Научная статья на тему 'Русский ассоциативный словарь как источник изучения русской языковой картины мира'

Русский ассоциативный словарь как источник изучения русской языковой картины мира Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
560
91
Поделиться
Ключевые слова
ЯЗЫКОВАЯ КАРТИНА МИРА / LANGUAGE WORLD PICTURE / МОДЕЛЬ / MODEL / АССОЦИАТИВНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ / ASSOCIATIVE EXPERIMENT / АССОЦИАТИВНО-ВЕРБАЛЬНАЯ СЕТЬ / VERBAL ASSOCIATIVE NETWORK / РУССКИЙ АССОЦИАТИВНЫЙ СЛОВАРЬ / RUSSIAN ASSOCIATIVE DICTIONARY

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Уфимцева Наталья Владимировна

Статья посвящена психолингвистическому подходу к описанию языковой картины мира. Ассоциативно-вербальная сеть русского языка, построенная по материалам массового ассоциативного эксперимента рассматривается как модель языковой картины мира «наивного» носителя языка.

RUSSIAN ASSOCIATIVE DICTIONARY AS A SOURCE OF RUSSIAN LANGUAGE WORLD PICTURE STUDY

The article is devoted to the psycholinguistic approach to the language world picture description. Verbal associative network of the Russian language, based on the mass associative experiment materials is considered as a model of the world picture by a “naive” native speaker.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Русский ассоциативный словарь как источник изучения русской языковой картины мира»

© 2014

Н. В. Уфимцева

РУССКИЙ АССОЦИАТИВНЫЙ СЛОВАРЬ КАК ИСТОЧНИК ИЗУЧЕНИЯ РУССКОЙ

ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА

Статья посвящена психолингвистическому подходу к описанию языковой картины мира. Ассоциативно-вербальная сеть русского языка, построенная по материалам массового ассоциативного эксперимента рассматривается как модель языковой картины мира «наивного» носителя языка.

Ключевые слова: языковая картина мира, модель, ассоциативный эксперимент, ассоциативно-вербальная сеть, русский ассоциативный словарь

Российская психолингвистика, а точнее московская психолингвистическая школа уже в течение почти сорока лет занимается изучением обыденного (профанного) языкового сознания носителей русского языка и его моделированием.

Введённое для этих целей понятие «языковое сознание»1, синонимичное психологическому понятию «образ мира», позволило впервые построить реальную модель языковой картины мира носителя языка, отвечающую системно-целостному принципу, и исследовать содержание языкового сознания носителей разных языков и культур. Под такой моделью я имею в виду ассоциативно-вербальную сеть (т.е. неполно связанный, ориентированный граф со взвешенной частотой), построенную по результатам массовых ассоциативных экспериментов для носителей разных языков (русского, английского, французского, испанского, украинского, белорусского, польского, немецкого и др.). Для русского языка этот граф имеет 103 000 разных вершин, т.е. разных слов, которые входят в эту сеть. Количество испытуемых (респондентов), которые «поделились» с нами фрагментами своего языкового сознания, составляет 6 600 человек — это студенты разных специальностей с родным языком русским в возрасте от 17 до 25 лет, проживающие в разных регионах Российской Федерации. Эксперимент проводился в конце ХХ в. (см. сайт в Интернете http://www.tesaurus.ru/dict/dict.php, на котором можно ознакомиться с электронной версией Русского ассоциативного словаря2 и возможностями его анализа). Для Русского ассоциативного словаря 2, экспериментальный материал для которого мы начали собирать в 2008 г., данные получены уже от 15 000 испытуемых — носителей русского языка примерно того же возраста и той же социальной группы.

Почему полученную таким способом ассоциативно-вербальную сеть можно рассматривать в качестве модели языковой картины мира носителя того или иного языка/культуры?

Во-первых, эта модель описывает опыт носителя языка как создателя и потребителя текстов и отражает структуру «разумно-человеческого общения» (А. Ф. Лосев). Эта модель отражает предречевую готовность носителя языка, и, тем самым, она отражает и весь предыдущий речевой и неречевой опыт носителя языка.

Во-вторых, эта модель имеет системно-целостный характер, общий с языковой картиной мира носителя языка, поскольку организована с точки зрения значимости/ценности тех или иных элементов в общей их иерархии. Для анализа этого аспекта модели вводится понятие ядра языкового сознания, в котором выделяется центр ядра и указывается ранг каждого входящего в него элемента.

В-третьих, ассоциативно-вербальная сеть строится на материале любого языка при наличии достаточно большого количества данных, полученных в ассоциативных экспериментах.

В-четвёртых, ассоциативно-вербальная сеть не строится искусственно, она просто «выводится» из материала, в котором имплицитно содержится, а значит, отражает структуру, объективно присущую языковой картине мира наивного носителя языка, культуре как системе сознания, поскольку мир презентирован отдельному человеку через систему предметных значений, как бы «наложенных» на восприятие этого мира. И каждой культуре свойственна своя система организации элементов опыта, которые сами по себе не всегда являются уникальными и повторяются во множестве культур. Уникальной же является именно система организации элементов опыта.

Организующим для такой модели в целом и для каждого её отдельного фрагмента является принцип значимости/ценности (valeur в терминологии Ф. де Соссюра). Каждый элемент ассоциативно-вербальной сети имеет и значение, и значимость одновременно. Именно это и свидетельствует, что он входит в систему, и его значимость/ценность определяется исходя именно из системы как целого.

Приведём несколько примеров.

Ассоциативное поле слова-стимула Я в Русском ассоциативном словаре (РАС, материалы собирались в 1988-1998 гг.) включает следующие слова-реакции (указаны все, кроме единичных):

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

• Ты 77, человек 62; студент 21; я 18; мы 17; личность, он 16; сам 13; люблю, студентка, это я 11; и ты, учусь 8; иду, хороший 7; женщина 6; девушка, дурак, живу, кто, не я, никто, пишу, сама, свинья, устал, хорошая, хочу 4; знаю, умница, учитель 3; большая, вопрос, вселенная, гений, думаю, жду, инженер, и она курсант, Люда, май, могу, молодец, не люблю, нечто, одна, они, оптимистка, пришёл, самая, Света, семья, сижу, смотрю, такой, ушёл, хороший человек, эгоист 2.

Ассоциативное поле того же слова-стимула Я. (Электронная База данных для Европейской части РФ, РАС 2, материалы собирались в 2008-2011 гг.):

• человек 59; личность 33; девушка, ты 13; студент 10; студентка, я 7; люблю, он, хороший 6; хорошая 5; лучшая, мы, самая 4; лучший, молодец, умный 3; бог, буква, десантник, добрый, друг, есть, живу, жизнь, и всё, индивидуальность, король, красавица, крут, я, кто, курсант, лучше всех, любимая, мама, пришёл, сам, сок, такая, умная 2.

Как мы видим, ассоциативное значение слова Я изменилось, и это изменение есть изменение прежде всего значимости отдельных его элементов, таких, как человек, личность и ты и др. Ты с первой позиции переместилось на четвёртую, потеряв

Уфимцева Наталья Владимировна — доктор филологических наук, профессор, заведующая сектором этнопсихолингвистики Института языкознания РАН. E-mail: nufimtseva@yandex.ru

Исследование выполнено при поддержке грантов: НШ-5740.2014.6; РГНФ № 12-04-12059в.

1 Тарасов 1996, 2004.

2 Караулов, Черкасова, Уфимцева, Сорокин, Тарасов 2002.

28

УФИМЦЕВА

в частотности (с 77 в РАС до 13 в РАС 2), а слово-реакция личность повысило свой ранг, переместившись с шестой позиции на вторую, и удвоило свою частоту (с 16 до 33).

Посмотрим, связаны ли эти изменения в структуре ассоциативного значения слова-стимула Я с его позицией в ядре языкового сознания носителей русской культуры. Рассмотрим часть ядра, условно названную нами «Персоналии».

Русские (РАС) Русские (РАС 21)3

1 человек 1404 1 человек 510

9,5 друг 565 8 друг 244

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

9,5 дурак 565 10 я 216

12,5 мужчина 438 15 мужчина 182

19 ребенок 413 19,5 ребенок 172

27 парень 368 28 парень 160

36 я 347 35, 5 люди 147

42 женщина 321 42,5 дурак 132

46,6 мальчик 308 56 враг 120

49 девушка 302 66 мальчик 114

50 мужик 301 70 студент 111

62 муж 272 70 народ 111

71,5 он 258 75,5 девушка 108

Как мы видим, изменения, которые произошли в структуре ассоциативного поля слова-стимула Я, не случайны, и являются отражением тех изменений, которые произошли в структуре самого ядра языкового сознания носителей русской культуры за последние 10-12 лет. Ранг Я изменился с 36-го в РАС на 10-й в РАС 2, следовательно, его значимость повысилась и, скорее всего, это связано с повыше- нием ценности личности в картине мира современных носителей русской культуры. Эти изменения не зависят от языка, они с помощью языка лишь фиксируются.

Рассмотрим ещё одни пример — ассоциативное поле (АП) слова-стимула ДОКТОР, представленное в виде отдельного графа. Как мы видим, в АП выделяются два крупных фрагмента, соответствующих определённым значениям: доктор — 1) врач (медицина), 2) человек, занимающийся наукой и наука, её конкретные области и её атрибуты. Опираясь на указанные частоты слов-реакций, можно определить значимость того или иного значения в пределах ассоциативного поля для носителя языка.

3 Цифра перед словом указывает на его ранг в ядре языкового сознания, цифра после — на количество разных слов, с которыми оно связано во всей ассоциативно-вербальной сети.

Лингвокультурный словарь корпорации

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

29

Необходимость и важность для современной лингвистики изучения именно целостной языковой картины мира, по мнению В. М. Алпатова, вытекает из того, что «если сравнение языков на этапе их становления — это типология, то сравнение языков на этапе их совершенствования — это прежде всего сопоставление их "мировидений", картин мира, создаваемых с помощью языков»4. С большой ясностью на это указывал ещё В. фон Гумбольдт, который писал, что различие между языками «есть не различие звучаний и знаков, но различие самих картин мира. В этом содержится причина и последний смысл всякого изучения языка»5. Следовательно, мы изучаем язык для того, чтобы понять и описать ту картину мира, средством овнешнения которой он служит.

Почему именно свободный ассоциативный эксперимент выбран в качестве метода получения материала для построения модели языковой картины мира носителя языка (русского или любого другого)? Дело в том, что традиционные лингвистические словари, которые также можно рассматривать как отражение языковой картины мира носителя того или иного языка, как правило, являются результатом рефлексии лингвиста над своим языковым сознанием, в результате чего лингвист, по мнению Р. М. Фрумкиной, «наделяет других носителей языка "языковым сознанием", не слишком отличающимся от своего»6. Однако «наивная» языковая картина мира зачастую сильно отличается от результатов, получаемых лингвистом, что нам и демонстрируют материалы массовых ассоциативных экспериментов.

Следовательно, Русский ассоциативный словарь — это такая модель языковой картины мира, которая представляет собой набор правил оперирования знаниями (вербальными и невербальными значениями) о культуре, в результате которого у потребителя словаря формируется представление о фрагменте картины мира определённой культуры. Одновременно Русский ассоциативный словарь является отображением уникальных моделирующих способностей вербальной памяти «усреднённого» носителя языка, принадлежащего к определённому поколению, и моделью знаковой языковой системы, указывающей на образы сознания коммуникантов, — образы, достаточные для взаимопонимания.

ЛИТЕРАТУРА

Алпатов В. М. 2001: История лингвистических учений. М.

Караулов Ю. Н., Черкасова Г. А., Уфимцева Н. В., Сорокин Ю. А., Тарасов Е. Ф. 2002: Русский ассоциативный словарь. Т. 1-2. М.

Лобанова Л. П. 2013: Концепция языковой картины мира и её истоки в трудах Вильгельма фон Гумбольдта. М.

Лосев А. Ф. 2004: Введение в общую теорию языковых моделей. М.

Тарасов Е. Ф. 1996: Межкультурное общение — новая онтология анализа языкового сознания // Этнокультурная специфика языкового сознания / Н. В. Уфимцева (ред.). М., 7-22.

Тарасов Е. Ф. 2004: Языковое сознание // Вопросы психолингвистики. 2, 34-47.

Фрумкина Р. М. 1983: Психолингвистические методы изучения семантики // Психолингвистические проблемы семантики / A.A. Леонтьев, A. M. Шахнарович (ред.). М., 46-96.

Humboldt W. von 1963: Ueber das vergleichende Sprachstudium in Beziehung auf die verschiedenen Epochen der Sprachentwicklung (1820) // Wilhelm von Humboldt. Werke: in 5 B. / A. Flitner, K. Geil (hrsg.). B. 3. Darmstadt, 1-25.

RUSSIAN ASSOCIATIVE DICTIONARY AS A SOURCE OF RUSSIAN LANGUAGE WORLD PICTURE STUDY

N. V Ufimtseva

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

The article is devoted to the psycholinguistic approach to the language world picture description. Verbal associative network of the Russian language, based on the mass associative experiment materials is considered as a model of the world picture by a "naive" native speaker. Key words: language world picture, model, associative experiment, verbal associative network, Russian associative dictionary

© 2014

Е. В. Харченко, Л. А. Шкатова ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЙ СЛОВАРЬ КОРПОРАЦИИ

В статье рассматриваются структура и содержание тематического лингвокультурного словаря, отображающего философию организации, дефиницию ключевых терминов, речевое наполнение типичных ситуаций и этикетные формулы, рекомендуемые к использованию в профессиональном общении.

Ключевые слова: профессиональное общение, философия организации, лингвокультурный словарь, корпоративная культура, этикетные формулы

4 Алпатов 2001, 66.

5 Humboldt W. von 1963, 19-20. Цитируется по: Лобанова 2013, 173.

6 Фрумкина 1983, 65.

Харченко Елена Владимировна — доктор филологических наук, профессор кафедры общей лингвистики Южно-Уральского государственного университета. E-mail: ev-kharchenko@yandex.ru

Шкатова Людмила Александровна — доктор филологических наук, профессор кафедры теории языка Челябинского государственного университета. E-mail: labcsu@yandex.ru