Научная статья на тему 'Ассоциативный словарь как модель языковой картины мира'

Ассоциативный словарь как модель языковой картины мира Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
1194
161
Поделиться
Ключевые слова
ЯЗЫКОВАЯ КАРТИНА МИР / LINGUISTIC PICTURE OF THE WORLD / МОДЕЛЬ / MODEL / АССОЦИАТИВНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ / ASSOCIATION EXPERIMENT / АССОЦИАТИВНО-ВЕРБАЛЬНАЯ СЕТЬ / VERBAL ASSOCIATIVE NETWORK / РУССКИЙ АССОЦИАТИВНЫЙ СЛОВАРЬ / RUSSIAN ASSOCIATIVE DICTIONARY

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Уфимцева Наталья Владимировна

Статья посвящена психолингвистическому подходу к описанию языковой картины мира. Ассоциативно-вербальная сеть русского языка, построенная по материалам массового ассоциативного эксперимента, рассматривается как модель языковой картины мира «наивного» носителя языка. Материалы Прямого ассоциативного словаря позволяют выявить системный характер знаний, стоящих за словами (телами знаков) данного языка, а материалы Обратного ассоциативного словаря позволяют выявить системность языковой картины мира наивного носителя языка через построение ядра ассоциативно-вербальной сети.

ASSOCIATIVE DICTIONARY AS A MODEL OF LINGUISTIC PICTURE OF THE WORLD

The article is devoted to a psycholinguistic approach to the description of a linguistic picture of the world. It considers the verbal associative network of the Russian language built on the materials of a mass associative experiment as a model of the linguistic world picture of a "naive" native speaker. The Direct associative dictionary enables observation of the systemic nature of the knowledge that is designated by the words (bodies of signs) of a given language, while a Reverse associative dictionary reveals the systemic nature of the linguistic picture of the world of the naive native speaker through building the core of the verbal associative network.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Ассоциативный словарь как модель языковой картины мира»

Библиографический список

1. Гальскова Н.Д., Гез Н.Н. Теория обучения иностранным языкам: лингводидактика и методика: учеб. пособие для студентов лингв. ун-тов и фак. ин. языка высш. пед. учеб. заведений. М.: ИД «Академия», 2004. 336 с.

2. Туманова И.Л. Структура терминологического поля английского земельного права. Иностранный язык для специальных целей: лингвистический и методический аспект // Вестник МГЛУ. 2002. Вып. 46. С. 128-140.

3. Косова М.В. Терминологическая номинация как средство языковой категоризации знаний о мире // Когнитивная семантика: мат-лы II Межвузовской школы-семинара (Томбов, 11-14 сентября 2000 г.). Томбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2000.

4. Козарез Ю.В. Зооморфизмы как средство обозначения человека в немецком языке // Лингвистические и социокультурные аспекты иностранного языка: мат-лы Республиканской студенческой науч.-практ. конф. (Брест, 20 мая 2011 г.). Брест, 2011. С. 20-23.

5. Степаненко В.А. Зоонимы в немецком словообразовании (к проблеме соотношения слова и словосочетания): дис. ... канд. филолог. наук: 10.02.04. Иркутск, 1992. 160 с.

6. Лопатина Е.В. К вопросу о метафоризации зоонимических научно-технических терминов в английском и русском язы-

ках) // Лингвометодические и культурологические проблемы обучения языковой коммуникации: мат-лы Всерос. науч.-метод. конф. (Уфа, 20-21 апреля 2011 г.). Уфа: Изд-во РИЦ БашГУ, 2011. С. 187-193.

7. Современная военная авиация: описания, характеристики, схемы, фотографии / пер. с англ. А.А. Жеребилова. Смоленск: Русич, 2000. 128 с.

8. Позднякова С.Ю., Свидерская В.Л. Технические зоонимы в языке военных (на материале немецкого, английского и русского языков) // Проблемы повышения боевой готовности, боевого применения, технической эксплуатации и обеспечения безопасности полетов ЛА с учетом климатографических условий Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока: мат-лы XII науч.-техн. конф. ИВАИИ. Иркутск: Изд-во ИВАИИ, 2002.

9. Девнина Е.Н. Новый англо-русский и русско-английский авиационный словарь. М.: Живой язык, 2008. 544 с.

10. Кавко Е.Л., Позднякова С.Ю. Мир изучаемого языка: лингвистика, переводоведение, культура: мат-лы студенческой науч.-практ. конф. (Иркутск, декабрь 2012 г.). Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2012. С. 74-79.

УДК 81'23

АССОЦИАТИВНЫЙ СЛОВАРЬ КАК МОДЕЛЬ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА

Л

© Н.В. Уфимцева1

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Институт языкознания РАН

109004, Россия, г. Москва, Большой Кисловский переулок, 1.

Статья посвящена психолингвистическому подходу к описанию языковой картины мира. Ассоциативно-вербальная сеть русского языка, построенная по материалам массового ассоциативного эксперимента, рассматривается как модель языковой картины мира «наивного» носителя языка. Материалы Прямого ассоциативного словаря позволяют выявить системный характер знаний, стоящих за словами (телами знаков) данного языка, а материалы Обратного ассоциативного словаря позволяют выявить системность языковой картины мира наивного носителя языка через построение ядра ассоциативно-вербальной сети. Ил. 1. Табл. 2. Библиогр. 11 назв.

Ключевые слова: языковая картина мир; модель; ассоциативный эксперимент; ассоциативно-вербальная сеть; русский ассоциативный словарь.

ASSOCIATIVE DICTIONARY AS A MODEL OF LINGUISTIC PICTURE OF THE WORLD N.V. Ufimtseva

Institute of Linguistics RAS,

1 bld. Bolshoi Kislovsky lane, Moscow, 109004, Russia.

The article is devoted to a psycholinguistic approach to the description of a linguistic picture of the world. It considers the verbal associative network of the Russian language built on the materials of a mass associative experiment as a model of the linguistic world picture of a "naive" native speaker. The Direct associative dictionary enables observation of the systemic nature of the knowledge that is designated by the words (bodies of signs) of a given language, while a Reverse associative dictionary reveals the systemic nature of the linguistic picture of the world of the naive native speaker through building the core of the verbal associative network. 1 figere. 2 tables. 11 sources.

Key words: linguistic picture of the world; model; association experiment; verbal associative network; Russian associative dictionary.

Фернанд де Соссюр писал: «Если бы мы были в состоянии охватить сумму всех словесных образов, накопленных у всех индивидов, мы бы коснулись той

социальной связи, которая и образует язык. Язык - это клад, практикой речи отлагаемый во всех, кто принадлежит к одному общественному коллективу» [6, с. 52].

1Уфимцева Наталья Владимировна, доктор филологических наук, зав. сектором этнопсихолингвистики, тел.: 89057852719, e-mail: nufimtseva@yandex.ru

Ufimtseva Natalia, Doctor of Philology, Head of the Ethnopsycholinguistics Department, tel.: 89057852719, e-mail: nufimtse-va@yandex.ru

Отечественная психолингвистика, а точнее московская психолингвистическая школа, уже в течение почти сорока лет занимается изучением обыденного (про-фанного) языкового сознания носителей русского языка и его моделирования, и в определенной мере решила задачу, которую сформулировал Ф. де Соссюр, вплотную подойдя к сопоставительному описанию языковых картин мира.

Введенное для этих целей понятие языковое сознание [7], синонимичное психологическому понятию образ мира, позволило впервые построить реальную модель языковой картины мира носителя языка, отвечающую системно-целостному принципу, и исследовать содержание языкового сознания носителей разных языков и культур. Под такой моделью мы понимаем ассоциативно-вербальную сеть (т.е. неполно связанный, ориентированный граф со взвешенной частотой), построенную по результатам массовых ассоциативных экспериментов для носителей разных языков (русского, английского, французского, испанского, украинского, белорусского, польского, немецкого). Для русского языка этот граф имеет 103 тысячи разных вершин, т.е. разных слов, которые входят в эту сеть. Количество испытуемых (респондентов), которые «поделились» с нами фрагментами своего языкового сознания, составляет 6600 человек - это студенты разных специальностей с родным языком русским в возрасте от 17 до 25 лет, проживающие в разных регионах Российской Федерации, эксперимент проводился в конце ХХ века. (на сайте

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

http://www.tesaurus.ru/dict/dict.php можно ознакомиться с электронной версией Русского ассоциативного словаря [3] и возможностями его анализа). Для Русского ассоциативного словаря 2, экспериментальный материал для которого мы начали собирать в 2008 году, данные получены уже от 15000 испытуемых - носителей русского языка примерно того же возраста и той же социальной группы.

Почему полученную таким способом ассоциативно-вербальную сеть можно рассматривать в качестве модели языковой картины мира носителя того или иного языка/культуры?

Во-первых, эта модель описывает опыт носителя языка как создателя и потребителя текстов и отражает структуру «разумно-человеческого общения» (А.Ф. Лосев). Эта модель отражает предречевую готовность носителя языка, тем самым она отражает весь предыдущий речевой и неречевой опыт носителя языка.

Во-вторых, данная модель имеет системно-целостный характер, общий с языковой картиной мира носителя языка, поскольку организована с точки зрения значимости/ценности тех или иных элементов в общей их иерархии. Для анализа аспекта модели вводится понятие ядра языкового сознания, в котором выделяется центр ядра и указывается ранг каждого входящего в него элемента.

В-третьих, ассоциативно-вербальная сеть строится на материале любого языка при наличии достаточно большого количества данных, полученных в ассоциативных экспериментах.

В-четвертых, ассоциативно-вербальная сеть не строится искусственно, она просто «выводится» из материала, в котором имплицитно содержится, а значит, отражает структуру, объективно присущую языковой картине мира наивного носителя языка, культуре как системе сознания, поскольку мир презентирован отдельному человеку через систему предметных значений, как бы «наложенных» на его восприятие. И каждой культуре свойственна своя система организации элементов опыта, которые сами по себе не всегда являются уникальными и повторяются во множестве культур. Уникальной же является именно система организации элементов опыта.

Организующим для такой модели в целом и для каждого ее отдельного фрагмента является принцип значимости/ценности (valeur в терминологии Ф. де Соссюра). Каждый элемент ассоциативно-вербальной сети имеет и значение и значимость одновременно. Именно это и свидетельствует о том, что он входит в систему и его значимость/ценность определяется исходя именно из системы как целого.

Приведем несколько примеров.

Ассоциативное поле слова-стимула Я в Русском ассоциативном словаре [3] включает следующие слова-реакции (указаны все кроме единичных): ты - 77, человек - 62; студент - 21; я - 18; мы - 17; личность, он - 16; сам - 13; люблю, студентка, это я -11; и ты, учусь - 8; иду, хороший - 7; женщина 6; девушка, дурак, живу, кто, не я, никто, пишу, сама, свинья, устал, хорошая, хочу - 4; знаю, умница, учитель 3;большая, вопрос, вселенная, гений, думаю, жду, инженер, и она курсант, Люда, май, могу, молодец, не люблю, нечто, одна, они, оптимистка, пришел, самая, Света, семья, сижу, смотрю, такой, ушел, хороший человек, эгоист - 2.

Ассоциативное поле того же слова-стимула Я (электронная База данных для Европейской части РФ, РАС 2, материалы собирались в 2008-2011 гг.): человек - 59; личность - 33; девушка, ты - 13; студент -10; студентка, я - 7; люблю, он, хороший - 6; хорошая - 5; лучшая, мы, самая - 4; лучший, молодец, умный - 3; бог, буква, десантник, добрый, друг, есть, живу, жизнь, и всё, индивидуальность, король, красавица, крут, я, кто, курсант, лучше всех, любимая, мама, пришел, сам, сок, такая, умная - 2.

Как мы видим, ассоциативное значение слова Я изменилось, и это изменение есть изменение прежде всего значимости отдельных его элементов, таких как человек, личность и ты и других. Ты с первой позиции переместилось на четвертую, потеряв в частотности (с 77 в РАС до 13 в РАС 2), а слово-реакция личность повысило свой ранг, переместившись с шестой позиции на вторую, и удвоило свою частоту (с 16 до 33).

Выясним, связаны ли эти изменения в структуре ассоциативного значения слова-стимула Я с его позицией в ядре языкового сознания носителей русской культуры. Рассмотрим часть ядра, условно названную нами «Персоналии» (табл. 1).

Как мы видим, изменения, которые произошли в

структуре ассоциативного поля слова-стимула Я, не случайны и являются отражением тех изменений, которые произошли в структуре самого ядра языкового сознания носителей русской культуры за последние 10-12 лет. Ранг Я изменился с 36 в РАС на 10 в РАС 2, следовательно, его ценность/значимость повысилась, скорее всего, это связано с повышением ценности личности в картине мира современных носителей русской культуры. Эти изменения не зависят от языка, они с помощью языка лишь фиксируются. Рассмотрим Фрагмент ассоциативно-вербальной сети РАС 2 для стимула ДОКТОР (рисунок)

.Необходимость и важность для современной лингвистики изучения именно целостной языковой картины мира, по мнению В.М. Алпатова, вытекают из того, что «если сравнение языков на этапе их станов-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ления - это типология, то сравнение языков на этапе их совершенствования - это, прежде всего, сопоставление их «мировидений», картин мира, создаваемых с помощью языков» [1, с. 66]. С большой ясностью на это указывал еще Вильгельм фон Гумбольдт, который писал: «Благодаря обоюдной зависимости мысли и слова друг от друга становится очевидным, что языки - не только средство для того, чтобы представлять уже открытую истину, но скорее для того, чтобы обнаруживать дотоле скрытую. Их различие есть не различие звучаний и знаков, но различие самих картин мира. В этом содержится причина и последний смысл всякого изучения языка» [4, с. 149-150]. Следовательно, мы изучаем язык для того, чтобы понять и описать ту картину мира, средством овнешнения и существования которой он служит.

Таблица 1

Персоналии

Русские (РАС) Русские (РАС 2)

1 человек 1404 1 человек 510

9,5 друг 565 8 друг 244

9,5 дурак 565 10 я 216

12,5 мужчина 438 15 мужчина 182

19 ребенок 413 19,5 ребенок 172

27 парень 368 28 парень 160

36 я 347 35, 5 люди 147

42 женщина 321 42,5 дурак 132

46,6 мальчик 308 56 враг 120

49 девушка 302 66 мальчик 114

50 мужик 301 70 студент 111

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

62 муж 272 70 народ 111

71,5 он 258 75,5 девушка 108

Примечание. Цифра перед словом указывает на его ранг в ядре языкового сознания, цифра после слов, с которыми оно связано во всей ассоциативно-вербальной сети.

на количество разных

Фрагмент ассоциативно-вербальной сети РАС 2 для стимула ДОКТОР

Почему именно свободный ассоциативный эксперимент выбран в качестве метода получения материала для построения модели языковой картины мира носителя языка (русского или любого другого)? Дело в том, что традиционные лингвистические словари, которые также в определенном смысле можно рассматривать как отражение языковой картины мира носителя того или иного языка, обычно являются результатом рефлексии лингвиста над своим языковым сознанием, в результате чего лингвист, по мнению РМ. Фрумкиной, «...наделяет других носителей языка «языковым сознанием», не слишком отличающимся от своего» [10, с. 65]. Однако «наивная» языковая картина мира зачастую сильно отличается от результатов, получаемых лингвистом. Интересное этому подтверждение мы находим в том числе и в области юридической лингвистики, в частности в работе А.Я. Дударевой [2], посвященной экспертизе сходств наименований товаров до степени смешения (например, товарные знаки «Nivea» и «Livia»). Лингвистическая экспертиза, основанная на сопоставлении товарных знаков по фонетическим, графическим и семантическим параметрам, приводит к выводу, что это разные товарные знаки, а вот результаты ассоциативного эксперимента с «профанными» носителями языка позволяют лингвистам-экспертам «установить, имеется ли между ними сходство до степени смешения, и в случае выявления сходства определить, какой товарный знак является прототипом, а какой - вторичным товарным знаком».

Возможность создания ассоциативного словаря любого языка основывается на психологическом представлении о связях единиц сознания в психике человека. В качестве единиц сознания могут фигурировать образы восприятия, представления, понятия, эмоции, чувства. Для построения ассоциативного словаря существенно, что получаемые в эксперименте ассоциации в ответах испытуемых обозначаются словом.

С точки зрения психолингвистической технологии ассоциативный словарь возникает в результате анализа и обобщения материалов свободного ассоциативного эксперимента и содержит данные как о прямых (от стимула к реакции), так и об обратных (от реакции к стимулу) связях между словами. В обоих случаях они сопровождаются количественными показателями, которые позволяют судить о силе этих связей. Применение специальных программ, предназначенных для машинной обработки материалов ассоциативного словаря, позволяет выявить наиболее вероятные прямые и обратные связи между словами, а также установить силу такой связи и судить о близости значений слов, рассматриваемых как максимально близкие, если они связаны с одним и тем же набором слов, и силы этих связей равны.

Основным инструментом сбора материала для построения ассоциативных словарей является широко используемый в психологии и психолингвистике метод свободного ассоциативного эксперимента с регистрацией первого ответа. Материалы, собранные с помощью этой методики, позволяют судить об особенностях функционирования языкового сознания человека

и способах построения речевого высказывания, обычно не осознаваемых носителями языка и не выявляемых другими методами исследования. Свободный ассоциативный эксперимент дает возможность получить информацию относительно психологических эквивалентов «семантических полей» и вскрыть объективно существующие в психике носителя языка семантические связи слов, что позволяет считать ассоциативный эксперимент значимым и интересным не только для психолога или психолингвиста, но и для лингвиста, занимающегося семантикой.

Ассоциативный тезаурус современного русского языка, более известный как Русский ассоциативный словарь (РАС), построен по результатам массового ассоциативного эксперимента с носителями русского языка, проводившегося с 1986 по 1996 годы. Слова-реакции, полученные в ходе первого этапа анкетирования (1986-1991), использовались в качестве слов-стимулов при повторении эксперимента с иным контингентом носителей русского языка (1992-1994), а прирост новых слов среди реакций второго этапа образовал список стимулов завершающего третьего этапа эксперимента (1994-1996). Следует отметить, что, начиная с третьего этапа, ассоциативная тезаурусная сеть «стремится» к замыканию: в качестве реакций испытуемые все чаще и чаще используют слова, служившие стимулами на предыдущих этапах. Тезаурус-ное пространство замыкается, давая возможность судить об усредненном лексиконе носителя языка и об его образе мира. Ассоциативный тезаурус такого типа принципиально отличается от других материалов ассоциативных экспериментов, поскольку в него входят данные как о прямых (от стимула к реакции), так и об обратных (от реакции к стимулу) связях между словами, в обоих случаях сопровождаемые количественными показателями, которые позволяют судить о силе этих связей.

Задуманный в 1986 г. по образцу Ассоциативного тезауруса английского языка (http://www.eat.rl.ac.uk), он уже в процессе предварительного обсуждения стал отличаться от своего образца.

В Ассоциативном тезаурусе английского языка в качестве стимулов используются 8400 слов, принадлежащих к различным частям речи и различающихся по грамматическим формам. Для проведения первого этапа ассоциативного эксперимента была отобрана 1000 наиболее частотных слов английского языка.

Исходный список слов-стимулов для Ассоциативного тезауруса современного русского языка был разбит на основной и дополнительный. В основной список были включены 700 слов, входящих в первую тысячу наиболее частотных слов русского языка: 298 существительных, 212 глаголов, 114 прилагательных, 31 местоимение, 16 числительных, 24 наречия, 7 частиц, 6 союзов, 10 предлогов. В дополнительный были включены:

- существительные и глаголы из основного списка, но в косвенных формах;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- несколько рядов (существительные, глаголы и прилагательные) синонимов: идеографических

(например: обыденный, повседневный, будничный) и стилистических (например: имущество, добро, пожитки, вещи, скарб, манатки).

Каждая словарная статья в Прямом ассоциативном словаре объединяет все слова-реакции на данное слово - «стимул» - в порядке убывания частоты, «черное имя» или имя словарной статьи - это слово-стимул. Слова-реакции на этот стимул расположены по мере убывания их частоты, которая указывается после слова-реакции, только если оно имеет такую частоту встречаемости в ответах испытуемых (ЧЕЛОВЕК - животное - 23; умный - 21; хороший - 20; обезьяна - 19 и т.п.), или указывается в конце группы слов-реакций с одинаковой частотой, причем внутри этой группы реакции-ответы расположены в алфавитном порядке (ЧЕЛОВЕК - большой, гордый, машина -5; враг, высокий, глупый, дурак, индивид, собаке друг -4 и т.п.). В конце словарной статьи приводятся количественные показатели: ЧЕЛОВЕК... - 569+244+30+163. Первая цифра указывает на общее число реакций на слово-стимул, вторая - на число разных реакций, третья - на число отказов испытуемых, четвертая - на число единичных реакций, т.е. на число ответов с частотой - 1.

Помимо информативной значимости каждого из показателей их соотношение характеризует статью в целом, а именно как естественно-языковое поле, имеющее не только структурно-лексикографический, но и онтологический статус: ассоциативное поле - это не только фрагмент вербальной памяти (знаний) человека, фрагмент семантических и грамматических отношений, но и фрагмент образа мира данного этноса.

Обратный словарь устроен иначе, здесь входом становится реакция. «Черное слово» или имя словарной статьи здесь - слово-реакция, ответ испытуемого на предъявленное ему слово-стимул. В правой части мелким шрифтом даны стимулы, «породившие» данный ответ. Цифры после стимула в правой части статьи указывают на частоту данной реакции, т.е. на число испытуемых, ответивших данным словом на этот стимул. Например, ЧЕЛОВЕК - молодой - 157; свободный - 137; умный - 108 ... означает, что в ассоциативной статье слова-стимула МОЛОДОЙ форма человек как реакция встречается - 157 раз, в статье СВОБОДНЫЙ - 137 раз, а статье УМНЫЙ - 108 раз. Итоговые цифры в конце статьи несут следующую информацию: первая указывает на суммарное число появлений данной словоформы или словосочетания в качестве реакции на всем массиве стимулов, вторая цифра обозначает общее число вызвавших эту реакцию стимулов, или же - число ассоциативных словарных статей (в прямом словаре), где появляется данная реакция.

Таким образом, содержание статьи в обратном словаре (например, ВЫБОР - свободный - 8; маленький, начало, путь, умный - 1; 12+5) расшифровывается так: слово ВЫБОР в качестве ответа дано восемью испытуемыми на стимул СВОБОДНЫЙ и однократно употреблено в связи со стимулами МАЛЕНЬКИЙ, НАЧАЛО, ПУТЬ, УМНЫЙ. Следовательно, суммарная

частота реакции ВЫБОР равна 12 (8+1+1+1+1= 12), а встречается она в ассоциативных статьях 5-ти стимулов.

Если реакция единственный раз зафиксирована на всем массиве стимулов, то указывающая ее единичность цифра «1» и итоговые цифры «1+1» опускаются (например, ВЯЛОСТЬ - утро); если реакция порождена только одним стимулом и с частотой больше единицы, то после стимула указывается только общая частота (например, ГЕНИЮ - памятник - 2; ГЕРОИНЯ - мать - 5).

Такая форма представления в экспериментальных данных в ассоциативном словаре (Прямой и Обратный словари) позволяет не только изучить сходства и различия в содержании образов сознания носителя данной культуры, но и выявить системность языковой картины мира данной культуры, т.е. значимость/ценность (по Ф. де Соссюру) каждого входящего в нее элемента.

Материалы ассоциативного словаря удобны, во-первых, тем, что они являются результатом не избирательного, а массового эксперимента, что позволяет использовать их как источник лингвистической и психолингвистической информации, а во-вторых, важен тот факт, что эти материалы можно рассматривать как специфический для данного языка и данной культуры «ассоциативный профиль» образов сознания (лексических единиц). Если нам нужно найти метод, с наибольшей объективностью позволяющий вскрыть «культурную» специфику словарных единиц, те побочные, непосредственно не релевантные для обобщения (но не общения) семантические связи, которые имеет данное слово, его семантические «обертоны», то, без сомнения, таким методом является ассоциативный эксперимент, а источником данных на этот счет - ассоциативный словарь.

Необходимо указать на одно, пожалуй, самое существенное отличие ассоциативных словарей от традиционных: если словари, составляемые лингвистами, в значительной мере представляют собой описание «индивидуального лингвистического» языкового сознания, то ассоциативные словари - это один из возможных способов описания «коллективного обыденного» языкового сознания реальных носителей языка. Ассоциативный словарь, следовательно, более адекватно отображает реальное языковое сознание в его усредненном состоянии.

Теоретической основой исследований в этой области служит обоснованное в психологии представление о том, что явления реальной действительности, воспринимаемые человеком в структуре деятельности и общения, отображаются в его сознании таким образом, что это отображение фиксирует причинные и пространственные связи явлений и эмоций, вызываемых восприятием этих явлений. Иными словами, «ассоциативный тезаурус» является моделью сознания человека. Эта знаковая модель качественно отличается по презентации образов сознания от других предметных представлений образов. Если идеальный образ предмета существует (при рассмотрении процесса дея-

тельности по стреле времени) сначала в форме деятельности, а затем в форме продукта деятельности, т.е. опредмеченно, то слово не опредмечивает образ сознания, а только указывает на него с помощью тела знака. Следовательно, ассоциативный тезаурус - это такая модель сознания, которая представляет собой набор правил оперирования знаниями (вербальными и невербальными значениями) о культуре, в результате которого у потребителя словаря формируется представление о фрагменте образа мира определенной культуры. Одновременно ассоциативный тезаурус является отображением уникальных моделирующих способностей вербальной памяти «усредненного» носи-

Ядро языкового сознания

теля языка, принадлежащего к определенному поколению: ассоциативный тезаурус есть не что иное, как модель знаковой языковой системы, указывающей на образы сознания коммуникантов - образы, достаточные для взаимопонимания.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Материалы ассоциативного тезауруса позволяют исследовать системность образа мира носителей данной культуры [8]. Одним из способов такого изучения является выявление ядра языкового сознания, т.е. тех единиц семантической сети, которые имеют наибольшее число связей с другими единицами данной семантической сети (по данным Обратного ассоциативного словаря) (табл. 2).

Таблица 2

I этап РАС II этап РАС III этап РАС Сводные данные

(1988-1991) (1992-1995) (1995-1997) по трем этапам

Кол- Кол- Кол- Кол-

во во во во

Ранг Ассоциат. вызв. его стим. Ранг Ассоциат. вызв. его стим. Ранг Ассоциат. вызв. его стим. Ранг Ассоциат вызв. его стим.

1 человек 382 1 человек 408 1 человек 614 1 человек 1404

2 дом 359 2 большой 264 2 дом 270 2 дом 864

3 нет 330 3 жизнь 264 3 большой 229 3 жизнь 711

4 хорошо 286 4 дом 235 4 плохо 221 4 плохо 691

5 жизнь 252 5 нет 233 5,5 дурак 213 5 большой 684

6 плохо 249 6 хорошо 231 5,5 жизнь 213 6 хорошо 677

7 друг 238 7 плохо 221 7 деньги 211 7 нет 667

8 много 212 8,5 деньги 199 8 мужчина 189 8 деньги 587

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9 все 192 8,5 дурак 199 9 хорошо 160 9,5 друг 565

10 большой 191 10 друг 173 10 друг 154 9,5 дурак 565

11 дело 185 11 вода 154 11,5 вода 149 12,5 лес 438

12 деньги 177 12 есть 146 11,5 красивый 149 12,5 мужчина 438

13 быстро 172 13 хороший 145 13,5 лес 148 12,5 хороший 438

14 стол 171 16,5 думать 142 13,5 мужик 148 14 день 436

15 день 170 16,5 жить 142 15 день 147 15 много 429

16 радость 168 16,5 идти 142 16 смерть 145 16 любовь 428

17 мир 165 16,5 любовь 142 17 ребенок 142 17 работа 426

18 ребенок 160 16,5 работа 142 18 работа 140 18 вода 420

19 разговор 159 19 говорить 139 19 любовь 138 19 ребенок 413

20 думать 158 20 все 138 20,5 парень 137 21,5 радость 404

21 лес 157 21 красивый 137 20,5 хороший 137 21,5 все 404

22,5 время 156 22 радость 134 22 грязь 132 22 дело 390

22,5 хороший 156 24,5 дорога 133 23 война 128 23,5 плохой 378

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

24 дурак 153 24,5 лес 133 24 машина 126 23,5 смерть 378

25,5 говорить 149 24,5 смерть 133 25,5 девушка 124 25 быстро 371

25,5 мужчина 149 26 мой 130 25,5 плохой 124 26 стол 369

27 любовь 148 27 плохой 127 27 мальчик 120 27 парень 368

28 долго 145 28,5 много 120 28 страх 117 28 дорога 361

29 работа 144 28,5 я 120 29 красный 116 29 мир 360

30 свет 137 30 день 119 30 дерево 113 30 говорить 355

31 он 136 31 белый 117 31 мир 111 32,5 есть 354

32 жить 132 32,5 дело 115 32,5 стол 107 32,5 дерево 354

33 дорога 129 32,5 старый 115 32,5 умный 107 32,5 время 354

34 плохой 127 34,5 время 114 34 боль 105 34 жить 350

35 мой 125 34,5 красный 114 35 нет 104 35 думать 349

37,5 вместе 124 36,5 грязь 113 36 я 103 36 я 347

37,5 вопрос 124 36,5 зеленый 113 37 радость 102 37,5 разговор 344

37,5 я 124 37 женщина 112 38,5 старый 100 37,5 свет 344

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

40,5 есть 123 39,5 ребенок 111 38,5 черный 100 39 мой 338

40,5 парень 123 39,5 свет 111 40,5 город 99 40 красный 330

40,5 товарищ 123 41,5 всегда 110 40,5 дорога 99 41 машина 323

42 книга 122 41,5 дерево 110 43,5 женщины 98 42,5 женщина 321

43,5 кино 120 43 быстро 109 43,5 зверь 98 42,5 книга 321

43,5 ответ 120 44,5 очень 108 43,5 книга 98 44 грязь 318

45 город 118 44,5 парень 108 43,5 ум 98 46,5 идти 308

46 вода 117 46 черный 106 46,5 много 97 46,5 старый 308

47 мальчик 114 47,5 нельзя 104 46,5 фильм 97 46,5 мальчик 308

48,5 идти 111 48,5 смотреть 104 48 сильный 96 48 белый 304

48,5 женщина 111 49 далеко 102 49,5 свет 95 49 девушка 302

50 муж 110 50,5 книга 101 49,5 собака 95 50 мужик 301

51 красивый 106 50,5 ночь 101 51 белый 94 51,5 страх 287

52,5 далеко 106 53,5 мужчина 100 52 удар 93 51,5 умный 287

52,5 умный 106 53,5 сделать 100 55,5 быстро 90 53 долго 286

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

54 труд 105 53,5 спать 100 55,5 дело 90 54,5 далеко 285

55 вид 103 55 счастье 99 55,5 идиот 90 54,5 сильный 285

56 предмет 102 56 машина 98 55,5 разговор 90 56 город 284

58,5 рука 101 58,5 море 97 55,5 язык 90 57 зеленый 283

58,5 сделать 101 58,8 солнце 97 58 ужас 89 58 черный 282

58,5 слово 101 58,5 школа 97 59 муж 88 59 боль 281

60,5 красный 100 60 девушка 96 60 зеленый 87 60 всегда 278

60,5 смерть 100 62,5 делать 95 61 море 86 61 море 277

62 хлеб 97 62,5 разговор 95 62,5 есть 85 62 муж 272

63 море 94 62,5 сильный 95 62,5 предмет 85 63 счастье 272

65,5 сильный 94 62,5 уйти 95 65,5 время 84 64 солнце 267

65,5 характер 94 65 маленький 93 65,5 голова 84 65 собака 266

65,5 боль 94 66,5 дождь 92 65,5 путь 84 66 кино 265

67,5 белый 93 66,5 собака 92 68,5 глупый 83 67 ум 261

67,5 домой 93 68,5 мужик 91 68,5 деревня 83 68 маленький 260

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

69 стул 92 68,5 стол 91 68,5 мой 83 69 сделать 259

70 вперед 91 70,5 ветер 90 68,5 учитель 83 70,5 очень 258

71,5 маленький 88 70,5 страх 90 72,5 вечер 82 71,5 он 258

71,5 путь 88 72 бежать 86 72,5 дождь 82 71,5 предмет 258

73,5 язык 87 73 долго 85 72,5 запах 82 73 война 251

73,5 фильм 87 74,5 козел 84 74,5 взгляд 81 74 ночь 250

75 земля 86 74,5 мир 84 74,5 земля 81 75 земля 247

Наши исследования показывают [9], что центральными для языкового сознания русских (начиная, по крайней мере, с 60-х годов ХХ в.) являются такие понятия, как: человек, дом, жизнь, хорошо, друг, нет.

Данные раннего онтогенеза также свидетельствуют, что «человек, дом, хорошо, большой, говорить, а также не (в РАС маркирован как нет) являются смысловыми доминантами русской языковой личности. эти доминанты действуют в семантической системе ребенка с трехлетнего возраста» [5: 17]. А к шести годам к ним добавляется друг.

Материалы массовых ассоциативных экспериментов позволяют:

- выявить то общее и специфическое, что реально присутствует в сознании носителя данной культуры и неосознанно определяет его поведение, оценки и отношению к миру;

- выявить роль первого (родного) языка в процессе формирования образа мира родной культуры;

3) выявить влияние особенностей культуры на образы языкового сознания ее носителя.

Более того, исследования языкового сознания с помощью ассоциативного эксперимента дают возможность выявить как системность содержания образа сознания, стоящего за словом в той и или иной культуре, так и системность языкового сознания носителей той или иной культуры как целого и показывают уникальность и неповторимость образа мира каждой культуры.

Исследования, осуществляемые в московской психолингвистической школе в последние годы на материале Русского ассоциативного словаря, показали, что ассоциативный тезаурус является моделью сознания человека, которая представляет собой набор правил оперирования знаниями определенной культуры (вербальными и невербальными значениями), отражающими языковую картину мира данной культуры.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Исследование выполнено при поддержке грантов НШ-5740.2014.6; 12BYY143 (Китай); РГНФ № 12-04-12059в.

Статья поступила 03.09.2014 г.

Библиографический список

1. Алпатов В.М. История лингвистических учений: учеб. по-соб. 3-е изд. М.: Языки славянской культуры, 2001.

2. Дударева А.Я. Ассоциативный эксперимент как метод определения сходства товарных знаков до степени смешения [Электронный ресурс]. URL:

http://lingvomarketology.narod.ru/index/0-8 3. Залевская А.А. Ассоциативный тезаурус английского языка и возможности его использования в психолингвистических исследованиях // Психолингвистические исследования в области лексики и фонетики. Калинин, 1983. С. 26-41.

4. Караулов Ю.Н. Русский ассоциативный словарь. М., 2002. В 2 т.

5. Лобанова Л.П. Концепция языковой картины мира и ее истоки в трудах Вильгельма фон Гумбольдта. М.: АПК и ППРО, 2013.

6. Лосев А.Ф. Введение в общую теорию языковых моделей. М.: УРСС, 2004.

7. Соколова Т. В. Ассоциативный тезаурус ребенка 3-6 лет: науч. докл. д-ра филолог. наук. Астрахань, 1998.

8. Тарасов Е.Ф. Языковое сознание // Вопросы психолингвистики. 2004. № 2. С. 34-47.

9. Уфимцева Н.В. Этнический характер, образ себя и языковое сознание русских // Языковое сознание: формирование и функционирование. М., 1998. С. 135-170.

10. Уфимцева Н.В. Культура и проблема заимствования // Встречи этнических культур в зеркале языка. М.: Наука, 2002. С. 152-170.

11. Фрумкина Р.М. Психолингвистические методы изучения семантики // Психолингвистические проблемы семантики / отв. ред. А.А. Леонтьев, А.М. Шахнарович. М.: Наука, 1983. С. 46-96.

УДК 159.9.37

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ФАСИЛИТАЦИЯ КАК СРЕДСТВО АКТИВИЗАЦИИ УЧЕБНОЙ РАБОТЫ СТУДЕНТОВ ПРИ ОБУЧЕНИИ ИНОСТРАННЫМ ЯЗЫКАМ

л _ о

© Т.В. Фаркова1, Ю.Л. Барановская2

Иркутский государственный технический университет, 664074, Россия, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 83.

Раскрыто явление фасилитации в процессе обучения студентов иностранному языку. Даны определения социальной и педагогической фасилитации, описано их использование в образовательном процессе. Также приведена характеристика фасилитирующей атмосферы, определена роль преподавателя, его основные задачи. Установлено, что использование феномена фасилитации позволяет значительно активизировать учебную работу студентов при обучении иностранным языкам. Библиогр. 7 назв.

Ключевые слова: фасилитация; продуктивность; профессиональное образование; активизация; роль преподавателя.

FACILITATION AS A MEANS OF STUDENT'S ACTIVITY INTENSIFICATION IN TEACHING FOREIGN LANGUAGES T.V. Farkova, Y.L. Baranovskaya

Irkutsk State Technical University, 83 Lermontov St., Irkutsk, 664074, Russia

The article treats the phenomenon of facilitation in teaching students foreign languages. Having defined social and pedagogical facilitation, the authors describe their use in educational process, provide the characteristics of facilitating atmosphere, determine the teacher's role and his main tasks. It is found that the use of facilitation can significantly intensify students' training activities when learning foreign languages. 7 sources.

Key words: facilitation; productivity; professional education; intensification; teacher's role.

Сотрудничество профессиональных сообществ на фоне мировых глобализационных процессов поднимает вопрос о социальном, деловом, коммуникативном взаимодействии представителей различных стран. Известно, что лучший способ найти взаимопонимание лежит в рамках личных контактов, что предполагает практическое владение иностранными языками. Таким образом, возникает новый социальный заказ на специалиста XXI века со знанием иностранных языков.

Руководящим принципом современного процесса обучения иностранному языку при подготовке конкурентоспособных, высококвалифицированных специалистов как гуманитарного, так и инженерного профиля

является активное использование языка в целях общения, устного и письменного обмена знаниями, информацией, суждениями. Обучение на этапе вузовской подготовки должно быть ориентировано на развитие определенных коммуникативных умений, позволяющих использовать иностранный язык в профессиональной сфере деятельности. При этом приходится констатировать, что у подавляющего большинства студентов даже при наличии удовлетворительных языковых знаний совершенно отсутствуют речевые умения. Следовательно, крайне важно дать студентам возможность приобретать положительный коммуникативный опыт.

Подготовка будущих специалистов к профессио-

1Фаркова Татьяна Валериановна, старший преподаватель кафедры иностранных языков № 2, тел.: 89025613177, e-mail: 418376@mail.ru

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Farkova Tatyana, Senior Lecturer of the Department of Foreign Languages no. 2, tel.: 89025613177, e-mail: 418376@mail.ru

2Барановская Юлия Леонидовна, старший преподаватель кафедры иностранных языков № 2, тел.: 731713, e-mail: olegodessa423@yandex.ru

Baranovskaya Yulia, Senior Lecturer of the Department of Foreign Languages no. 2, tel.: 731713, e-mail: olegodessa423@yandex.ru