинковому оружию посвящены многочисленные статьи и монографии. В них существует большая проблема в терминологии рубяще-колющего оружия. По причине ограниченного объёма статьи останавливаться

© Данич А.В., 2009

на этой проблеме не буду, обозначу лишь, что к саблям относятся клинки с выгнутым (даже незначительно) лезвием и наклоном рукояти в сторону лезвия, а также клинки с одним из этих двух признаков, позволяющих наносить секущий удар.

Сабли попадали на территорию Пермского Предуралья, видимо, через Булгарию. Известно, что они и другие виды клинкового оружия ближнего боя были предметом торговли булгар с Вису и другими народами Севера. Так, ал-Мукаддаси, приводя обширный список товаров, вывозимых булгарами в различные страны, упоминает стрелы, мечи и кольчуги. Гарнати сообщает, что булгары ввозят в Вису сабли, изготовленные в мусульманских странах, и не имеющие никаких украшений и рукоятей - «одни клинки, в том виде, в котором они выходят из рук кузнецов». (Белавин, 2000. с. 114-115).

Типология.

Основой типологии сабель исследователи выбирают, как правило, либо перекрестие и навершие (Кирпичников, 1966 с.68; Плотников, 1981, с.165), либо отдельные характеристики клинка (Фёдоров-Давыдов, 1966, с.22-23; Плетнёва, 1973, с.17-18; Худяков, 1980, с.39-41; Циркин, 1987, с.159, 163-165 и др.).

Из основных признаков клинка в типологии сабель чаще всего учитывались: ширина и кривизна (Фёдоров-Давыдов, 1966, с.22-23; Циркин, 1987, с. 163-165), кривизна и длина (Плетнёва, 1973, с.17-18), кривизна (Худяков, 1980, с.39-41; Иванов, 1987, с.185-186; Хузин, 1985, с.176-177), кривизна и остриё (Мерперт, 1955, с.134), остриё (Соловьёв, 1987, с.73-75).

Более подробную классификацию позднекочевнических сабель предложили Евглевский А.В. и Потёмкина Т.М., которые положили в основу классифи-

кации кривизну, участок максимального изгиба клинка, пропорции соотношения длины и ширины клинка. А в качестве дополнительных признаков перекрестия, навершия, наконечники ножен, наклон стержня рукояти и остриё (Евг-левский, Потёмкина, 2000, с.117-179).

На данный момент с территории Пермского Предуралья известно 43 сабли и их фрагментов, 9 перекрестий и 3 частей ножен. Только 14 сабель из них дошли до нас в целом состоянии, без повреждений.

К сожалению, незначительная в количественном и качественном отношении источниковая база не позволяет разработать подробную типологию сабель для нашей территории.

К основным типообразующим признакам сабли можно отнести следующие признаки: длина клинка, ширина, кривизна полосы, наклон стержня рукояти.

Длина клинка. Длину клинков удалось проследить у 21 сабли. Она находится в диапазоне от 60,9 до 79,6 см. Все данные клинки можно отнести к коротким.

Ширина клинков у перекрестия. Ширина клинков у перекрестия прослежена у 32 сабель и составляет от 2,2 см до 4 см.

Пропорциональное соотношение длины и ширины клинка также очень близко: 1:18 - 1:24.

Кривизна клинка. Изгиб лезвия клинка удалось проследить у 29 экземпляров. Все клинки можно отнести к слабоизогнутым (от 0,2 см до 1,3 см). Один клинок из Аверинского II могильника с выпуклой спинкой и вогнутым лезвием (0,8 см).

Аналогии клинкам с изгибом до 1 см известны в погребениях Больше-Ти-ганского могильника, датирующегося концом VIII - первой половиной IX в., в Дмитриевском могильнике IX в. (Коч-

каров, 2008, с.26), в могильниках енисейских кыргызов этого же времени (Худяков Ю.С., 1980).

Клинки с изгибом до 2 см встречены в тюхтятских памятниках К-Х вв. и в венгерских погребениях X в. (Кочка-ров, 2008, с.26).

Участок максимального изгиба клинка. В подавляющем количестве случаев максимальный изгиб клинка приходится на вторую треть, т.е. на среднюю часть клинка. И только у двух сабель (№ 34, 40) максимальный изгиб приходится на треть, ближнюю к острию клинка.

Дол. Присутствует на одной сабле (№ 1).

Остриё. Остриё у сабель узкое, острое с односторонней или двусторонней заточкой.

Односторонняя заточка присутствует у 4 экз. (№№ 9, 13, 15, 28).

Двусторонняя заточка - 22 экз. (№№ 1-8, 11, 25-27, 29, 30, 32, 34-40). Длина двусторонней заточки от 6,5 до 23,7 см.

В обработку попал экземпляр с Аве-ринского II могильника (№ 21) полностью с двусторонней заточкой на всю длину клинка. На первый взгляд ,это признак меча, и во всех публикациях, где идут ссылки на него, его так и называют. Но нигде не обращают внимания на то, что рукоять находится с наклоном 5е к клинку. А это - уже признак сабли. Для чего была необходимость делать клинок обоюдоострым на всём продолжении клинка, остаётся непонятным.

Как можно убедиться из выше сказанного, в основу классификации нельзя положить не один из основных типообразующих признаков, кроме изгиба рукояти. Все сабли относятся к слабоизогнутым (0,2-1,3 см). Длина клинков колеблется между 76,5 и 89 см, ширина клинка между 2,2 и 4 см. Разбег величин минимален для детализированной классификации.

Черенки рукоятей и навершия.

Важным элементом является рукоять сабли. Для ранних типов сабель отклонение рукояти к лезвию клинка было одним из главных формообразующих показателей, так как слабо искривлённый однолезвийный клинок за счёт наклона рукояти получил тот режущий эффект, который характерен для сабли.

Черенки рукоятей, которые можно замерить по длине сохранились на 22 саблях, угол наклона можно замерить у 34 сабель (разница в количестве состоит в нескольких экземплярах сабель, у которых обломлен небольшой фрагмент черенка и в экземплярах сабель с фото из грабительских раскопок, на которых нет масштаба №№ 48-53).

Длина черенка сабли колеблется от

7 до 11,8 см. Угол наклона от 00 до 180.

По углу наклона рукояти к лезвию все сабли можно разделить на 5 типов:

Тип 1. Без наклона (00). К этому типу относятся 2 сабли (№№ 11 и 22). К сожалению, с саблей с Агафоновского I могильника лично мне ознакомиться не удалось, а по изображению в публикации небольшой наклон может быть не заметен.

Тип 2. Малый наклон (10-40). К этому типу относятся 9 рукоятей сабель (№№ 1, 4, 12, 15, 17, 25, 28, 31, 48).

Тип 3. Средний наклон (40-70). К этому типу относятся 11 рукоятей сабель (№№ 2, 3, 5, 20, 21, 29, 32, 33, 34, 35, 39).

Тип 4. Сильный наклон (80-120). К этому типу сабель относятся 6 рукоятей сабель (№№ 13, 26, 30, 40, 49, 53).

Тип 5. Очень сильный наклон (>120). К этому типу относится 3 рукояти сабель (№№ 36, 37, 52).

К черенку рукояти прикреплялись две деревянные накладки при помощи 1 - 2 шпеньков. По всей вероятности, сверху деревянные накладки обшивались кожей или, как в погребении 138

Бояновского могильника (№ 39), - тканью. Как показали раскопки Бояновского могильника, накладки имели значительно большую длину и угол наклона, чем сам черенок (сабли № 26, 29). В месте, где черешок уже закончился, а накладки продолжались, они скреплены ещё одним шпеньком.

В затылочной части некоторые рукояти украшены навершиями. Они носили, в первую очередь, декоративную функцию, и предохраняли деревянные накладки от механических повреждений. Такие навершия были слишком лёгкими, и не выполняли функции противовеса, какую играли тяжёлые навершия мечей.

Типология наверший рукоятей была разработана Кирпичниковым А.Н. (Кирпичников, 1966, с.68). Наш материал практически полностью укладывается в эту типологию.

Тип 1. Навершия уплощённо-ци-линдрической формы. Изготовлены из тонких серебряных пластинок (сабли № 25, 29, 33). Истоки таких наверший следует искать, по мнению Кирпичникова А.Н., в салтово-маяцкой культуре (Кир-пичников,1966, с.68).

Тип 2. Навершия грушевидной формы. Имеют в сечении эллипсовидную форму Снизу от середины отходит один отросток для более прочного крепления с рукоятью. Изготовлены из железа (сабля № 37), серебра (сабли № 1, 2) или бронзы (сабля № 26). Серебряные навершия изготовлены из тонкой серебряной пластины, и украшены орнаментом. Для того, чтобы они были меньше подвержены деформации и излому, они были надеты на костяные цилиндрические на-вершия. Аналогии данному типу навер-ший можно найти в аланских и венгерских древностях (Кирпичников, 1966, с.68).

Тип 3. Бронзовая овальная накладка на торцевую часть ручки (сабля № 39).

Две рукояти (сабли N° 1, 2) в районе перекрестия были украшены серебряными V-образными обоймочками. Прикреплялись они к рукояти при помощи небольшого гвоздика в центральной части обоймочки.

Перекрестия.

Клинковое оружие несёт в себе сочетание двух функций - поражение противника и отражение ударов. Последнюю функцию выполняет железное или бронзовое перекрестие. Все экземпляры перекрестий имеют достаточную длину и толщину, чтобы обеспечить её выполнение, что косвенно свидетельствует об определённом развитии фехтовального искусства. Перекрестие выполняло защитную функцию - задерживало скольжение оружия противника по полосе клинка, и не давало соскользнуть руке на клинок.

Непосредственно защищая руку, оно быстро реагировало на все изменения фехтовальных приёмов, поэтому его эволюция может служить одним из главных показателей развития сабли.

В обработку попало 38 перекрестий и их фрагментов с территории Пермского Предуралья. Большинство из них составные, состоящие из двух половинок. Есть несколько напускных перекрестий, которые одевались на оружие путём продевания стержня рукояти через его срединное отверстие. В горизонтальном положении перекрестие удерживалось за счёт плотного насаживания на обкладки рукояти, а также, возможно, за счёт небольших шипов с внутренней стороны перекрестия, которые втыкались в деревянные обкладки рукояти. Такие шипы прослежены на бронзовом перекрестии из Питерского (Степаново Плотбище) могильника (N 47).

Типологию перекрестий древнерусских сабель разработал А.Н.Кирпични-ков (Кирпичников, 1966, с.68-72). Гар-

ды по форме им были разделены на несколько компактных хронологических групп. В основу моей типологии легла схема предложенная А.Н.Кирпичниковым.

Тип 1. Прямые, брусковидные перекрестия с ромбическим расширением в средней части. Это самая ранняя группа перекрестий. Датируется VШ-X вв.

Подтип А. (№ 1, 2, 4, 6, 17, 42, 44). Прямое, брусковидное перекрестие с ромбическим расширением в средней части. Такие перекрестия встречены на Редикорском городище и могильнике, могильнике Плёс, могильнике Телячий Брод, селище Володин Камень II. Аналогичные перекрестия найдены в салто-во-маяцких могильниках, Дунайской Болгарии, у венгров времён Арпадов, в погребениях кимаков IX-X вв. (Измайлов, 1997, с.28)

Подтип Б. (№ 30, 37). Прямое, брусковидное перекрестие с ромбическим расширением в средней части и шарообразными окончаниями. Такие перекрестия встречены на Бояновском могильнике.

Подтип В. (№ 5). Прямое, брусковидное перекрестие с ромбическим расширением в средней части и ромбовидными окончаниями. Встречено такое перекрестие в единичном экземпляре на Ильинском городище.

Тип 2. Прямые, брусковидные перекрестия. Данный тип датируется IX-X вв.

Подтип А. (№ 15, 21, 26, 33, 34, 35, 41, 43, 48, 49, 50, 52). Прямое, брусковидное перекрестие. Такие перекрестия встречены на Аверинском II могильнике, Бояновском могильнике, Питер (Степаново Плотбище) могильнике. Перекрестия имеют многочисленные аналогии в древностях VIII-IX вв. (Кочкаров, 2008, с.32; Худяков, 1986, с.191-195). В большом количестве встречаются в алтайских материалах IX-X вв. (Кочкаров, 2008, с.32).

Подтип Б. (№ 3, 22, 38, 53). Прямое, брусковидное перекрестие с шарообразными окончаниями. Гарды этой формы восходят к аварскому времени, а в IX-XI вв. были распространены от Северного Предкавказья до Венгрии. Кирпичников А.Н. отмечает, что перекрестия рассматриваемого типа в X в. всё настойчивее вытесняются другими формами. Для XI в. они кажутся архаичными (Кирпичников, 1966, с.68). Такие перекрестия встречены на могильнике Плёс, Агафоновском I могильнике, Бояновском могильнике.

Подтип В. (№ 13, 46). Прямое, брусковидное перекрестие с ромбовидными окончаниями. Такое перекрестие встречено на Загарском могильнике.

Тип 3. Изогнутые, брусковидные перекрестия. Развитие сабельных перекрестий идёт по пути искривления и загиба из концов книзу. Данные изменения были направлены на повышение защиты руки, т.к. различные скосы и вырезы перекрестия улучшают улавливание клинка противника. Данный тип датируется 2 половиной X-XI вв.

Подтип А. (№ 25, 29). Изогнутое, брусковидное перекрестие. Такие перекрестия встречены на Бояновском могильнике.

Подтип Б. (№ 31, 32, 40, 51). Изогнутое, брусковидное перекрестие с шарообразными окончаниями, опущенными вниз. Подобная защита руки была распространена у венгров времён Арпадов (Измайлов, 1997, с.28), кимаков (Худяков, 1986, с.166, рис. 2, 3), южноуральских кочевников (Измайлов, 1997, с.28). Встречаются такие перекрестия и в западном Поволжье (Белорыбкин, 2003, с.124-142) и у северо-кавказских алан (Кирпичников, 1976, табл. III. 1, 2), у венгров, русских, мордвы (Кирпичников А.Н, 1966, стр. 69). На территории Пермского Предуралья такие перекрес-

тия встречены на Бояновском могильнике и могильнике Демёнки.

Подтип В. (№ 47). Изогнутое, брусковидное перекрестие с ромбовидными окончаниями, опущенными вниз. Встречено на Питерском (Степаново Плотби-ще) могильнике.

Тип 4. (№ 45). Перекрестие с ромбическими расширениями, в центре сужающимися к окончаниям. Считается, что этот тип появился под влиянием почти аналогичных, но более крупных ме-чевых перекрестий. Хронологически этот этап А.Н. Кирпичников относит к XIII в. (Кирпичников, 1966, с.71-75). Боковые стороны такой гарды оформлены в виде щиткообразных расширений. Благодаря этой особенности перекрестие приобретало большую прочность на излом при повреждении, а также более надёжно соединялось с рукоятью и плотнее удерживало надетые ножны. Кроме того, боковые мысовидные выступы, выдаваясь несколько над клинком, задерживали неприятельское оружие, падающее вдоль полосы, и не давали ему соскользнуть на рукоять. Такое перекрестие встречено на территории деревни Модороб.

Тип 5. (№ 58). Напускное перекрестие. Челнокообразное тело перекрестия оснащено овальными углублениями, расположенными с обеих сторон. В горизонтальном положении такое перекрестие удерживалось за счёт прижатия деревянными обкладками со стороны рукояти, а с обратной стороны - плечиками клинка. Перекрестие в виде круглого, вытянутого стержня. Соскакивание неприятельского клинка предотвращалось здесь не изгибами или задерживающими окончаниями на концах, а прочностью стержня. Перекрестие этого типа очень сходно с мечевым. Кирпичников А.Н. связывает данный тип перекрестий с XIII в. (Кирпичников, 1966, с.72). Та-

кое перекрестие встречено на Кыласово (Анюшкар) городище.

Детали ножен.

Ножны предназначаются для ношения сабли, и являются её неотъемлемой частью. Ножны сабель изготовлялись из двух деревянных, тонких дощечек и обтягивались, по-видимому, кожей. Такой вариант отделки встречен на ножнах сабли из Агафоновского I могильника (№ 22). Основываясь на результатах раскопок Бояновского могильника, можно с уверенностью сказать, что ножны были длиннее сабли на 10-20 см. Наряду с деревянными существовали ножны ,сде-ланные полностью из железа. Фрагменты таких ножен встречены на Корнинс-ком городище (№ 24). Они свёрнуты из листа железа, повторяя форму клинка в виде треугольника. Длина фрагмента ножен 41 см, ширина 4,2 см.

Скобы для подвешивания.

Сабля подвешивалась к поясу с правой или левой стороны при помощи одного или двух ремешков. При использовании одного ремешка сабля висела вдоль ноги человека, а при использовании двух - в наклонном положении, придавая изогнутой ручке горизонтальное положение. Один ремешок располагался в верхней части ножен, второй - примерно на середине длины ножен. На ножнах имеются имитации обойм и пластин для подвешивания сабли к поясу Как обоймы, так и пластины изготовлены из серебряной фольги, и, естественно, не могли выдержать положенную нагрузку, так что ремень, скорее всего, крепился непосредственно к деревянному корпусу. Указанные же украшения, вероятно, являлись только подражанием типу ножен с креплением ремня при помощи пластин. Как будет отмечено ниже, ножны с одной петлёй для подвешивания, возможно, не свидетельствуют о наличии только одного ремня для подвеши-

вания. Вероятно, второй ремень все же существовал, но была утеряна вторая скоба или она просто отсутствовала.

Наконечники ножен.

Обычно в комплект отделки ножен с серебряными петлями и обоймами входит серебряный наконечник, свёрнутый в трубицу из листового серебра. Длина таких наконечников 12 - 32 см.

Дополнительные детали отделки ножен:

На трёх ножнах встречены дополнительные детали отделки. В двух случаях под каждой скобой, в средней её части, находится небольшая серебряная накладка. Эти накладки, по-видимому, украшали ремень в месте обхвата им ножен. Наличие накладок в средней части ножен наводит на мысль о наличие второго ремня, без наличия второй скобы. И на то, что эти накладки украшали ремень в месте обхвата ножен. В третьем случае верхняя часть ножен украшена V-образной обоймочкой с кружковым орнаментом по краям.

Характеристика обрядовых черт.

Погребения с саблями встречены на

8 могильниках Пермского Предуралья (Демёнки, Телячий Брод, Редикарский, Бояновский, Плёс, Агафоновский I, Аве-ринский II, Загарский), на которых изучено 1213 погребений, из которых только в 26 встречены сабли.

Интересно проследить взаимосвязь сабель с другими видами вооружения. В погребениях с саблями чаще всего встречаются наконечники стрел (в 46 % погребений), чуть реже топор (38% погребений), копьё (27 % погребений). В 15% погребений не встречено другого вида оружия, кроме сабли.

Если проанализировать различные комбинации, при которых отдельные категории вооружения встречаются в одном комплексе, то можно увидеть, что чаще всего сочетается в одном комплексе с

топором - 6 раз, с наконечниками стрел и топором - 5 раз, наконечниками стрел - 4 раза, с наконечниками стрел, с копьём и топором - 3 раза, с топором и копьём - 2 раза, с копьём - 2 раза, с наконечниками стрел и копьём - 0 раз.

На принадлежность погребённых с саблями к конным воинам указывают принадлежности конской сбруи - стремена, удила и подпружные пряжки. Они встречены в 62% погребений. Из них с удилами - 14 раз (54 % погребений), со стременем - 5 раз (19% погребений) причём в одном из них было 2 стремени, подпружные пряжки - 4 раза (15% погребений), причём в двух погребениях по 2 шт., со стременем и удилами - 4 раза (15 % погребений), со стременем и под-пружными пряжками - 3 раза (12 % погребений), с удилами и подпружной пряжкой - 2 раза (8 % погребений).

Для более точной картины был проведён анализ в статистическом пакете SPSS 14.0. В обработку вошли 280 погребений с оружием с 17 могильников Пермского Предуралья. Кластерный анализ меры сходства для переменных был проведён по формулам: Кульчинский 2 и Очия, которые дали одинаковые результаты (дендрограмма 1).

Исходя из полученных результатов, можно выделить два кластера:

1. Стремя, удила, подпружные пряжки.

2. Топор, сабля, наконечники стрел, копьё.

Фрагменты кольчуги и колчанные крючки не имеют корреляции ни с одним видом вооружения.

Как мы видим, в первый кластер попали все принадлежности конской упряжи. По всей видимости, она являлась маркером мужчины-всадника, а не мужчины - профессионального воина.

Во второй кластер попали все предметы вооружения: топор, сабля, наконеч-

ники стрел и копьё. И самые близкие связи сабли мы наблюдаем с топором. По-видимому, сабля и топор были неотъемлемыми признаками профессионального воина. А копьё и лук служили дополнениями к комплексу вооружения.

Интерес представляет местоположение сабель в погребении. Из 26 погребений, в которых обнаружены сабли, о конкретном местоположении мне известно в 19 погребениях.

Сабля в большинстве случаев располагалась остриём к ногам - 16 случаев и в 3 случаях остриём к лицу. В большинстве случаев сабля располагалась слева от погребённого - 11 раз (58 % погребений), и в 8 случаях справа (42 % погребений).

В расположении сабли вдоль тела, т.е. при нахождении рукояти сабли в отдельных зонах скелета человека удалось проследить в 15 случаях: у плечевой кости - 5 раз, у предплечья - 4 раза, у кисти - 6 раз.

При рассмотрении местоположения сабли относительно тела погребённого выделяется 4 зоны: с внутренней стороны руки - 2 раза, с наружной стороны руки - 1 раз, под ногой - 1 раз, с наружной стороны ноги - 1 раз. В тех случаях, когда сабля находилась у ноги, по-видимому, она была в составе костюма, и была подвешена на ремнях к поясу. В остальных случаях её укладывали отдельно, не как деталь костюма, а как подтверждение особого статуса владельца.

Сабля, учитывая её ценность, в большинстве семей передавалась по наследству, и положить её в погребение могли только богатые, состоятельные родственники. Попасть в могилу она могла и тогда, когда у погибшего отсутствовало мужское потомство (например, в Боль-шетиганском могильнике 4 сабли из 9 обнаруженных найдены в погребениях

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

юношей фертильного возраста (Измай-лов,1997, с.19). Следовательно, между значением сабли и числом её находок, видимо не прямая, а обратная зависимость: именно из-за высокого семантического значения и особого положения в комплексе вооружения она реже встречается в могильниках в качестве заупокойного дара.

Как мы видим, сабля попадает в Пермское Предуралье в VШ-IX вв. и к 1Х-Х вв. укрепляет свои позиции. В этот период форма клинка не претерпевает никаких изменений, происходит только незначительные изменения перекрестия, в отличие от южных территорий нашей страны, где сабли получают больший изгиб. По-видимому, это подтверждает

то, что сабля не являлась значимым видом вооружения на нашей территории в эти века, а скорее являлась подтверждением высокого статуса её хозяина. Сказать, какое дальнейшее развитие и какой тип господствовал на нашей территории в более поздние времена, затруднительно из-за незначительного количества находок. Но известно, что сабля ни куда не делась из арсенала вооружения. Так в 1472 г. Г аврила Нелидов отобрал у Великопермских князей в числе других вещей «...3 пансыри, да шелом, да две сабли булатные» (Талицкий, 1951, с.63).

Dendrogram using Average Linkage (Between Groups)

Rescaled. Distance Cluster Combine

CASE О 5 10 15 20 25

babel Num -t---------------------1-----—---------------i----------i-

Стремя Удила

Подпружные пряжки Топор Сабля

Наконечники стрел Копьё

Фрагменты кольчуги Колчанные крючки

Дендрограмма №1. Кластерный иерархический анализ предметов вооружения Пермского

Предуралья по мере сходства Кульчинский 2

Рису. 1. Сабли. 1 - Плёс, могильник. Погр. 5; 2 - Плёс, могильник. Погр. 26; 3 -Плёс, могильник. Погр. 19; 4 - Редикор, могильник. Погр. 1; 5 - Ильинское городище; 6 - не известно; 7 - не известно; 8 - не известно (возможно Демёнки, могильник или Агафоновский Iмогильник); 9 - Эсперово городище; 10 -Агафоновский Iмогильник. Погр. 107; 11 - не известно; 12 - Искор, городище; 13 - Загарский могильник. Погр. 1; 14 - Огурдино, могильник; 15 - Аверинский II могильник. Погр. 158; 16 - Огурдино, могильник

Рис. 2. Сабли. 17 - Телячий Брод, могильник. Погр. 4; 18 - Редикор, городище; 19 -Редикор, городище; 20 - Бояново, могильник. Погр. 9; 21 - Аверинский IIмогильник. Погр. 142; 22 - Агафоновский Iмогильник. Погр. 92; 23 - Агафоновский Iмогильник. Погр. 191; 24 - Корнинское городище; 25 - Бояново, могильник. Погр. 58; 26 - Бояново, могильник. Погр. 61; 27 - Питер (Степаново Плотбище) могильник; 28 - не известно (возможно Демёнки, могильник); 29 - Бояново, могильник. Погр. 59; 30 - Бояново, могильник; 31 -

Демёнки, могильник. Погр. 124

Рис. 3. Сабли и перекрестия. 32 - Бояново, могильник. Погр. 93; 33 - Бояново, могильник. Погр. 128; 34 - Бояново, могильник. Погр. 137; 35 - Бояново, могильник. Погр. 151; 36 -Бояново, могильник. Погр. 153; 37 - Бояново, могильник. Погр. 90; 38 - Бояново, могильник. Погр. 107; 39 - Бояново, могильник. Погр. 138. 40 - Демёнки, могильник. Погр. 196; 41 - Питер (Степаново Плотбище) могильник; 42 - Редикор, городище; 43 - Питер (Степаново Плотбище) могильник; 44 - Володин Камень II селище; 45 - Модороб, деревня; 46 - не известно; 47 - Питер (Степаново Плотбище) могильник; 58 - Кыласово

(Aнюшкаp) городище

Типология сабельных наверший Типология саоельных перекрестий

Рис. 4. Сабли. Типология сабельных наверший и перекрестий. 48 - не известно; 49 - не известно; 50 - не известно; 51 - не известно; 52 - не известно; 53 - не известно

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.